Путешествие по Пермскому краю и Коми республике

Меня давно манила идея проехать от Ухты на юг через верховья Печоры к истокам Колвы и спуститься вдоль неё в замечательный Чердынский край. Во-первых, это очень красивый маршрут: 700 км с севера на юг (представляете, как можно здесь «поймать» весну!). Во-вторых, он очень логичен: сначала «разгон» по хорошим дорогам до Комсомольска-на-Печоре, потом «веловолок» по бездорожью и затем награда — возможность прикоснуться к замечательным памятникам самых древних городов и посёлков Урала.

Долго мы примерялись к этому маршруту и, наконец, решили его пройти в середине марта, в рамках подготовки к велоэкспедиции «Полюс Холода». Самым сложным было выяснить, существует ли дорога от Печоры на Колву. С одной стороны, этот путь пройден многими группами велотуристов и входит составной частью в классические маршруты 5 к.с. на Урале. Но — летом. Из описаний этих походов становится понятно, что вся дорога — сплошь болота, просеки и прочие «буераки». А что там зимой? Ответ был не ясен вплоть до четвёртого дня экспедиции, когда мы достигли Якши! Только здесь нам дали точную информацию.

Но обо всём по порядку. ...Поезд из Петербурга прибывает на станцию Ухта вечером. Прямо на вокзале нас уже ждали гостеприимные ухтинцы. Мы почувствовали себя как дома: нас встретили, проводили в клуб, дали возможность поужинать и переночевать. Что ни говори, а есть в России хорошие люди! При помощи Геннадия Сыровяткина (председателя клуба) мы связались с одним ухтинским туристом, который пешком ходил от Колвы до Печоры. Его ответ не окрылил: зимой дороги нет, снега по пояс. Утром отправились из Ухты на юг. Первые 10 км ехали по асфальту, затем начался голый лёд, вернее, укатанный снег.

Нам это только приятнее: на каждом колесе по 300 шипов с победитовыми наконечниками. На льду держат даже лучше, чем на асфальте, и не жужжат. Дует довольно сильный встречный ветер, а температура +2°С. Откуда такие температуры в холодной Республике Коми 11 марта? Заночевали в елово!берёзовом лесу, снега по пояс. С одной стороны, забавно, с другой — самый простой поиск сушины превращается в сложный процесс: прошёл три шага — стой, отдыхай. А яма для костра? Хоть экскаватор вызывай. Надо было металлическую сеточку для костра брать. Радует, что взяли бахилы: в лесу тепло, снег влажный, а у нас вся обувь закрыта!

Один из нас был в гамашах и промочил ноги довольно быстро. На следующий день ничего не изменилось: те же +2°С, тот же сильный южный ветер, те же пригорки и обледенелая дорога и лес вокруг: неизменные берёзы и ели с редко встречающимися сосновыми борами. Разве что холмики повыше стали. К вечеру приехали в Троицко!Печорск, где заночевали в гостинице (уж больно удачно она попалась на пути, прямо перед сумерками). Кстати, рекомендую: дёшево, есть горячий душ и отличная столовая. За два дня сделали 180 км, но большого удовольствия от «пиления» по шоссе против ветра не получили. Продолжаем свой путь на юг.

Стало заметно расхождение туристских отчётов с реалиями. В сторону Комсомольска кладут асфальт. Под слоем льда его, конечно, не видно, но по косвенным признакам чувствуем: едем по твёрдому. В отчётах, скажем, пятилетней давности асфальт не фигурирует. «Дорога с покрытием» заканчивается за 20 км до Комсомольска и, вероятно, через год!два её доведут до самого города. Комсомольск-на-Печоре — место, достойное посещения. На стенах здесь висят лозунги ещё советской эпохи. Некоторые из них звучат для нас весьма актуально: «Не допустим отстающих в строю!»

А перспективы того, что таковые появятся, есть: с утра Паша, который всегда едет впереди, стал вызывать подозрения. Полощет горло, принимает таблетки, ударные дозы витаминов. Похоже, начинается ангина или бронхит. На ночёвку остановились в замечательном месте, которое летом!то, наверное, является болотом. Зимой же «вполне ничего», сушин много. Утром я встал несколько раздражённым: ну сколько можно «ломить» против ветра, при температуре +2°С, по обледенелой дороге, хоть и хорошей? Должно же быть в походе хоть какое!то разнообразие!

