Велопоход по Кольскому полуострову

Человека, путешествующего на велосипеде, туристы других "конфессий" часто считают "халявщиком". Наш поход по пустыням Египта и Туркмении вызывал только улыбку на лицах друзей-водников: "Хорошо вам по тёплым странам на "великах" кататься". Чаша терпения переполнилась, и было решено совершить сложное путешествие на самом севере нашей страны.

Мы выбрали Кольский полуостров, представляющий собой отличное место для велосипедных походов высокой сложности. Сбор материалов был недолог. Я опрашивал людей, хорошо знающих местность, о возможности проехать по той или иной дороге и выбирал только те из них, по которым "проехать на велосипеде абсолютно невозможно". После этого мы добавили участок полного бездорожья -- траверс Ловозёрских тундр, и нитка маршрута была готова.

К походу начали тренироваться с весны. Лесовозные дороги севера Ленинградской области стали нашим полигоном. Условия были максимально приближены к "боевым" -- грязь, комары, броды... Жизнь, однако, внесла свои коррективы. По разным причинам в августе 1998 года три (!) члена команды не смогли выйти на маршрут. Стартовали в Кандалакше всего четверо. Илья Гуревич (рук.) и Владимир Воронков (механик) уже прошли вместе многие тысячи километров по пустыням и болотам, по горам и бездорожью. Виктор Шульц (завхоз) -- относительно новый человек в команде, и благодаря альпинистскому прошлому "отвечал" за горную часть маршрута.

Старт оказался не очень удачным: у Саши Жашкова украли практически все личные вещи. Поэтому ночевать далее ему пришлось во вложенных один в один велочехлах и постоянно ходить в той одежде, что была на нём в момент кражи. Позже, правда, щедрая обочина дороги на Умбу подарила ему брошенную кем-то старую зимнюю куртку, а перевал Эльморайок -- пару совершенно новых кед! Но всё равно в горах Саше приходилось несладко, что и заставило его вернуться домой с середины маршрута.

Первый сложный участок нашего пути начинался у посёлка Умба, где от шоссе отходит на север грунтовая дорога, ведущая в посёлок Октябрьский. Когда-то вдоль всей трассы жили люди. Источником их существования являлась рубка лесов. Когда рубить стало нечего, жителей переселили на побережье и дорога начала разрушаться. Гати давно никем не ремонтировались, а несколько колышащихся на ветру мостов явно не протянут больше двух-трёх лет. 

В нескольких местах дорога на сотни метров покрыта глубокими лужами, в других -- изобилует песчаными горками и участками, усыпанными крупными камнями. Одним словом, здесь есть хорошая возможность проявить мастерство фигурного вождения велосипеда. Последнему на таких дорогах сильно достаётся: в движущиеся части постоянно попадает вода с мелким песком. Эта смесь стремится разрушить цепи и подшипники, создаёт дополнительное сопротивление движению. На всём участке до Октябрьского дорога сильно портится во время дождей.

Однако самый тяжёлый участок располагается между деревнями Восточное Мунозеро (на местном языке -- Восточный) и Муна. Здесь не только самые плохие и топкие дороги, но есть и несколько коварных развилок: пропетляв с десяток километров по лесам, вы можете оказаться в тупике на месте бывших лесозаготовок. Чтобы избежать промаха, следует держаться более накатанных дорог и в сомнительных случаях забирать левее. И ещё один важный момент: на всём пути нет ни одного магазина. Предусмотрев это, мы сделали небольшой крюк и заехали в Умбу, где, кстати, продают свежайший хлеб местной выработки. Мы прошли весь путь за четыре дня, но запасов надо иметь как минимум на шесть -- в случае дождей могут возникнуть серьёзные проблемы.

Вторая часть маршрута (траверс Ловозёрских тундр) была наиболее сложной. Похоже, до нас велосипедисты предпочитали обходить эти горы стороной. Начало было вполне оптимистичным. Мы проехали вдоль Умбозера по сильно подтопленной дороге до ж.-д. переезда, что сразу за рекой Пунча. С этого места начинается подъём по юго-западному склону Ловозёрских тундр по хорошей тропе, идущей вдоль ручья Киткуай, по которой можно было ехать. Если не считать мест, где велосипед просто "вставал на дыбы": тяжёлый рюкзак перевешивал, переднее колесо отрывалось от земли, и велосипед терял управление. 

