Сплавы на Алтае

Для туристов-водников алтайские реки всегда считались эталоном сложности. Классических "шестёрочных" маршрутов на Алтае всего четыре, и прохождение любого из них является кульминацией карьеры спортсмена, увлекающегося сплавом по сложным рекам. С ростом мастерства туристов стали появляться связки "шестёрочных" рек (например, Чулышмана и Башкауса), которые при полноценном прохождении практически гарантировали первое или по крайней мере призовое место в чемпионате СССР. А в 1990 г. группа туристов под руководством Сергея Лагоды сумела пройти маршрут по трём наиболее сложным алтайским рекам и заслуженно получила чемпионский титул.

Группа водников турклуба МГУ, бессменным лидером которой более 15 лет является Сергей Черник, в 1998 г. разработала маршрут, включающий в себя прохождение ВСЕХ РЕК ВЫСШЕЙ КАТЕГОРИИ СЛОЖНОСТИ на Алтае. Четыре полноценные "шестёрки", спрессованные в один месячный поход, потребовали такого скоростного графика движения, что при утверждении маршрутных документов один из членов МКК поинтересовался, уж не научилась ли группа летать на катамаранах вдоль рек. Но группа была уверена в реальности такого похода.

Первой рекой на маршруте был Чулышман. После коротких подходов (правда, из-за огромных рюкзаков осталось впечатление как от весьма долгого пути) в верховья Богояша, одного из составляющих Чулышмана, и быстрой сборки катамаранов начали сплав. Большинство участников группы уже были на этой реке, поэтому до основных порогов Язулинского ущелья можно было идти без просмотров.

И вот впереди самое известное препятствие Чулышмана -- водопад "Три Вовы". Таким названием порог обязан высоте своего центрального слива (5 м), которая оказалась равна сумме ростов трёх Владимиров -- участников первопрохождения Язулинского каньона. Водопад очень внушителен: мощнейший поток сначала срывается с уступа под углом в 45 грд, а затем, рассечённый надвое подводным выступом скалы, падает вертикально вниз. Ниже слива -- огромная каменная чаша в скалах, в которой хаотически перемешивается вода. В конце чаши небольшой плёс (около 20 м), затем начинается сложнейший порог "Затычка". Он в малую и среднюю воду, несомненно, непроходим. 

В большую же порог начинается двумя сливами с общим перепадом более 3 м. Второй слив упирается в огромную полуобливную глыбу-затычку, оставляя два узких прохода у обоих берегов. Большая часть потока, отразившись от затычки, наваливается вправо под нависающие скалы. При этом часть воды, рикошетом отражаясь от скал, возвращается обратно под слив. Вид препятствия впечатляет. Но всё же, набравшись уверенности на предыдущих порогах, наша группа принимает решение его проходить. 

Первый экипаж, разогнавшись, прошибает заходные "бочки", наискосок прорезает центральный слив и, выровняв в последнее мгновение курс судна, идеально ровно падает в чашу за сливом. Судно вместе с гребцами полностью скрывается в пенной яме, но через какое-то время всплывает. Все люди на месте, судно цело, порог позади. Второй экипаж, испытывая легкую эйфорию от успеха коллег, чуть-чуть недооценил колоссальную мощь препятствия и буквально несколько сантиметров недовернул на сливе. Катамаран-2 совершил эффектный кульбит вперед через левый нос и скрылся под сливом. 

Точно сработавшая страховка позволила на очень коротком относительно спокойном участке выловить гребцов и зачалить судно. Ремонт не потребовался, и оба судна продолжили штурм Язулинского каньона. Из воспоминаний автора (или "Как решиться на прохождение суперпорога"). В 1996 г. в составе той же группы и с тем же самым руководителем мы подошли к порогу "Лошадиная ступень" на р. Чилик. До нас порог никто не ходил. Он действительно выглядел очень суровым препятствием. Детальный осмотр порога показал реальную возможность его пройти, но очень высокая вода делала такую попытку весьма опасной. Решили подождать до следующего дня и сели "писать пулю". Ночью начался моросящий дождь, что ещё повысило уровень воды. 

