Коларский хребет

Каларский хребет расположен на севере Читинской области, на правобережье реки Калар. Он простирается от р. Витим на западе до р. Олекма на востоке, это примерно 400 км в длину и около 50 км в ширину. Многие вершины хребта превышают высоту 2200 м над уровнем моря.

Между озёрами Большое Леприндо и Леприндокан есть дорога, но проехать эти 6 км можно только на вездеходе. Зато идти замечательно, и 1 августа, преодолев эту перемычку, мы спустили лодку в озеро Леприндокан. Когда мы запихали в лодку снаряжение, продукты и погрузились сами, радость наша поубавилась: судно едва возвышалось над водой. О сплаве, тем более по порогам, не могло быть и речи. В начале лета, отправляясь в одиночку на сплав по Калару, я взял маленькую лодку на одного, а теперь нас было двое.

Очень осторожно, чтобы не черпать бортами, мы перегребли озеро и остановились возле истока Конды. Здесь уже стояла палатка, в которой жили трое ребят из Новосибирска. Пообщавшись с ними, мы расположились недалеко на поляне, окружённой молодым березняком. В пути нас, конечно же, застиг дождь, но радуга, перекинувшаяся через озеро, была великолепна. Место для стоянки оказалось весьма удобным, и мы задержались на один день, чтобы разобрать и упаковать продукты, напечь лепёшек и подготовиться к дальнейшему пути.

Решили, что по спокойным местам поплывём вместе, а на быстринах и тем более на порогах я буду высаживать жену, и она пойдёт по берегу. Главное – потом найти её в этих непролазных дебрях. Мы собирались спуститься до устья реки Эймнах и подняться по ней, сколько удастся, ведя лодку бечевой вдоль берега. По Конде до устья Эймнаха около 30 км, не считая изгибов реки.

И вот 3 августа на перегруженной до невозможности лодке мы отправились в путь. Весь день ломились через дебри, тащили лодку по мелководью разлившейся по протокам реки Конды, переносили по берегу мимо бесконечных завалов. В одном месте при попытке сплавляться сильно ободрали дно лодки. Мы с благодарностью вспоминали дожди, прошедшие перед началом сплава и повысившие уровень воды в реке. Не будь их, она превратилась бы в маленький ручеёк, текущий

между камней. Только поздно вечером нам удалось отыскать небольшой сухой пятачок для стоянки среди огромной мокрой поймы, заваленной буреломом.

Зато на следующий день больше плыли, чем тащили! Однако к вечеру, пройдя сплавом несколько меандров реки с глубокой, спокойной водой, мы подошли к порогу. Знакомый рыбак говорил мне ещё в позапрошлом году, что он обычно в этом месте переносит свою надувнушку по берегу, поскольку она не проходит между камнями в реке. Действительно, порог представлял собой огромные окатанные валуны, между которыми бурлила вода. Мысленно представив себе, как расплывается наше барахло в этом хаосе камней при перевороте, мы благоразумно решили порог обнести.

Запрятав лодку и продуктовые мешки, взвалив на плечи только рюкзаки со снаряжением, двинулись по тропе вдоль берега. Дело было к вечеру, мы собирались поставить лагерь ниже порога и вернуться за продуктами. Но не оценили его длину! Начинало темнеть, а мы всё шли по тропе, сопровождаемые грохотом порога, которому, казалось, не будет конца. Наконец, почти в темноте, остановились в устье ручья Удякит (правый приток Конды) среди больших замшелых валунов, с трудом втиснув палатку на маленький ровный пятачок. О возвращении за продуктами сегодня нечего было и мечтать.

Только я успел подумать, что ужин – и, соответственно, завтрак – отменяются, как Нинушка извлекла из своего рюкзака пару лепёшек и кусочек сала, а чай и сахар у нас обычно лежат в котелках. Как хорошо иметь такую предусмотрительную подругу! Утром при ясном солнце место лагеря показалось нам весьма уютным, и мы решили задержаться тут на пару дней. Сходили за продуктами и лодкой, безуспешно попытались поймать рыбу, осмотрели окрестности и, наконец, занялись хозяйственными делами. Баня, стирка и выпечка лепёшек заняли ещё день. Большое количество мошки несколько омрачало единение с природой. 7 августа ниже порогов начали попадаться ленки и хариусы.

