Большой Саян хребет

Группа туристов совершила пеший поход по отрогам хребта Большой Саян (территория Бурятии и Тувы). За 17 ходовых дней пройдено 220 км по маршруту: летник Хутел – р. Сенца – р. Даргыл – безымянный пер. (н/к) – р. Хэлгин – пик Топографов (1Б к.т., 3089 м и 3015 м) – пер. Хэл-гин (н/к) – р. Аржан-Хем – р. Тарына – пер. Пенсне (н/к) – хр. Тарына – пер. Ангарский (1Б, 2196 м) – р. Улуг-Узю – правый приток р. Улуг-Узю – подъём из юж. цирка на пик Ханчар (1Б, 2794 м) – р. Улуг-Узю – безымянный пер. (н/к) – руч. Пиковый – р. Ак-Оюкч-Хем – р. Ходештыг-Хем – пер. Озёрный (н/к) – р. Урда-Шан – оз. Хара-Нур – вулкан Перетол

«Лучше гор могут быть только горы, на которых ещё не бывал...» Эти замечательные слова Владимира Высоцкого – своеобразный призыв к прохождению новых неизведанных маршрутов. И вот в преддверии очередного летнего отпуска, перебирая топокарты по Восточному Саяну, мы обнаружили компактный горный массив во главе с пиком Ханчар, на котором, как поётся в песне, никто из нас ещё не бывал. Так родился этот маршрут. 

Мы – это команда горных туристов: Альбина Кузнецова, Марина Суздальницкая, Алексей Редькин, Александр Логутко, Егор Полтавченко и Виктор Торженсмех (рук. похода). – Ханчар? А где это? – пожимали плечами знакомые туристы. Тем интереснее оказалась предпоходная подготовка, сбор материалов о пике, расположенном недалеко от популярных маршрутов. Собственно, нашли только упоминания о вершине и её ледниках, да ещё с десяток фотографий массива. 

Большой Саян

(Забегая вперёд, скажу, что только на одном фото 1967 г. пик был указан правильно). Так что интрига сохранялась до самого восхождения. Нам очень помогли спутниковые снимки из Интернет-портала «Googl планета Земля» (www.earth.googl.com). Благодаря им удалось наметить вариант подъёма на Ханчар из южного цирка. Дорога Стартуем из Иркутска на зафрахтованном нами полноприводном микроавтобусе «Соболь», один вид широкопрофильной внедорожной резины которого внушает уважение.

 Путь лежит через Тункинскую долину к истокам Иркута и далее через перевал в долину Оки. Несмотря на грозный вид нашей машины и отличную федеральную трассу, одно из колес чуть не отлетело на ходу, хорошо, что скорость была невысокой и шофёр сумел затормозить. Еле-еле дотянули до Кырена – центра Тункинского р-на Бурятии. В посёлке оказалось немало людей, небезразличных к чужим бедам, и на местной пилораме удалось нарезать резьбу на обломке торсиона и закрепить колесо. 

Местная пилорама – единственное место на трассе через долину, где можно произвести серьёзный ремонт. В Кырене же зарегистрировали поход у спасателей. Расстояние от Слюдянки до посёлка Монды, где находится погранзастава, 205 км по относительно хорошей асфальтированной трассе. Отметились у пограничников (необходим паспорт). Остаток пути (196 км) до пос. Орлик проехали без заминок по хорошей грунтовой дороге. 

Орлик в недавнем прошлом – воздушные ворота Окинского р-на Бурятии. Ныне – только автомобильные. Тут начинаются многие маршруты по Восточному Саяну. В Орлике заправляемся (с недавних пор тут есть вполне приличная АЗС) и через 50 км уже не столь хорошей дороги (скорее для машин типа «Нива») прибываем в сумерках к летнику Хутел. Летник (сезонное жильё скотоводов) расположен в долине реки Сенцы перед болотом. Далее дорога, если её можно так назвать, пригодна лишь для автомобилей «Урал». 

