Путешествие в Туву

На поезде мы должны были добраться до Кызыла (с пересадкой в Тюмени). Удачно погрузив всё снаряжение в поезд № 379, мы уже были в предвкушении дорожной романтики, но тут пришёл начальник состава и всё опошлил. Оказывается, части каркаса катамаранов длиннее установленной нормы на 15 см и провозить их запрещено.

На все наши утверждения, что мы уже 10 лет ездим с этим в поездах, что это спортивное оборудование, что лыжи длиной более 2 м ведь можно провозить, нам было жёстко заявлено: «Выгрузить!» Мы отказались. До отправления оставалось 3 минуты. Откуда ни возьмись появилась проводница штабного вагона с явно выраженной кавказкой национальностью на лице и со словами, от которых уши быва

лых туристов стали медленно вянуть, начала скидывать с верхних полок наше снаряжение. Связка вёсел упала на голову какому-то пассажиру. Благо, они лёгкие. В общем, негабаритные вещи пришлось выгрузить: спорить времени не оставалось. Хорошо, что нас провожали друзья на машине. Мы дали им деньги на бензин до Тюмени (800 км) и с неспокойной душой отъехали. До следующей станции Пыть-Ях было часа два езды.

Ровно столько нам было отведено на то, чтобы поменять отношение начальника поезда к туристам в частности и его мировоззрение в общем. Для этого мы потребовали правила перевозок. Начальник поезда, уже начавший составлять протокол, любезно их предоставил. Там даже красным маркером было выделено место, где говорилось о перевозке грузов: «В счёт установленной нормы провоза ручной клади в поездах дальнего и местного следования пассажиру разрешается перевозить при себе в разобранном и упакованном виде детские коляски, байдарки, велосипеды без мотора, если они по своим размерам могут быть помещены на местах, предназначенных для размещения ручной клади».

Вот на байдарки мы обратили особое внимание начальника. На что получили железнологичный ответ: «Вы же катамараны везёте!» А то, что байдарка занимает больше места, чем разобранный катамаран, никого не интересовало. Начальник поезда уже закончил писать протокол и попросил его завизировать. И тут мы попросили дописать, что измерение багажа не производилось. Он даже ручку выронил и произнёс ещё одну отличающуюся железной логикой фразу: «Я ростом 190 см, а ваши каркасы выше меня, значит — негабарит».

Тогда мы предложили, чтобы в протокол была внесена фраза: «Размеры багажа измерялись по росту начальника поезда». В общем, был составлен новый протокол «об отказе выгрузить негабаритный груз». Связавшись по сотовому с нашими друзьями в машине, мы получили своё оборудование на станции Пыть-Ях и погрузили его опять на третью полку. При пересадке в Тюмени предусмотрительно сдали в багажный вагон каркасы и два мешка (94 кг). В Абакане груз получим назад. 18 июля прибыли в Абакан, где нас ждала 12-местная «Газель» турфирмы «Алаш-Тревел». «Газель» должна была доставить группу в Кызыл.

Помимо водителя, нас встречали хозяйка машины, её муж и сын. В ответ на вопрос, как же все поместятся, услышали: «А мы на багаж всего два места рассчитывали!» Кое-как, сидя по двое на одном месте, через 7 часов добрались до Кызыла. Там мы должны были пересесть на «Урал» и на нём добираться к началу маршрута. Транспорта в условленном месте не оказалось.

Лишь через 2 часа погрузились в раздолбанный вахтовый «Урал», в некоторых окнах которого вместо стёкол был наклеен скотч. Водитель сначала поехал на заправку, потом по многочисленным родственникам, затем домой переодеться. В итоге из Кызыла выехали ещё через 3 часа, в 21.00. Водитель ещё просил взять четверых попутчиков, но мы, ему отказали. Потом была многочасовая поездка по горным дорогам и бездорожью, остановки у каждой юрты, где у шофёра всегда находились родственники...

День 5. Наконец 19 июля в 15 часов местного времени мы выгрузились на берегу Балыктыг-Хема, а машина поехала дальше. Поставили лагерь и приступили к сборке катамаранов. В этот же вечер нас посетили двое аборигенов. Надо отдать им должное: ни один цирковой артист не сможет так держаться на лошади, будучи в стельку пьяным. Гости с весёлыми лицами, бросив на землю обрез из «мелкашки», подсели к нашему очагу. Один из них по-русски не говорил вообще, другой говорил немного: «Спирт дай, сигарета дай».

