Плато Укок - Алтай

Почему именно Укок? Для меня этот выбор оказался случайным. Но я благодарна судьбе за то, что она закинула меня на самый край России, к границе с Китаем, Монголией и Казахстаном. Конечно, в велопоход лучше отправиться на своём испытанном велосипеде: от него знаешь, что ожидать. Но везти его из Москвы на самолёте – не самый удобный вариант, поэтому я взяла напрокат велосипед в Барнауле.

Чтобы попасть оттуда на Укок, нам предстояли почти два дня пути по Чуйскому тракту на Ванином микроавтобусе. По пути зарегистрировали свой поход в Горно-Алтайской спасслужбе МЧС. Это достаточно большой населённый пункт Республики Алтай, но понять, на чём здесь держится сейчас жизнь, сложно. Судя по всему, климат тут суровый, вокруг Чуйская степь, представляющая, на первый взгляд, безжизненную пустыню с весьма скудной растительностью. Да и откуда ей взяться, если зимние температуры могут опускаться до –60°С, а летние дневные – подниматься до +30°С. Но это совсем не значит, что лето здесь жаркое: среднесуточная температура не превышает +14°С из-за резких перепадов температур днём и ночью.

Плато Укок - Алтай. Пейзаж плато Укок на Алтае

При этом климат очень сухой, за год выпадает не больше 100 мм осадков. Говорят, что местные жители живут за счёт животноводства, но их стада весьма редко попадались нам во время путешествия. Кстати, это последний населённый пункт перед плато Укок. В Кош-Агаче можно пополнить запасы и заправить автомобиль. Дальше двигались на юго-запад через Чуйскую степь по грунтовке. На Солонешинской заставе прошли проверку документов и въехали на территорию природного парка «Зона покоя плато Укок». Эта застава – последнее место, откуда можно позвонить по мобильному телефону (но связь тут плохая, лучше нужные звонки сделать в Кош-Агаче). Далее сотовая связь не работает.

Плато Укок – труднодоступное и загадочное место, о котором сложено много легенд. Археологи обнаружили здесь памятники древней культуры различных эпох (курганы, наскальные рисунки…), большинство из которых дошли до наших времён в хорошем состоянии. Плато богато редкими и уникальными видами растений и животных, но можно ожидать и новых открытий изза малой изученности местных флоры и фауны. Для алтайцев Укок – священное место. Николай Рерих искал врата в таинственную страну гармонии Шамбалу в Горном Алтае, а, может, они находятся где-то на Укоке? По погодным условиям Укок доступен для велопоходов всего лишь три месяца в году.

Перевалы открываются от снега лишь в июне, июль здесь – самый тёплый месяц, а в августе уже приходит осень, но в это время наблюдается самый низкий уровень воды в реках. …По мере приближения к началу нашего веломаршрута погода становилась всё хуже. По небу неслись облака, из которых иногда шёл снег, но пока в стороне, не над нашими головами. К Джумалинским источникам – началу активной части маршрута – прибыли вечером 15 августа. Здесь находятся радоновые источники с относительно тёплой водой. Собираясь в поход, я планировала непременно искупаться в них. Но как же тут оказалось холодно! К ужину я так продрогла, что желания купаться не было и в помине.

Но выяснилось, что купальни оборудованы в домиках, подогреваемых печкой. Иван очень расхвалил нам источники, после чего мы со Светой набрались храбрости и под дождём с фонариками добрались до купальни. Как же в ней было клёво! Печка была разогрета, как в бане. Очень хотелось остаться здесь на ночь. В общем, мы и поокунались в радоновую водичку, и согрелись… Замечу, что эти источники считаются у алтайцев святым местом, и для посетителей установлены жёсткие правила: в частности, запрещено громко говорить, мыться и мыть посуду в источниках. Кстати, у хранителей домиков может не оказаться дров для туристов. Деревьев же вокруг нет, так что приезжать сюда желательно со своими дровами (в принципе, вязанку дров можно насобирать в долине Чуи, вдоль которой проходит дорога).

На сам же Укок идти нужно с горелкой. Мы брали бензиновую, но работала она плохо, возможно, из-за разреженного воздуха. Утро 16 августа оказалось не намного теплее вечера. Быстрые сборы после горячей каши разогнали кровь по телу, и появилось нестерпимое желание немедленно ринуться в путь. Перевал Тёплый Ключ считается самым высоким автомобильным перевалом Горного Алтая (2906 м над уровнем моря, набор высоты от источников около 500 м). И если бы я не видела своими глазами автомобили с обеих его сторон, никогда бы не поверила, что по таким дорогам могут ездить машины. Но у велосипеда проходимость выше, особенно, если не ехать на нём, а толкать его через грязь или в гору.