Она идёт до перевала Чойган-Дабан, где и заканчивается. «Урала» у нас нет, и мы, взвалив рюкзаки на плечи, уходим вверх по долине. Два пика под одним именем После двух сложных переправ через истоки Сенцы (начало лета в этом году тут очень дождливое) следующий брод – через реку Даргыл – оказывается ниже колена. Конная тропа по Даргылу проходит левым бортом, высоко поднимаясь на склон, обходя ущелье, затем спускается к руслу. 

Далее, переходя с берега на берег, она выводит к развилке двух главных истоков Даргыла. Здесь последний островок чахлых лиственниц, хватает и сушняка. Запасаем дрова и поднимаемся по левому истоку Нуртой-Сала на перевал, соединяющий бассейны Хэлгина и Даргыла. По ручью тропы нет, подъём с тяжёлым грузом непростой, да ещё дождик капает, но глаз радует череда горных озёр с прозрачной водой и ещё плавающими льдинами, поля небесного цвета водосборов, огненных жарков, лиловой примулы в обрамлении стрел ярко-зелёного лука. 

В верхней части скалистое ущелье ручья заполнено свисающими с соседних склонов языками снега, скрывающими истинный рельеф. Слежавшийся за зиму снег неплохо держит даже в дождь. Наконец непродолжительный взлёт выводит на широкую седловину с развалами курумника. Отсюда открывается суровый вид гор Чарм-Тайга. Грозный вид им придали низкие свинцовые облака, в рваных разрывах которых видны вершины. Прямо напротив нас возвышается массив пика Топографов с вершиной в форме трапеции. 

Будто гигантский пьедестал опоясан ледниками, и только самый верх горы ощетинился чернеющими скалами. С давних пор, с начала туристского освоения хребта Большой Саян, царит неразбериха по поводу определения вершины пика Топографов. Дело в том, что их в горном массиве, по крайней мере, две, если не три. Одни авторы (например, В.Рогальский) называют вершиной пика именно трапецию (3089 м), другие (В.Красник) – вершину высотой 3015,2 м (как более подходящую под понятие «пик»), располо женную в одном гребне с вершинойтрапецией. 

Даже на генш табовских картах разночтение. Так, на «километровке» издания 1981 г. пик Топографов – вершина с отм. 3015,2 м, а на «5-километровке» издания 1983 г., выполненной по материалам съёмок тех же лет, пик Топографов – узловая вершина-трапеция с отм. 3089,2 м. …«Холодно, нужно идти», – доносится Алин голос. Догоняю ребят, и мы живо спускаемся к истокам Хэлгина, где и ставим лагерь. Чем удобен этот перевал – так это тем, что пологий тундровый спуск в долину р. Хэлгин приводит непосредственно к хорошим сухим стоянкам у подножия морены, с которой удобно начинать восхождение на пик. 

К вечеру проглядывает солнышко, и вся горная местность уже не выглядит так сурово. С появлением солнца проявляются и зелёные островки полярной ивы – единственного нарушителя строгости камня и льда. Утро отличное, небо синее, и мы спешим к пику. Поднимаемся на конечную морену и по плотному пологому языку ледника подходим под взлёт. Здесь надеваем обвязки, «кошки» и идём наверх, под скалы, выбивая ступени. В качестве самостраховки используем ледорубы. 

Пояс «живых» скал осторожно проходим по «перилам». С нетерпением жду своей очереди оказаться наверху. Виктор уже на вершине, принимает народ. Лёша, Аля, Саша и я взбираемся на плоскую, почти горизонтальную вершину. Как с крыши мира взору открывается круговая панорама Саянских гор. Цепочки хребтов теряются в синеве. Как на ладони, пик Чойган, а на северо-западе впервые опознаём Ханчар, главную цель похода. 

Включаем на стилизованном триангуляторе два GPS-навигатора, высота по ним (с учётом погрешности измерения) совпадает с картой – 3089 м. Рядом со стелой стоит указатель с надписью «Пик Топографов 750 м», указывающий на соседнюю вершину! Ну чем не шутка? Погода на редкость отличная, и мы решаем сходить на следующую вершину, напоминающую наклонную башню и сложенную из громадных гранитогнейсовых «чемоданов», которая выглядит вполне «пешеходной». 

