Спортивный сплав

Вечереет в ущелье быстро. Солнце лишь на короткое время заглядывает в узкую долину реки, с трудом пробиваясь сквозь густую растительность. Тяжёлый спуск к воде по старой дороге отнимает много сил и времени, поскольку мы полностью одеты в сплавную экипировку и изза этого движение затруднено. Но вот, наконец, мы у реки и готовы к сплаву. Характер верхнего участка тяжёлый и сложный: большое падение воды, много резких поворотов, мест для причаливания мало.

При таком уровне воды – «выше среднего» – сложность сплава по горной реке возрастает. Впереди, согласно лоции, несколько серьёзных препятствий, и ошибка в любом из них может привести к опасным последствиям. Много драгоценных минут тратится на подготовку прохождения первого препятствия – порога Островной: нужно выбрать места фото- и видеосъёмки, организовать страховку. Для этого нужно пробираться через характерные для этих мест заросли каких-то колючих лиан, выстланных по всей поверхности и без того неровной земли.

Местами нужно двигаться по скалам, перепрыгивая с камня на камень. Дело-то, в общем, обычное, и если бы не уходящие минуты… В конце концов все три экипажа успешно проходят первый порог и зачаливаются в улово правого берега. Следующее препятствие начинается прямо отсюда – это достаточно серьёзная горка с прижимом к скальной стенке и большим «котлом» на выходе. Хотя ещё только 16 часов, но солнце уже ушло за стенки ущелья, и это заставляет нас торопиться. Решаем идти походной колонной, страхуя друг друга с воды, при этом время на съёмку свести к минимуму.

Согласно лоции, за этим порогом начинается длинный каскад, хотя и относительно простой для нашего уровня подготовки, но опасный тем, что его придётся идти сходу, без просмотров. Наш экипаж успешно проходит порог первым и встаёт на страховку. За нами тут же отправляется второй катамаран... Он успешно уходит от скалы, падает в «котёл», замирает и выходит из него, задрав носы высоко вверх. – Киль! – выкрикиваю я автоматически, но Андрей видит это и без меня. Перевёрнутый катамаран несётся к нам.

– Пропускаем их вперёд, догоняем и толкаем к берегу, – запрыгивая на ходу в упоры, даёт последние указания капитан. – Понятно! – отвечаю я, смотря на проплывающее мимо нас аварийное судно. Про себя отмечаю, что Лёша внутри периметра катамарана, а вот Валера снаружи – это плохо. Быстро догоняем их и носом своего катамарана начинаем подталкивать перевернувшееся судно к берегу. Лёша уже и сам сориентировался и гребёт в направлении спасительной земли. Постепенно входим в каскад. Коеак прибиваемся к правому берегу, но сильная струя и отсутствие улова не дают нам спокойно причалить.

Перевёрнутый катамаран втыкается в камни, а мы, по инерции, пролетаем ещё метров 10, развернув судно носами вверх по течению... Андрей (мой капитан) выпрыгивает на камни, пытаясь затормозить наш катамаран, я бешено гребу против течения, стараясь максимально компенсировать снос судна. Но река сильнее, и течение срывает нас с места, увлекая дальше. Андрей не успевает запрыгнуть обратно в упоры, успев лишь схватиться за лямку упора. Теперь уже авария и у нас.

Быстро вспоминаю, что где-то позади остался третий катамаран и, вероятно, экипаж уже отправился за нами, но эта мысль мгновенно испаряется под напором суровой действительности. Андрей висит сбоку, и в таком потоке залезть на судно просто не может. За нами, метрах в 20, плывёт перевернувшийся катамаран, так и не сумевший зачалиться. И тут начинается кульминация каскада: вода падает между камнями, образуя несколько последовательных сливов с «бочками». Тяжело, но не смертельно.