Что, собственно, мы и делали значительную часть подъёма на перевал. Погода постоянно менялась, ослепительное солнце резко чередовалось с зарядами градаи дождя. Но они были короткими, а потому не успевали даже охладить разгорячённых путников. Фотографировать хотелось на каждом шагу. Почему-то именно здесь было самое большое разнообразие цветов (незабудок, колокольчиков, жёлтых маков…), которые совсем не вязались со снегом, поблёскивающим на склонах окружающих гор. Многие из цветов были похожи на те, что я встречала в нашей полосе, но здесь они были очень миниатюрными и казались такими беззащитными, что было совсем непонятно, откуда в них сила, необходимая для выживания в таких суровых условиях.

Чем ближе перевал, тем было тяжелее: и набор высоты большой, и втянуться в ритм похода ещё не успели. Данила, правда, умудрялся ехать, да ещё и помогать нам со Светой, за что ему большое спасибо. Спускаться же с перевала было куда веселее. Даже порой уши закладывало от перепада высоты, тормоза выжимались почти до конца, но скорости всё равно хватало для выброса адреналина в кровь. Наверное, поэтому первый брод (через р. Аргамджи) не показался таким уж страшным. Первый шаг в воду почти босыми ногами сделать, правда, было жутковато, а потом пообвыкли, и следующие броды совсем не пугали и не вызывали особых затруднений. В тот день прошли и проехали в общей сложности 31 км. Ночью была буря. И утром 17 августа проснулись в облаке и в сугробах.

Какой же восторг вызвал у меня этот снег! Возникло неуёмное желание сделать снеговика. К его созданию подключились все проснувшиеся. По мере ухода облака из долины становилось всё теплее, кое-кто уже бегал в купальнике по снегу и успел ополоснуться в горной речке, а кто-то начал кидаться снежками. Острые ощущения, скажу я вам, когда по обнажённой спине получаешь смачным комком снега! В общем, я уверена, что наши игры и веселье показали твёрдость наших намерений и отвели ненастье с плато Укок на время нашего пребывания на нём. С этого момента погода была к нам благосклонна. И я лишний раз убедилась в том, что, соприкасаясь с дикой природой, непременно нужно сохранять самообладание при первых испытаниях, тогда всё сложится, как нельзя лучше.

Вот и в этот раз Укок вознаградил нас сполна, продемонстрировав панораму самого крупного оледенения в Горном Алтае – горного узла Табын-Богдо-Ула («пять священных вершин»), свободного от облаков. Кстати, существует поверье, что это название ему дал Чингисхан во время одного из своих походов... Какое это было завораживающее зрелище, когда облака постепенно покидали сверкающие на солнце вершины! Этот горный узел был виден нам вплоть до восхождения на перевал Акколь 21 августа. И каждый раз он восхищал нас своей мощью и красотой. Уважение к нему начинаешь испытывать ещё больше, узнав некоторые подробности. Вопервых, его самая высокая вершина Найрамдал является второй по высоте в Сибири (4374 м). Во-вторых, на склонах Табын-Богдо-Ула учёные насчитали 35 ледников общей площадью около 150 кв. км.

В-третьих, он разделяет территорию России, Китая и Монголии. В-четвертых, по нему проходит линия водораздела между бассейном Северного Ледовитого океана и бессточным бассейном котловины Центральной Азии. И всё это я видела своими глазами! Не менее чарующую картину мы увидели при спуске к р. Ак-Алахе. Её извилистое русло и озёра в долине сверкали на солнце, словно россыпь драгоценных камней. Немудрено, что именно тут обнаружили такое большое количество древних курганов, в одном из которых в 1993 г. археологи нашли «принцессу Укока» (забальзамированную мумию молодой женщины, относящуюся к временам раннего железного века, у которой сохранилась в хорошем состоянии одежда, а на отдельных частях её тела были обнаружены татуировки, имеющие ритуально-магическое значение.

