Таманский полуостров

Таманский полуостров гораздо меньше известен путешественникам, нежели Крымский, хотя их разделяет лишь узкий Керченский пролив. Многие знают Тамань только по школьной литературе — как «прескверный городишко», описанный М.Лермонтовым в одноимённой повести. Однако история Тамани не ограничивается однодневным пребыванием великого писателя, а уходит в I тысячелетие до н.э., когда здесь располагались греческие колонии. 

Города Гермонасса, Фанагория, Кепы славились богатством и культурой, греческие корабли бороздили воды Понта Эвксинского — Чёрного моря... Потом — Боспорское царство, сказочная Тмутаракань, генуэзцы, турки... Ни один регион России не пропитан историей так глубоко, как Тамань. Природа её не менее интересна. Чистое море с лабиринтом лиманов, бескрайние степи, виноградники. 

По преданию, первую виноградную лозу тут посадил сам бог Дионис в память о своём погибшем друге. Неповторимый колорит полу острову придают десятки действующих вулканов, извергающих лечебную грязь, которая используется на бальнеологических курортах Анапы и Геленджика. Cейчас над этой древней землёй нависла угроза: всего в 10 км от Тамани начата стройка огромного портатерминала Железный Рог, откуда планируется экспортировать миллионы тонн аммиака в год. 

Стройку ведёт химическая корпорация «Тольятти азот». Ежедневно по железной дороге сюда будут доставлять 6000 тонн аммиака, который затем будет загружаться в трюмы судов по 2,5 километровой эстакаде трубопроводу в открытом море. Однако районы, непосредственно примыкающие к стройке, являются зоной повышенной геологической опасности. За последние годы на Таманском полуострове, относящемся к зоне 9 балльной сейсмичности, произошло 44 извержения грязевых вулканов! 

Геологи не исключают внезапного усиления активности горы Зеленской, на которой корпорация «Тольяттиазот» уже приступила к сооружению хранилища на 100 тысяч тонн аммиака. Кроме того, загрузка судов аммиаком — крайне опасная операция, которую надо проводить в закрытой бухте, защищённой от волн, ураганов, течений и т.п. Условия же в будущем порту Железный Рог, напротив, отличаются коварным морским течением, постоянно меняющим не только скорость, но и направление. В среднем по по годным условиям 146 дней в году тут неблагоприятны для проведения погрузочных операций. 

На полуострове расположены многочисленные археологические памятники, здесь сохранились единственные в России остатки поселений античной греческой цивилизации. Ущерб, нанесённый культурному наследию России, уже сейчас оценивают в 2 миллиарда (!) рублей, что намного превосходит прибыли, обещанные строителями терминала. И самое главное: смертельная опасность для жизни и здоровья людей, проживающих поблизости от терминала. 

Аммиак — особо опасное отравляющее вещество, попадание даже не большого его количества в верхние дыхательные пути приводит к тяжёлым ожогам и развитию астмы. Непосредственно же вблизи предполагаемого порта расположено 11 населённых пунктов, в которых проживает 30 тысяч человек. По расчётам ученых, время за которое ядовитое облако достигнет станиц и домов отдыха — всего несколько минут. В случае аварии предупредить население вряд ли успеют... 

Корпорация начала стройку с нарушением законодательства, задним числом получив необходимые документы. Нет и согласия жителей района на размещение здесь столь опасного объекта. При проведении своей «экспертизы», разрешившей строительство, корпорация «Тольятти азот» установила, что и так «на полуострове не высокая рождаемость и повышенная смертность». Видимо, в «Тольяттиазоте» считают, что и без того «вымирающие» 30 тысяч человек можно без потерь для России удушить аммиаком... О беде, грозящей Тамани, я узнал из газетной статьи. 

Девиз нашей организации «Нет чужих и далёких экологических проблем», поэтому на ближайшем собрании мы приняли решение об экспедиции на Таманский полуостров. Главной её целью было привлечение внимания общественности к сохранению этого уникального региона, выяснение отношения к проблеме местных жителей и строителей терминала. Средством пере движения выбрали велосипеды — правда, необычные, а горные, способные двигаться по пескам и бездорожью. 