Естественно, спиртным с ними никто делиться не стал, а сигаретами угостили. Через часик гости, кое-как взобравшись на лошадок, умчались в безоблачную даль. Поздно вечером наш «Урал» возвращался назад, и водитель, присев у костра, поведал нам пугающую историю. Оказывается, наши гости угоняют лошадок из России в Монголию и наоборот. За конокрадами давно уже гоняются пограничники, но поймать никак не могут. Выставив часовых, мы разошлись по палаткам. День 6. До обеда собрали катамараны, но идти не стали — мокро.

Воды в реке прибавилось сантиметров на 20. Поток стал мощнее и жёстче. День 7. Ночь выдалась очень холодной. Утром на катамаранах мы обнаружили иней. Термометр в датчике GPS показывал +3°С. И вот историческое событие: после того, как рассеялся непроглядный туман, мы сделали групповое фото на память и отплыли. Правда, в первые несколько дней это мало было похоже на плавание: вода в этом году была очень низкая.

То по щиколотку, то по колено, а то и по пояс в ледяной воде мы стаскивали катамараны с обливных камней, которые плохо видны с воды. За 3 часа прошли 23 км. Устроили обед. Дальше река разбивается на несколько мелких рукавов. Опять то и дело соскакиваем с катамарана и тащим его на глубину. Изредка садимся на камни — и снова в воду. Два раза таскали катамараны по перекатам метров по 100. До 17 часов прошли ещё 14 км и остановились на ночёвку. Выше по реке прошёл ливень с грозой, вода стала грязная.

На берегу многих продолжает качать. День 8. Вечером нас занесло не в то русло, и пришлось тащить катамараны на себе метров 200. В это время к нам подскакали верхом три тувинца: два молодых и один постарше. Они были образованнее первых гостей, потому что знали по-русски ещё одну фразу: «Крючок дай». И курить сами предложили, да не какую-то «Приму», а «Тройку»! Это нас должно было насторожить. Мило с ними побеседовав, мы отправились дальше.

Отойдя от места встречи на 18 км, остановились на берегу глухой протоки, разбили лагерь и завалились спать. Дежурство не выставили, потому что за эти два дня очень вымотались. Весь вечер и полночи шёл дождь. День 9. А ночью нас обокрали. До сих пор думаем, что было бы, если б выставили дежурных? Или нас не обокрали или кто-нибудь пострадал бы физически? Коренное население той местности живёт практически при феодальном строе, граничащем с первобытно-общинным, животные инстинкты преобладают над разумом.

У нас «ушли» все верёвки, спас-концы, тушёнка, кофе, чай, шоколад, топор, спиннинги, ремнабор, аптечка. Как идти дальше? Поначалу казалось: всё, приехали! Как сходить с маршрута, как добираться до Абакана, как менять билеты?.. Потом всё стало видеться не таким страшным. Чтобы мы не умерли с голоду и от безысходности не пошли назад пешком разбираться с обидчиками, «добрые» аборигены оставили нам немного продуктов: 6 банок рыбных консервов, 8 банок сгущёнки, 16 банок паштета и 3 пачки макарон.

Мол, мы не разбойники, а Робин Гуды. Недалеко в лесу мы обнаружили место, где разбиралась добыча, и нашли картофельное пюре. Целых 15 пачек! Видимо, попробовали — не понравилось и выкинули. Часть продуктов была съедена ворами на месте. Судя по следам зубов на фольге, шоколад жрали, не вынимая из обёртки. По подсчётам, продуктов нам хватит дней на 5 в условиях строжайшей экономии. Страшнее было отсутствие медикаментов.

Решили, что в Кунгуртуке докупим продукты, верёвки и пойдём дальше. Река становится мощной. Прошли 33 км за 4 часа. Высота над уровнем моря 1325 м. За час до ночёвки был инцидент. В узком месте река делала резкий поворот, за которым над водой лежало дерево. Надо быстро реагировать. Димка попытался остановить катамаран под стволом, но Димку кладёт назад. Татьяна схватилась за дерево, а катамаран утянуло из-под неё. Она почти по шею в воде, но ствол не отпустила. В это время на это же дерево налетел второй катамаран.

