Интересное

Космическая погода


Известный прогресс в междисциплинарной области исследований влияния солнечной активности — космической погоды — на общественную жизнь обусловлен значительными успехами в реконструкции динамики солнечной активности в далеком прошлом и построением рядов индексов социальных процессов. В представленной статье дан краткий обзор публикаций, посвященных данной проблематике, а также показано, что:

самый масштабный в мировой истории всплеск духовной активности в 5 в. до н. э., произошедший в Древней Греции, Индии и Китае синхронно, с рассогласованием, не превышающим столетия, пришелся на экстремальные изменения солнечной активности, в частности Большой минимум около 365 г. до н.э., другие подобные эпизоды сопровождались значительными изменениями творческой продуктивности в глобальном масштабе.

В различных социальных индексах надежно обнаружен 11-летний цикл солнечной активности и другие космофизические периоды. Психотропный физический агент, влияющий на психику и поведение, может быть отождествлен с вариациями фона сверхдлинных радиоволн, чьи параметры контролируются солнечной активностью. Данная гипотеза базируется на данных лабораторных биофизических экспериментов, проводимых в рамках разработки концепции «биологического действия микродоз» различных химических и физических факторов.

Фото оздоровительные и активные туры
Корреляционная связь социальных показателей с параметрами космической погоды не представляется странной или парадоксальной в наши дни, когда эффекты этой самой космической погоды надежно обнаружены для широкого круга биологических явлений, включая нейрофизиологические процессы и человеческую психику. В большинстве случаев подобную связь можно трактовать как индикацию (с помощью особых индексов соответствующих биологических явлений). Так, если магнитные бури влияют на протекание какого-нибудь психического заболевания, непременно должна быть обнаружена связь с индексами солнечной активности числа поступлений больных в психиатрические лечебницы.

Историк и астроном Д.О. Святский (1881 — 1940) и этнограф В.И. Анучин (1875—1940) независимо друг от друга и почти одновременно обратили внимание на то, что революции в Европе на протяжении более двух столетий фиксировались в годы максимумов 11-летних циклов солнечной активности. А.Л. Чижевский (1897—1964) для подтверждения этой закономерности выполнил масштабную историометрическую работу: «Физические факторы исторического процесса» (1924). Оказалось, что революции (как всякие другие психические эпидемии) во все времена и во всех местах случаются в годы максимума числа солнечных пятен. А.Л. Чижевский выдвинул предположение о существовании в среде обитания некоторого физического агента психотропного действия, контролируемого солнечной активностью. Из-за идеологических и цензурных ограничений это направление работ в последующие годы не получило развития. Только в последнее десятилетие ХХ в. приуроченность эпизодов нарушения социальной стабильности «снизу» к максимумам солнечной активности в глобальном масштабе была окончательно подтверждена (А.А. Путилов, С. Эртель). Одновременно различными авторами 11-летний цикл и другие космофизические периоды были найдены в целом ряде других социальных показателей: в статистике уголовной преступности и психических заболеваний (включая суицидальное поведение), частоте исследования военных конфликтов (индекс Уилера). Было отмечено совпадение максимумов солнечной активности (1928, 1937, 1947 гг.) с пароксизмами большого террора в СССР (Р.А. Симонов). Несколько раз была переоткрыта связь вариаций солнечной активности с творческой продуктивностью; наиболее впечатляющие результаты — близкое совпадение с фазой роста солнечной активности в 11-летнем цикле важнейших эпохальных открытий в теоретической физике — долгое время не могли быть опубликованы в СССР из-за цензурных ограничений (Г.М. Идлис). Важно, что в отдельных публикациях сообщалось о связи некоторых социальных показателей с другим космофизическим индексом — геомагнитной возмущенностью. Так, была открыта связь с космической погодой творческих достижений И.Е. Репина (Г.А. Лейкин, М.А. Немировская), совпадение с магнитными бурями зафиксированных случаев полтергейста, а с днями «геомагнитного штиля» — определенного типа спонтанных видений-галлюцинаций (М. Персинджер).

Долгое время «длинные волны Кондратьева» — регулярные вариации мировой экономической конъюнктуры с периодом 55 ± 5 лет — интересовали только экономистов. Спустя полвека стало понятным, что эти колебания присутствуют в культурологических показателях — таких, как частота следования открытий в физике, новации в технологии. Те же осцилляции были обнаружены в искусствометрических исследованиях — как смена важнейших стилевых признаков в архитектуре, изобразительным искусстве, музыке. Были высказаны предположения о возможной связи этих вариаций с попеременным доминированием в обществе «левополушарных» — «правополушарных» стратегий освоения действительности (В.М. Петров). Космофизический статус этого периода по сей день остается не вполне ясным: в спектре вариаций индекса солнечной активности «числа Вольфа» этот период несомненно присутствует, имеются признаки сопряженности изменений упомянутого показателя с экологическими индексами. Важным событием в рассматриваемой области исследований было открытие синхронизма в творческой активности в двух изолированных друг от друга культурных регионах — в Европе и Китае в XV—XVII вв. (С. Эртель).

