Сплав по Охте - реке в Карелии

Наше повествование не будет изобиловать описанием прохождения порогов, особенностями тех или иных озёр и прочими техническими сведениями. Отчасти это обусловлено тем, что с реки Охты в Северной Карелии начинается тернистый путь большинства туристов-водников и найти в Интернете подробнейшие лоции не составляет труда.

Этим повествованием мы хотели донести до читателя впечатления от водного похода двух неопытных девушек, которыми мы были когда-то. Итак, маршрут: ст. Сосновец (Беломорск) — Кевятозеро (Куккумозеро) — р. Охта — Муезеро — р. Охта — Юляозеро — Средняя Охта — оз. Лежево — Пебозеро — оз. Воронье — Нижняя Охта — р. Кемь — Подужемская ГЭС — ст. Кемь.

Протяжённость маршрута: 150 км. Категория сложности: 3-я. На протяжении маршрута река образует около 46 порогов и шивер. Тем далёким летом мы — юные и мало искушённые самостоятельными путешествиями девы, только закончившие 3-й курс, решили поддаться на уговоры нашего однокурсника и сплавиться на катамаранах в Карелии.

До этого момента Катя уже имела счастье сидеть на баллоне и махать веслом (на реке Керети, а позже в самом Белом море), а её дорогая подруга Маша только слышала от своего мужа«водника» про рафтинг. Путём сложнейшего отбора лучших из лучших («Если ты не пойдёшь, ты мне не друг!») у нас получилось целых две команды: инициативный однокурсник со своим товарищем и наш маленький женский коллектив. Маршрут был выбран простым способом.

«Я когда-то там был с папой, а не поехать ли самим?» — предложил инициативный однокурсник. Возражений не последовало. Но до реки от ж.-д. станции надо было ещё доехать на машине, а до станции — на поезде, из которого пришлось выпадать на ходу (обычное дело, поезд Москва — Мурманск не уважает полустанков). Краткая справка. Существуют два места заброски к началу маршрута.

Первое ó Кевятозеро (точнее, его юго-восточная оконечность; это место называется Финский вокзал). От ст. Сосновец до Кевятозера через пос. Новое Машозеро 80 км (20 км по шоссе и 60 км по грунтовке, 2ó2,5 часа); от Беломорска ó110 км. Второе место заброски ó мост через Куккумозеро. Этот вариант сократит маршрут в верховья реки примерно на 20 км.

Проблемы начались, как только мы подобрали с земли свои пожитки и попытались договориться с местными мужиками добросить нас до воды.

Откуда нам было знать, что 80 км через лес тут стоят столько же, сколько на такси через всю Москву?! Конечно, язык до Киева доведёт, но от Киева мы были очень далеко, поэтому разговаривать пришлось долго. И вот, наконец, мы мчимся в «уазике» по ухабам, держась за что попало. На дорогу то и дело выскакивают зайцы и несутся перед автомобилем.

А водитель даёт по газам и просит нас смотреть в заднее стекло: «Если задавим, кричите, подберём!» Спать мы легли без ужина: не было сил готовить. Мы бы легли и без палатки, но мешали комары. На утро, собравшись приготовить завтрак, мы обнаружили отсутствие таганка. Ладно, чёрт с ним, в концеконцов где вы видали туристов с таганком? Все всегда готовят на палках. Потом весь маршрут мы таскали с собой слегу для котелков.

Но вот катамараны собраны, самое время посмотреть карту. В очередной раз переворошив вещи, пришлось смириться с тем, что карта осталась дожидаться нас дома вместе с таганком. Капитан постарался утешить команду, сказав, что из реки мы вряд ли куда-то денемся, к тому же он захватил лоцию. Ладно. И вот оранжевый серьёзный мужицкий «Рафтмастер» и наша лёгкая жёлто-синяя девчачья «двоечка» без имени спущены на воду.

Все смотрят на часы, чтобы заметить время отплытия, а часов-то и нет! Ни у кого Ну мы и молодцы, все четверо! Однако солнце высоко, самое время отплывать, пока ещё чего-нибудь не обнаружилось. Мы стали отчаливать и в этот момент вспомнили о компасе. Не будем писать, что взять компас тоже никто не потрудился. Ой, всё-таки написали... Но, как известно, отступают только трусы!

