Колыма, Колымский тракт, полюс холода

Наша команда прошла на велосипедах от Якутска до Томтора (полюс холода Северного полушария). Маршрут оказался интересным, и... не таким сложным, как ожидалось. Если хорошо подготовить снаряжение и продумать график движения, то испытать себя на якутских просторах cможет любой опытный путешественник. 

Всем велотуристм я рекомендую присмотреться к этой трассе. И  вот почему. Колымский тракт — уникальная  дорога. Это грунтовка протяжённостью сотни километров, на которой весьма небольшое движение транспорта; в центре России ничего подобного нет. Дорога проходит как по равнинам Центральной Якутии, так и по горам, маршрут получается разнообразным. Кроме того, вы сможете, не получая загранпаспортов, окунуться в другой мир, познакомиться со своеобразной культурой якутов. 

Природа тут чиста, реки прозрачны! Наконец, отмечу, что климат здесь суров. Что в этом хорошего? А то, что люди, живущие в сложных условиях, всегда готовы придти на помощь путнику. Вы можете переночевать в любом селе, остановить любую машину, и, как правило, помогут вам бесплатно. Водители и местные жители вам рады: для них это возможность поговорить с новым человеком.

Такого дружелюбия и гостеприимства на просторах России я нигде не встречал, хотя был в каждом пятом населённом пункте страны. Лучшее время для велопутешествия по Колымскому тракту — самый конец марта и первая половина апреля (до 12—15 числа). Мы стартовали 15 марта и «поймали» две ночи с 38 и 45° мороза. Но у нас была цель: прибыть 26 марта на фестиваль «Полюс холода», который ежегодно проводится в Томторе. 

Если же говорить только о походе, то идеальное время для старта из Якутска 22— 25 марта. Должен предупредить, что в 2005 г. последние участки зимника между Якутском и Хандыгой будут превращены в трассу, и по ней можно будет без проблем проехать и летом. Тракт будет закрываться только на время ледохода и ледостава (мостов через Лену и Алдан нет). Это происходит в конце апреля или в мае. 

Однако ехать по тракту летом неразумно: приятная белоснежная дорога превратится в пыльную грунтовку, а воздух наполнится комариным гулом. Экспедицию на полюс холода мы готовили два  года. Главные проблемы были со снаряжением и авиаперелётом. Велосипеды же наши принадлежат петербургскому велоцентру, чьё имя носит команда, и готовы к приключениям постоянно. Поход оказался проще, чем мы ожидали, из-за хорошего снаряжения. 

Увы, стоимость его довольно высока. Мы купили новые спальники (температура комфорта до –32°С), перчатки. Пришлось приобрести ботинки для треккинга по снегу, рассчитанные на 40?градусные морозы (велоботинок для таких условий нет). Команда использовала два вида термобелья «Norveg»: модели «Active» и «Hunter». Пожалуй, более тёплый «Hunter» был лучше, особенно на стоянках. «Вторым слоем» у нас шёл тонкий полартек, а сверху — мембранный костюм фирмы «Milo». 

Его мембрана «Акватекс» на холоде хорошо справилась с отводом влаги, выколачивать лёд с внутренней стороны курток (как в экспедиции «Трансбайкал?2001») не приходилось. На стоянках мы надевали синтепоновые жилетки, а самые «мёрзкие» члены команды — пуховки. Голову мы паковали в шапки «Satila Blizzard Fur» из «виндстоппера» с утеплителем. Совершенно уникальное изделие: поставил бы 10 баллов из 10! 

Но я промахнулся с размером: самые кончики мочек ушей у меня оказались не прикрыты, приходилось их всю дорогу контролировать. Я справился с задачей по спасению ушей, но поморозил щеку прямо над бородой. Спрашивается, для чего я её растил последние 15 лет?! Лица мы закрывали неопреновыми горнолыжными масками. Пожалуй, они лучше полартековых «балаклав», которые сильнее обмерзают изнутри. 

Команда была оснащена рюкзаками «Трек?90» от фирмы «Пик?99». Их шили специально для нас: все «молнии», «боявшиеся» мороза, были заменены другими конструктивными элементами, а объём увеличен почти на 10 л посравнению с базовой моделью «Трек?85». Спали мы в шатре (сшит по нашим чертежам фирмой «Снаряжение»), который при температуре ниже 30 отапливали печкой. На велосипеды нам поставили резину с 300 победитовыми шипами. 

