Путешествие в Арктику

Был такой легендарный человек — Глеб Травин. В конце 20-х гг. прошлого века он отправился в путешествие вдоль границ СССР. Масштаб деяний Травина огромен! И дело не только в гигантском километраже его экспедиции, но и в том, что в то время на пути Глеба не было и не могло быть ни одной асфальтовой дороги.

Самой сложной частью его экспедиции было прохождение Арктического побережья России. Глеб, конечно, не был «спортивным велотуристом» и не был отягощён предрассудками, которые так свойственны нам. Поэтому часть маршрута по побережью он «схалявил»: где-то «подъехал» на попутном ледоколе, а где то — на собаках.

Тем не менее большую часть побережья он проехал на велосипеде или прошёл с велосипедом. Именно это и интригует нас сегодня. Ехал или шёл? Если Глеб ехал, значит, ездить на велосипеде по берегу Ледовитого океана можно. Следовательно, перед нами открывается интереснейший регион, ещё не известный велотуристам.

Если же шёл, то для велотуризма этот регион интереса не представляет. Сегодня Арктика, как и вообще Север России (да и Север США, Канады), заметно обезлюдели. Рыба ищет, где глубже, а человек, вероятно, где сытнее. На тысячи километров побережья есть буквально несколько мест, которых можно достичь более или менее цивилизованным способом.

Именно возможность добраться из дома прямо до берега океана и предопределила нитку маршрута: Амдерма — Усть-Кара — Воркута. Связь Амдермы с внешним миром поддерживает единственная компания — «Аэрофлот Норд», благодаря помощи которой наша экспедиция и состоялась. Готовиться к арктическому походу было легче, чем к экспедициям на полюс Холода и на Байкал.

Мы хорошо представляли, какое снаряжение нам нужно, и главное, проект поддержали спонсоры. Впервые за туристскую «карьеру» мы были обеспечены именно тем снаряжением, которое хотели иметь. Также впервые у нас не было ни одной вещи из натуральных тканей. (Подробнее о снаряжении дальше.) Неприятность постигла команду с велосипедами — новенькие «Marin» не добрались до Петербурга к отъезду экспедиции.

Пришлось петербургскому велоцентру «Бивак» собирать технику по сусекам. В сусеках нашёлся в том числе и велосипед известного велопутешественника Владислава Кетова. Кстати, он планирует завершить свой поход по периметрам всех континентов, и не хватает ему именно арктического побережья. Что ж, его велосипед уже начал прохождение этого участка. В нашей команде были: я — Илья Гуревич (руководитель), Михаил Каменцев (штурман), Виктор Шульц (механик) и Анна Кононова.

До Амдермы мы добирались без преувеличения «три дня на самолётах». И добрались, как я понимаю, лишь благодаря мастерству пилота. Сложным являлся последний участок: Нарьян-Мар — Амдерма. С первого захода маленькому Ан-24 удалось лишь полетать над Амдермой. На земле была метель. На следующий день более 5 часов мы ждали вылета: погода была нелётной. Наконец вроде бы возникло «окно»: то есть садиться было не положено (слишком сильный ветер), но пилот всё же со второй попытки приземлился. Амдерма — город-призрак.

Некогда здесь располагался военный гарнизон, и численность населения составляла более 13 тыс. человек. Сегодня в посёлке проживает немногим более 300. Стоят огромные массивы домов, из которых жилых лишь несколько. Забавно читать на полуразвалившихся шедеврах архитектуры советского времени лозунги типа «Строитель, не срывай сроки строительства и ввода новых объектов!». В нынешних условиях звучит жутковато.

Не менее дико выглядит и портрет Карла Маркса размером в секцию блочного дома. С одной стороны, хорошо, что военные ушли из этих мест — вред природе они нанесли огромный. С другой — городок жалко. Видно, что оставшиеся люди любят его. Хотя сама жизнь в Амдерме — подвиг. Да и цены — Москва отдыхает. Первое, что мы увидели в Амдерме, был стоящий в здании аэропорта велосипед.

Тем не менее довольно быстро стало ясно, что покататься «всласть» нам не суждено. Во-первых, было довольно тепло, теплее минус 10°С, и наст не держал нас. То есть человека держал, а вот велосипед — нет. Во-вторых, мы рассчитывали, что большей частью пойдём не по тундре, а по льду, на котором, как показывает практика, снега гораздо меньше. Однако море подвело — не замёрзло: был береговой припай, и далее — чистая вода, «мир бездонный». …

Итак, 10 апреля мы вышли на маршрут. Я, придя в эйфорию от местных красот, стал «скакать» по холмам на берегу, а менее оптимистично настроенные участники пошли по льду океана пешком, ведя велосипеды в поводу. Надо отметить, что в этих краях дуют страшной силы ветры. Они сдувают снег с самой «бровки» холмов дочиста. Именно по этой полоске я пробовал ехать. Однако это не вполне получалось.