Тогда же я отобрал и шестерых участников — они должны были иметь опыт велопоходов, уметь брать интервью, фотографировать и быть не младше 14 лет, так как часть маршрута проходила по шоссе. Кроме меня, в команду вошли ещё двое взрослых — Наташа Куксина, сотрудник СоЭС, и Лена Куклина, юрист Российской гильдии адвокатов. Встала техническая проблема: не хватало трёх велосипедов. Кинули клич по школе, и мальчишки притащили погнутые колёса, рамы, ржавые цепи. 

Из всего этого «добра», прикупив недостающие детали, мы собрали три вполне приличных горных велосипеда (21 скорость, тормоза VBrake), которые ни разу не подвели нас в пути. Ближайшая к Тамани ж.д. станция — Анапа, но поезда туда ходят только летом, поэтому мы стартовали со станции Тоннельная. Через 40 км последние отроги Кавказа остались позади, и начались степи, заросли тростника. Анапу мы объехали по новой транзитной трассе, а потом двигались по шоссе вдоль пионерлагерей и курортов. 

Кстати, дорога буквально кишела велосипедистами — на гоночных машинах, в сопровождении милиции. Спортсмены удивлённо косились на колонну из 9 велосипедистов с огромными рюкзаками на багажниках. На полуостров решили заехать по знаменитой Бугазской косе — эта коса, длиной более 40 км при ширине всего 100 м, отделяет от моря большой Кизилташский лиман. Как назло, пошёл дождь, двигаться по мокрому песку стало практически невозможно, и мы уныло брели вдоль штормового моря. При преодолении солёного болотца едва не лишились одного участника: Серёга Горюнов свернул с тропы и провалился по пояс в жидкую грязь. 

Сначала он кричал, что выберется сам, но только извалялся в грязи по уши и чуть не утопил велосипед. Под противным мелким дождём, проклиная парня за неловкость, мы быстро вытащили из болота два больших комка грязи — Серёжу и велосипед. Вечером, достигнув станицы Благовещенская, от местных жителей узнали, что дальше «Бугазка» вообще непроходима — по крайней мере, весной. И мы, вздохнув, вернулись на трассу. 

Следующие два дня светило солнце, мимо проносились поля и виноградники, то справа, то слева поблескивали лиманы и заливы. Ночевали в лесополосах, где можно набрать дров для костра, либо прямо в степи, и тогда готовили пищу на примусе. Гораздо большей проблемой была вода: на Тамани пресную воду можно на брать только в населённых пунктах, так как все озёра и лиманы солёные, а рек нет вовсе. Воду мы везли в пластиковых бутылках, каждый литра по четыре, и на себе прочувствовали, что «в пустыне — другая цена воды». 

Даже Лена, которая умудрялась мыть голову в туалете плацкартного вагона, и та поняла, что подобные процедуры в степи могут привести к смерти от жажды, и обещала потерпеть до Тамани. Утром четвёртого дня группа наконец достигла станицы Тамань. Встретили нас очень хорошо. Сначала казаки отвели в музей, рассказали историю казачества на Тамани. От директора музея мы узнали и о борьбе, которую казаки уже несколько лет ведут с корпорацией «Тольяттиазот». Казаки устраивали пикеты, спали в бурках на стройке, голодали, но не смогли остановить «варваров».

 Когда бульдозерами срыли вершину горы Зеленская, где, по преданию, молился Андрей Первозванный, казаки даже схватили шашки — рубить трубопровод... Свой лагерь мы разбили на базе археологической экспедиции Пушкинского музея. Уютный домик, заросший виноградом, цветы, шум моря за окном... Сходили на экскурсию в музей Лермонтова, побывали в знаменитой «фатере», видели лодку контрабандистов, подлинную рукопись «Тамани» — в общем,  кинулись в атмосферу XIX столетия, посмотрели на мир глазами молодого опального поэта. 