Прежде, чем мы увидели курганы (вернее, то, что осталось от них после раскопок), нам стали попадаться вдоль дороги камни разных размеров и форм. Странно, откуда бы им тут взяться, ведь горы находятся на достаточно большом удалении? Более того, мне показалось, что эти места обладают совершенно иной энергетикой. Появилось ощущение некой сопричастности к древней тайне. Ужасно захотелось узнать о том, кто и с какой целью разложил камни в долине, есть ли в этом какой-то смысл? Ну, а потом мы добрались до того самого кургана, где нашли «принцессу». Вскоре после осмотра курганов остановились на ночёвку, проехав за день около 40 км. Замечу, что наш путь в этот день почти всё время шёл вдоль забора из колючей проволоки (или того, что от него осталось). Кстати, на автомобильную карту Горного Алтая эта грунтовая дорога нанесена.

Местами она идёт по болотам, которые на солнце размокают и становятся малопроходимыми для автотранспорта. Такие места лучше проходить утром, когда земля ещё скована ночными заморозками. 18 августа проехали не более 5 км до очередной стоянки, отметившись по пути у пограничников на заставе «Бертек». Разбив лагерь у р. Кара-Булак и сверившись с картами, отправились к озёрам Укок, Кальджибункас и Кальджинкуль. Добраться до них на велосипедах сложно. Даже пешком-то было нелегко идти: путь шёл и через болота, и через заросли карликовой берёзки, мы переваливали через достаточно высокие хребты в поисках обзорной точки, откуда могли бы увидеть эти озёра. Их оказалось много больше, чем мы предполагали, с высоты увидели целые россыпи водоёмов разной величины.

Они оказались обитаемы. Так, на озере Укок мы видели заводь, в которой при нашем появлении вода словно вскипела от суеты мальков хариуса. Зачерпнув ладонью воду из этих лужиц, можно было поймать сразу несколько малюсеньких рыбок. На обратном пути Костя нашёл посреди плато сучковатое брёвнышко, которое некогда было частью молодого кедра. Интересно, откуда он мог здесь взяться? Взяли брёвнышко с собой: будет, на чём еду приготовить. Когда его разрубили, то увидели, что одно поленце очень напоминает лешего. Рука не поднялась бросить его в костёр, и он ещё некоторое время был 9-м членом нашей команды. Света даже грозилась забрать его в город. Но леший, видимо, не захотел покидать Укок, и на одном из привалов незаметно выпал из котелка.

С утра 19 августа нам предстояло доехать до брода через Ак-Алаху (примерно 26 км). Ваня предупредил, что это будет самый глубокий брод на маршруте. Но погода стояла отличная, осадков не было уже два дня, дул попутный ветер, дорога преимущественно шла под горку, так что думать о предстоящих трудностях не хотелось. Тем более, что у нас имелись в запасе резервные дни. Ехать было очень легко, грунтовая дорога оказалась преимущественно гладкой и накатанной. Недалеко от слияния рек Ак-Алаха и Калгуты нам начали попадаться следы современной цивилизации – пустующие зимники, рядом с которыми кое-где виднелись свежие стога сена. Видимо, люди сюда всё же наведываются. Вскоре добрались до скалы, которая выделялась на фоне окружающей местности.

На солнце она сверкала металлическим блеском, в тени же облаков временами казалась красного цвета. Кроме того, около неё поток Ак-Алахи, вода которой гораздо белее, чем в Катуни или Чуе, резко менял своё направление. А по огромным глыбам, разбросанным в русле реки под скалой, было заметно, что уровень воды сильно упал, и это оказалось для нас очень кстати. Мы решили не рисковать и перейти Ак-Алаху сегодня, благо и погода стояла тёплая. Место брода нашли быстро, вот только на автомобильный он мало был похож. Очень уж широко разлилась здесь АкАлаха, разделившись на несколько рукавов, меж которых возвышались небольшие участки суши, заросшие карликовой берёзкой и курильским чаем.

Разведка показала, что первый рукав преодолеть достаточно легко, но рюкзаки всё же решили отвязать от велосипедов. А потом нам со Светой поручили ответственную миссию: донести сухим до другого берега пакет с документами, с чем мы справились успешно. Этим вечером мы решили ночевать прямо у брода. Тем более, что отсюда был отлично виден во всей красе Табын-Богдо-Ула. Фактически это был вечер прощания с ним. Но у нас ещё осталось время насладиться нереально красивым пейзажем. Даже не пейзажем, а вечерним представлением с участием полюбившегося нам гиганта. К заходу солнца ужин уже был готов, и именно в этот момент началось световое шоу на склонах Табын-Богдо-Ула.

