Сплавы по горным рекам

Идея связать три «шестёрочные» тянь-шаньские горные реки в один маршрут пришла нам по нескольким причинам. Во-первых, сыграла роль доступность района: в Киргизию пока не требуется виз. Во-вторых, там жара, фрукты, отличные горы, не очень холодные реки – то, что надо. Для тренировочного сплава выбрали известный правый приток реки Чу Чон-Кемин, текущий в горах Северного Тянь-Шаня вблизи границы с Казахстаном.

Потом, наращивая обороты и расход воды, едем на правый приток Нарына реку Кекемерен (также неоднократно хоженую), что в Центральном Тянь-Шане, к югу от Бишкека. Изюминка маршрута – малоизвестная река Арпа, которая течёт в горах Центрального Тянь-Шаня на границе с Китаем. Начинаясь после слияния рек Джамантал и Каракол, она имеет название Арпа до слияния с левым притоком – р. Пычан, а далее именуется уже Алабугой, впадающей слева в Нарын.

Чтобы на Арпе поймать уровень воды, пригодный для сплава, нам пришлось идти в начале августа и, таким образом, попасть в паводок на Чон-Кемине и Кекемерене. Но так, наверное, даже интереснее. Собралось нас 12 москвичей, команда схоженная, вместе пройдено немало маршрутов. Как всегда, пошли на 3-тонных катамаранах-«четвёрках». Большие расстояния между реками решили преодолевать на автомашине. Бишкек в августе встретил нас отличной погодой.

Сплавы по горным рекам

Затарились едой на Ошском базаре, прикупили дынь и арбузов – всё это легко влезло в «КамАЗ» – и помчали в нужном направлении. Так как дорога на Чон-Кемин идёт по трассе на Иссык-Куль (для местных жителей это – как для нас Сочи), то машин много, обочины кишат гаишниками и кафешками. Заброситься решили чуть выше порога Габарит – стандартного начала сплава. Верховья Чон-Кемина были затянуты облаками, дождь «радовал» почти каждый день.

Воды было много, что делало реку очень интересной и опасной. Сразу проверили катамараны на прочность, «сгреблись», втянулись в ритм, вошли во вкус и прошли реку (около 80 км) за два дня. Работали, правда, честно – с утра и до захода солнца. Вечером погрузились в машину и отправились на Кекемерен – к пос. 8 Марта. Приехали в 3 часа утра. Высокий уровень воды, залитые берега, белая бурлящая вода не могли не радовать глаз. Два дня жёсткой рубки, море эмоций – и Кекемерен (60 км) пройден. Погода и тут не баловала.

Сравнивать с сентябрем или октябрем даже нельзя, в эти месяцы река превращается в курорт: палящее солнце прячется только на ночь, голубая водичка (уровень её низкий) принимает маленькие суда и не очень сильные команды. Но, увы, сейчас был август. С утра забрались в ставший уже родным «КамАЗ» и двинулись на Арпу. Из пос. Арал поехали не обычной дорогой (через посёлки Чаек и Кочкорка), а напрямик, через старый угольный рудник на перевал Керекече. Далее по плато и мимо озера Сонг-Кёль в долину Нарына. Путь по километражу значительно короче традиционного, но по времени мы почти ничего не выиграли.

Народу почти нет, машин очень мало. Завораживающие виды радуют глаз. Эти места (за пер. Керекече) облюбовали голландские велосипедисты: заказывают грузовик, туда кладут вещи, возят повариху с кухней, а сами катаются в своё удовольствие налегке. По словам местных гидов, велопоходы здесь лучше планировать на июнь или сентябрь, когда погодные условия самые подходящие. Озеро Сонг-Кёль расположено на высоте около 3000 м. Вокруг замечательные пейзажи, но из-за пасмурной погоды оно смотрелось мрачновато. Из долины Нарына мы также поехали по короткой дороге через Баетово – старый советский военный городок. По пути преодолели несколько перевалов.