Здесь узнали, что не только Лермонтов, но и Пушкин бывал на Тамани — знаменитое «У Лукоморья дуб зелёный...» навеяно посещением полуострова. Потом — Археологический музей. Древнегреческие амфоры и монеты, колонны храмов, статуи богов — всё это выкопали не в далёкой Греции, а здесь, на Тамани. Посмотрели на знаменитый «Тмутараканский камень» — плиту с надписью о том, как русский князь Мстислав Удалой по льду мерил ширину Керченского пролива. После находки этого камня в XIX веке Тмутаракань перестали считать мифическим княжеством. 

А вечером мы гуляли по берегу моря, где каждая волна выбрасывает кусочек истории: то ручку от амфоры, то обломок чернолакового сосуда, а то и монету или наконечник стрелы. Наши и без того тяжёлые рюкзаки пополнились коллекцией посуды, которую расколотили неосторожные рабы 2,5 тысячи лет назад... На следующий день, вооружившись фотоаппаратами и видеокамерой, поехали на стройку. 

Дорога, разбитая КамАЗами, грязная после дождей, оказалась непроходимой даже для горных велосипедов. То есть вниз, к морю, мы ещё как то скатились, а вот обратно... Обратно несли облепленные противной вулканической грязью байки на себе, причём каждый из них весил уже под 20 кэгэ. Будущий порт представлял собой горы вывороченной земли, по которой ползали многочисленные экскаваторы и бульдозеры. 

По новой железной дороге прибывали составы, загруженные огромными трубами — по ним в будущем должен идти сжиженный аммиак. Девятиклассник Федя Пудалов, самый маленький участник экспедиции, фотографировал вагоны с трубами, когда сзади подъехала иномарка с тонированными стёклами. Остальные участники похода были далеко. В машине сидели пятеро мужиков, в центре главный, в стильном пиджаке. 

Он спросил: «Эй, пацан, кто тебе разрешил снимать здесь?» — на что Фёдор резонно заметил: «А мне никто это не запрещал!» По том «мафиози», как назвал его Федька, пытался выяснить, кто мы и откуда, на что получил обстоятельный ответ о целях экспедиции. Взбешённый «мафиози» пообещал «разобраться», тонированное стекло поднялось, и иномарка умчалась, разбрызгивая грязь. Мы несколько насторожились после этого случая, но корпорация «Тольяттиазот», видимо, решила, что школьники никакой угрозы стройке не представляют. 

Мы брели по грязной тракторной дороге. Вся стройка выглядела нелепостью, страшным абсурдом — словно ктото расковырял рану в древней Таманской земле... А с двух сторон от будущего терминала — пансионаты и курортные городки, чистая вода, фруктовые сады и виноградники. Сам собой возник вопрос: какое же будущее нужно этой земле? Отравленная пром зона или чистый курортный район? Об этом мы говорили с главой администрации Тамани Геннадием Григорьевичем Майковым. 

Он рассказал про долгую историю борьбы с корпорацией «Тольяттиазот», показал целую кипу документов, которые мы впоследствии печатали в экологических изданиях. История борьбы печальна: кого запугали, кого купили, и на уровне края стройку разрешили. Майков стал «последним из могикан» — он в одиночку ведёт борьбу с огромной и влиятельной корпорацией, но с каждым днём шансов на победу остаётся всё меньше... 

Единственным спасением может стать проведение местного референдума. Однако первые попытки его провести закончились неудачей — губернатор Краснодарско го края не разрешил даже создать инициативную группу для подготовки референдума. Видимо, слишком большие деньги противостоят экологам и местным патриотам. Но борьба продолжается. Строительство на Таманском полуострове аммиачного терминала — варварство, у Тамани другое предназначение и другое будущее. 

Как написал в открытом письме Президенту России Г.Майков: «Россия — самая холодная страна в мире, она потеряла Крым, Одесскую область, Прибалтийское взморье, Николаевскую и Херсонскую области, Черноморское побережье Абхазии и Грузии. Осталась маленькая полоска приморской земли, которая может принять на отдых и оздоровление простых, не богатых российских граждан...» Мы обещали помочь, подключить к работе «Гринпис Росиии» и СоЭС. 