Вершины ледников по очереди окрашивались в розово-оранжевые оттенки, потом серо-голубые сумерки постепенно слизали со склонов массива тёплые тона и он, наконец, уснул. Его сон в эту ночь охраняла полная луна. На небе не было ни единого облака. И в ожидании звёздного шоу четверо смелых решили обосноваться на ночлег под открытым небом. Скажу честно: собираясь в поход, я грезила ночёвкой под звёздным небом, но в этот раз решила не рисковать здоровьем. Всё-таки ночи здесь оказались весьма холодными при моём-то спальнике. А соблазн был так велик… Однако, проснувшись утром и увидев ребят на берегу в заиндевевших спальниках, я не пожалела о своём решении. Хотя ночевать одной в 3-местной палатке оказалось тоже не жарко, но хоть иней на лицо не падал.

Утром 20 августа мы двинулись вдоль Ак-Алахи к месту впадения р. Акколь. Ехать пришлось совсем недолго, а потом был очередной брод. Вода в Акколе оказалась очень прозрачной, особенно по сравнению с Ак-Алахой, течение было достаточно сильным, но перебродили мы поток без проблем. После брода дорога временно закончилась, и дальше нам нужно было двигаться по конной тропе вверх по долине р. Акколь. Безоблачное небо и яркое

солнце, играющее на волнах ярко-синей Акколь, не могли оставить меня равнодушной. Я постоянно ощущала, что моя душа буквально рвётся из груди в попытках воспарить надо всеми этими красотами. К тому же здесь явно стало больше красок, появились большие острова

ярко-зелёной травы поблизости от воды.

Начали попадаться стада домашних животных, которые издалека казались весьма дружелюбными. Однако проверять это меня отговорили, а так хотелось поближе сфотографировать лохматых яков! День был очень жарким. Немудрено, что на очередном привале многие решили искупнуться в безымянном притоке Акколь, вода в котором оказалась удивительно тёплой. По мере приближения к перевалу Акколь нам пришлось преодолеть несколько болот, которые, впрочем, не принесли нам сколько-нибудь заметных неприятностей. Долина р. Акколь оказалась весьма оживлённым местом. Присутствие человека в ней давало о себе знать существенно чаще, чем раньше: нам стали попадаться люди, охраняющие большие стада, брошенные зимники, да и дорога стала более накатанной. Долго ли, коротко ли, добрались к месту ночёвки у истоков Акколь.

Пробег 5-го дня составил 24,6 км. На перевал Акколь 21 августа мы шли в предвкушении того, как здорово будет с него спускаться. А вот ехать вверх почти не было возможности не столько из-за крутизны подъёма, сколько из-за грунтовой дороги, сплошь усыпанной крупными валунами. Когда я взбиралась по ней, меня не отпускала мысль о том, как же здесь можно ехать на машине? Но ведь они ездят… На этом перевале последний раз между горами нам показался во всей красе Табын-Богдо-Ула. Как же грустно было с ним прощаться! Здесь я осознала, что наше путешествие приближается к концу, и захотелось как можно более оттянуть момент расставания… Надеждам Кости на скоростной спуск суждено было сбыться, но не сразу. Сначала пришлось преодолеть каменные насыпи, по которым велосипед рвался вперёд, но риск получить квадратные колёса был весьма велик.

Так что первое время даже на относительно ровных участках дороги я предпочитала идти пешком. Больно уж они были короткие. Отличный спуск начался сразу после красной скалы, у подножия которой рассыпано целое поле её осколков разной величины. А потом мы «оторвались». Скорость была такая, что закладывало уши от стремительной потери высоты. А внизу уже открывался совершенно иной пейзаж: по склонам гор появились деревья. Быстрый спуск привёл нас к последнему на Укоке броду через р. Жумалы. После него грунтовая дорога вела нас по долине Жумалы вплоть до Джумалинских источников (место старта). До встречи с нашей машиной оставалось уже совсем немного (от перевала до источников нужно проехать около 32 км). По пути обсуждали варианты действий на оставшиеся дни. Ведь у нас остались три резервных дня, которые нам не потребовались на Укоке.