Полное безлюдье. Горы здесь не типичны для этого региона: сложены из песчаника. Реки текут в промытых между хребтами каньонах или же просто вымывают глубокое русло в песке. Начали понимать, что нас ждёт на Арпе. К вечеру подъехали на блок-пост пограничников «Верхняя Арпа». Он расположен на приграничной с Китаем территории. За перевалом – китайский Синьцзян-Уйгурский АО, до Кашгара рукой подать. На посту нас встретили радостно, но дальше не пустили: пропусков у нас не было. Заночевали неподалёку, на старом военном аэродроме.

Говорят, во время войны через него союзники по ленд-лизу поставляли в СССР технику. Утром, которое на высоте более 3000 м встретило нас нешуточной прохладой, мы невольно начали изучать названия китайских грузовиков, на которых постоянно уйгуры ездили туда и обратно. Вернулись на пост. По спутниковому телефону связались с нужным человеком в Бишкеке (без пропусков мы остались не без его участия), и он занялся нашей проблемой. Пока шли переговоры «в верхах», погранцы с радостью звонили по нашему телефону в свои аулы. В конце концов раздался звонок от какогото военного босса, мы передали трубку командиру поста, после чего беспрепятственно поехали дальше.

(Вообще-то пропуск в погранзону можно заказать за месяц в Нарынском погранотряде. Обычно пропуска оформляют через местных гидов.) По спутниковому навигатору до места стапеля на Арпе оставалось 20 км. Дорога плохая, постоянно теряется. Местами двигались просто по плато в нужном направлении. Справа и слева огромные снежные хребты. Долина, по которой ехали, казалась бесконечной, казалось, что мы стоим на месте. Часа через 4 езды наткнулись на заброшенный вагончик, рядом в землю воткнута табличка: «Продаётся 30.000 га». Да, масштабы здесь поражают своей грандиозностью.

Наконец добрались. С водителем договорились встретиться внизу, на Алабуге, у автомобильного моста на дороге из Баетово к Кош-Дюбе. Эта же дорога идёт через Казарман в Ош, но сообщение возможно только с апреля по ноябрь, пока нет снега. Водитель всё время сокрушался о том, что тут негде взять солярку. С утра мы поставили суда на воду и… потащили их. Стартовая точка на высоте 3600 м. Река течёт разбоями по широкой долине, чётко выраженного русла нет. Где проплывём, где протащим... Примерно через час после начала сплава горы начали смыкаться, появились мелкие деревья. Ещё час, и мы упёрлись в первый завал из камней, дальше – только хуже.

Вроде всё стандартно: уклон, пороги, но вдруг раз – и стены сомкнулись, русло из широкого 20-метрового превратилось в 2-метровое, а то и вовсе вода ушла под камни. На реке сделали более 10 обносов: некоторые короткие, а некоторые по 3–4 км. Уровень воды высокий, что позволяет преодолевать заведомо непроходимые в малую воду места, но чалки сложные, уловов мало, а если принять во внимание, что после чалки следует очередной завал, то можно представить, как порой бывало страшновато. Катамараны переносили как в разобранном виде, так и в собранном. В общем, испробовали все варианты. При обносе 2-й щели выбили в песчаном склоне 300 ступеней, вешали верёвки, в общем, занимались совсем не водными делами.

Один участник всё же сорвался: с рюкзаком на спине улетел по кулуару метров на 40. Катился хорошими спортивными кувырками, но, так как был в каске, только ободрался. Остановился случайно: рюкзак застрял между камнями. Шевелиться не мог, а то поехал бы дальше. Спустили за ним «спасателя», прицепили верёвку и вытянули с помощью ролика. Когда тащили, «спасатель» зарылся под камень, как крот: из-под ног вылезавшего сыпались килограммы песка и камней. Берега в некоторых каньонах сложены из песка и конгломерата, крепить верёвки не к чему. Поставить палатку бывало проблематично, некоторые ночёвки устраивали на каменных полках в каньоне.