И мы храбро принялись крутиться на одном месте. Точнее, сильные и ловкие мужчины слаженно погребли, а мы вальсировали от берега к берегу, влекомые течением. Наступал вечер, поворачивать назад было уже поздно, тем более, что впереди зашумели первые шиверы. Исторический экскурс. Давнымдавно по Охте сплавляли лес. Он плыл себе, попадал в реку Кемь, и приплывал в город Кемь, потому что на реке тогда не было Кемской ГЭС.

Теперь она есть, лес возят на лесовозах, а Охта до сих пор не утратила признаков сплавной реки. Большинство её порогов представляют собой искусственно расширенные и укреплённые валунами на дне и брёвнами по берегам лотки, которые облегчали лесосплав. Да ещё посреди реки есть эдакие срубы, наполненные камнями. А по берегам ó покинутые сплавщиками деревни.

Как оказалось, по Охте плавает суеверный народ: никто не высаживается и не осматривает деревни. Наш капитан тоже оказался из таких и не позволил вылезти на берег. К первому более или менее серьёзному сливу наша женская команда вполне пригреблась друг к другу и даже научилась сносно маневрировать, а через пару дней мы познали всю прелесть узких низких баллонов, нашего небольшого веса и слаженной работы: мужики на неповоротливом высоком «Рафтмастере» частенько крутились, как пробка, в порогах или оставались позади даже на спокойной воде.

Однако в первые моменты путешествия мы, как истинные женщины, то и дело уставали, ныли, просились на берег и на чём свет стоит ругали капитана за забытую карту. Особенно изощрённо, когда по его вине пропустили стоянку и в наступающих сумерках угодили в Гнилую Охту. Гнилая Охта — смерть туриста. Огромное болото, в котором река петляет, как хочет. Матёрые «водники» говорят «меандрирует». Берегов, как таковых, нет, вместо них топь.

По этой Гнилой Охте мы меандрировали целых 15 км подряд, так было написано в лоции; проверить действительный километраж не смогли из-за отсутствия карты. Сколько мы барахтались там по времени, тоже осталось тайной. Нам, девицам, казалось, что не меньше полусуток. В конце-концов мужчины проявили инициативу (а может быть, испугались, что ужин готовить придётся самим), и нас взяли на буксир.

Кстати, Охта в этом месте хоть и Гнилая, но безумно красивая. Камышовое море, петли глубокого тёмного русла, в прозрачной воде стаи мелких смелых рыбок, целые косяки прямо под катамараном... После Гнилой Охты, за ужином, было сделано ещё два открытия: мы открыли первую (и последнюю) пачку чая и единственный пакет сахара. Но не огорчились: где наша не пропадала! Не пропала наша и сутки спустя в озере Лежево.

В нём мы потеряли целый день: в лоции не было написано, какое оно большое и как трудно найти из него выход в реку. Стояла потрясающая жара, поэтому мы искали выход из озера и купались, искали и купались. И загорали. К вечеру, не найдя реки, дружно плюнули в воду и погребли обратно. На другой день капитан Иван решил поступить мудро — сесть на хвост какой-нибудь группе, благо по Охте плавает их великое множество. Краткая справка.

Лоция башкирского турклуба ´Мустангª обещала на правом берегу озера Лежево в заброшенной деревушке ´музей туристских мыслей, ненужного сельскохозяйственного и спортивного инвентаряª, но об этом ´музееª мы узнали лишь по возвращении в Москву. За отсутствием часов и желания рано вставать мы вставали, когда придётся. Выплывали, как хотели, и, гребя весь вечер, раскланивались с уже встающими на стоянку компаниями.

На другой день они, проплывая мимо, раскланивались с сонными нами, готовящими себе овсянку и черничный морс вместо чая (заварка-то кончилась). Новичкам определённо везёт. Пороги были к нам благосклонны (катамаран вообще трудно перевернуть). Бог рыбы посылал нам рыбу, а Бог ветра — отсутствие ветра. Наша флотилия добралась до острова Добрых Духов на Вороньем озере — центра туристского творчества.