Несколько проплывших брёвен тоже никак не улучшили нашего впечатления от порога. Игра в преферанс продолжаюсь с небольшими перерывом весь день и половину следующего. Вода спадать никак не хотела. Но тут Начальник объявил "мизер"; открыли карты и убедились, что две взятки у Начальника -- печальная неизбежность. "Играем некогда, -- заявил Черник. -- Нужно идти порог!". Роли при прохождении, а также места страховки и фотосъёмки были выбраны заранее и группа стала молча быстро облачаться в защитные костюмы. Через два часа, абсолютно мокрые, но ужасно счастливые от успешного первопрохождения порога, мы дипломатично "забываем" о несыгранном "мизере". Начальник это заслужил.

Вторым по сложности в каньоне и на всём Чулышмане является порог "Винт". Основной элемент препятствия -- перегораживающий всё русло 3-метровый винтообразный слив, бьющий в береговые скалы, после которого образуется 2--2,5-метровый косой отбойный вал, уходящий прямо в глубокий скальный карман правого берега. Порог объективно очень опасен, наверное, даже опаснее, чем "Три Вовы", случаи успешного полного прохождения другими группами нам не известны.

Катамаран-1 в начале порога прошёл длинный пологий слив, затем сместился вправо под скалу, обходя нагромождение глыб в центре, и наконец под углом зашёл в винтовой слив, повернув нос влево -- так, чтобы расположиться строго перпендикулярно винту. Это положение позволило пройти через отбойный вал и, как по горке, скатиться по нему, минуя очень сильный навал на правую скалу. Катамарану-2 опять не повезло, неожиданная пульсация потока чуть-чуть отклонила судно от намеченного курса и переворот стал неизбежен. Двух участников оторвало от судна и забило в карман правого берега. Лишь точные и своевременные действия страхующих помогли им выбраться из скальной западни.

Из дневника участника. После переворота в "Винте" больше всех досталось Доктору. Выловив его, страховавшие участники положили Доктора на берег и решили оказать первую помощь. Он жалобно вращал глазами и слабо отбрехивался, что ему и так хорошо и что ни в какой помощи он не нуждается. Но не даром же аптечку брали с собой. Достали препарат, помогающий преодолеть шок. Надо колоть, но кто же возьмёт на себя эту почетную миссию? Разыграли на пальцах, выпало Начальнику. Тот взял самоотвод, придумав себе сверхсрочное дело. Тут нашёлся Доброволец и бодро взялся за дело.

Зажмурившись и с размаху ткнув шприцем Доктору в .... ну туда, куда следовало втыкать, Доброволец умудрился сломать иглу -- спасибо, что снаружи, а не внутри мышечной ткани. Но Доктор даже не дрогнул, видимо шок был достаточно глубоким (позже пострадавший признался, что ничего не чувствовал). Тогда Доброволец предпринял -- и успешно -- "второй подход" к телу Доктора, который до конца похода приобрёл приставку "твёрдозадый".

Следующие пороги Чулышмана очень красивы, но существенно проще и группа без приключений дошла до устья р. Итыкай, откуда начинался пеший переход к Нижнему ущелью Башкауса. Несмотря на относительную техническую простоту, нижний участок Чулышмана оставил у нас очень яркие воспоминания потрясающими по красоте пейзажами. Отвесно срывающиеся с верхнего плато в глубокую долину Чулышмана правые притоки образуют многокаскадные водопады и водопадики, порой до 100 м высотой. Часть этих водопадов не долетает до долины одним потоком, а разбивается ветром на мелкие брызги, поэтому издали кажется, что посредине полёта струя водопада обрывается или высыхает.