Владимир Сергеевич прыгнул в воду за Татьяной, помог ей забраться на судно. В этот момент Айрат, врезавшись головой в дерево, упал в воду. Слава Богу, на голове была каска. Вася на ходу перепрыгнул через ствол и приземлился с другой стороны на катамаран, Айрат подплыл к судну. В общем, и смех, и грех. Сушились возле костра минут 30—40. Дров вокруг — море. День 10. Сегодня солнечно. Прошли 39 км. С утра рассчитывали через час подойти к дороге на Кунгуртуг (посёлок находится в 6 км от реки).

Однако через 15 минут после выхода на правом берегу увидели палатки. Группа из Таллина поделилась с нами чаем, верёвкой, леской и презентовала поллитра 80-градусной эстонской водки. В Кунгуртуг идти расхотелось. Пусть эти кунгуртуки (так мы прозвали местных) едят наши продукты, ходят в нашей одежде, мы не жадные, как-никак нефтяники. Река успокоилась и 37 км текла, петляя по Тере-Хольской котловине, со скоростью 3—4 км/ч. Целый день шли на вёслах. Деревья нависают над водой, кое-где стволы перегораживают большую часть реки.

Русло очень извилистое. Под вечер река стала шире в два раза, течение убыстрилось. На ужин был суп (2 пакета сухого супа, 2 горсти вермишели, картошка и лук с морковкой), салат из черемши, смородиновый чай. Уплетали за обе щёки. В общем, вполне достаточно. День 11. Подогнали спасжилеты, каски — готовность № 1 к прохождению порогов. Первый — Лестницу — все ждали с опаской, но он оказался не таким уж и страшным. Шиверы мощные, много обливных и подводных камней — слалом, одним словом.

К течению приспособились, порог длиной 6 км прошли без разведки. Потом 30 км быстротока. Скорость 9—12 км/ч. Планировали к вечеру заночевать перед Мельзейским каскадом. На быстротоке сняли спасжилеты и каски — жарко. И неожиданно ввалились в шиверу, которая оказалась первой в Мельзейском каскаде. Зачалились, оделись и пошли дальше. Шивера мощная, валы, сливы с камней. Подошли к первому серьёзному порогу, просмотрели — и вперёд. Прошли хорошо.

После порога в 18.00 встали на ночлег. За день прошли 48 км за 6 часов. Завтра надо преодолеть ещё 27 ступеней каскада. День 12. Прошли с 4-го по 29-й порог каскада, всего 10 км, за 2 часа. Приходилось часто просматривать пороги. Остановились на бивуак на поляне перед впадением притока — реки Мельзей. Воды в Балыктыг-Хемеме мало. Пройти можно только по узкой главной струе. Высота 1127 м над уровнем моря. День 13. Сегодня у Димки день рождения. «Отхепибёздили» с утра.

Днём начался дождь. Шли на вёслах, останавливались для ловли рыбы. Наловили на хорошую уху тайменя, хариуса и ленка. За день проплыли 37 км. Вечером на бивуаке пошли в лес и наткнулись на целую плантацию красной смородины. Собрали литров 5. Получился хороший морс. День 14. Утром к нам подплыли на лодке два старовера, молодые парни Иван и Степан. Угостили рыбой, домашним хлебом и огурцами. Через 20 минут после выхода мы увидели на левом берегу 2 маленьких домика, стоящих рядом.

Между ними небольшой огород и крытая беседка. Рядом банька и туалет. Хозяев не дозвались и пошли дальше. На 18-м км от ночлега на повороте реки увидели тёсаные крыши. Это деревня Катазы. В ней с десяток жилых домов, много хозяйственных построек. На берег высыпала детвора от 2-х до 13 лет. На воде стояли три моторные лодки, два мужика чистили рядом рыбу. Нас позвали к домам и предложили молоко, сметану, зелень... От души, но и от денег не отказываются.

Мы купили огурцов, помидоров, лука зеленого, 4 литра сливок, которые ближе к сметане, 1,5 л молока, 3 булки хлеба, 1 кг сахара, 2 кг творога. Отдали 500 р. В этой деревне живёт одна семья: отец, 9 сыновей с жёнами и 30—40 детей (как выразился один из братьев, «а кто ж их считал?»). Есть небольшая начальная школа, учительница приезжает к учебному году и живёт там. Есть генератор, рация, автомобиль «Урал», тракторы. А ещё сюда прилетал министр МЧС Шойгу.