Вот, пожалуй, тоже вещь, близкая к идеалу: просто забываешь, что едешь по льду! На спусках по неровной обледенелой дороге держишь скорость 45—50 км/ч, и даже мысль о возможности падения не возникает. Велоцентр на этот раз «попал в точку» со смазкой: в отличие от некоторых прошлых походов, наша техника не замерзала. Если после «Трансбайкала» я честно признал, что у нас были проблемы со снаряжением, то после нынешнего похода должен сказать обратное: если надо было бы вновь собираться в путь, я бы использовал ту же экипировку. 

Да и результат это подтверждает: чтобы не приехать к финишу на день раньше, нам пришлось сделать радиальный выход в горы. Должен ещё выразить благодарность авиакомпании «Сибирь», спонсору команды, доставившей нас в Якутск (и обратно). По сути, именно решение «Сибири» поддержать команду открыло нам двери на полюс холода, иначе оставаться бы нам дома. Ребята из федерации велоспорта Якутии уст роили нам 15 марта царские проводы: сделали плакат с надписью «Старт», пригласили якутское телевидение. 

Через день, когда телепрограмма вышла в эфир, мы превратились в «телезвёзд»: каждая третья машина на трассе останавливалась, из неё выбегали люди и просили с ними сфотографироваться, предлагали ночлег, обижались, если мы не соглашались! Колымский тракт по новому разделению начинается в центре Якутска. Чтобы попасть на правый берег реки, надо воспользоваться ледовой переправой (летом — паромом). Начинается она на северной окраине города. 

Как вы полагаете, какова «грузоподъёмность» ледового моста через Лену? 30 тонн! Больше, чем выдержат некоторые петербургские мосты! Длина ледового моста свыше 12 км! Кстати, эта часть, вероятно, лучшая на всей дороге: потоки машин разделены снеговой полосой, как на автостраде, покрытие — абсолютно ровный лёд. На другом берегу расположен пос. Нижний Бестях, где трасса начинается уже фактически, а не декларативно. 

Первые километры дорога идёт по сосновым борам, затем, по мере удаления от Лены, они сменяются лиственничными лесами. Много полей с пасущимися лошадьми, которых здесь разводят на мясо; они толстые и мохнатые.  Так как снега в Якутии выпадает мало, то лошади пасутся, как олени: ногой откапывают прошлогоднюю траву и едят её! Пасутся  сами, лишь пару раз в неделю приезжает пастух посмотреть, всё ли в порядке. 

В первый день проехали 98 км и остановились в лесу через 7 км после пос. Тюнгюлю.  Решили в нём не ночевать. Вообще?то сделать это в Тюнгюлю не проблема. Гостиницы нет, зато можно переночевать в школе. Нас туда приглашали, пугая жутким якутским холодом. И правда, первая ночёвка была сложной: мы ещё не адаптировались к холоду, и 28 «ночных» градусов жаркими не показались. 

Кстати, маршрут пролегает так, что самая тёплая точка на нём — Якутск, а самая холодная — Томтор. Будет по мере движения на восток холодать или нет, зависит от того, вы обгоняете весну или она вас. На другой день характер пути не меняется: небольшие холмы, дорога идёт по насыпям, вокругте же леса и поля. Вдруг нас обгоняет дорогой «джип», из него выходят трое и направляются к нам. Ну, думаю, предстоят «разборки», а оружия у нас нет. 

Оказывается, это руководители местного Института физкультуры им. Коркина, просят заехать к ним в Чурапчу переночевать и поговорить со студентами. Отказаться невозможно! Проезжаем 95 км и останавливаемся в гостинице при институте. Мы — желанные гости: для нас топят сауну, нам дарят хомус — местный музыкальный инструмент (распространён у народов Севера, издаёт тренькающий монотонный звук). 

Студенты на нас смотрят, как в басне написано: «По улице слона водили, как видно, напоказ». Местное население ночёвку в лесу (да и весь велопробег) воспринимает как настоящий экстрим. Выясняется, что подавляющее большинство якутов зимой в лес вообще не ходит — холодно! Чурапча — большой посёлок, есть несколько магазинов. Интересно, что в институте обучаются 200 студентов, на которых приходится... 200 компьютеров! Заметьте, это институт не прикладной математики, а физкультуры! 

За Чурапчой дорога становится немного хуже, к тому же погода «не шепчет»: хотя не холодно (–14—16°С), но идёт снег и дует противный встречный ветер. Это совершенно не вяжется с моим представлением о погоде в Якутии: в марте здесь должно быть солнечно и тихо. Лучше уж 25° и солнце, чем 14° и снег! Через 50 км после Чурапчи — пос. Черкех. Здесь тоже есть магазин, и если попросить, то продавцы пустят посидеть в кладовке, попить чайку. 