Мощнейшие передачи 30х28 и даже 30х30 в этом случае были бессильны. Заднее колесо буквально проворачивалось, поднимая столбики пыли. Приходилось делать несколько шагов пешком. Однако, дойдя до озерца, тропа кончилась, и перед нами предстал склон горы, полностью покрытый каменной осыпью. Следующие три дня пришлось идти пешком. Рюкзак на спине, велосипед на шее и качающиеся камни под ногами. Иногда для велосипеда всё-таки находилась полезная работа. На особо крутых подъёмах его можно было использовать в качестве "ледоруба". Поднимаешь его над головой и фиксируешь между камней. Далее, опираясь на раму, можно сделать шаг вверх.

До Северного Тавайока мы дошли без особых проблем, миновав перевал Чивруай, пройдя по вершинам Страшемпахк и Маннепахк. Спуск с Тавайока к Сейдозеру был самым трудным участком всего пути. В этом месте северный низкорослый лес покрывает всё ущелье от заболоченного ручейка внизу до отвесных скал наверху. Мы пробирались по самому верху леса, где он более редок, но всё равно не могли нести велосипеды и рюкзаки одновременно. Деревья безбожно стремились содрать груз с наших шей, а трава и низкорослые кустарники закрывали глубокие и очень опасные расселины между камнями. Пришлось ходить челноком, а один раз даже спускать велосипеды со скал на верёвке. За полный ходовой день мы преодолели всего 13 км.

Проскочив простой перевал Эльморайок (на нём была тропа, и велосипеды можно было большей части катить рядом, а не нести на шее), мы вышли к Карнасуртинскому руднику, где встретились с роковым для нас асфальтовым шоссе. Соскучившись по хорошей дороге, мы гнали под гору со скоростью свыше 50 км/ч. На одном из поворотов мой тяжелогружёный конь не выдержал удара передним колесом о застывшую каплю бетона, попавшуюся на дороге. Колесо сложилось, и я оказался на асфальте, а затем и на операционном столе больницы города Ревды. 

Конечно, анализируя ситуацию, я прихожу к выводу, что нельзя было ехать с такой скоростью, ведь команда отвыкла от асфальта за предыдущую неделю! Но нами овладело состояние эйфории. Мы вышли из каменной ловушки, по которой шли в постоянном напряжении. Расслабились -- ведь теперь можно не думать, что любой шатающийся камень может опрокинуть на землю и причинить серьёзные травмы. Ведь в руках вместо лыжных палок (дополнительной точки опоры) у нас были рули велосипедов! Статистика же как раз показывает, что самые серьёзные аварии с велосипедистами происходят именно на гладких асфальтовых шоссе.

Дальнейший путь мы смогли продолжить только через два дня. К этому моменту зашитая голова позволила мне сесть в седло, хотя большие нагрузки я выдерживал с трудом. Пот делал повязку влажной, а пульс молоточком стучал в ране. Приходилось дополнительно тратить время на перевязки в воинских частях и редких посёлках, попадавшихся на нашем пути.

Последний этап экспедиции начался в Коле. Маршрут шёл на запад до реки Титовки, далее через хребет Мустатунтури на север, на полуостров Средний и Рыбачий. Полуострова эти знамениты тем, что во время войны не были сданы врагу, хотя немцы продвинулись далеко на восток. Тундра здесь испещрена окопами и оборонительными сооружениями. В некоторых ещё можно найти оставшиеся со времён войны патроны, каски. Поисковые отряды каждый год откапывают убитых солдат и хоронят их в братских могилах. А рядом с ними лежат в руинах вполне современные брошенные военные городки. Места вообще-то очень красивые.