Сбрасываем высоту и выходим на крутой снежник, спадающий к седловине. Всё-таки одна верёвка пригодилась для подстраховки при спуске на гребень, соединяющий обе вершины. Далее простым лазаньем по громадным плитам (благо они сухие) выходим наверх. Тура нет, высота соответствует карте – 3015 м. Обзор уже не тот, и вершина-трапеция теперь выглядит нависающим над нами настоящим пиком! Вот она – улыбка природы! Зато сказать, что мы не поднялись на пик, уже нельзя. 

С него спускаемся в лучах заката. Связываемся и двойками осторожно возвращаемся вниз, к началу взлёта. Приходим в лагерь за полночь, освещая путь налобными фонарями. В Туву От истоков Хэлгина переваливаем хребет Большой Саян через пологий тундровый перевал. До свидания, Бурятия! Исток Аржан-Хема – это уже Тува. Кстати, до 1944 г. – суверенное государство. А.Кошурникова, А.Журавлёва, К.Стофато – героевизыскателей, экспедиция которых погибла на р. Казыр в 1942 г. – некоторые считали заблудившимися и ушедшими через границу в Туву. 

Что это означало во время войны, объяснять не надо. Каково тогда было их близким! Спускаемся вниз вдоль реки по снежникам, обходя озёра, ещё скованные льдом. Кажется, что он не растает вовсе, но это не так. Нижнее, самое большое и красивое озеро, уже оттаявшее, цвета бирюзы, напоминает Верхнее Шавлинское на Алтае. За бирюзовым озером, зажатым в узкой долине нагромождением курумника, крутой спуск по тропе выводит к знаменитым минеральным источникам Чойган. 

Ещё сверху источники чётко выделяются большим жёлтым пятном на фоне зелёной тайги. Жёлтое пятно – это многовековые известковые отложения. На источниках поправляют своё здоровье местные жители – тувинцы и буряты. Лечат тут различные заболевания. Есть грязи, радоновые горячие источники и холодный питьевой, по вкусу напоминающий нарзан. Об эффективности лечения говорит то, что тувинцы посещают источники ежегодно, добираясь дней 10 на лошадях по таёжным дебрям из далёкой Тоджинской котловины, чтобы подлечиться. 

«Вам лечение не поможет, – сказал нам пожилой таёжник, – у вас всё время ноги мокрые». Да нам бы не лечиться, а помыться! Одной днёвки хватило на баню, купание в радоновых ваннах и фотосессию. Аля и Марина даже наложили «боевой раскрас» на свои прекрасные лица в виде грязевой маски и поплескались в грязях. Я и Виктор сходили на разведку вниз по Аржан-Хему в поисках тропы, уходящей на Изиг-Суг (в переводе с тувинского – горячая вода), а заодно расспросили тувинцев о дальнейшем пути. 

Оказалось, что хорошая конная тропа идёт по правому берегу Аржан-Хема и только у впадения р. Тарына переходит на левый борт. Тем лучше для нас: меньше переходить разлившиеся и отнюдь не тёплые реки. Дальше наш путь к пику Ханчар лежит через озёрное плато и перевал Пенсне, условно названный так нами ещё дома за сходство двух тундровых озёр с очками, и неизвестный перевал в хребте Тарына. Под монотонно капающий дождь покидаем Чойган, забирая с собой частичку его тепла. 

На правом берегу Тарына находим звериную тропу. Она завалена вековыми кедровыми колодами, но всё же идти на подъём по ней легче, чем по бестропью. Левый берег круто, с прижимами, поросшими ольхой, обрывается к реке. Не доходя 700 м до слияния истоков Тарына, преодолеваем «в лоб» крутой травянистый склон правого борта долины и, закоченевшие от избытка влаги, выбираемся на ригель с редкими низкорослыми кедрами где-то под «пенсне». Есть место для лагеря. 