На обратном пути заехали в пос. Сенной, где на горной гряде Цымбалы уже два месяца продолжается извержение грязевого вулкана Пучина. Дорогу завалил огромный поток грязевой лавы, движущейся соскоростью 2 м в день, приближаясь к ж.д. путям, по которым должны идти цистерны с аммиаком... Земля тут покрылась сетью глубоких разломов, из кратера диаметром 300 м продолжают выходить горящие газы, из глубины слышен гул, вокруг разбросаны куски шлака — вулканические бомбы. 

Казалось, сама природа предупреждает людей: «Остановитесь! Не стройте опасные объекты у действующих вулканов!» Ведь это извержение — не первое и не последнее. В прошлом году извергался Карабетовский вулкан — крупнейший на Тамани. Тогда разломы прошли так близко от полотна железной дороги, что тревогу забили даже строители порта. А действующих вулканов на маленьком полуострове более 30... 

Когда мы ехали обратно, люди уже знали о цели нашего велопробега, выходили приветствовать, водители одобрительно гудели. Както вечером, во время очередного дождя, стариксто рож пригласил нас переночевать на тракторной базе; мы высушили вещи на печке, спали в тепле и были безмерно счастливы. Недалеко от станицы Старотитаровская подкатил «жигулёнок» — атаман с есаулом догнали нас, чтобы передать специальный экстренный выпуск казачьей газеты «Эко Тамани», посвящённый проблеме сохранения этого уникального региона. 

Преодолев перевал над станцией Тоннельная, мы увидели внизу огоньки Новороссийска. Ночевали в буковом лесу, где, наконец, вымыли велосипеды в речке, подготовив их к перевозке поездом. Было несколько непривычно видеть так много пресной воды. Утром с ветерком скатились в Новороссийск. Правда, не обошлось без приключений. Серёжа отвык от большого города и так увлечённо смотрел по сторонам, что не заметил «Москвич», стоящий на обочине. Результат: погнутое колесо велосипеда и помятый бампер у машины. 

Через сутки мы были в Москве. Позади остались 10 дней путешествия, 400 км дорог и волшебные пейзажи полуострова. Тамань стала частицей нас самих, и мы боремся не за сохранение маленького уголка при роды — за сохранение части своей души. Все мы влюбились в этот полуостров с его морем и вулканами, степью и зарослями тростника, населённый отзывчивыми гостеприимными людьми, где историю ощущаешь как ещё одно измерение, где время словно остановилось.

Статья опубликована в газете «Вольный ветер», на нашем сайте публикуется с разрешения редакции. Сайт газеты http://veter.turizm.ru/ 

Назад в раздел

Новый год и Рождество в России

Новогодние и Рождественские туры в России. В Подмосковье, Владимир, Великий Новгород, Карелию, Кострому, Калининград, Казань, Крым, Муром, Галич, Мышкин, Орел, Псков, Рязань, Санкт-Петербург, Сахалин, Селигер, Смоленск, Суздаль, Углич, Ярославль, Пенза, Беларусь, Алтай, Байкал, Вологда, Галич, Калуга, Александров, Архангельск, Камчатку и в другие регионы.

Легендарная Тридцатка, маршрут

Через горы к морю с легким рюкзаком. Маршрут проходит через знаменитый Фишт – это один из самых грандиозных и значимых памятников природы России, самые близкие к Москве высокие горы. Туристы налегке проходят все ландшафтные и климатические зоны страны от предгорий до субтропиков, все ночёвки в стационарных приютах.

В край Крымских гор

Недельный тур с проживанием в гостинице у самой красивой горы Крыма - Южной Демерджи. Треккинги, авто-пешеходные экскурсии с осмотром красивейших мест горного Крыма, Долины приведений, каменного хаоса, водопадов, каменных грибов с посещением пещеры МАН и оборудованной Красной пещеры.

Задайте вопрос...
Напишите Ваш вопрос. Наши специалисты обязательно Вам ответят!