Пеший переход от Чулышмана к Башкаусу составляет 44--45 км, прохождение которых заняло 3 дня. Подъём от Чулышмана, как и спуск к Башкаусу, очень крут, зато наверху открывается целая страна с фермами, дорогами, сенокосами. После спуска к Башкаусу группа оказалась непосредственно перед началом мрачного и труднопроходимого Нижнего ущелья. Только один из нас не был до этого на Башкаусе. Это позволило выдерживать очень высокий темп -- за два дня мы прошли Нижнее ущелье и подошли к порогу Селевой. Этот сложнейший порог образовался в 1990 г. после схода селя. Длина порога составляет 300--350 м, на которых Башкаус "падает" суммарно на 20--25 м.

Из дневника участника. Отнесли вещи за порог, и Катамаран-1 предпринял попытку прохождения. Экипаж был в состоянии эйфории от того, что порог Селевой стал очень красивым, техничным препятствием, на наш взгляд вполне проходимым. Мысль о том. что камни, образующие порог, вряд ли стали безопасными для катамарана, будучи слабо обработанными водой за несколько лет существования порога, неосознанно была спрятана где-то глубоко в складках серого вещества каждого вышедшего на старт члена экипажа. 

Получилось всё неожиданно просто и прозаично: на первой же разгонной горке правый баллон катамарана был располосован камнем, что мы даже не сразу заметили. А когда заметили, то еле-еле удалось слаженными действиями загнать катамаран в правую непроходимую протоку и выбросить его на камни, где и закончилась попытка покорения порога. Следующей по логике и по плану рекой должна была стать Чуя. Однако очень высокий паводок на ней оставлял слишком мало надежд на успешный сплав в Мажойском каскаде и группа приняла решение об изменении последовательности третьей и четвертой частей маршрута и переехала на р. Ак-Алаха -- одну из составляющих р. Аргут.

Самым сложным препятствием на ней, да и на всём маршруте, является Карагемский прорыв -- труднодоступное ущелье, протянувшееся километров на 8 и состоящее из нескончаемых мощнейших сливов, валов, "бочек" и прижимов. Трезво оценив свои силы и возможности имеющихся судов, группа признала непроходимой для себя большую часть прорыва. Мы решили попытаться пройти нижнюю часть ущелья длиной около 2 км, начав сплав метров на 200 выше водопада "Штопор". Этот порог--водопад своей мощью и высотой сливов (общий перепад порога более 7 м) заметно выделяется даже среди других очень-очень "не слабых" в Карагемском прорыве.

Из отчета о путешествии. Начальный отрезок проходили в правой части русла, маневрируя между надводными и слабообливными камнями. За 50 м до "Штопора" с большими усилиями удалось траверсировать в левую часть струи и довернуть нос катамарана вправо. Тем не менее правая "бочка" зацепила правый баллон, утащила весь катамаран вправо и "подсосала" назад в огромный пенный котёл под слив. Катамаран вместе с экипажем был полностью накрыт водой. Экипаж отчаянно боролся за судно, но мы до сих пор не уверены, были ли наши действия решающими при выходе из этого котла. 

Дальнейшие сливы и валы "Штопора" преодолели чуть легче, хотя воздействие стихии на катамаран было порой настолько велико, что катамаран становился почти неуправляемым. В одной из "бочек", расположенной за "рядовым" сливом, катамаран сделал полный оборот вокруг вертикальной оси и вышел из "бочки" практически свечкой, стоя на корме. В конце участка последние силы покинули экипаж и зачалиться мы смогли лишь метрах в 300 ниже намеченного места.

После похода участники часто вспоминали один эпизод, связанный с Карагемским прорывом. Подплыв к препятствию и предвидя, что тут придётся надолго задержаться, мы купили живого барана, предполагая вечером приготовить из него жаркое. Однако неожиданно поймали машину, на которой можно было отвезти вещи в базовый лагерь в конце прорыва. Обнос прорыва очень тяжёл, связан с набором высоты, и упускать оказию было глупо. И вот вещи вместе с одним из участников уехали в конец прорыва, а семеро других и один баран вынуждены были тащиться пешком, неся при этом на себе два катамарана. Их несли, конечно же, люди, а баран, привязанный верёвкой к одному из судов, злобно блеял и пытался упираться. Зато когда конец прорыва был успешно пройден, баран был "приглашен" на ужин в качестве самого главного "гостя". Шурпа и шашлык получились великолепные и барану простили все прегрешения, сохранив о нём самые тёплые чувства.