Горы закрыты плотной пеленой тумана, идёт дождь. Видимо, духи Чойгана обиделись на нас за малое пребывание на источниках. Лишь на следующие сутки подходим к хребту Тарына, минуя пологий перевал Пенсне с одноимённым большим двойным озером, стайками скользящих по водной глади уток, озёрами поменьше в истоках Узун-Узю. С юго-восточного отрога хребта, обращённого к озеру-«пенсне», наш неизвестный перевал, как на ладони: со стороны истока Узун-Узю совершенно пологий непродолжительный взлёт по среднеглыбовому курумнику упирается в скальный гребень, образующий протяжённую седловину. 

А в сторону р. Улуг-Узю – пояс круто обрывающихся, разрушенных скал, оканчивающихся снежником, выходящим на морену. С седловины открывается великолепный вид на массив Ханчар. Он совсем рядом, ощетинился неприступными стенами. Действительно, утёс – владыка (с тувинского). В массиве несколько вершин, разделённых скальными гребнями и «висячими» троговыми долинами с небольшими, в основном, долиннокаровыми ледниками. 

С перевала вершина едва просматривается. На седловине перевала тура не находим, складываем свой у места спуска и перевал называем «Ангарский» без претензий на первопрохождение. Высота перевала 2196 м, координаты: 52°40’9,1’’с.ш., 98°41’6,9’’ в.д. Одной спусковой верёвки вполне хватает, чтобы пройти разрушенную скальную стенку и выйти на крутой снежник. Ногами касаюсь снежника, встаю на самостраховку и утаптываю лохань для товарищей. За мной спускаются Саша, Аля и Алёша с Мариной.

 Виктор вверху, на станции, руководит спуском. Собираемся все внизу на морене, оставив за собой трёхтактную цепочку следов на снежнике. Длина спуска по снежнику 150–200 м, крутизна 35–45°. Перевал оцениваем в 1Б к.т. Под мореной – истоки безымянного ручья, впадающего в Улуг-Узю в 2 км выше по реке от притока, вытекающего из южного цирка пика Ханчар. Едва спускаемся с морены к истоку ручья, как на нас набрасываются тучи мошек. 

Марина первой не выдерживает их атаки и надевает накомарник. Вслед за ней все превращаются в пасечников. К 10 часам вечера, следуя вниз по ручью, выходим к месту впадения его в Улуг-Узю и ставим базовый лагерь на красивой поляне в обрамлении кряжистых кедров. На карте безымянный ручей не значится и отмечен только изгибом горизонталей. Терра инкогнито Александра оставляем охранять лагерь и отбиваться от медведей (он неважно себя чувствует), а сами впятером налегке идём в радиалку в южный цирк пика Ханчар, чтобы предпринять попытку восхождения на него c югозапада. 

Переходим вброд Улуг-Узю на правый берег (воды по колено) и обнаруживаем старую тропу, идущую по террасе среди дремучего кедрача. Она нас здорово выручила. Через час ходьбы вниз вдоль Улуг-Узю вышли к ручью, правый исток которого вытекает из южного цирка Ханчара. Здесь находим давнишнюю стоянку: сгнившие чурбаки, ржавый чайник, а самое главное – поваленную через ручей лиственницу с нанесёнными зарубками. 

Они, правда, за давностью лет затёрлись, но шероховатости на колоде остались. Переходим по бревну на правую сторону ручья и начинаем подъём вверх по непролазным зарослям кустарников. Вскоре открылся вид на вход в «висячий» цирк, обрывающийся в долину р. Улуг-Узю уступом с красивым водопадом. Вода, падая в громадный природный «миксер», тут же превращается в пенный коктейль. Карабкаемся по крутым травянистым полкам правого склона до входа в цирк. 