Деревянные компьютеры, качели для мамонта, армия разных идолов, ктото даже привёз винт от корабля и приладил его на толстых цепях между двух сосен. Немного покумекав, мы тоже внесли свою лепту, соорудив из мотка ниток, шишки, палочек и пластиковой бутылки комарика, запутавшегося в паутине. Лафа кончилась, когда мы оттолкнулись веслом от острова, чтобы плыть дальше. Появились тучи, поднялся ветер.

Ветер хорош, когда дует в спину. Но нам он дул в лицо. Оранжевый катамаран с сильной половиной на борту уже скрылся за горизонтом, хотя мы гребли изо всех своих девчоночьих сил. На озере трудно определить, двигаешься ты или нет, поэтому мы остановили взгляды на водной травинке у самого борта. И вот мы гребём и смотрим на неё, смотрим и гребём, а она и не думает удаляться... К вечеру ветер так и не утих, к тому же пошёл дождь.

Охта похожа на туристский проспект. За неделю нашего путешествия мы ни разу не оставались одни. Рядом с нами, впереди и сзади были группы байдарочников и катамаранщиков. Перед узкими протоками и перекатами выстраивались очереди на проезд. На одном из порогов мы с подругой вздумали полихачить и изящно обошли пару байдарок прямо на сливе. Байдарочники сильно удивились, а их посудины воткнулись друг в дружку.

Всю дорогу до стоянки наши мужчины прикрывали нас сзади: они были уверены, что нам такой манёвр с рук не сойдёт и были готовы отбиваться вёслами. Но всё обошлось, никто не стал нас преследовать: в такую погоду людей не тянуло к приключениям. С дровами на Охте ещё хуже, чем у нас было с чаем, мы собирали их по пути вдоль берегов. Приготовление ужина напоминало шаманство.

Четверо людей, закутанные в куртки и анораки, в мокрых неопреновых шортах, босиком отплясывали вокруг столба дыма, окутывающего пару котелков. Однажды макароны так и не закипели, и общим решением было принято считать их сварившимися. Кстати, что такое неопрен, мы выяснили именно в этом походе и с тех пор полюбили его всем сердцем. На Охту ездят, в основном, для того, чтобы пройти самый сложный её порог — Кивиристи.

Около него на высоких берегах печально высятся несколько крестов. В некоторые годы, когда вода особенно высока, 4-я категория порога становится «пятёркой» и без страховки, касок, спасжилетов и разгрузки судов понимающие люди в него не суются. В обычном своём состоянии три его ступени (слив, водопад за ним и в самом конце — узкий каньон) пугают робких байдарочников и заставляют их отправляться в обнос по берегу.

Мы не имели касок и спасжилетов, а также времени на хороший осмотр (т.е. на днёвку), поскольку начинали отставать от графика. К тому же наступали сумерки, а искать в дождливой темноте дрова для костра совсем не хотелось (вокруг Кивиристи нет дров, за ними нужно идти далеко в лес). Поэтому после быстрой пробежки туда-сюда по берегу (холодно!) и торопливой инструкции нашего капитана мы заняли позицию на входе в порог и пропустили мужчин вперёд.

На всякий пожарный. А потом вплыли в струю сами. Сначала медленно, а потом всё быстрее, но, кто не рискует, тот не пьёт шампанского... Как оказалось, наш капитан перепутал в своих объяснениях право и лево, поэтому мы слегка растерялись и оказались притёрты мощным сливом к стенке на второй ступени. Отталкиваясь от камня ногой, Катя чуть не вылетела из упоров, только чудом удержавшись на скользком сиденье.

Оставшуюся часть порога мы преодолели с честью, радуясь, что никто, кроме наших спутников, не видел, как мы барахтались в этом адском лягушатнике... Плавание подходило к концу, а дождь и не думал кончаться. В последнюю ночь над последним порогом мы тщетно пытались подсушить промокшие и изрядно испачканные вещи: в конце своего пути Охта меняет каменистые берега на глинистые, выбраться на которые — отдельная проблема.