Наиболее четкий пик в долговременных вариациях данного показателя точно совпал с особым эпизодом изменений солнечной активности — минимумом Маундера, когда числа Вольфа на протяжении длительного времени (1645—1710 гг.) имели аномально низкие значения. Представляется вполне правомерным предложение, согласно которому синхронность в социокультурной динамике могла бы быть обусловлена в данном случае соответствующими изменениями космической погоды. Обнаружение столь масштабного и яркого примера синхронных вариаций в общественных процессах наталкивает на мысль о возможности существования аналогичных феноменов в самом ходе мировой истории. Здесь уместно вспомнить о гипотетических «космических причинах» пассионарных «толчков» Л.Н. Гумилева. В полном объеме эта идея статистическими методами не проверялась, но было найдено, что вторжение в сопредельные области кочевников южно-азиатских степей совпадает с периодами засух в этом регионе, что, в свою очередь, связано с вариациями солнечной активности (Г.А. Гончаров).

Развитие обсуждаемых исследований на протяжении долгого времени сдерживалось отсутствием ясных теоретических представлений о возможных механизмах воздействия вариаций космической погоды на среду обитания и биосферу. К настоящему времени соответствующие модельные представления в общих чертах разработаны. Оказалось, что биологические системы очень чувствительны («сверхчувствительны») к вариациям параметров геофизических полей — таких, как электрическое поле атмосферы, фоновое электромагнитное поле низких частот (очень длинных радиоволн), инфразвук, интенсивность приземной ультрафиолетовой радиации. А эти поля эффективно контролируются солнечной активностью через известные процессы, протекающие в земных магнитосфере — ионосфере — озоносфере. Каждая солнечная вспышка сопровождается на поверхности земли возрастанием электрического поля и интенсивности радиоволн на низких частотах; уменьшение скорости солнечного ветра ведет к наступлению «геомагнитного штиля». Сложным образом зависят от солнечной активности и метеорологические процессы. Изложенные выше идеи существенным образом опираются на экспериментальные данные, полученные в последние десятилетия в биофизике в лабораторных условиях. В подобных опытах удалось во многих случаях непосредственно наблюдать биологическое действие упомянутых физических факторов при «сверхслабых» интенсивностях. Накопленный эмпирический материал позволяет предположительно отождествить психотропный агент А.Л. Чижевского с громадными изменениями в электромагнитных полях, происходящих при перепадах космической погоды. В этих изменениях представлен и весь спектр космических периодов. Поэтому присутствие таких космических периодов в экологических и социальных показателях получает непринужденное объяснение на основе универсального принципа синхронизации автоколебаний внешним вынуждающим сигналом (требуется специальное исследование, чтобы решить какой именно режим синхронизации устанавливается в данное время для данной конкретной системы). 

В последнее десятилетие интерес к различным аспектам влияния космической погоды заметно возрос. Новые результаты появились и по проблеме космических влияний на социальные процессы. Некоторые из них, думается, могут быть интересны довольно широкому кругу читателей. Представим краткий обзор этих исследований в контексте уже накопленных данных.

Прежде чем перейти к изложению конкретных результатов, важно отметить, по меньшей мере, два значимых события, происшедших в сопредельных областях исследований. Во-первых, получены впечатляющие достижения в реконструкции вариаций солнечной активности в далеком прошлом. В некотором приближении динамика активности древнего Солнца восстановлена сейчас до эпохи возникновения производящего хозяйства включительно. Анализ данных подобного типа позволил установить, что эпизоды длительных понижений солнечной активности типа Маундеровского минимума являются событиями не такими уж редкими. Существуют также эпохи аномально высокой солнечной активности. Опубликованы каталоги этих вариаций. Во-вторых, научное сообщество вступило ныне в эпоху математического моделирования исторических процессов — «теоретической истории». Такого рода исследования невозможны без построения тех или иных индексов социальных явлений для достаточно продолжительных интервалов времени. Но именно такая база данных как раз остро необходима для изучения эффектов вариаций космического климата.