Несмотря на очень высокий уровень воды на реке (расход около 200 куб.м/с), группа успешно и без приключений преодолела как порог-водопад Сапожникова (второй по сложности порог на Аргуте), так и другие пороги этой мощной и очень красивой реки. Всего на прохождение участка р. Ак-Алаха -- р. Аргут -- р. Катунь (до устья р. Чуя) потребовалось 8 дней, три из которых были потрачены на детальную разведку Карагемского прорыва и прохождение его нижней части.

Силы и время подходили к концу, и оказавшись в устье Аргута, участники уже всем сердцем рвались в Москву. Но руководитель сумел всех убедить, что маршрут есть маршрут и пройти его следует полностью, выполнив все намеченные цели. И вот, доехав до недостроенной Менской плотины на р. Чуя, ранним утром группа приступила к сборке судов. Воды в Чуе стало несколько меньше, чем в первой декаде августа (мы оценили спад уровня в Мажойском каскаде на 50--70 см). но всё равно её было много.

Общий уровень препятствий в Мажойском каскаде Чуи очень высок, не случайно еще в 70-х года команда чехословацких спортсменом на огромном плоту "Матильда" выбрала этот каскад для своих последних тренировок перед первопрохождением каньонов Инда. Даже самые опытные и "быстроходные" группы затрачивали на прохождение Мажойского каскада не менее трёх дней. Наша команда в условиях высокой воды прошла Менский и Мажойский каскады Чуи, включая сборку и разборку судов, ЗА ОДИН ХОДОВОЙ ДЕНЬ.

Таким образом, группа совершила максимально полное, максимально быстрое (так и хочется сказать -- скоростное) прохождение всех четырёх "шестерочных" рек Алтая, обнеся лишь основную часть Карагемского прорыва на р. Аргут. За 25 ходовых/36 календарных (с учётом всех переездов) дней пройдено все экстрасложное, что есть в самом сложном для туристов-водников районе.

Из дневника участника. После возвращения домой друзья-туристы спросили: "Что же вы сделали с водным туризмом? Как теперь ходить?" "Как? -- повторили мы для себя вопрос. И ответили: "Будем разрабатывать новые маршруты с учётом уровня сложности, которого достигли".

Статья опубликована в газете «Вольный ветер», на нашем сайте публикуется с разрешения редакции. Сайт газеты http://veter.turizm.ru/ 

Алтай

Назад в раздел

Недельный тур в Адыгее

Проживание на турбазе. Однодневные пешие походы и автобусные экскурсии в сочетании с ком фортом (трекинг) в горном курорте Хаджох на Юге России. Туристы проживают на турбазе и посещают памятники природы: Водопады Руфабго, Аминовское ущелье, Мешоко, Лаго-Наки, Азишскую пещеру, Каньон реки Белой, Дольмен и другие красивые места.

Легендарная Тридцатка, маршрут

Через горы к морю с легким рюкзаком. Маршрут проходит через знаменитый Фишт – это один из самых грандиозных и значимых памятников природы России, самые близкие к Москве высокие горы. Туристы налегке проходят все ландшафтные и климатические зоны страны от предгорий до субтропиков, все ночёвки в стационарных приютах.

В край Крымских гор

Недельный тур с проживанием в гостинице у самой красивой горы Крыма - Южной Демерджи. Треккинги, авто-пешеходные экскурсии с осмотром красивейших мест горного Крыма, Долины приведений, каменного хаоса, водопадов, каменных грибов с посещением пещеры МАН и оборудованной Красной пещеры.

Задайте вопрос...
Напишите Ваш вопрос. Наши специалисты обязательно Вам ответят!