Есть гостевой домик, в котором сегодня были какие-то гости, скорее всего, начальство: прилетели на вертолёте. Летом связь с Большой Землёй только конная, а по снегу — зимник. Сами его чистят, сами ездят. Отойдя на 4 км, мы остановились на полуднёвку и начали набивать животы. Всё свежее, да такое вкусное! Короче, разговелись после вынужденного поста. Прошли за 3 часа 21 км. Высота 934 км над уровнем моря. День 15. Через 40 минут подошли к началу каскада порогов Щёки в узком ущелье с отвесными скалами (этим ущельем заканчивается Балыктыг-Хем).

Перед Щёками 5 км Артайских шивер, у их окончания стоят идолы, которым перед прохождением Щёк надо принести жертву. Классическая лоция делит Щёки на 11 ступеней. С 1-й по 4-ю — мощные шиверы, прошли их без разведки. Река тут течёт в ущелье шириной 20 м. Вода сильная, валы, «бочки». 5-ю ступень проходим по описанию. Искупались в 6-й ступени. Возле 2й вехи просмотр порога затруднён: скалы, быстрое течение, зачалиться невозможно.

Решили идти по описанию, но умник, который составлял лоцию, спутал право и лево, в результате мы влетели в водопадный слив с «зубами» (проходить надо по правому сливу). Распороли правую гондолу. Второй катамаран прошёл слив удачнее, без экстрима. Чинились мы часа полтора. В чехол, который зашили, вставили каремат, заменили баллон и пошли дальше. В 15 часов мы были там, где в чистую воду Балыктыг-Хема справа врезалась мощная грязная струя Кызыл-Хема.

Отсюда начинается Ка-Хем. Здесь, на слиянии двух рек, устроен музей творчества туристов — кто на что способен. Примерно в 16.30 дошли до кордона. На нём 4 гостевых домика, в которых расположились водники из Кызыла. Два егеря, молодые парни, сразу затопили нам баню. У кызыльцев немного разжились продуктами и медикаментами. Пели песни у костра, разошлись поздно ночью под вой волков. За день прошли 24,8 км. Ходовое время 5.40. День 16. Наутро кызыльцы уплыли, а мы устроили днёвку (идём с опережением графика).

Егери недавно завалили медведя и угостили нас мясом. В Туве вообще-то не принято есть медведей. А нам всё равно: мы не местные и не староверы. Целый день отдыхали, отъедались, отмывались в бане. День 17. Вскоре дошли до ещё одного поселения староверов. Там живёт всего одна семья. Купили у них хлеба, мяса. Гостеприимные хозяева предложили выпить с ними кваску (оказалось, что так они называют брагу). За полчаса мы «уговорили» 3 литра. Вечером перед порогом Васильевский подошли к очередному поселению: на правом берегу видна беседка с надписью «Добро пожаловать».

Мимо не пройдёшь. Нас радушно встречали хозяева — семья староверов Бжицких. Они планируют на этом месте открыть кемпинг для туристов. О нашей беде уже знали; не успели мы палатки поставить, а нам уже принесли пирожки с мясом, манты, торты, варенье, чебуреки, квас и т.п. В этом месте живут 8 человек: молодой парень с женой, четверо ребятишек и его родители, основавшие это поселение. Вечером к нам пришли старшие Бжицкие. Дедушка спел несколько песен из раннего Высоцкого, чем нас очень удивил. День 18. Днёвка у Бжицких.

Едим от пуза. После бани и купания в радоновом источнике нам была предложена экскурсия. Когда-то в этом месте жили монашки, от них остались небольшие домикикельи. Старшие Бжицкие организовали там музей, где собрали орудия труда, одежду, утварь — всё, чем пользовались первые староверы. Некоторые вещи до сих пор исправны, их используют в быту. Особенно нас поразил ритуал добычи огня с помощью сухой чаги, кремня и кресала. Естественно, весь этот приём гостей не был бесплатным.