Пока мы возились с костром, к порогу подошли два каяка под управлением сурового отца и совсем юного сынишки. Охтопорог не из самых простых. В лоциях для байдарочников так и написано «Страховка обязательна, просмотр (или обнос)». Каякеры соскользнули в него даже не притормаживая и благополучно перевернулись. Папаша выплыл сразу, а за сыном побежали было нырять наши ребята, но всё обошлось: его вынесло ниже по течению вполне живого.

Семья воссоединилась и потащилась в низкий лес за порогом искать ночлег, а мы, собрав последние силы, принялись переругиваться в жалкой попытке натянуть импровизированный тент, потому что дождь разошёлся не на шутку. За этим занятием нас и застали двое молодых людей, тоже с каяками, разбивших лагерь по соседству. Они проявили изрядную чуткость и внимание, принеся с собой не только горячительное, но и чай с сахаром.

За что им огромное человеческое спасибо! Соседи наши были для нас просто даром Божьим, потому как у них были ЧАСЫ. Уж очень хотелось успеть на поезд. Краткая справка. На последней стоянке над Охтопорогом устроен склад ненужных продуктов. Разбор оставленных туристами мешочков и баночек может принести много приятных сюрпризов (мы, например, нашли там полведёрка топлёного масла, а оставили несколько килограммов вермишели.

Это единственное, в чём мы не имели недостатка во время путешествия). Водный туризм плох тем, что после славного плавания должна быть славная сушка. Байдарочники сушат байдарки, каякеры — каяки, а катамаранщики сушат шкуру и баллоны и матерятся, потому что идёт дождь и скоро уйдёт автобус на Кемь. Краткая справка. Подужемская ГЭС ó это не порог! Хотя шумит заманчиво. Перед ней следует повернуть направо и причалить к мосткам посёлка.

От него до автобусной остановки минут 10 пешком. Автобус в Кемь ходит регулярно, раз в час. Кемь — город маленький и серенький. На вокзале вповалку спали туристы и алкоголики. Поезд уходил поздно ночью (и куда мы так спешили?!). Наши мужики взяли пива и устроились сторожить вещи, а мы отправились в баню.

Как ни крути, ни одна ванна не сравнится с хорошей баней. С мраморными полами, огромной парилкой и старухой-банщицей в трёх шубах. Получив все мыслимые и немыслимые удовольствия, мы пошли осматривать город. Странное дело: после бани он стал гораздо лучше, чище и красивее.

Над Кемью находятся два огромных каменных холма, мы полезли на них собирать вереск. К этому моменту тучи поднялись, на горизонте появилось закатное оранжевое небо и между ним и городом встали сразу две радуги, широкие, как реки. Карелия сказала нам «до свидания»! Мы решили, что она была бы не прочь увидеть нас снова.

Статья опубликована в газете «Вольный ветер», на нашем сайте публикуется с разрешения редакции. Сайт газеты http://veter.turizm.ru/  

рисунок_38.jpg

Назад в раздел

Новый год и Рождество в России

Новогодние и Рождественские туры в России. В Подмосковье, Владимир, Великий Новгород, Карелию, Кострому, Калининград, Казань, Крым, Муром, Галич, Мышкин, Орел, Псков, Рязань, Санкт-Петербург, Сахалин, Селигер, Смоленск, Суздаль, Углич, Ярославль, Пенза, Беларусь, Алтай, Байкал, Вологда, Галич, Калуга, Александров, Архангельск, Камчатку и в другие регионы.

Легендарная Тридцатка, маршрут

Через горы к морю с легким рюкзаком. Маршрут проходит через знаменитый Фишт – это один из самых грандиозных и значимых памятников природы России, самые близкие к Москве высокие горы. Туристы налегке проходят все ландшафтные и климатические зоны страны от предгорий до субтропиков, все ночёвки в стационарных приютах.

В край Крымских гор

Недельный тур с проживанием в гостинице у самой красивой горы Крыма - Южной Демерджи. Треккинги, авто-пешеходные экскурсии с осмотром красивейших мест горного Крыма, Долины приведений, каменного хаоса, водопадов, каменных грибов с посещением пещеры МАН и оборудованной Красной пещеры.

Задайте вопрос...
Напишите Ваш вопрос. Наши специалисты обязательно Вам ответят!