К желанному мысу на самой северной точке российской Европы от шоссе Мурманск -- Печенга отходит грунтовая дорога, начинающаяся сразу за рекой Титовкой. (Здесь есть и КПП, где проверяют паспорта). Сначала дорога вьётся над рекой, проходит над очень красивым водопадом. Затем, после развилки на воинскую часть, начинается очень крутой подъём с серпантинами на перевал. Высота его невелика, но валяющиеся по обочинам вездеходы наглядно показывают, что следует быть осторожным. Самые плохие участки начинаются после въезда на Рыбачий. (Кстати, предупреждаю: чтобы попасть на Рыбачий, следует оформить соответствующие документы, при въезде на полуостров находится КПП. Всю еду также надо вести с континента.)

Здесь все дороги покрыты крупными булыжниками. Даже отличная техника, собранная из лучших деталей специально по нашему заказу в велоцентре "Бивак", устала. После нескольких падений колеса активно стали терять спицы. Совершенно новая индийская покрышка на заднем колесе всего через 700 км пути стала абсолютно гладкой! Не думая, что так может произойти, я не взял запасную (настоятельно рекомендую сделать это тем, кто собирается в те края). Несколько раз в день приходилось останавливаться на ремонт. Последний раз прямо на Немецком. До него есть две дороги: вдоль моря (как мы ехали) и через брошенную военную базу на мысе Скорбеевском. Пейзажи на полуострове совершенно экзотические: тундра, холмы, брошенные бараки. Вдоль дороги поставлены специальные метки, сделанные из подручных материалов. Зимой, когда лежит метровый снег, они будут указывать положение дороги.

На самой северной точке российской Европы воинская часть и огромная свалка отжившей техники. Мне кажется, это место -- символ того, как мы относимся к своей природе.

Несколько минут отдыха, и в путь, на юг -- это единственное направление, по которому можно двигаться с мыса. От хребта Мустатунтури на это раз повернули к Печенге по старой финской дороге. Я ездил на своём "Золотом коне" по дорогам трёх континентов, но эта, пожалуй, самая красивая! Светлая лента вьётся среди бесчисленных озёр и скалистых гор. Заканчивается же она глубоким бродом. По словам местных жителей, 54 года назад немцы, отступая, взорвали мост. Теперь, ввиду того, что восстановить его за это время никто не удосужился, реку приходится переходить по пояс в холодной воде и только во время отлива.

Закончился наш поход. За 18 дней (считая 2 днёвки) мы преодолели 890 км. Ориентировочная категория сложности -- 4. В пути мы старались быть максимально внимательными к хрупкой северной природе. Весь мусор, образовавшийся во время похода, был вывезен нами на свалки, не было срублено ни одного живого дерева. Призываем всех, кто собирётся на Кольский. следовать такой же традиции, ведь наш Север стал давно зоной экологического бедствия.

Статья опубликована в газете «Вольный ветер», на нашем сайте публикуется с разрешения редакции. Сайт газеты http://veter.turizm.ru/ 

Назад в раздел

Новый год и Рождество в России

Новогодние и Рождественские туры в России. В Подмосковье, Владимир, Великий Новгород, Карелию, Кострому, Калининград, Казань, Крым, Муром, Галич, Мышкин, Орел, Псков, Рязань, Санкт-Петербург, Сахалин, Селигер, Смоленск, Суздаль, Углич, Ярославль, Пенза, Беларусь, Алтай, Байкал, Вологда, Галич, Калуга, Александров, Архангельск, Камчатку и в другие регионы.

Легендарная Тридцатка, маршрут

Через горы к морю с легким рюкзаком. Маршрут проходит через знаменитый Фишт – это один из самых грандиозных и значимых памятников природы России, самые близкие к Москве высокие горы. Туристы налегке проходят все ландшафтные и климатические зоны страны от предгорий до субтропиков, все ночёвки в стационарных приютах.

В край Крымских гор

Недельный тур с проживанием в гостинице у самой красивой горы Крыма - Южной Демерджи. Треккинги, авто-пешеходные экскурсии с осмотром красивейших мест горного Крыма, Долины приведений, каменного хаоса, водопадов, каменных грибов с посещением пещеры МАН и оборудованной Красной пещеры.

Задайте вопрос...
Напишите Ваш вопрос. Наши специалисты обязательно Вам ответят!