Во-первых, холмы (да простит меня литературный редактор) холмистые, и уклоны очень серьёзные. Вовторых, поверхность — камни, кочки. В-третьих, все это недостаточно сильно схвачено морозом. И, наконец, периодически встречаются овраги. Что с ними делать? Либо обходить, удаляясь далеко в тундру, либо спускаться вниз к морю. И то, и другое довольно трудоёмко. Зато мучения компенсирует пейзаж.

Сверху — удивительного цвета небо. Внизу — море, в котором плавают айсберги, справа — безбрежная тундра, а прямо под ногами — скалы. Впрочем, быстро выяснилось, что по кромке льда на море идти легче. Всётаки нет тяжёлых и крутых подъёмов, да и пейзаж тоже развлекает. То тут, то там стоят вмёрзшие ледяные скалы, а между ними разной плотности снег. Для меня до сих пор загадка: если бы погода была более «правильной» и стояли бы 20-градусные морозы, держал бы наст или нет?

Ведь несущая способность его должна, наверное, зависеть от температуры. Но идти оказалось не сложно, так как проваливались мы не сильно. Отмечу, что у нас было устройство С.Левичева, петербургского изобретателя, — лыжа на велосипед. Изначально планировалось, что мы поставим по такой лыже на передние колёса, что поможет нам преодолевать рыхлый снег. На деле же пришлось нам их поставить на задние колёса, чтобы те под весом рюкзака меньше проваливались.

В день мы проходили от 18 до 35 км, находя для ночёвок избушки на берегу моря. Они уже доживают своё, поскольку охотникам стали не нужны. (Да и охотники-то нынче сами никому не нужны.) Больше следить за избами некому. Некоторые из них забиваются снегом практически полностью, другие более герметичны и в них довольно комфортно. Удавалось даже топить печки, так как дрова (топляк) можно было найти на берегу.

Топляк тяжело пилится и плохо разгорается, но тепло даёт. Расположение изб на побережье: в 12 км от Амдермы, в 24,2 км (изба Шпиндлер), в 36 км (изба Ливар), в 59,3 км (новый летний дом). По мере нашего продвижения на восток погода становилась всё теплее и теплее. Идти, соответственно, было всё хуже и хуже. Происходили и очень обидные случаи: например, ледяное поле впереди раскалывается, образовывается длинная и узкая (2—3 м) полоса открытой воды.

Если бы ночью была «правильная» погода (хотя бы минус 20°), утром мы имели бы «хайвей». Так нет — ночью температура едва опускалась до минус 5°, может 7, а этого, чтобы наморозить лёд, который держал бы нас, мало. Приходилось идти по берегу. Открытого моря становилось все больше, а припая — всё меньше. Попадались интересные и очень красивые места: обрывистый берег подступал прямо к морю, между ним и открытой водой было едва ли 5—7 м льда, причём не ровного, а в «айсбергах».

И такой ледяной «мост» мог продолжаться несколько километров. Иногда и он кончался, и тогда приходилось штурмовать крутые заснеженные склоны, чтобы выбраться на гребень. На 10-й день пути мы искали место для лагеря на отлогом берегу. Где тут море кончается? Где начинается берег? Не ясно. Поставили палатку, возвели защитную стенку... Собственно, стенку я ставил больше ради разминки, а оказалось — очень кстати.

Наутро началась пурга — сильный ветер гнал и сбрасывал в море тонны снега. Весь береговой припай до последней льдинки унесло в океан. К счастью, мы всё-таки стояли на берегу, в 30 м от моря. В жизни велосипедиста такая пурга, когда в туалет удаётся сходить только с третьей попытки, выдаётся не часто. Однако вреда от неё нашему брату очень много. Нам повезло особенно.

К вечеру второго дня пургования, когда я уже успел проиграть и выиграть обратно в преферанс плеер моей подруги, пошёл... дождь. Для нас это была катастрофа. Утром +3°С. Днём, наверное, +5. До УстьКары 14 км. Вроде не много, но режим движения паршивый. На каждом шагу я проваливаюсь то по щиколотку, то по колено, то почти по пояс. Могу идти только третьим в группе; сначала Миша идёт, как самый лёгкий — немного утрамбовывает снег, за ним — Аня, добавляя снегу плотности, и только потом — я.

Виктору же не помогает даже то, что он идёт последним. Настроение на нуле. Приходим в Усть-Кару — местную «столицу мира». По плану у нас впереди ещё прохождение зимника (230 км) до Воркуты. Но, честно говоря, +3°С не вселяют оптимизма. На нашу удачу в Воркуту собирается вездеход, который и увозит нас на юг. Главные вопросы, с которыми мы собирались в экспедицию, так и остались не прояснёнными.

