Поход в заповеднике

Мне удалось получить разрешение на платный маршрут к турприюту «Холодный». Мы его, то есть маршрут, конечно, слегка модифицировали: пошли не через кордон «Лаура», как все ходят, а через кордон «Пслух». То есть захватывали в дополнение к основному ещё один участок, называемый «гора Коготь».

Коля тут когда-то ходил, но это было лет 10 назад, поэтому тропу так и не нашёл. Да, может, сейчас тут вообще никто не ходит. Из-за этого к нескольким дням нервного ожидания и бесполезного дёрганья добавился ещё один день муторного подъёма куда-то вверх, в не совсем понятном направлении, да ещё и в сплошной дождь по мокрому лесу.

Лагерь устраивали уже в темноте, так и не выйдя на открытое место у границы леса, в альпийскую зону. Место для ночлега оказалось неудобным и неуютным, воду пришлось брать из лужи. Ситуация кардинально изменилась в лучшую сторону на следующий день, уже 9-й день моего пребывания на Кавказе. Ночью дождь прекратился.

Утро поразило: толстенные и высоченные пихты упирались своими острыми вершинами в безупречно чистое и пронзительно голубое небо, а высокие вершины гор белели свежевыпавшим снегом. А жизнь-то налаживается! Оказалось, что и лес кончается неподалёку, и подниматься осталось совсем немного.

Кавказ, Долина Мзымты

Через пару часов у нас уже стоял новый лагерь под горой Коготь, на склоне, обращённом в долину Мзымты. Отсюда хорошо была видна Красная Поляна. А самое главное – здесь осень была в самом разгаре, краски такие яркие, что даже глаз режет. И ракурсы самые благоприятные. Под Когтем провели два дня и две ночи.

После них сразу стало спокойнее: уже набран некоторый материал, пусть его и недостаточно, но с пустыми руками точно домой не вернусь. Дальше решили перебираться в сторону приюта «Холодный». Для этого пришлось подняться ещё выше и через небольшой перевал спуститься к так называемому Бзерпинскому карнизу.

На нём стоит небольшой балок, то есть вагончик, в котором можно при надобности переночевать. Здесь вообще-то много народа проходит: тут как раз и пролегает платный маршрут на «Холодный». Балок стоит на краю обрыва, где начинается крутой спуск вниз, в долину, к Красной Поляне. А в обратную сторону, соответственно, идёт хорошо набитая тропа к «Холодному».

Вот оттуда и пришло первое известие о главном персонаже рассказа. Когда прибыли на карниз, никого там не оказалось. У нас были некоторые раздумья, оставаться на ночёвку здесь или двигаться сразу к приюту. Против того, чтобы оставаться, выступало ощущение неуюта, основной причиной которого являлись запущенность и грязь, оставленная многочисленными туристами.

Но для съёмки имелось достаточно возможностей. Принять решение помогли два путника, прибывшие вскоре со стороны «Холодного». На наш вопрос о присутствии людей на приюте мужики ответили утвердительно: «Там семь человек и Таня». Раз место занято, значит, нужно оставаться здесь.

А вот наличие ещё какойто ополнительной Тани как-то сразу насторожило. Выяснилось, что эта девушка ещё месяца два назад пришла сюда с одной группой, да так и осталась. Живёт в избе на «Холодном», ходит по окрестностям в очень лёгкой, летней одежде, иногда ночует прямо в лесу, подстелив под себя травку, кормится тем, что оставят проходящие туристы.

Присутствие здесь столь необычного жителя немного беспокоило. Правда, путники обнадёжили: сказали, что завтра группа уходит с приюта вниз и забирает с собой Таню. Мужики не задержались, им ещё нужно было успеть в Красную Поляну до темноты. Коля занялся хозяйством, а я пошёл на склон, ещё освещённый уходящим солнцем, в надежде выловить интересные моменты. Но далеко не ушёл, заметил идущую сверху по тропе группу.

Сразу понял, что это именно те туристы, о которых говорилось. Не ясно, то ли их планы изменились, то ли кто-то чтото перепутал. Не дожидаясь встречи, я срочно побежал обратно. Было очевидно, что люди собираются ночевать здесь, а приют, следовательно, освободился. Так оно и произошло. Вот только Тани с ними не было – отказалась возвращаться в цивилизацию.

На наши расспросы ребята успокоили, что девушка хотя и со странностями, но вполне адекватная. Однако беспокоило одно обстоятельство: она сегодня днём вроде бы ушла на ледник, и никто однозначно не мог сказать о её намерениях вернуться к вечеру обратно. Ну что же, идём на приют, а там посмотрим на эту Таню… Тропа здесь хорошая, идти всего часа два.

Добежали легко и просто, несмотря на то, что к избе пришли уже совсем в темноте (правда, помогала полная луна). И что же? А ничего, вернее, никого там не обнаружили. На нарах лежал спальник, кое-какие вещи и мобильник на подоконнике, а вот сама хозяйка вещей отсутствовала. Эта странная персона, конечно, занимала наши мысли.