С удовольствием отдали предпочтение рыбному меню. Наконец-то 8 августа достигли устья Эймнаха. После дождей река превратилась в ревущий поток. С трудом поднявшись на пару километров вверх, остановились на сухой террасе в сосновом бору. На следующий день, прогулявшись вверх вдоль реки, я понял, что подняться с лодкой по этим бурунам будет сложно. Решили на этом замечательном месте устроить базовый лагерь, спрятать лодку, часть продуктов, лишнее барахло и отправиться вверх по Эймнаху пешком, взяв провиант на две недели. 10 августа, окинув прощальным взглядом нашу уютную террасу, двинулись в путь. Подъём до ручья Инаричи занял три дня и прошёл без особых приключений.

Только однажды моя спутница умудрилась потеряться в тайге. Как обычно, она шла сзади. Я регулярно оглядывался, зная её особенность внезапно исчезать. Так и произошло: оглядываюсь – тропа пуста. Немного подождав, снимаю рюкзак и иду обратно по тропе (орать в тайге я не люблю). Подруга моя как сквозь землю провалилась. Прогнав дурацкие мысли о несчастных случаях и провалах в параллельные миры, я приступил к поискам. Пробежав несколько приличных кругов по расширяющейся спирали, я замер, взгромоздившись на пень. Очень далеко впереди уловил слабый свист, и проблема была решена. Как позже выяснилось, на тропе оказалась едва заметная развилка.

Пойдя другой тропой и потеряв меня из виду, жена решила, что я её бросил и ушёл вперёд. Надо же до такого додуматься! Когда нелепость ситуации стала ей очевидна, она была уже далеко впереди, а кругом стеной стояла тайга, мужа не было. Надо отметить, что долина Эймнаха довольно широкая и вся поросла дремучим лесом, поэтому найти в ней человека, что иголку в стоге сена. К вечеру 12 августа мы устроились на маленькой ровной терраске ручья Инаричи немного выше его устья. В Эймнахе и даже в небольшом ручье Инаричи много хариуса, что заметно разнообразило наше меню, но зато сильно замедляло движение.

Возле каждой приличной ямы за перекатом мы останавливались, снимали рюкзаки, ловили несколько рыбёшек, потом купались и, обсохнув, двигались дальше. И потому за три дня прошли не более 35 км. Красивые виды, удобная стоянка и обильная рыбная диета задержали нас в лагере у устья Инаричи на 4 дня. Мы прогулялись по окрестностям, осмотрели каньон ручья с небольшим водопадом, я сходил в гости к туристам, собиравшим свои катамараны для сплава по Эймнаху в устье нашего ручья. Так незаметно и пролетело время. Наиболее интересные минеральные источники расположены выше по Эймнаху в двух левых притоках, напротив устья реки Чулбачи.

В нижнем из них есть даже подобие гейзера скромных размеров. Минеральная вода бъёт струйкой высотой в полметра из небольшого конуса, вода похожа на нарзан, её температура около 20°С. Источники расположены на дне глубокого ущелья, в большую воду оно непроходимо, да и сами источники оказываются под водой. Источник в верхнем притоке менее интересен, но легче достижим, туда от долины Эймнаха ведёт звериная тропа, звери ходят пить лечебную воду. 17 августа мы поднялись в горную долину второго левого притока Инаричи. 10 км пути, 700 м подъёма, лазание по каньону и крупному курумнику – и всё с тяжёлыми рюкзаками – здорово нас утомили.

С большим удовольствием расположились в этой совершенно плоской горной долине на границе леса. Удивительный ровный оазис среди нагромождения гор. Только устроились, как всё закрыло тучами и полило. Сразу резко похолодало. Хорошо, успели выбраться из каньона: там совершенно негде укрыться от непогоды и нет дров. Непогода подтолкнула меня заняться их заготовкой. Я всегда беру с собой обычную ножовку, так что удалось быстро спилить здоровенную сухую ель и превратить её в чурбачки для печки. Надо сказать, что печка в такую погоду в горах – это вторая мать.