Дорога перед Якшей, и правда, стала веселее: холмы — больше, виды — красивее. Если до Якши никто из местных не мог толком сказать, есть ли зимник на Колву (варианты были разнообразны: от «”Жигули” проедут» до «снега по горло»), то в местном леспромхозе нам всё сказали точно: зимник есть, начинается он на 25!м км от Якши в сторону Курьи, за мостом через реку Волосницу. На развилке даже был указатель на село Русиново, что уже в Пермской области. Зимник, конечно, не шоссе, но первые его 7 км были в отличном состоянии, несмотря на продолжающуюся оттепель. На злосчастном 7-м километре нам навстречу попался гусеничный трактор...

Этот зимник — узкая, шириной в одну грузовую машину, чищенная тракторами полоса. Никакого покрытия — мёрзлый грунт. В середине, соответственно, он просто чищенный, а по бокам на нём лежит уплотнённый колёсами машин до твёрдого состояния снег. Из-за оттепели грунт в середине стал мягковат, а ледовые колеи разбил гусеницами трактор. Ехать стало тяжело, кое-где идём пешком, иногда по несколько сотен метров. Ну, хоть какое-то разнообразие, а то всё шоссе да шоссе. Заночевали на самой границе Республики Коми и Пермской области. Если на равнине снега было по пояс, то здесь, копая яму под костёр, я погрузился по грудь.

Довольно смешно, когда голова торчит из ямы, лишь чуть-чуть возвышаясь над снежным покровомНа пятый день погода та же; похоже, это не кончится никогда. Зато в нашей жизни есть кое!что новое: у Паши довольно сильный бронхит, который мы так и не можем погасить таблетками, и вдобавок заболевает Аня. Не удивительно: влажная погода да температура около нуля. Утешает интересная дорога: беспрерывные холмы и довольно «техничное» покрытие. И вот конец зимника, выезд к реке Колве и... заметное ухудшение дороги. Выясняется, что сам зимник находится на балансе какой-то нефтяной компании, которая проводит бурение на юге Коми, а дорога до зимника принадлежит непонятно кому.

Поэтому её почти не чистят, а в условиях, когда оттепель стоит уже неделю, на дороге образовалось густое снежное месиво. На севере Пермской области нет деревень — одни зоны, где живут заключённые и те, кто их сторожит. Довольно мрачные места. Наглядная иллюстрация того, чем Россия была и чем стала. Скажем, стоит заброшенный посёлок, рубленые добротные дома без окон, с провалившимися крышами. Здесь когда!то жили крестьяне — сила и гордость старой России. Руины — это остатки нашего прошлого. Рядом, в окружении пяти рядов колючей проволоки, стоят бараки. Это наше натоящее, все зоны здесь действующие.

Построенные во времена тоталитаризма, они оказались, так сказать, «на месте» и не были закрыты в отличие от им подобных в других местах. В зоне Петрецово оставляем Пашу на попечение хороших людей (одному до выхода два месяца, другому «ещё сидеть и сидеть»). Здесь, в зековской подсобке, Паша будет ждать попутку (как потом выяснилось, двое суток). Мы же начинаем месить самый тяжёлый участок: из 10 км от зоны Петрецово до зоны Трактовой и дальше километров 7—8 надо идти пешком. К вечеру результат печальный: ночуем в лесу, километрах в двух от Трактовой, иногда до нас доносится лай собак...

Седьмой день принёс перемены: ветер сменился на северный, а Анино «среднее» самочувствие стало «плохим». Симптомы те же: бронхит. Аня просится в тепло, однако ближайшее «тепло» (то есть гостиница) в 77 км от нашей стоянки, в Ныробе. Если учесть, что последние 12 км этой дороги мы ехали 3 часа... Однако холодный северный ветер начал делать своё дело и ехать стало заметно лучше. Конечно, это «лучше» относительно: машины участок в 40 км проходят за 6—7 часов, мы несколько быстрее. То справа, то слева от дороги в кюветах «отдыхают» КамАЗы, «Татры» и УАЗики. Мимо грузовиков проезжаем: им трактор нужен. УАЗики помогаем выталкивать. Дорога обледенелая да неровная вся — колдобина на колдобине.