За полтора дня мы заплатили Бжицким 4 тыс. р., хотя они просили три или «сколько дадите». День 19. Шли весь день не торопясь. Прошли пороги Васильевский, Байбайский. Доплыли до пос. Эржей, сходили за 3 км в пос. Сизим, расположенный на другом берегу реки напротив первого. За день преодолели 50 км. Ночевали на острове. Высота над уровнем моря 722 м. День 20. Посёлок Грязнуха (2 км от берега) — конечная точка нашего маршрута. Остановились у старой паромной переправы.

Хотели позвонить в «АлашТревел», но связи не было. Всю ночь дежурили: ждали «в гости» местных жителей. Однако ночь прошла спокойно. День 21. С утра разбирали катамараны, собирали вещи. Погода ясная, жара под 40°С. Спрятаться от солнца некуда, весь день маялись на жаре. «Газель» подошла к 19 часам. Фото на память — и в путь к Абакану. В заключение — несколько советов. Если вы захотите совершить сплав по реке Балыктыг-Хем, то стоит его начинать от посёлка Кунгуртуг и сразу же как можно дальше уходить от него.

Как нам сказал один из староверов, мужское население Кунгуртуга делится на две части: одна сидит, другая грабит туристов. Потом они меняются местами. Несколько лет назад тувинцы стреляли по катамаранам, потом подтягивали их к берегу и вытряхивали почти всё. Были случаи, когда стреляли по самим туристам. Это продолжалось до тех пор, пока в Кунгуртуг не приехал взвод ОМОНа и не навёл там порядок. С тех пор «кунгуртуки» перешли к партизанским действиям и выходят на охоту только по ночам, тихо и без шума.

В Катазах нам рассказали, как в прошлом году к ним пришли туристы, у которых был прострелен катамаран. У староверов тувинцы угоняют лошадей, скот, тем и живут. Сейчас наметилась такая тенденция: исконно русские деревни и посёлки постепенно заселяются тувинцами. Численность коренного населения увеличивается в геометрической прогрессии. Русские постепенно вытесняются, им по ночам бьют окна в домах, на улицу вечером выходить опасно даже в Кызыле, хотя сейчас, по сравнению с началом и серединой 90-х годов, относительно спокойно.

Некоторые русские бросили хозяйство и ушли жить в тайгу из-за конфликтов с тувинцами. Один человек из группы кызыльцев (все они были русскими), встретившихся нам на кордоне, узнав, что мы из Ханты-Мансийского АО, с сочувствием спросил: «Ханты, наверное, вас там тоже притесняют?» Для местных русских по-другому, видимо, быть не может. Если на маршруте к вам подошёл, подскакал, подполз абориген, то первой его фразой будет: «Откуда?» А потом уже: «Сигарета, спирт, крючок дай». Лучше отвечать, что вы из Кызыла. Я думаю, он сможет сообразить, что в случае чего, вы можете вернуться на это место. Также следует отказываться от предложения сфотографироваться с гостями вашим фотоаппаратом.

Статья опубликована в газете «Вольный ветер», на нашем сайте публикуется с разрешения редакции. Сайт газеты http://veter.turizm.ru/ 

рисунок_6.jpg

рисунок_7.jpg

Туры в Туву и Хакасию

Назад в раздел

Недельный тур в Адыгее

Проживание на турбазе. Однодневные пешие походы и автобусные экскурсии в сочетании с ком фортом (трекинг) в горном курорте Хаджох на Юге России. Туристы проживают на турбазе и посещают памятники природы: Водопады Руфабго, Аминовское ущелье, Мешоко, Лаго-Наки, Азишскую пещеру, Каньон реки Белой, Дольмен и другие красивые места.

Легендарная Тридцатка, маршрут

Через горы к морю с легким рюкзаком. Маршрут проходит через знаменитый Фишт – это один из самых грандиозных и значимых памятников природы России, самые близкие к Москве высокие горы. Туристы налегке проходят все ландшафтные и климатические зоны страны от предгорий до субтропиков, все ночёвки в стационарных приютах.

В край Крымских гор

Недельный тур с проживанием в гостинице у самой красивой горы Крыма - Южной Демерджи. Треккинги, авто-пешеходные экскурсии с осмотром красивейших мест горного Крыма, Долины приведений, каменного хаоса, водопадов, каменных грибов с посещением пещеры МАН и оборудованной Красной пещеры.

Задайте вопрос...
Напишите Ваш вопрос. Наши специалисты обязательно Вам ответят!