Все три дня нашего пребывания в этой долине с небольшими перерывами шли дожди, температура не поднималась выше 5°С днём, и я в который раз убедился в пользе печки. В палатке тепло, Нинушка жарит на печке грибы, уже закипел котелок с чаем, а непогода на улице как бы сама по себе и нас не касается. Последнее время с рыбы мы перешли на маслят, которых в этой долине видимо-невидимо. В перерывах между дождями мы всё же поднялись на вершину южного борта нашей долины. К сожалению, предполагаемые потухшие вулканы находятся за глубоким ущельем, и лезть туда в плохую погоду мы не решились. И правильно: только спустились – всё закрыло плотной облачностью, видимость упала почти до нуля.

Пережидая непогоду, занялись ревизией продуктов. Обычно мы не делаем раскладок, а едим, сколько хочется, и сейчас, перетряхнув запасы, пришли к выводу, что их осталось дня на три. Хорошо, в долине много грибов, три дня мы питаемся в основном маслятами, из-за них почти закончилось подсолнечное масло, предназначенное для лепёшек. 21 августа прохладно (4°С), зато светит солнце и видно давно забытое синее небо. Перевалили в реку Сыни. Путь туда проходит через тундровые перевалы, мимо озера, расположенного в кратере потухшего вулкана. Из-за отсутствия леса обзор вокруг замечательный, особенно в солнечную погоду, но при дожде и ветре тут будет очень неприятно.

По пути осмотрели в верховьях Сыни ещё один минеральный источник. На следующий день переправились вброд через реку Хангура, левый приток Сыни. Переходить её пришлось по пояс в бурной ледяной воде, поскольку высоты сапог-болотников не хватило. В месте слияния Сыни и Хангуры два красивых водопада. Сушимся и обедаем с видом на водопад, всё радует глаз, да и погода замечательная. 23 августа, после целого дня непролазных дебрей, добрались почти в полной темноте до базового лагеря на реке Эймнах. Продукты, лодка и прочее барахло, заботливо подвешенные нами высоко на дереве, были в целости и сохранности. Устраиваемся, как будто вернулись домой.

Ведь здесь уже оборудовано кострище, готовы палки для палатки, лежат камни под печку, сохранился накрытый плёнкой запас сухих дров. В общем, дом родной. Три дня яркого солнца, и забыто холодное высокогорье, опять загорание, рыбалка, изобилие продуктов. Нинушка, пользуясь тёплой погодой, перестирала оба комплекта одежды, и мы ходим голые, ждём, когда хоть что-то высохнет. Пока путешествовали, на старой стоянке оленеводов нашли совершенно размокшую книгу «География Каларского района», теперь её сушим и изучаем. Отдохнув таким образом на этом замечательном месте, залабазив опять лодку и остатки продуктов, перебрались на горячий источник Пурелаг. К нему от реки Эймнах ведёт вездеходный след.

Он размок от дождей и идти по нему плохо, но рядом с ним идти ещё хуже. Спутница моя терпеть не может мари, по которым, собственно, и идёт след, у неё природная аллергия на болота, когда она их видит, то непроизвольно злится. И тогда негативное излучение у неё так сильно, что чувствуется метров за сто, даже при полном её молчании. Несмотря на это, за два часа добираемся до места у горячего ручья, где останавливались прошлый раз. Ставим палатку среди сосен на берегу, температура воды около лагеря 27°С. К сожалению, она сильно минерализована и для питья не годится, за питьевой водой приходится ходить к соседнему ручью метров за 300. Почти столько же от лагеря до самого источника.

Он обустроен деревянным срубом глубиной около 70 см. Вода прозрачная, без запаха, её температура 39°С. Два дня ходили к источнику по несколько раз за день. По утрам вне палатки было около 0°С, и купание в горячей воде посреди тайги оставляло незабываемое впечатление. Бескрайняя марь, окружающая горячий ручей, сплошь покрыта голубикой, особенно крупная растёт почему-то вдоль вездеходного следа. Вдоволь накупавшись в горячем источнике, возвращаемся в лагерь и очень вовремя. Следующие два дня льёт непрерывно, вода в Эймнахе поднимается, и даже возле лагеря на плёсе появляются крупные буруны.

Остаётся дожидаться хорошей погоды, когда вода войдёт в обычное русло и можно будет сплавляться вниз по Конде. Если обойдётся без приключений, доберёмся до моста дня за два. Расстояние прикинуть довольно сложно изза огромного количества петель на реке; приблизительно через 60 км мы должны будем выйти к ж.-д. мосту. 1 сентября погода налаживается, появляется долгожданное солнце, уровень воды в реке падает, и мы снимаемся с якоря. Хотя продукты почти съели, лодка всё равно сильно перегружена. На каждом пороге и перекате, которых довольно много, мы черпаем воду. А если с разгона врезаемся в стоячий вал, он почти весь попадает внутрь.