Шипы, однако, творят чудеса: едешь по ледяному горбу, по ледяному склону — держат! Но не всё в их силах: на спуске я, излишне разогнавшись, отправляюсь в полёт — переднее колесо попало в рыхлый снег. Довольно больно. Проезжаем Гадью, Ракшер, Корепино, раза три пересекаем по ледовым переправам реку Колву. Наконец перед Кикусом (туда дорога не идёт) начинается хорошая «лесовозка». Нам надо выехать на такую дорогу, по которой можно ехать в темноте. Засветло Аню доставить в гостиницу вряд ли удастся, а по обледенелой «лесовозке» приятно катить лишь днём. Ночью будут «полёты», несмотря на шипы.

Ожидаемого улучшения в месте выхода «лесовозки» на «трассу» Ныроб — Вижай не произошло. Скоро сумерки, а ещё 20 км пути. Через 10 км принимаю решение: отправить Аню в Ныроб налегке с Сашей и Мишей. А я с двумя рюкзаками (в сумме около 40 кг веса) спокойно поеду, как смогу. По ощущениям, что 40 кг, что 20 — всё одно. Только поднимать лежащий байк тяжелее да тормозной путь заметно длиннее. Вспоминается моя квалификация водителя категории «С»: с момента нажатия педали тормоза на МАЗе, гружёном кирпичом, до остановки проходит полдня. Здесь так же: хочешь остановиться на спуске перед ямой — начинай тормозить метров за 40. В Ныробе я оказываюсь минут на 10 позже остальных — приличный результат.

Спортивная часть пути закончена. Теперь — «награда»: едем от одного замечательного города до другого, осматриваем монастыри, храмы и музеи. Чердынь, Соликамск, Усолье. Красивые (в прошлом) старинные города. В Березниках нас радушно принимают в велоклубе «Серебряные спицы». Руководитель — Вера Павловна. Её муж — настоящий поэт, он презентовал нам книгу своих стихов, где многое созвучно нашим туристским душам. Велотуристы клуба планируют пройти через Урал исторической Бабиновской дорогой.

Сложное дело, не ниже 4 к.с., но, думаю, им по силам. Нас провожают на вокзал, откуда мы уезжаем в Пермь и далее домой. Летние велотуристы «рубятся» на границе Коми и Пермской области не на жизнь, а на смерть, преодолевая болота, буреломы и буераки. Получают за это 5 к.с. Зимой тот же маршрут проходится без особых проблем и оценивается не выше 3 к.с. Конечно, каждому своё, но всё-таки обращу внимание «туристов будущих поколений» вот на что. Многие веломаршруты зимой становятся не сложнее, а заметно проще, и если нет цели именно создать для себя проблемы, чтобы их героически преодолевать, то маршрут Ухта — Соликамск более логично проходить весной, в марте.

Велотуризм сегодня — это всесезонный вид туризма, и прохождение некоторых маршрутов летом можно считать ошибкой в выборе сезона. С другой стороны, можно посмотреть на традиции коллег-альпинистов. У них зима — «не сезон» для восхождений, но когда ставится цель усложнить задачу, то появляется жанр «зимние восхождения». В нашем случае имеем то же самое, но наоборот: кто хочет усложнить себе задачу, тот может ездить маршрутом Ухта — Соликамск летом.  

Статья опубликована в газете «Вольный ветер», на нашем сайте публикуется с разрешения редакции. Сайт газеты http://veter.turizm.ru/ 

Назад в раздел

Недельный тур в Адыгее

Проживание на турбазе. Однодневные пешие походы и автобусные экскурсии в сочетании с ком фортом (трекинг) в горном курорте Хаджох на Юге России. Туристы проживают на турбазе и посещают памятники природы: Водопады Руфабго, Аминовское ущелье, Мешоко, Лаго-Наки, Азишскую пещеру, Каньон реки Белой, Дольмен и другие красивые места.

Легендарная Тридцатка, маршрут

Через горы к морю с легким рюкзаком. Маршрут проходит через знаменитый Фишт – это один из самых грандиозных и значимых памятников природы России, самые близкие к Москве высокие горы. Туристы налегке проходят все ландшафтные и климатические зоны страны от предгорий до субтропиков, все ночёвки в стационарных приютах.

В край Крымских гор

Недельный тур с проживанием в гостинице у самой красивой горы Крыма - Южной Демерджи. Треккинги, авто-пешеходные экскурсии с осмотром красивейших мест горного Крыма, Долины приведений, каменного хаоса, водопадов, каменных грибов с посещением пещеры МАН и оборудованной Красной пещеры.

Задайте вопрос...
Напишите Ваш вопрос. Наши специалисты обязательно Вам ответят!