Левым берегом ручья не пройти, скалы подступают практически прямо к водопаду. Цирк необычен. Каскад небольших ледниковых озёр почти вплотную обступает высокие тёмные стены. Абсолютно голо, под ногами истёртая гранитная дресва (мелкий щебень), и только небольшие «бараньи лбы» с блюдцами озёр нарушают горизонтальную поверхность днища. Как будто вчера долинный ледник своим движением пропахал почти ровное ложе, освобождая себе путь, перемолол в труху гранитные скалы и выдохся, теряя силы, на выходе троговой долины, превратившись в ручей. 

Погода в очередной раз портится, верхушки скал затягивает туманом. Нас занимает единственная мысль: есть ли выход на гребень из этого каменного мешка? По сыпухам быстро подходим к началу последнего озера, поворачиваем за изгиб долины, и перед нами широкий наклонный кулуар с заснеженным ледником-притоком, спускающимся прямо к озеру (2100 м). Направление кулуара с северо-востока на югозапад. Ура! Есть технически несложный вариант подъёма! 

Основной гребень плохо просматривается в клочьях тумана, но выжидать уже нет времени. Надеваем обвязки, «кошки» и выходим с ледорубами вверх по леднику. По своей структуре он фирновый, крупнозернистый, нога практически не проваливается, наклон неравномерный. Первые 200 м от озера крутизна 30–35°, затем крутая ступень под 45–50° длиной 150–200 м, далее постепенное выполаживание ледника приводит под взлёт гребня. 

На камнях снимаем «кошки», переводим дух и выходим по осыпи курумника на гребень. Виктор и Алексей первыми поднялись на него и уже определили высоту – 2653 м. Высота подъёма составила 553 м. Наконец-то видим саму вершину! Судя по карте, нас отделяют от неё 147 м по высоте, и мы находимся на её плече. Быстро перекусываем и идём на вершину. Пик Ханчар от кулуара с ледником находится орографически слева, сложен среднеглыбовой осыпью с южных склонов, сильно разрушен и напоминает разрезанный холм, круто обрывающийся стенами на север. 

С плеча подъём пешеходный и не представляет трудностей. Вот и Ханчар! На вершине включаем GPS-навигатор, высота соответствует карте – 2794,0 м. Тут же разрушенный тур. Ханчар – узловая вершина. Отходящим от пика северо-восточным гребнем разделяются долины ручьёв Дикий и Биче-Узю. Но нас интересует совсем другое. В створе с пиком Ханчар в одном с нами юго-восточном гребне возвышается ещё пик. Высота его, судя по снимку 1967 г., 2808 м. 

Этот безымянный пик и приняли авторы снимка за Ханчар. Погода резко портится, прямо на нас ползут низкие чёрные тучи. Виктор закладывает в тур записку. Интересно, кто был здесь и когда? Я, Марина и Аля спускаемся к оставленным на гребне вещам. Виктор и Алексей идут на разведку пика 2808 м. Едва успеваем спуститься на гребень, как нас накрывает плотным градом. Он сменяется дождём. Нужно ходить вниз. Верхний слой фирна раскис, «кошки» забиваются. 

Связываюсь с Алей и Мариной, ступень проходим с попеременной страховкой. Поднимаю голову и вижу две точки вверху. Непогода и ограниченное время не позволяют сходить на соседний пик. Скалы намокли, поэтому ребята возвращаются по пути подъёма. У озера собираемся все вместе. До наступления темноты 3 часа. Цирк проходим очень быстро, подгоняет дождь, и прямо вдоль ручья спускаемся к переправе. Почти в темноте возвращаемся в лагерь. Александр – молодец, поддерживал хороший костёр, который мы заметили издали. 

Озеро Хара-Нур и вулканы По уже знакомой тропе, но только вверх по Улуг-Узю, поднимаемся и переваливаем на ручей Пиковый (так его назвала группа туристов из Новокузнецка в 1967 г.). Он впадает в р. АкОюкч-Хем, являясь её левым притоком. В верховьях ручья красивый водопад, прорезавший своими прозрачными струями снежные глыбы, застрявшие в кулуаре. Тропы нет. Спускаемся правым склоном. Путь плохой: высокая трава и камни. На последних километрах перед впадением ручья в Ак-Оюкч-Хем выходим на неплохую тропу. 