На общем совете решили двинуться к Чуйскому тракту на лёгких велосипедах. При этом нам предстояло срезать путь, перевалив через Южно-Чуйский хребет, а машина с «лишним» грузом должна была двинуться в сторону Барнаула. Но сначала нам пришлось проехать на ней до р. Тара. Выезжали из долины Жумалы уже на закате. Каким же он был живописным! Укок прощался с нами, раскрашивая вершины могучих гор и небо над ними всполохами оранжевого и красного цвета. На это нужно было смотреть, чтобы надолго сохранить в памяти… Как же мне хотелось выскочить из машины и любоваться этим зрелищем! Но время неумолимо, приближалась темнота, а нам ещё предстояло добираться до места ночёвки. Однако освещения ещё хватало для того, чтобы заметить: за время путешествия по Укоку карликовые берёзки, облюбовавшие склоны гор вдоль дороги на Джумалинские источники, стали преимущественно красными, а ведь менее недели назад все были зелёными.

Вот так быстро здесь наступает осень. Утром 22 августа загрузили в наш велотранспортёр вещи и в уменьшенном составе поехали налегке покорять Южно-Чуйский хребет. Погода была благоприятная: ясное небо с маленькими барашками облаков, ласковое солнышко, штиль. Всё предвещало успех нашему вояжу. Дорога постепенно поднималась вверх, но ехать было легко и весело. Растительность вокруг уже мало походила на ту, что видели на Укоке: куда больше зелени и больших деревьев, а на Укоке их вообще нет. К тому моменту, когда ехать стало уже тяжеловато, дорога внезапно закончилась и далее на перевал Ажу (2925 м) шли пешком. Судя по карте, здесь должна быть конная тропа, но её мы не видели. Последние метров 200 набора высоты поднимались по каменистой местности без тропы.

Стало заметно прохладнее и тучки начали нависать над нами уж как-то больно устрашающе. Редкие капли дождя не смогли испортить впечатления от того, что мы увидели с седловины перевала. Нам открылась неземная красота: озёра, зажатые меж гор. За спиной нависли чёрные тучи, впереди же облака были ещё достаточно редки, но ветер нёс их с большой скоростью, и цвет воды в озёрах за считанные секунды менялся от лазурного до тёмно-синего. Поднявшийся ветер и начинающийся дождь заставили нас ускорить спуск. Тут карта снова дала сбой. Судя по ней, дорога должна была проходить прямо по центру озёр. Но с высоты мы не увидели ни дороги, ни тропы (ни по центру озёр, что не удивительно, ни по их краям). Как ребята выбрали нужный нам правый берег, для меня осталось загадкой.

Идти вниз пришлось по крутому спуску, усыпанному огромными камнями (хотя кое-где встречается информация, что перевал Ажу пригоден для путешествия на мото- и квадроциклах). Аккуратно выбирая путь, мы спустились к кромке воды первого озера. Тут нет ни дороги, ни тропы. Поэтому пошли прямо вдоль берега. Шли не быстро, местами приходилось шлёпать по болоту, местами было относительно сухо. Дождь то начинался, то прекращался. Мне казалось, что туча капитально зацепилась за вершины гор на перевале и наш ангел-хранитель пытался изо всех сил её там удержать. Мы старались идти быстрее, не оглядываясь. Когда подошли ко второму озеру, оно оказалось не меньше первого, хотя с перевала выглядело иначе. Здесь же открылся и очень красивый вид на заснеженную вершину Ирбис-Ту (в переводе – «гора снежного барса», 3976 м над уровнем моря) и чёрную скалу.

Вскоре после того, как мы спустились ниже озёр, увидели стада и какую-то постройку (не то зимник, не то коровник). Рядом с ними началась грунтовая автодорога. Ветер меж тем стал ещё сильнее, над озёрами уже, похоже, шёл снег. Здорово, что ветер дул нам в спину, да и дорога как-то сразу пошла хорошая. Она быстро вывела нас к р. Елангаш, которая вытекает из тех озёр, мимо которых мы шли. Проехать мимо было бы непростительной ошибкой. Ведь в этом месте река прорезала в породе глубокий каньон, начинавшийся с каскада высоких, но узких водопадов. Впечатляющее зрелище! После водопадов ехали с очень маленькими остановками. Нас буквально гнали вперёд ветер и желание убежать от дождя. Елангаш оказался красивой рекой. Впереди в лучах солнца его вода блестела ярко-синим цветом. Русло реки беспрестанно петляло по долине, потому и дорога часто пересекала его.