В деревне есть музей политической ссылки. Интересное место. Там можно познакомиться с историческими жилищами якутов — деревянными домами (урасами), стены которых скошены кверху, дабы не отапливать лишнего объёма. На ночёвку становимся в лесу, не доехав 2 км до Боробула. Прошли 66 км. На четвёртый день появились «раненые»: Саша Кутищев жалуется на горло, у Ани распухли руки (поморозила их ещё на Байкале, и теперь они дают о себе знать). 

За Ытык Кёлем (райцентром с магазином, гостиницей и музеем под открытым небом) дорога круто поворачивает на север. Этот день был самым неприятным во всём походе: 18° мороза плюс сильный лобовой ветер. Ползём по 11—12 км в час. Через 35 км достигаем Уолбы (есть магазин), последнего населённого пункта на трассе перед длинным перегоном на Алдан; этот участок является камнем преткновения на пути из Якутска в Магадан. 

Однако, вроде, дело близится к финалу: из 72 км зимника осталось построить не более 30. Зато по зимнику ездить куда интереснее, чем по трассе: никаких насыпей, откосов, обочин. Просто накатанная дорога, виляющая по лесу. За день удалось пройти 86 км. Добираемся до реки Алдан и некоторое время  едем вдоль неё. Затем дорога углубляется в лес и выходит к реке уже в месте, где в будущем будет ходить паром на правый берег. 

Путь по льду Алдана тоже не короток — около 15 км. К вечеру прибываем в Хандыгу — крупнейший населённый пункт на трассе. Собственно, сама Колымская трасса в её Сталинской трактовке начинается отсюда, а всё, что мы проехали до этого, построено в наше время. По замыслу Отца Народов, машины из Магадана и приисковых посёлков на Колыме должны были доходить до Хандыги, здесь грузиться на паром и плыть аж до самого Усть-Кута. 

Сегодня плывут гораздо ближе. А с лета 2005 г. будут только переправляться на пароме на другой берег, сюда подведут дорогу. За Хандыгой трасса ухудшается, машин на ней становится меньше. Но «границей цивилизации» является следующий посёлок — Тёплый Ключ. Лучше продукты закупать там: дальше по трассе есть только небольшой магазин в пос. Развилка. За Тёплым Ключом начинается подъём в горы. 

Верхоянский хребет, конечно, не Кавказ, но низкие температуры и обледенелая дорога «работают» против нас. Особо крутых серпантинов нет, но и того, что есть, достаточно, чтобы вдоль дороги стояли многочисленные памятники погибшим водителям. Потом мы сами увидели ДТП: на обочине лежал на боку огромный «КрАЗ». Его водитель ждал помощи уже более двух суток. Жалко человека, даже костёр развести не умеет: срубил несколько сырых берёз, они, понятно, еле тлеют, он их поливает соляркой...

 Местные часто рассказывают леденящие душу истории, как водители жгут покрышки, борта, да и сами машины, чтобы не погибнуть на трассе от холода. Логичнее всё?таки научиться искать сушины. Первая горная ночёвка в брошеной деревне Россомаха, что уже за Томпорукским перевальчиком. Когда?то здесь был дорожный пункт, и водители могли переночевать и погреться. Теперь тоже можно погреться, пустив в костёр остатки деревянных домов. 

Самый интересный участок пути начинается за пос. Развилка. Горы подходят всё ближе, сжимая дорогу. Прижимы имеют имена: Жёлтый, Чёрный, Ласточкино Гнездо (по преданию, тут было гнездо пулемётчика, расстреливавшего бегущих из лагерей зэков), Заячья Петля. Для ночёвки находим охотничий домик на реке Атмоле (буквально 300 м от дороги). За день прошли 75 км по горам — неплохой результат. Забираемся на водораздел. 

Позади тёплая центральная Якутия, впереди полюс холода — Оймяконское нагорье. Полюс — это не точка, а целая область, которая началась для нас с метеостанции «Восточная», стоящей прямо на водоразделе. Около станции –22°С и жуткий ветер. Конечно, именно здесь нас застаёт поломка. Пустяк: прокол камеры; однако менять её в таких условиях — не подарок. Для того, чтобы встать на ночлег, проезжаем ещё 25 км и находим уютную полянку в лесу. 

