Сплав по Керети реке в Карелии

Этот маршрут – «тройка». Рассчитан примерно на 10 дней. На реке 4 серьёзных порога 3 и 4 к.т. и довольно много более простых препятствий. (Ехать к Керети надо на поезде Москва – Мурманск до станции Лоухи, где нужно нанять какую-нибудь местную машину, чтобы довезла до реки. С этим проблем нет, местные водители обычно ждут прямо у ж.-д. путей и готовы по дороге завернуть в продовольственный магазин. 

В конце маршрута тоже понадобятся услуги местных, чтобы добраться до станции. Стоит учесть, что в тех местах, как и почти во всей Карелии, из доступных в Москве сотовых сетей ловит только «Мегафон».) Надо ли писать, кто предложил такой маршрут? Конечно же, я – та самая беременная дама! Скажете, сумасшедшие? 

Ну что вы, мы – самые обычные байдарочники, которых всего пять лет назад покорила Карелия, и которые ещё не наплавались по её мелким быстрым рекам с прозрачной водой и белой пеной порогов, по озёрам, то маленьким и уютным, то огромным, величественным, умиротворяющим в хорошую погоду и приводящим в смятение во время бури. 

Мы – те люди, которым ещё не приелись ни скалистые карельские берега, часто покрытые белым мхом с россыпями вереска, ни сосны, у которых ветки растут из ствола почти у земли, ни своенравные зеленоватые волны Белого моря, где, как в огромном аквариуме, можно увидеть проплывающих по своим делам медуз и целые композиции морских звёзд на камнях на дне. А головы на плечах у нас всё-таки есть, поэтому для всех, кроме Лёши и Димки, поход стал чуть ли не наполовину пешим из-за обходов всех порогов по берегу. 

Мы хотели застать тепло, и поэтому поехали не в конце июля или начале августа, как раньше, а в начале июля. Но – увы, погода не снизошла до наших чаяний. Мы покидали Москву, задыхаясь от 30-градусной жары и представляя, как будет хорошо купаться в такую погоду в озёрах. Ну что же, первые два дня мы даже купались и загорали (некоторые сразу до нежно-малинового оттенка), хотя от ледяной воды порой перехватывало дыхание. 

Дольше всех держался Димка, чуть ли не ежечасно плюхаясь за борт прямо из байдарки, если рядом не случалось удобного «купального камня». Около одного такого – двухметровой крутой скалы – мы с Лёшей на байдарке минут 10 измеряли вёслами глубину, а наш адмирал топтался наверху, желая знать, где тут, если прыгнуть, будет «бултых», а где «бу-бух». Но на третий день в воду уже не тянуло никого, а мы с Настей не вылезали из тёплых свитеров.

Спокойный вечер у костра. Димка воссоединился с гитарой и поёт. На эти дивные звуки с другого берега реки прибыл человек на «Щуке» и стал не просто слушать, но даже, заботясь об оставшихся на стоянке друзьях, поднёс к Димке рацию, дабы концерт услышали все. После очередной песни «Ивасей» из рации донеслись благодарные вопли и аплодисменты. Водитель, транспортировавший нас к реке, рассказывал, что одна из его «подопечных» групп ухитрилась утопить весло и потом звонила ему по мобильнику, слёзно умоляя где-нибудь купить новое и подвезти им… 

Да только в Карелии продажа вёсел не налажена… Кто ж знал, что и мне суждено самой испытать, каково это – в байдарке без весла. Мы вдвоём с капитаном по колено в воде проводили байдарку по «шкуродёру», а весло, лежавшее на противоположном от меня борту (сама виновата, не закрепила никак, когда из байды вылезала), решило отправиться в самостоятельное плавание. Не догнали. Сидеть в байдарке с пустыми руками и понимать, что теперь от тебя совсем ничего не зависит, непереносимо. 

На стоянке я добыла себе сосновый шест, немного короче весла. Теперь было хотя бы во что вцепляться. Кроме того, моей «палочкой» было удобно отталкиваться от берега и от особенно назойливых камней в шиверах, а если «грести» ею со скоростью электровеника, то даже удавалось немного повернуть байдарку. Когда же на спокойных участках я совсем замерзала от дефицита движения, то выпрашивала напрокат весло у Насти.