Река была мелководной, и мы часто попросту переезжали её. Буря буквально лизала нам пятки, а впереди всё ещё сияло солнышко. Но благодаря этому мы увидели двойную радугу. Она была такая яркая, что не сфотографировать её мы просто не могли. Потом снова встречали радуги, но желания останавливаться становилось всё меньше. Одного взгляда назад хватало, чтобы крутить педали изо всех сил. Жаль, что мы так сильно торопились. Ведь, как я потом узнала из путеводителя Александра Лебедева «В горах Алтая», в этой долине находится огромный комплекс наскальных рисунков (пока исследовано около 30 тысяч их). Его мы не заметили. Жалко, что эта книга не попалась мне до похода. Приближался закат, а связи всё не было (мы должны были дозвониться до Ивана, который поехал на микроавтобусе с нашими вещами, и узнать, где будет лагерь). На выезде из долины Елангаша в Чуйскую степь вдоль дороги появился какой-то водопровод.

Возможно, это были остатки оросительной системы, которую построили во времена СССР. В пользу этой гипотезы говорят останки поливальных машин, которые можно увидеть поблизости, разрушенная дамба, предназначенная для отвода воды из р. Елангаш в искусственное русло, и работающие поливальные машины на огороженном колючей проволокой небольшом клочке земли. Около этих поливалок наши телефоны заработали, и вскоре мы нашли наш лагерь. В этот день проехали 62 км. Самое интересное, что непогода так и не вышла за пределы долины р. Елангаш. И с наступлением полной темноты на небе над лагерем местами даже проглядывали звёзды. В общем, мы очень вовремя покинули Укок. В предпоследний день похода планировали пересечь Чуйскую степь, выскочить на Чуйский тракт около пос.

Чаган-Узун и заночевать на берегу Чуи вблизи недостроенной ГЭС. Как и в предыдущий день, ехали налегке. Утро было весьма сумрачным, но сверху ничего не капало и было, в общем-то, относительно тепло. Но при таком освещении Чуйская степь глаз вовсе не радовала. В моей памяти осталась лишь тусклая картина в серых тонах. Растительность здесь крайне скудная, на поверхности земли много камней (мелких и средних булыжников). Это ещё больше ввело меня в недоумение: зачем орошать пустынную степь, что здесь можно выращивать?.. Встречалось много пересекающихся грунтовых дорог, которых на карте нет и в которых легко запутаться, ориентировались интуитивно. Порой ехали через степь без какой-либо дороги или тропы. Большей частью путь шёл под горку, но местами забирались и прилично вверх.

На спусках дорога временами становилась песчаной, и на этих отрезках скорость падала почти до нуля, пытались объезжать такие участки по травке, которая временами появлялась вдоль дороги. Потом мы выехали на гравийную дорогу, ведущую на Бельтир. Этот посёлок оказался в эпицентре землетрясения 2003 г., после которого был полностью отстроен заново. Но нам нужно было проехать лишь часть пути до него и, не доезжая до асфальта, свернуть через степь в сторону Чуйского тракта. По мере приближения к тракту нельзя было не заметить разительных перемен в окружающей природе. Сначала среди серости пустыни начали появляться жёлтые цвета. Потом их стало больше.

Затем около реки Чаган-Узун и посёлка с тем же названием по склонам гор начались леса. В этом месте мы последний раз в походе штурмовали реку. Первую её часть перешли совсем легко (там был мост, изрядно потрёпанный течением реки и весенним паводком, нас он выдержал, но для проезда машин, похоже, уже непригоден). Впрочем, и остальные протоки не доставили больших проблем. А дальше мы выкатились на Чуйский тракт. Какой же кайф я испытывала первые километры движения по гладкому шоссе, бегущему вниз!.. В этот день мы накатали чуть больше 100 км. Утро последнего походного дня (24 августа) не могло дать внятного ответа на вопрос, едем мы дальше на велосипедах или на машине? Начавшийся с вечера дождь всё ещё шёл. Вокруг было очень сыро, мы находились в облаке. Даня, несмотря на дождь, развёл костёр и приготовил завтрак.

Судя по всему, духи гор были за нас, и, пока мы завтракали, облако ушло, открыв дорогу солнечным лучам. Увидев радугу, я поняла, что обещанный сюрприз будет реализован. Ура! Мы ещё один день катаемся, а Даня нас проведёт по Мажойской тропе вдоль Чуи с её красивейшими прижимами! Они и впрямь оказались обалденными, но влезать на них и без велосипедов было трудно. Рядом с одним из последних прижимов оказались заросли диких плодовых кустарников, где мы немного подкрепились чёрной смородиной и набрали в карман Макса ягод шиповника. Они были такими крупными и сочными, словно не были дикими. Вокруг – неописуемая красота. Чуя несёт свои воды далеко внизу ущелья, склоны гор покрыты деревьями, много зелени, ярко-голубое небо, проступающее сквозь облака, звенящая тишина и упоительно сладкий воздух.