Вечером анализируем график и видим: мы впереди почти на день! Утром дня десятого я почувство   вал: только что?то чрезвычайное может нам помешать приехать в Томтор! Маршрут, по сути, пройден. Это успокаивает: уж слишком бурными были проводы, чтобы не добраться до финиша. Проезжаем всего 30 км  до пос. Кюбюме и устраиваем радиальный выход в горы на полдня. Кюбюме — посёлок с печальной судьбой. 

Несколько лет назад здесь закрыли дорожный участок, а по сути, и сам посёлок, остановив котельную. Самое печальное, что за два года до этого люди переехали из бараков и хибар в красивые современные дома! Пожили два года и... всё. Кто?то уехал, а кто?то вернулся обратно в хибары, которые отапливаются обычной печкой. Такой вот «прогресс» в XXI веке. За Кюбюме дорога ухудшается. Мосты полуразрушены, и машины их объезжают по льду (летом — вброд). 

Если летом пройдёт дождь, можно застрять на несколько дней, пока вода не спадёт. Зимой во многих местах образуются опасные для машин наледи. Через 45 км после Кюбюме — хутор, там живёт Гуцул — гостеприимный человек, у которого можно попить чайку и погреться. Гуцул живёт, скажем прямо, без роскоши, но нам в дорогу хотел дать всё, чем богат, от молока до мяса. Хороший человек! И не скажешь даже, что у него на счету 4 убийства и 37 лет лагерей... 

Дальше по трассе на реке Агаякан — гидрологическая станция (буквально пара домов), а более или менее приличный посёлок (Ючюгей) есть лишь в 60 км от Томтора. Рядом с ним в лесу мы и становимся на последнюю ночёвку. Вечер очень холодный, местные говорят, что было минус 45°. Но к утру натянуло облака, и стало теплее. Последние 60 км едем с большим трудом: команда морально выдохлась. Проедем 10 км — стоим, отдыхаем. 

Чувствуем окончание пути! Наконец дорога забирается на перевальчик, делает несколько поворотов вниз, и мы вылетаем на окраину пос. Томтор. Ещё немного, и мы у цели: вот она — стела «Полюс холода»! Фотографируемся около неё с «ВВ» в руках. Нас вновь тепло встречают местные и даже просят поучаствовать в работе жюри конкурса «Мисс Полюс холода». Грех отказать, и я становлюсь председателем жюри. Удачный финал для зимнего велопохода! Из Томтора мы вернулись в Якутск на машине, по дороге съехав один раз в кювет. 

Всё-таки для машины эта трасса опаснее, чем для велосипеда. Нельзя не сказать о том, что кусок дороги за Томтором в сторону Адыгаллаха не поддерживается в зимнее время: его не чистят, и участок в 70 км подвержен сильным перемётам. Так что если захотите проехать дальше в сторону Магадана, то состояние дороги надо выяснить заранее! Всего за 12 ходовых дней нами пройдено 923 км. Минимальная температура ночью была –45°С, максимальная днём –14°. На маршруте произошло 5 проколов, сломали один багажник.

Статья опубликована в газете «Вольный ветер», на нашем сайте публикуется с разрешения редакции. Сайт газеты http://veter.turizm.ru/ 

Назад в раздел

Недельный тур в Адыгее

Проживание на турбазе. Однодневные пешие походы и автобусные экскурсии в сочетании с ком фортом (трекинг) в горном курорте Хаджох на Юге России. Туристы проживают на турбазе и посещают памятники природы: Водопады Руфабго, Аминовское ущелье, Мешоко, Лаго-Наки, Азишскую пещеру, Каньон реки Белой, Дольмен и другие красивые места.

Легендарная Тридцатка, маршрут

Через горы к морю с легким рюкзаком. Маршрут проходит через знаменитый Фишт – это один из самых грандиозных и значимых памятников природы России, самые близкие к Москве высокие горы. Туристы налегке проходят все ландшафтные и климатические зоны страны от предгорий до субтропиков, все ночёвки в стационарных приютах.

В край Крымских гор

Недельный тур с проживанием в гостинице у самой красивой горы Крыма - Южной Демерджи. Треккинги, авто-пешеходные экскурсии с осмотром красивейших мест горного Крыма, Долины приведений, каменного хаоса, водопадов, каменных грибов с посещением пещеры МАН и оборудованной Красной пещеры.

Задайте вопрос...
Напишите Ваш вопрос. Наши специалисты обязательно Вам ответят!