Однажды двоим даже пришлось спуститься дюльфером на 3 м ниже к реке, в вымытый весенними паводками карман. Просмотреть препятствия можно не везде: где-то нет прохода по берегам, приходилось идти без просмотра. Назад дороги также не было. Аварийная выброска с маршрута возможна только в одном месте – между 3-м и 4-м каньонами, где к реке по правому берегу подходит старая автомобильная дорога (говорят, раньше в этих местах был рудник). Где-то она, как новая, какие-то участки вообще исчезли. Некоторые обносы мы делали по уцелевшим её

фрагментам, что сильно упрощало дело. Дорога уходит в долину Кашка-Cу, вверх по притоку Кызыл-Коргон. Это и есть экстренный путь к спасению.

После 3-х дней пеше-водных приключений мы добрались до спортивной кульминации маршрута – 3-го и 4-го каньонов, самых сложных препятствий на реке. Пороги (пока безымянные) порадовали мощью, красотой и своей протяжённостью. В 3-м каньоне, в основном пороге длиной почти километр, один катамаран сломало пополам (из-за постоянных ударов о камни не выдержал очередной «бочки»). Экипаж разбросало примерно в середине препятствия. Страховка снизу порога (там стояли три участника с «морковками») сработала хорошо: всех выловили. Но катамаран с вещами уплыл вниз. Команда потерпевшего крушение судна уже стала ассоциировать себя с киргизскими бомжами, однако километром ниже катамаран нашёлся: его забило в завал камней.

Один матрос был сильно потрёпан: его раньше всех оторвало от катамарана, побило о камни и даже где-то приложило головой. Выловили его в полусознательном состоянии с сильным переохлаждением. Доктор сказал, что экстренная эвакуация не требуется. Правда, и возможности для неё не было. Сразу поставили лагерь между 3-м и 4-м каньонами, как раз там, куда подходит единственная дорога. Плыть дальше полным составом мы не могли. Начали думать, что делать. Было два варианта. Первый – сойти с маршрута и выйти в долину Кашка-Cу, неся пострадавшего. Что дальше – непонятно. Машину не вызвать: там, где нас ждёт водитель, связи нет.

У чабанов в Кашка-Су машин нет. Да и катамараны пришлось бы бросить. Второй – на двух судах плыть вниз до машины (по имевшейся у нас лоции 1988 г. впереди оставался лишь 4-й каньон). А экипаж поломанного судна с пострадавшим и доктором (он как раз плыл на этом катамаране) оставить на месте у реки. Мы же, добравшись до машины, поедем вверх до Кашка-Cу, оставим там транспорт и налегке вернёмся за ребятами. Понять, какой вариант лучше, было нелегко. Наутро оставили почти всю еду экипажу третьего ката и пошли двумя судами вниз. Денёк начался с красивого переворота одного из них в первом пороге 4-го каньона на глазах оставшихся парней. Перевёрнутый кат скрылся за поворотом.

Пройти по берегу, чтобы увидеть развитие событий, нельзя. И настроение у наблюдающих заметно испортилось. Однако перевёрнутый кат зачалили без последствий. Далее обнесли несколько завалов. Многие прогоны не просматривались, напряжение росло. Каньон закончился сужением до 2,5 м длиной метров 50. Когда в нём застряли оба судна и мы, бросив вёсла, начали отталкиваться от стен ногами, эмоций было хоть отбавляй. Наконец каньон пройден. Фото на память, и вперёд, ведь по лоции ничего опасного дальше нет. И через 50 м за поворотом влетели в завал! Еле зачалились. Начали осознавать, что значит быть на реке первыми за последние 20 лет. Напряжение в команде росло.

На следующих 15 км сложных препятствий не оказалось, и опять появилась вера в лоцию. Но вот мы упёрлись в новый, 5-й каньон. В первом же пороге сильно порвали один катамаран, сломали раму на другом. Береговая обстановка – хуже некуда: один песок, никуда не вылезти. Река течёт в песчаном каньоне глубиной 10 м. Сверху есть полки, по которым можно ходить, над ними – отвесные стены в несколько сотен метров высотой. Продвигаться можно только по реке. В этом месте Арпа сливается с Пычаном, образуя Алабугу. Река после слияния течет в таком же каньоне и упирается в очередную непроходимую щель. 30 км отделяют нас от любимого «КамАЗа».