Утром мы проснулись от настойчивого «мяу». Гулявшая ночью кошка требовала, чтобы её немедленно впустили в палатку. Я было потянулась расстёгивать молнию, но вовремя заметила, что в зубах у кошки – мышь. Э, нет, ешь её гденибудь в другом месте! Раздосадованная Дымка ещё минут пять мяукала с набитым ртом, пытаясь всё-таки убедить хозяев, но безуспешно. Такого
«подарка» на годовщину нам не надо, мышами не питаемся. Зато питаемся праздничным тортиком, который для нас исполнила поздно вечером Настя из тех самых коржей! Солнышко, сосны, плеск воды недалеко и истекающий сгущёнкой тортик с черникой в руке – что ещё надо для счастья!

Ещё один порог, сразу после оз. Кривое. В книге А.Шилова об этом «одиночном сливе» упоминается очень коротко, а на деле – это одно из самых серьёзных препятствий. Высота слива – около 1,5 м, сразу после него – камни. Категорию порог не заслужил (видимо, из-за малой длины), но это не повод считать его простым – здесь не одна группа поломала байдарки. На внушительной, протоптанной ногами бесчисленных «водников» тропе для осмотра или обноса (её ширина и утоптанность говорят о серьёзности
порога больше любых описаний) к дереву был прикреплён берестяной «листок» с… расписанием автобусов на Чупу от моста в конце порога Варацкий! 

Правда, позже мы узнали, что информация устарела, и эти автобусы уже не ходят, так что желающим уехать придётся ловить попутку или звонить «таксистам» (опоры моста обклеены бумажками с номерами телефонов местных водителей) – отсюда до ст. Чупа около 15 км. «У нас в каждом пороге оверкиль», – пожаловалась нам параллельно идущая на «Щуках» группа. А вот мы (вернее, в основном Лёша с Димкой) проходили всё на удивление чисто. 

При осмотре порога Варацкий пришлось пройти через лагерь уже вставшей на стоянку группы. «А вы что, порог проходить сейчас будете?» – поинтересовались у Лёши с Димкой. Получив положительный ответ, все заинтересованные срочно побросали свои дела и рядком устроились на берегу в ожидании «мастер-класса». Правда, сначала Димка показал людям, куда ходить не надо, и вместо того, чтобы прижиматься к берегу, гордо пошёл по центральной струе и не менее гордо вылетел на каменную плиту.

Однако справился и финишировал достойно. ...Последний порог перед впадением в Белое море. Название не оригинально – Морской. – Мур, можешь просто так идти, не фотограируй, – сказали мне капитаны после осмотра. Я и пошла, но с высокого берега увидела картинку, достойную фотографии. Валы в пороге были такими высокими, что над водой порой было видно только голову капитана, а вся байдарка скрывалась в пенных бурунах. 

Заметив Лёшу, проходящего порог, я навела фотоаппарат – и забеспокоилась: в видоискателе байдарок не было. Неужели за те секунды, что я поднимала фотик, Леша перевернулся, испугалась я, вглядываясь в порог уже не через видоискатель. Нет, всё нормально: вон байдарка в правильном положении, и капитан тоже на месте. Просто принимает пенную ванну, не выходя из судна, и в видоискателе его не разглядеть.

"Конечно – гибель поначалу страшит. Тем паче с непривычки. Но мы же вас предупреждали – ещё тогда, на твёрдой суше, – Что рейс под силу лишь нахалу, что в трюме течь и нет затычки; и вы свое согласье дали на всё. Так не мелите чуши." Именно эту песенку Михаила Щербакова я вспоминала, когда мы вышли в Белое море. Холодно, расходится ветер, всё выше поднимаются волны,
а капитан и не думает приставать к берегу; гребёт чуть ли не в открытое море, как мне казалось, а у меня в руках лишь ставшая бесполезной «гребная палочка»… 

Встреча с нерпой (см. выше) подняла настроение, но не согрела. На стоянке я, нагло пользуясь своим беременным состоянием, сразу поставила палатку, забралась в спальник и вылезать отказалась. Собственно, я и раньше так делала, а заботливый муж приносил мне еду в палатку. Но в этот раз Настя, которая замёрзла не меньше, поступила так же. Лёша с Димкой варили суп, а потом разносили его замёрзшим жёнам. 