Загадка «осевого времени». «Осевое время» — это уникальный по своим масштабам всплеск духовной активности (термин принадлежит К. Ясперсу). Выдающийся отечественный историк А.Н. Зайцев (не склонный в своих текстах к эмоционально окрашенным выражениям) говорит об этой эпохе (VI в. до н. э.) так: «Величайшее и удивительнейшее событие во всей истории человечества...». Загадка осевого времени состоит не только в причинах возникновения этого «взрыва» творческой энергии, но и в том, что явление протекало в один и тот же интервал времени в Древних Греции, Индии и Китае. Для историков формулировка «одновременно протекающие события» всегда тождественна выражению «приблизительно одновременно.». В работе был развит статистический подход, позволивший установить весьма высокую степень синхронизма в наступлении рассматриваемого события во всех трех упомянутых культурных регионах — с рассогласованием не более столетия. Это, конечно, полностью исключает классический вариант объяснения феномена через диффузию новаций и заимствование (проблема одновременного независимого появления изоморфных элементов — близких по типу «открытий» — требует специального анализа).

В однотипной по методике работе показано, что периодизация истории Древней Греции близко следует вариациям реконструированной солнечной активности. Но применительно к эпохе Осевого Времени результат только отчасти согласуются с изложенным выше: отмечается высокая степень синхронизма динамики между Средиземноморьем и Китаем; но, согласно, гении этой эпохи для обоих регионов чаще появляются близ минимума — 360 года.

Большие минимумы солнечной активности как фактор дискретности мировой истории. Из предыдущего изложения ясно, что было бы весьма интересно проверить, является ли закономерной связь социокультурной динамики с Большими минимумами. Анализ, выполненный в, позволяет на этот вопрос дать уверенный утвердительный ответ. Были использованы уже упоминавшийся каталог минимумов и индексы творческой продуктивности, построенные Ч. Мэрреем. Эти индексы представляют собой рейтинги творческих личностей и датированные каталоги важнейших открытий (изобретений) во всех основных сферах духовной активности. Данные охватывают все культурные регионы и интервал времени от осевого времени до 1950 г. Чтобы включить в рассмотрение все минимумы, можно было опираться, очевидно, только на историю математики и философии. Рис. 3А иллюстрирует, как была определена средняя продолжительность минимумов (70 лет). Среднее значение показателя в пределах этого интервала сравнивается с аналогичными по продолжительности интервалами слева и справа («фон»). Ход суммарных за 10 лет рангов математиков и философов, показан на рис. 3Б для минимума Маундера. Как видно, для эпохи минимума индекс возрастает в среднем в 1,6 раза. Различные варианты проверки этого эффекта однозначно указывают на его реальность. Если использовать тот же индекс для естественных наук, получается пик близ 1665 г. — точно такой, какой был в свое время получен С. Эртелем.

В данном случае появление фундаментальной новации обычно связывается не с возникновением рациональной идеи, а с действием «вынуждающей причины» — климатических изменений. Такое истолкование табл. 2 не кажется привлекательным, хотя наступление минимума почти всегда сопровождается похолоданием на средних широтах. Это последнее обстоятельство не обусловлено понижением светимости Солнца, но сложным воздействием на тропосферную циркуляцию. Поэтому для разных регионов климатические изменения не одинаковы. Глобальные изменения экологических параметров связаны в эти эпохи в основном со значительным снижением интенсивности солнечного ветра, соответственно — с многолетним «штилем» в геомагнитных возмущениях, глубокими изменениями в спектре электромагнитного фона.

В.В. Казютинский подвел итог своего анализа творчества А.Л. Чижевского в таких словах: «.вопреки распространенному равнодушию, концепция Чижевского — одно из наиболее ценностно значимых достижений научной мысли XX века». Изложенное в предыдущих разделах подтверждает этот вывод. Думается, дальнейшее развитие обсуждаемых исследований чревато интересными открытиями, в том числе — общенаучного значения. Но и отмеченное равнодушие по сей день хорошо заметно. Результаты А.Л. Чижевского вообще очень медленно и трудно входят в научный обиход, а исследования по теме, название которой вынесено в заголовок статьи, почти не привлекают внимания научного сообщества. Малочисленный отряд отечественных энтузиастов, следующих традициям «русского космизма», редко получает поддержку из-за рубежа, следовательно — и поддержку отечественных фондов (где нередко встречаются деятели, полагающие, что все умное написано по-английски.). Но существуют и объективные, притом — весьма серьезные, причины сложившегося положения. Обсуждаемая проблематика не просто располагается на междисциплинарной границе, но на границе особенно трудно и редко пересекаемой, разделяющей науки о Природе и Человеке. А это — те самые «две культуры», о которой писал в свое время Ч. Сноу. Сейчас понятно, что здесь проходит фундаментальное разграничение между двумя стратегиями освоения реальности — аналитической (левое полушарие) и образно-синтетической. Изоляция исследователей, интересующихся данной проблемой, но принадлежащих к разным «лагерям», здесь практически полная. Со стороны представителей гуманитарной сферы не было зафиксировано откликов на соответствующие статьи, опубликованные в междисциплинарных и научно-популярных журналах.