Она почти от самого русла ручья взбирается высоко на склон и спускается вниз уже в долину реки. Её переходим стенкой на пределе своих возможностей, хотя река не такая бурная, с относительно ровным каменистым дном, и в хорошую, сухую погоду переправа не должна вызывать сложностей. По пояс мокрые выбираемся на правый берег Ак-Оюкч-Хема, на моховую террасу и разводим костёр. Вспоминаются пророческие слова тувинца: «Вам лечение не поможет…» Вдоль реки по правому берегу, по мхам, идёт неплохая тропа, теряющаяся при пересечении ручьёв и мочажин (топких мест), поросших зарослями карликовых берёз. 

Такая берёзка достигает роста человека, она упругая, как пружина, и, если вовремя не прижать её рукой или ботинком, обязательно по тебе съездит! Не доходя до впадения р. ХодештыгХем в Ак-Оюкч-Хем, пересекаем склон с набором высоты и выходим на тропу, идущую, видимо, снизу от реки вдоль самой бровки каньона. Высоту его трудно оценить, отвесные стены, поросшие кедрами, уходят в бездну с бушующим аквамариновым потоком на дне. 

По длине каньон от устья около 1 км и обходится левобережной тропой. Налюбовавшись каньоном, следуем по левому берегу реки вверх. К вечеру подходим к месту переправы и переходим через уже спокойную реку Ходештыг-Хем на правый берег. Утомительный подъём по склону с редким лесом, и мы под перевалом Озёрный через хребет Большой Саян. Здравствуй, Бурятия! Утро чистое и доброе. Прощальный взгляд с перевала на массив Ханчар. 

Не один скально-ледовый маршрут 1Б–2Б к.т. (возможно, и сложнее) ждёт своих восходителей в этом горном узле. По красивейшим цветочным лугам, излюбленному обиталищу изюбрей, спускаемся в истоки реки Урда-Шан. Есть тропа по левому берегу. Водная мощь реки проделала, словно в пластилине, в выходах белого мрамора с разными оттенками всё, что ей вздумалось: каньоны, туннели, водопады и арочные мосты. Очарованные, фотографируем и снимаем всё на видео. 

Наконец заставляем себя надеть рюкзаки и идти дальше. Через два перехода после последнего водопада выходим к впадению р. Урда-Шан в озеро Хара-Нур – одно из самых больших, красивых и необычных озёр Восточного Саяна. (Хара-Нур в переводе с монгольского и бурятского означает «чёрное озеро»). Сейчас оно действительно выглядит притихшим и тёмным. Виной тому дождливая погода. Но у нас днёвка! Настоящий праздник. 

Виктор в нетерпении сбрасывает рюкзак, хватает удочку и на ходу произносит: «Ставьте лагерь, я скоро буду!» И вот уже в котле поспела наваристая и душистая уха из хариуса и налима. Всю рыбу съесть мы не в состоянии, поэтому забираем её с собой в малосольном виде. Далее наш путь лежит в обход озера к долине вулканов с выходом на источники Хойто-Гол. С давних пор озеро пользуется большой популярностью среди рыбаков, охотников, туристов, которые и проложили хорошую тропу вдоль его берега. Но сейчас тропа частично затоплена. Могучие лиственницы и кедры стоят в воде. 

Приходится подниматься на склон, обходить валежник, продираться через заросли жимолости и ольхи. Поздно вечером переправляемся через вздувшийся ручей СаганСэр и выходим к юго-восточной, покрытой лавами, оконечности озера. Новый день. Солнце, голубое небо и сухие ноги! Этот счастливый момент наступил. Пересекаем лавовую долину реки Жомболок по хаосу нагромождений чёрных пузыристых базальтов, поросших ягелем и низкорослыми кедрами. 