Нинушка сидит впереди и держит носовой фартук так, чтобы не вся вода попадала в лодку, я же на вёслах пытаюсь увернуться от валунов, торчащих повсюду. Ниже впадения ручья Пурелаг пороги прекращаются и начинаются петли (меанды), много поваленного леса, но сплошных завалов нет, переносить лодку не приходится. По берегам пойма, вся заваленная буреломом и занесённая песком после высокого паводка. Только поздно вечером с трудом находим место для стоянки среди огромных поваленных стволов. Попавшийся на обед крупный ленок поднимает нам настроение. На второй день после обеда подходим к нижним порогам.

Этим препятствием меня давно пугали рыбаки: мол, сколько людей тут утонуло, и не думай даже, и не суйся, ну только, если в малую воду,и то опасно. Действительно, в этом месте Конда прорезает Южно-Муйский хребет и вырывается на просторы Муйско-Куандинской впадины. Пороги с перерывами тянутся почти на 6 км, при этом река теряет всего 40 м высоты. Все 6 км она сильно петляет, и это очень осложняет сплав. На всякий случай, чтобы не утопить любимую жену, перед самыми порогами я высадил её на берег.

И мы – она пешком, а я на пустой лодке с одним снаряжением – легко спустились до последнего участка, где скалы сжали реку с обеих сторон и берегом уже было не пройти. С трудом заглянув за поворот, я увидел впереди широкий спокойный плёс и равнину за ним. Невидимым оставался лишь небольшой участок. Легкомысленно решив, что там ничего страшного быть не должно, я посадил Нинушку в лодку, и мы пустились навстречу неизвестности. Как выяснилось, львиная доля перепада высот приходилась именно на это место, русло реки на протяжении почти ста метров представляло собой не очень крутую лестницу, по ступенькам которой нёсся поток воды.

По обоим берегам скалы, если что – не вылезешь. На наше счастье, здесь не оказалось действительно серьёзного порога, но, когда мы причалили к песчаному пляжу внизу, лодка была полна воды. Заночевали на первом повороте после порогов в сосновом бору. 3 сентября к обеду добрались до ж.-д. моста и на машине уехали на станцию Куанда. Отсюда рабочим поездом вернулись в Новую Чару. До Москвы оставались ещё 4,5 дня поездом.

Статья опубликована в газете «Вольный ветер», на нашем сайте публикуется с разрешения редакции. Сайт газеты http://veter.turizm.ru/ 

Читинская область, Забайкалье. Вид на хребет Кодар с южного берега озера Большое Леприндо

Забайкалье. Минеральный источник в левом притоке реки Эймнах

Бабочки. Бабочеки у озера Леприндокан

Читинская область. Подъём на перевал к реке Сыни

Читинская область, Забайкалье. Водопад на реке Сыни в устье реки Хангура

Забайкалье, Читинская область. Озеро Большое Леприндо

Назад в раздел

Недельный тур в Адыгее

Проживание на турбазе. Однодневные пешие походы и автобусные экскурсии в сочетании с ком фортом (трекинг) в горном курорте Хаджох на Юге России. Туристы проживают на турбазе и посещают памятники природы: Водопады Руфабго, Аминовское ущелье, Мешоко, Лаго-Наки, Азишскую пещеру, Каньон реки Белой, Дольмен и другие красивые места.

Легендарная Тридцатка, маршрут

Через горы к морю с легким рюкзаком. Маршрут проходит через знаменитый Фишт – это один из самых грандиозных и значимых памятников природы России, самые близкие к Москве высокие горы. Туристы налегке проходят все ландшафтные и климатические зоны страны от предгорий до субтропиков, все ночёвки в стационарных приютах.

В край Крымских гор

Недельный тур с проживанием в гостинице у самой красивой горы Крыма - Южной Демерджи. Треккинги, авто-пешеходные экскурсии с осмотром красивейших мест горного Крыма, Долины приведений, каменного хаоса, водопадов, каменных грибов с посещением пещеры МАН и оборудованной Красной пещеры.

Задайте вопрос...
Напишите Ваш вопрос. Наши специалисты обязательно Вам ответят!