Всё-таки, мог ли Глеб Травин ехать по льду океана и по насту? Может ли вслед за ним и «всё прогрессивное человечество» «рассекать» по Арктике? Это дело гиблое в принципе, или просто нам не повезло с погодой? Конечно, начало 2007 г. войдёт в историю (надолго ли?) как рекордно тёплое (у меня в деревне под Питером 7 января зазеленели кусты). В Амдерме говорят, что ещё не было такой зимы, когда океан толком бы не замёрз.

Хочется теперь отправиться с этими вопросами на побережье Чукотки. Может быть, в тех суровых краях изменения климата не столь велики? Команда благодарит генерального спонсора экспедиции компанию «Normal » и спонсоров проекта: «Аэрофлот Норд», «Salewa» и «Бивак» (героически подготовивший нам технику в условиях её физического отсутствия). Мы не вешаем велосипеды на гвоздь, попробуем свои силы (и попытаем удачу) ещё раз.

Забавно: за нами по берегу, с отставанием в пару недель, шла экспедиция на вездеходах под руководством В.Чукова. Ей пришлось изменять маршрут. К моменту прибытия экспедиции в регион погода стала совсем нелётной. Немного практической информации. За 13 дней, включая пережидание пурги, команда прошла 168 км. Из них я проехал на велосипеде 1 км. Остальные члены команды — ещё меньше. З

а весь маршрут мы не встретили ни одного человека. Арктическое побережье России является пограничной зоной. Это логично, за океаном уже Канада, до которой всегото менее 4 тыс. км. Поэтому для посещения района требуется разрешение, которое выдаётся в Архангельском погранотряде. Обстановка там доброжелательная: документы можно прислать по факсу, а получить пропуска может ваше доверенное лицо.

Снаряжение. Мы использовали палатку «Буран» фирмы «Normal» с 4-мя несущими дугами и двумя тамбурами. В пургу стояла намертво. Сами мы одевались так (в скобках оценка свойств по 10-балльной шкале): кинетическое термобельё от «Satila» (8), потом тёплый слой (курткиподстёжки из тонкого флиса от «Salewa»), которые так и не понадобились нам (7), далее гортексовая куртка «Salewa Survey GTX» (10), шапка «Satila Orsa» из виндблока с синтетическим мехом (10).

Штаны, перчатки и ботинки у всех разные — «кто во что горазд», каждый покупал сам, и хит похода — пуховая жилетка, сшитая фирмой «Normal» специально по нашему заказу. В пуховках было слишком тепло, а в жилетке — самое то. Из промахов отмечу, что я взял с собой простую пилуножовку (надо было двуручную), из-за этого заготовка дров была сильно затруднена. Я не предполагал, что побережье, особенно в плоских местах, просто завалено топляком.

Не хватало нам и лопаты для откапывания занесённых снегом изб. Мешал в походе спутниковый телефон, с которого не удавалось даже отправлять СМС-сообщения. Причина — профилактические работы на спутниках. Во всяком случае, так было написано в объявлениях в Амдерме. Датчики GPS (их мы взяли два) работали без проблем.

Статья опубликована в газете «Вольный ветер», на нашем сайте публикуется с разрешения редакции. Сайт газеты http://veter.turizm.ru/ 

рисунок_6.jpg

Назад в раздел

Новый год и Рождество в России

Новогодние и Рождественские туры в России. В Подмосковье, Владимир, Великий Новгород, Карелию, Кострому, Калининград, Казань, Крым, Муром, Галич, Мышкин, Орел, Псков, Рязань, Санкт-Петербург, Сахалин, Селигер, Смоленск, Суздаль, Углич, Ярославль, Пенза, Беларусь, Алтай, Байкал, Вологда, Галич, Калуга, Александров, Архангельск, Камчатку и в другие регионы.

Легендарная Тридцатка, маршрут

Через горы к морю с легким рюкзаком. Маршрут проходит через знаменитый Фишт – это один из самых грандиозных и значимых памятников природы России, самые близкие к Москве высокие горы. Туристы налегке проходят все ландшафтные и климатические зоны страны от предгорий до субтропиков, все ночёвки в стационарных приютах.

В край Крымских гор

Недельный тур с проживанием в гостинице у самой красивой горы Крыма - Южной Демерджи. Треккинги, авто-пешеходные экскурсии с осмотром красивейших мест горного Крыма, Долины приведений, каменного хаоса, водопадов, каменных грибов с посещением пещеры МАН и оборудованной Красной пещеры.

Задайте вопрос...
Напишите Ваш вопрос. Наши специалисты обязательно Вам ответят!