Где-то глубоко под лавами течёт река. Тропа по лавовой пади Хи-Гол выводит к двум вулканам-близнецам: Перетолчина и Кропоткина. (Князь и географ П.Кропоткин в 1865 г. впервые зарисовал и выполнил научное описание вулканов. С.Перетолчин, краевед и геолог, погиб при загадочных обстоятельствах в 1914 г. поблизости от первого вулкана, покрытого лесом.) Конус вулкана Перетолчина шапкой возвышается над лавовой долиной и виден издалека. Ночь под вулканами холодная и звёздная. 

Поднимаюсь на утреннее дежурство и вижу на палатках иней. Неужели осень?.. Каша готова. Бужу сладко спящий народ. Завтракаем и идём на вулканы. Взбираемся по стометровому склону вулкана Перетолчина, заросшего берёзками и низкорослыми лиственницами. За многие годы активных посещений народ протоптал тропку наверх. Под ногами кусочки шлака и вулканических бомб. Удивительно, но на вулканах нет ни души, ни одной палатки! 

Обходим кратер, любуясь панорамой лавовой долины, вулканом Кропоткина и видами хребта Большой Саян. С кратера хорошо просматривается наш путь на следующий перевал. Конная тропа, идущая от вулканов к источникам Хойто-Гол, пересекает р. Барун-Хадарус, поднимается на хребет Большой Саян и крутым серпантином спускается в долину р. Аршан. За пять переходов преодолеваем путь до сероводородных минеральных источников Хойто-Гол. Пешая часть нашего маршрута завершена. Некогда знаменитые источники сейчас находятся в полном запустении. Всё брошено. 

Одна горячая вода – чудо природы и бесценный дар человеку – течёт, как и столетия назад. Вспоминается простая истина: что имеем, не храним, а потерявши – плачем. Летом на источниках живут местные жители, стараясь подлечиться, а также заработать на заброске туристов до села Орлик и на популярные маршруты. Предлагают лошадей и грузовую машину. Договариваемся с водителем видавшего виды «ЗИЛа» о нашем выезде до Орлика, куда и добираемся через сутки, застряв по дороге в болоте Хутела, казалось, навсегда. Но это уже отдельная история...

Статья опубликована в газете «Вольный ветер», на нашем сайте публикуется с разрешения редакции. Сайт газеты http://veter.turizm.ru/


Вид на массив Ханчар с пер. Ангарский Культовый источник нарзана на Чойгане Озеро Хара-Нур Вид на вулкан Кропоткина с вулкана Перетолчина Водопады на р. Урда-Шан Спуск с пер. Ангарский Ханчар

Культовый источник нарзана на Чойгане

Озеро Хара-Нур

Вид на вулкан Кропоткина с вулкана Перетолчина

Спуск с пер. АнгарскийВодопады на реке Урда-Шан
 

Назад в раздел

Новый год и Рождество в России

Новогодние и Рождественские туры в России. В Подмосковье, Владимир, Великий Новгород, Карелию, Кострому, Калининград, Казань, Крым, Муром, Галич, Мышкин, Орел, Псков, Рязань, Санкт-Петербург, Сахалин, Селигер, Смоленск, Суздаль, Углич, Ярославль, Пенза, Беларусь, Алтай, Байкал, Вологда, Галич, Калуга, Александров, Архангельск, Камчатку и в другие регионы.

Легендарная Тридцатка, маршрут

Через горы к морю с легким рюкзаком. Маршрут проходит через знаменитый Фишт – это один из самых грандиозных и значимых памятников природы России, самые близкие к Москве высокие горы. Туристы налегке проходят все ландшафтные и климатические зоны страны от предгорий до субтропиков, все ночёвки в стационарных приютах.

В край Крымских гор

Недельный тур с проживанием в гостинице у самой красивой горы Крыма - Южной Демерджи. Треккинги, авто-пешеходные экскурсии с осмотром красивейших мест горного Крыма, Долины приведений, каменного хаоса, водопадов, каменных грибов с посещением пещеры МАН и оборудованной Красной пещеры.

Задайте вопрос...
Напишите Ваш вопрос. Наши специалисты обязательно Вам ответят!