В монографии «Волны и циклы социального развития» встречаем такое место: «.в истории западноевропейской культуры можно выделить следующие большие циклы. Первый цикл с «повышательной волной» в период VIII в. — первой половины IX в. (высшая точка — конец VIII в. — начало IX в.) и «понижательной волной» в период второй половины IX в. первой половины XI в.». Речь, видимо, идет о максимуме социокультурной динамики. Как видно, у историков для описания колебательных явлений имеется даже своя особая терминология — как будто вообще не существует теории колебаний (элементарные основы которой представлены в школьном курсе физики...). Еще один удивительный пример: самая первая в отечественной литературе попытка выразить социальную ритмику в цифрах и связать ее с космической ритмикой, предпринятая В. Хлебниковым («Доски Судьбы», 1922 г.), даже некоторыми современными комментаторами его творчества рассматривается как принадлежащая, скорее, к психопатологии, хотя на самом деле его идеи созвучны духу этого обзора. Просто они изложены в непривычной форме и опередили свое время.

Разделение между «двумя культурами» связано, очевидно, не только с «асимметрией познавательных механизмов». Различаются также базовые идеи. Для обсуждаемой проблемы важно, что представители гуманитарной сферы не сомневаются в полной автономности человеческой психики, в том числе — от каких-либо внешних экологических влияний. Но явное вмешательство космической погоды в общественную жизнь, в процессы творчества, противоречат постулату о «свободе воли» самым кардинальным образом. Вопрос этот редко обсуждается. Вполне вероятно, что в скрытом виде отмеченное противоречие — одна из основных причин, сдерживающих развитие рассматриваемых исследований. Это ясно понимал молодой А.Л. Чижевский. В тексте упоминавшихся во Введении «Физических факторов исторического процесса» следует обратить внимание на такое место: «Вера в метафизический догмат о свободе воли являлась одною из главных причин, тормозящих объективное исследование истории».

Основные итоги представленного обзора работ первого десятилетия XXI века по проблеме «космические погода-климат — социальные процессы» могут быть кратко сформулированы в виде следующих тезисов:

обнаружен синхронизм социокультурной динамики для эпохи «осевого времени» (VI—V вв. до н.э.): базовые даты культурной революции древних Греции, Индии и Китая совпадают с рассогласованием не более столетия;

в периоды Больших минимумов солнечной активности (типа Маундеровского) имеет место стимуляция появления рациональных идей в глобальном масштабе;

в эпохи Больших максимумов солнечной активности в творческой продуктивности обнаруживается характерные вариации, отличающиеся для разных видов творчества;

найден случай синхронного изменения творческой продуктивности в Старом и Новом Свете, совпадающий с долговременным возрастанием уровня солнечной активности около 755 г.;

обнаружена корреляционная связь между долговременными вариациями солнечной активности и интенсивностью процессов миграции;

подтверждается присутствие 11-летней солнечной цикличности в различных индексах, в частности, в творческой продуктивности найдено различие для четных — нечетных циклов.

для рождаемости выдающихся людей обнаружен околодвухлетний космический цикл, параметры которого моделируются долговременными ритмами;

в динамике глобальной террористической активности найдены почти все периоды спектра космофизических ритмов;

подтверждается электромагнитная природа психотропного агента, влияющего в среде обитания на психику постоянного и в глобальном масштабе; этот же агент оказывает влияние на эмбриональное развитие, что приводит к появлению особого универсального источника ненаследственной изменчивости;

хотя в исследованиях по данной проблематике за последнее десятилетие достигнуты определенные успехи, быстрого прогресса в этой области едва ли следует ожидать из-за глубокой междисциплинарной разобщенности исследователей.

По материалам статьи Владимирского Б.М.

Назад в раздел

Новый год и Рождество

Праздничные и активные туры на Новый год и Рождество по России. Средняя полоса, Карелия, С.Петербург, Север, Юг России, Урал, Алтай, Байкал, Камчатка, Дальний Восток, Сахалин, Курильские острова и другие районы России.

Экскурсии по Москве

Пешие, автобусные экскурсии на автомобиле по Москве. Во время экскурсии по Москве Вы сможете познакомиться с самыми интересными уголками города, сможете сделать красивые фотографии и услышать подробный рассказ о достопримечательностях от опытного гида. Вы сможете увидеть Красную площадь, ГУМ, Храм Христа Спасителя и многое другое.

Легендарная Тридцатка, маршрут

Через горы к морю с легким рюкзаком. Маршрут 30 проходит через знаменитый Фишт – это один из самых грандиозных и значимых памятников природы России, самые близкие к Москве высокие горы. Туристы налегке проходят все ландшафтные и климатические зоны страны от предгорий до субтропиков, все ночёвки в стационарных приютах.

Задайте вопрос...
Напишите Ваш вопрос. Наши специалисты обязательно Вам ответят!