Мы даже с Колей поговорили о том, как каждый из нас представляет её. Забегая вперёд, скажу, что с реальным обликом Тани это удивительно совпало. Не думать о ней мы не могли, ведь если девушка действительно ушла на ледник, а, судя по рассказам, одета она очень легко, по летнему, то это может плохо кончиться.

Сейчас уже совсем не лето, и тут горы, по ночам уже откровенные заморозки, да ещё никогда не тающий ледник... В предыдущие ночи нам не очень-то комфортно спалось в лёгких спальниках, в холодной палатке. И что же делать, если вдруг не появится эта снежная леди? У меня к тому моменту уже почему-то сложилось представление, что человек просто бежит от жизни и, наверное, это его право и выбор, поэтому нужно успокоиться, ведь всё равно мы её сейчас не найдём.

Да никто внятно и не сказал, куда она действительно могла пойти: на ледник или ещё куда. Коля когда-то был в этих краях внештатным спасателем и немало народа повытаскивал из пещер, некоторых, к сожалению, уже по ту сторону жизни. Поэтому профессиональный рефлекс не давал относиться к ситуации спокойно. Вобщем, ни ночью, ни утром Таня так и не появилась.

Утром же был такой крепкий мороз, что у меня даже ноги замёрзли в хороших ботинках, пока бегал по окрестностям с камерой и штативом, встречая восход солнца. Мы, конечно, были в недоумении и не знали, что предпринять. Если Таня действительно заночевала где-то на леднике, то вряд ли вернётся после такой холодной ночи, да ещё в лёгкой одежде.

Или она где-то в другом месте? Искать ли её и где искать, ведь ничего конкретно не знаем. Ничего кардинального предпринимать так и не стали. Этот день оставались на приюте, у меня было полно съёмки поблизости, Коля занимался своими делами. А на следующий день решили уйти на Семиозёрье – интересное место менее чем в паре часов ходьбы, на водоразделе между реками Уруштеном и Лаурой.

Там действительно есть семь небольших озёр, и это место никак нельзя было упускать. К тому же погода пока благоприятствовала работе. Таня так и не появилась. На озёрах провели день, ночь и почти весь следующий день. Во второй половине дня небо со стороны моря вдруг начало мутнеть, и близкий приход непогоды стал очевиден.

Как-то спонтанно решили собраться, всё равно в непогоду здесь делать нечего, а пережидать лучше в избе, чем в маленькой палатке на открытом безлесном месте. К избе подходили уже в густых сумерках с первыми, пока ещё скудными каплями дождя. Сначала слегка пахнуло дымком, а потом и огонь костра увидели рядом с домом. У костра в одиночестве сидела девушка.

В одной руке сковородка с макаронами, в другой – ложка. – Ты Таня? – Да. Хотите макароны? Мы как-то слегка растерялись и не знали, что говорить. После нескольких несущественных фраз всё же подошли к основному вопросу. Ответ был утвердительный. Таня действительно всё это время была на леднике. Даже не верилось. – Ну и как же ты выжила, если в таком виде гуляла? –

На ней был лёгкий свитер и навёрнуто что-то вроде платка вместо юбки. – Нет, ещё меньше одежды было. Ходила туда-сюда, чтобы не замёрзнуть. А это «туда-сюда» длилось ведь два дня и две ночи! Получалось, что Таня в самом деле провела много времени на леднике. Вначале увлеклась, забралась слишком высоко, а потом в темноте не нашла спуск.

Обычный человек не выжил бы в таких условиях. Можно было предполагать различные причины такого поведения, вплоть до такого странного варианта суицида, но инстинкт самосохранения оказался достаточно силён и не дал погибнуть. Если бы остановилась ночью отдохнуть, то, наверное, уже навсегда.

Таня призналась: порой ей казалось, что проще остановиться и закончить мучения. Дошла и до состояния галлюцинаций, когда голоса стала слышать ниоткуда. В первую ночь продержалась, но, видно, таково было состояние, что лишь к вечеру следующего дня спустилась вниз, к лесу, и провела там вторую холодную ночёвку, хотя отсюда до приюта не больше часа ходьбы.

Лишь третьей ночью попала в дом. К тому моменту дошла до такого состояния сознания, что, войдя в закрытую снаружи избу, совсем не сомневалась, что внутри кто-то есть. Ей казалось, что на верхних нарах в спальниках лежат парень и девушка и воркуют что-то между собой. Чтобы не мешать, потихоньку влезла в свой спальник и легла спать.

Лишь некоторое время спустя немного пришла в себя и поняла, что никого на самом деле нет. Вот такая история. А холодные, вернее, даже морозные ночёвки оставили на Тане и свои видимые следы: кожа на ногах почти по всей поверхности покрылась коростой. Хорошо ещё только кожа пострадала, внутреннее переохлаждение не дошло до необратимой стадии.