После дождя в нём смешались запахи разных трав, цветов и деревьев, которые здесь были в изобилии. Я никак не могла надышаться, и ужасно не хотелось отсюда уезжать. Было ощущение, что здесь можно остановить время. Так бы и сидела на краю обрыва над Чуей, встречая рассветы и закаты. Вскоре тропа вывела нас снова на Чуйский тракт, по которому мы ехали в сопровождении нашего микроавтобуса до впадения Чуи в Катунь. В последний день мы преодолели почти 96 км. Так за три дня «бонусной» вело-прогулки мы на целый день сократили нашу дорогу до Барнаула, до которого далее добирались уже на автомобиле. По пути домой ребята рассказали о том, что человечество может навсегда расстаться с красотой увиденных нами мест.

Несмотря на то, что Укок является объектом Всемирного наследия ЮНЕСКО, принято решение о строительстве через это плато газопровода «Алтай». Инициаторы строительства обещают не затрагивать особо охраняемую территорию, использовать лишь её окрестности. Но экологи всё равно видят в этой стройке слишком много угроз для природы всего Горного Алтая, причём пострадают также и самые популярные туристские направления. Остаётся только надеяться, что разум возьмёт верх над человеческой жадностью очень ограниченного круга лиц и маршрут газопровода и дороги в Китай будет изменён, а мы ещё не раз сможем пережить незабываемые встречи с удивительными местами Горного Алтая. …

В заключение несколько советов. Велосипед для такого маршрута нужен обычный горный. Перепад температур на Укоке большой, ночные температуры отрицательные, поэтому спальник нужно брать тёплый. Мне в спальнике, рассчитанном на –10°С, было откровенно холодно пару ночей. Резиновые сапоги мне показались излишними, но нам ведь повезло с погодой. При планировании поездки в Горный Алтай стоит позаботиться о прививке от энцефалита (делать её нужно заблаговременно). Об отсутствии дров на Укоке я уже писала, так что ехать нужно с горелкой и с достаточным количеством горючего.

Статья опубликована в газете «Вольный ветер», на нашем сайте публикуется с разрешения редакции. Сайт газеты http://veter.turizm.ru/

Алтай. плато Укок, Табын-Богдо-Ула на закате

Плато Укок - Алтай. Остатки древнего кургана в долине Ак-Алахи после раскопок

Алтай. плато Укок, Домики с подогревом на Джумалинских источниках

Алтай. плато Укок, река Ак-Алаха

Алтай. плато Уко. Вид на озёра с перевала Ажу

Алтай. плато Уко. Брод через реку Жумалы

Алтай. плато Укок. Мажойская тропа вдоль Чуи

Туры и походы на Алтае

Назад в раздел

Новый год и Рождество в России

Новогодние и Рождественские туры в России. В Подмосковье, Владимир, Великий Новгород, Карелию, Кострому, Калининград, Казань, Крым, Муром, Галич, Мышкин, Орел, Псков, Рязань, Санкт-Петербург, Сахалин, Селигер, Смоленск, Суздаль, Углич, Ярославль, Пенза, Беларусь, Алтай, Байкал, Вологда, Галич, Калуга, Александров, Архангельск, Камчатку и в другие регионы.

Легендарная Тридцатка, маршрут

Через горы к морю с легким рюкзаком. Маршрут проходит через знаменитый Фишт – это один из самых грандиозных и значимых памятников природы России, самые близкие к Москве высокие горы. Туристы налегке проходят все ландшафтные и климатические зоны страны от предгорий до субтропиков, все ночёвки в стационарных приютах.

В край Крымских гор

Недельный тур с проживанием в гостинице у самой красивой горы Крыма - Южной Демерджи. Треккинги, авто-пешеходные экскурсии с осмотром красивейших мест горного Крыма, Долины приведений, каменного хаоса, водопадов, каменных грибов с посещением пещеры МАН и оборудованной Красной пещеры.

Задайте вопрос...
Напишите Ваш вопрос. Наши специалисты обязательно Вам ответят!