Два главных отличия морской части маршрута от речной – чередование приливов и отливов (разница уровней воды около 2 м) и солёная вода. Выходить со стоянки надо во время прилива – тогда можно поставить байдарку на песок у воды, загрузить, сесть и подождать, пока прибудет вода. Останавливаться на стоянку лучше в начале отлива – байдарка, подогнанная к берегу, через несколько минут оказывается на суше. 

На пике отлива выйти со стоянки (как и встать на неё) трудно: дно на Белом море по большей части пологое и от лагеря до воды может оказаться довольно далеко. Два цикла прилива и отлива равны примерно 25 часам, так что время выхода каждый день приходится немного сдвигать. Источником пресной воды служат, в основном, «ванны» на скалах. Как правило, найти их труда не составляет, надо только следить, чтобы выбранная «ванна» находилась выше уровня прилива – тогда вода в ней будет дождевой, а не морской. 

Приятное дополнение к походному меню на Белом море – мидии. На обнажившихся во время отлива камнях за несколько минут можно набрать котелок мидий, затем их надо варить 3–4 минуты в морской воде, и закуска готова. Нельзя есть моллюсков, раковины которых при варке не открылись – это значит, что к моменту приготовления они были мертвы неизвестно сколько. 

Белое море, губа Чупа, остров Олений. Мы плавали на него со стоянки на соседнем острове за пресной водой. На Оленьем ещё в сталинские времена были взрывами созданы 4 карьера. Два из них теперь наполнены дождевой водой, кажущейся из-за цвета стен чёрной. Это выглядит потрясающе красиво. Вопреки бытующему мнению, вода там радиоактивно не загрязнена, её вполне можно пить, только прокипятить сначала (проверено на себе). 

Стены этих карьеров состоят из чёрных и розовых пластов. Чёрный базальт – основная горная порода. А карьеры делались изза розового слоя. Из этой породы изготавливали фарфор высочайшего качества. В природе такие слои образуются на глубинах 12–15 км, а тут неведомой тектонической силой их вытолкнуло на поверхность – чудо природы. (За эту информацию спасибо Вадиму Кутузову, плодотворно пообщавшемуся на Оленьем с геологом).

Маршрут окончен. Найденный в деревне водитель отвёз нас на вокзал в Чупу. Как там было людно! Тем же поездом, что и мы, в Москву возвращались ещё как минимум три группы. И куча туристов уезжала в другие города. Кто-то неподалеку от платформы грелся у костра. Другие пристроились у стены вокзала. Мы поставили палатку и все туда забились. Димку же узнал приплывавший к нам с рацией парень и пригласил попеть. Скоро поезд. 

Туристы с байдарками стоят наизготовку на платформе, готовые бежать к своему вагону, пока не кончилась 2-минутная стоянка. Пошёл мелкий дождик. «Не хочет нас Кереть отпускать», – сказал на это «парень с рацией». Да, Кереть, нам тоже было очень приятно с тобой познакомиться. Если повезёт, ещё увидимся!

Статья опубликована в газете «Вольный ветер», на нашем сайте публикуется с разрешения редакции. Сайт газеты http://veter.turizm.ru/ 

Назад в раздел

Недельный тур в Адыгее

Проживание на турбазе. Однодневные пешие походы и автобусные экскурсии в сочетании с ком фортом (трекинг) в горном курорте Хаджох на Юге России. Туристы проживают на турбазе и посещают памятники природы: Водопады Руфабго, Аминовское ущелье, Мешоко, Лаго-Наки, Азишскую пещеру, Каньон реки Белой, Дольмен и другие красивые места.

Легендарная Тридцатка, маршрут

Через горы к морю с легким рюкзаком. Маршрут проходит через знаменитый Фишт – это один из самых грандиозных и значимых памятников природы России, самые близкие к Москве высокие горы. Туристы налегке проходят все ландшафтные и климатические зоны страны от предгорий до субтропиков, все ночёвки в стационарных приютах.

В край Крымских гор

Недельный тур с проживанием в гостинице у самой красивой горы Крыма - Южной Демерджи. Треккинги, авто-пешеходные экскурсии с осмотром красивейших мест горного Крыма, Долины приведений, каменного хаоса, водопадов, каменных грибов с посещением пещеры МАН и оборудованной Красной пещеры.

Задайте вопрос...
Напишите Ваш вопрос. Наши специалисты обязательно Вам ответят!