Поистине возможности человека неизвестны и определяются они гдето в его голове. Вообще-то вид у Тани был, мягко говоря, не очень соблазнительный. Так и хотелось поверить, что она и есть самка снежного человека. Кстати, в поисках йети наша героиня, как выяснилось, успела поучаствовать ранее и свято верила, что видела его логово где-то в лесах Кировской области.

Мои сомнения были категорически отвергнуты. Впрочем, не одна же она такая, может быть, кто-то ещё одичал до такой степени. (Шутка!) Ну что же, всех нас напрягает реальность. И каждый по-своему пытается йти от обыденности… Весь следующий день хлестал дождь, и нам ничего не оставалось, как сидеть в доме, гонять чаи и разговоры разговаривать.

Таня оказалось умной и эрудированной девушкой, способной поддержать любую тему. Особенно хорошо ориентируется в восточных философиях, буддизме и других религиях. Кстати, из Москвы она, преподавала там в художественной школе. Некоторые её рисунки попались на глаза. Честно говоря, какимто мраком веет от них.

Что же творится в душе у этой, ещё совсем молодой девушки? Вот уж действительно горе от ума. А может, как раз наоборот: ума не хватает разобраться в потоке информации, упорядочить её, отсеять лишнее? Запланировали утром уйти обратно на карниз, а потом и вниз, в Красную Поляну. Материала отснято уже достаточно, и домой возвращаться не стыдно. Что же делать с Таней? Николай уже совсем не волновался за неё.

Человек живой и почти невредимый, спасать не нужно, его дальнейшая судьба – сугубо личное дело, захочет – уйдёт с нами. А у меня, как раз наоборот, проснулось стремление к душеспасительству. Всё пытался убедить, что снег скоро выпадет и выйти тогда отсюда будет нелегко. Таня вроде соглашалась, но как-то неуверенно.

К утру дождь прекратился, и ничего не мешало поступить согласно плану. А Таня что-то загрустила, была вся в задумчивости. Даже как-то неудобно: получается, что мы насильно человека вниз тащим. В итоге всё же собралась, но нашла для себя компромисс. Решила вместе со всеми своими вещами, которых совсем немного, дойти с нами до карниза, где уже мобильная связь работает, и позвонить в Москву, а там видно будет.

Дома у неё, кстати, полно семейных проблем и с родителями, и с братом. Эти новости ей передали какие-то туристы. Пока шли до места, Таня совсем загрустила. Разговор на карнизе с мамой состоялся, и после него Таня ожила: дома всё не так плохо. От намерений спускаться вниз совсем ничего не осталось. Как-то убеждать её в обратном уже и не хотелось.

Вольному воля. Человек нашёл для себя такой вариант существования, пусть временный, но, возможно, приносящий даже некоторое ощущение счастья. А внизу ждёт то, от чего и убежала. На прощание задал вопрос: «Ну и что же тебя так колбасит? Несчастная любовь? Так это всё временно».

Таня как-то нервно усмехнулась: «Всё временно». Слегка меня обняла, потом накинула свой небольшой рюкзачишко и побежала радостно обратно на «Холодный», будто избавившись от оков, тяготивших её. Дело уже шло к ночи, но ей не привы кать ходить здесь по темноте...

Статья опубликована в газете «Вольный ветер», на нашем сайте публикуется с разрешения редакции. Сайт газеты http://veter.turizm.ru/ 

Кавказ. Осень на Кавказе

Кавказ, СемиозёрьеКавказ, Семиозёрье

Назад в раздел

Недельный тур в Адыгее

Проживание на турбазе. Однодневные пешие походы и автобусные экскурсии в сочетании с ком фортом (трекинг) в горном курорте Хаджох на Юге России. Туристы проживают на турбазе и посещают памятники природы: Водопады Руфабго, Аминовское ущелье, Мешоко, Лаго-Наки, Азишскую пещеру, Каньон реки Белой, Дольмен и другие красивые места.

Легендарная Тридцатка, маршрут

Через горы к морю с легким рюкзаком. Маршрут проходит через знаменитый Фишт – это один из самых грандиозных и значимых памятников природы России, самые близкие к Москве высокие горы. Туристы налегке проходят все ландшафтные и климатические зоны страны от предгорий до субтропиков, все ночёвки в стационарных приютах.

В край Крымских гор

Недельный тур с проживанием в гостинице у самой красивой горы Крыма - Южной Демерджи. Треккинги, авто-пешеходные экскурсии с осмотром красивейших мест горного Крыма, Долины приведений, каменного хаоса, водопадов, каменных грибов с посещением пещеры МАН и оборудованной Красной пещеры.

Задайте вопрос...
Напишите Ваш вопрос. Наши специалисты обязательно Вам ответят!