Надо было попасть на другой берег Пычана, так как на Арпе перед слиянием тоже было сужение, перед которым порванный кат зачалился с большим трудом. Натянули навесную переправу: живец с верёвкой сиганул вниз, переплыл реку и не сразу, но всё-таки вылез на берег. Хоть в чём-то повезло: на обоих берегах росли деревья. Отремонтировали катамараны. Темнело, ужинать было нечем, оставалось только спать. Дальше характер реки не менялся, она по-прежнему текла в глубоком каньоне. С просмотром пути опять проблемы. Началось лёгкое подобие паники.

Поднявшись от места ночёвки метров на 400 по вертикали, просмотрели реку на наличие завалов: вроде всё чисто, не видать только один поворот. Уже гружёные каты спускали на воду на верёвке, по ней же сползли на суда и мы. Затем обрезали верёвку и поплыли. Было страшновато. Через километр вышли из каньона. Вроде живы! Радостно погребли вниз. Когда увидели мост, очень обрадовались, но это оказалась плотина оросительной системы. Вовремя зачалились и обнесли препятствие. В километре ниже – вторая плотина. Вскоре всё-таки добрались до автомоста, но машины не обнаружили.

Аксакал на ослике обрадовал: нас давно ждут, а водитель уехал обедать. Он стал для местных полностью своим: шутка ли – 5 дней на одном месте! Трудно передать те чувства, которые мы испытали, когда увидели вдалеке «КамАЗ ». Перекусили, загрузились и рванули за нашими. Ночевали у заброшенной кошары в долине Кашка-Су. В 6 утра пошли пешком. У нас был лишь один день, чтобы забрать наших, иначе опоздаем на самолёт. Предстояло пройти 16 км туда и столько же обратно. У чабанов взяли двух осликов и ребятпогонщиков, поскольку планировали везти пострадавшего. Дорога хорошая, виды великолепные.

Местные называют эти места долиной 33-х озёр. Настроение у всех отличное. Вблизи реки ослов с детьми оставили на дороге: сброс к воде очень крутой, высота метров 600. К нашим пришли в полдень. Конечно, в такую «рань» они ещё спали… Радостные вопли, объятия… Отборный мат из уст больного по поводу нашего долгого отсутствия свидетельствовал о его выздоравливании. От услуг ослов он отказался и медленно, с палочкой и сопровождающим поковылял сам. Вечером «КамАЗ» уже бежал по дороге к Бишкеку, до которого было 600 км. Почти сутки 12 мужиков тряслись в КУНГе. И вот счастливый финал: уже виден Бишкек, а у нас в руках – местное пиво, на этикетках которого написано: «АРПА»!

Статья опубликована в газете «Вольный ветер», на нашем сайте публикуется с разрешения редакции. Сайт газеты http://veter.turizm.ru/ 

Сплавы по горным рекам

Порог на горной реке

Сплавы по горным рекам

Сплавы по горным рекам на Алтае, Байкале, на Урале, в Карелии, на юге России

Назад в раздел

Недельный тур в Адыгее

Проживание на турбазе. Однодневные пешие походы и автобусные экскурсии в сочетании с ком фортом (трекинг) в горном курорте Хаджох на Юге России. Туристы проживают на турбазе и посещают памятники природы: Водопады Руфабго, Аминовское ущелье, Мешоко, Лаго-Наки, Азишскую пещеру, Каньон реки Белой, Дольмен и другие красивые места.

Легендарная Тридцатка, маршрут

Через горы к морю с легким рюкзаком. Маршрут проходит через знаменитый Фишт – это один из самых грандиозных и значимых памятников природы России, самые близкие к Москве высокие горы. Туристы налегке проходят все ландшафтные и климатические зоны страны от предгорий до субтропиков, все ночёвки в стационарных приютах.

В край Крымских гор

Недельный тур с проживанием в гостинице у самой красивой горы Крыма - Южной Демерджи. Треккинги, авто-пешеходные экскурсии с осмотром красивейших мест горного Крыма, Долины приведений, каменного хаоса, водопадов, каменных грибов с посещением пещеры МАН и оборудованной Красной пещеры.

Задайте вопрос...
Напишите Ваш вопрос. Наши специалисты обязательно Вам ответят!