Грести здесь в одиночку практически бесполезно. Намертво схватившись за раму и морально готовясь к оверкилю, я смотрю то вперёд, на реку, выискивая спокойные уловы, то назад, на своего напарника. Проехав сотню метров мощного участка, мы вылетаем за очередной поворот, и ужас пробирает меня с ног до головы: нас несёт на поваленное, наполовину лежащее в воде дерево. В этом месте река сильно сужается, и ствол перекрывает почти половину русла. Судорожно пытаясь отгрести, я неимоверно быстро понимаю, что это самое страшное, что могло нас здесь ожидать. Дерево в горной реке – самое опасное препятствие.

Опаснее лишь завал из деревьев... Отчаянно гребу, но струя сносит нас прямо на один из торчащих над водой стволов. Пять метров... Три... Два… Один... Пытаюсь сгруппироваться. Мощнейший удар! Надувные ёмкости компенсируют силу столкновения, но меня вырывает из упоров, и я падаю в воду. Прямо под дерево... Животом натыкаюсь под водой на толстый ствол. Через меня сразу же начинает переть мощный поток воды. Я понимаю, что придавлен к дереву. Ноги закрутило под ствол, тело над ним, но над головой вода, так что вздохнуть невозможно. Из последних сил, я сопротивляюсь струе, давящей мне в спину с силой в сотню килограммов.

Наконец меня перебрасывает через ствол, и я тут же цепляюсь за сучки под следующим. «Всё... Это конец...» – такая мысль ясно прорезает сознание. Я чувствую, что воздух где-то рядом, но просто не могу до него дотянуться. Вокруг только рёв воды. Инстинктивно продолжаю бороться, куда-то тянуться и бессознательно отталкиваться от каких-то веток, которые плотно меня окружают. Но вот что-то происходит, и меня срывает дальше. Голова на мгновение показывается на поверхности, и я, ещё не успев осознать это мозгом, уже набираю ртом воздух. Спасительный воздух! Но тут же получаю мощный удар по каске и снова скрываюсь под водой.

Слышу чей-то глухой и очень далёкий крик. Через секунду осознаю, что это кричу я сам. Вокруг темно, и только нескончаемый поток воды немилосердно треплет моё тело. Теперь уж точно конец. Воздуха нет, я зажат под ветками и полностью дезориентирован. Я даже не знаю, где верх – так меня крутило и мотало. Уже невпопад вожу вокруг себя руками, цепляюсь за какие-то сучки, отталкиваюсь и теряю последние остатки драгоценного воздуха в лёгких. Но вот снова что-то происходит, и меня промывает дальше.

Оказывается, меня протащило под водой вдоль всего дерева, по пути я столкнулся с несколькими мощными ветками и, наконец, замыло в верхушку, где я и застрял плотно и окончательно. Из последних сил переворачиваюсь лицом вверх, причём так, что мои ноги очень плотно зажимаются в мелких ветках верхушки, но так я могу хотя бы вздохнуть. Страх немножко ослабевает, буквально на несколько секунд, и возвращается с новой силой, пытаясь парализовать меня изнутри. Я осознаю, что плотно зажат, скован. Это очень страшно, словно ты лежишь в тесном гробу, через который прёт вода.

Агрессивная среда не смогла убить меня сразу и теперь делает это постепенно. Везде вода и только лицо уткнулось в ветки. Мне очень трудно, даже больно дышать. Сил больше нет, но если не держаться, то сильная струя начинает засасывать. Страх гонит вверх, и я выигрываю пару сантиметров, но тут же опускаюсь обратно, потому что руки окончательно теряют силу и мышцы непроизвольно расслабляются. Страх, страх, страх. Пытаюсь думать: «Одному мне не выбраться, я могу только хвататься за скользкие ветки, поддерживая таким образом своё существование».

Пробую ощутить своё тело и понимаю, что мне пока не холодно – гидрокостюм сохраняет тепло. Ногами пошевелить не могу совсем, они зажаты, и любое движение причиняет боль. Грудь сдавлена спасжилетом, я продолжаю дышать с надрывом. Руки неестественно вывернуты, очень болят мышцы, я не знаю, сколько ещё продержусь, но явно не очень долго. Мне хочется кричать, но я понимаю, что криком ничего не изменю, только ухудшу своё положение, потеряв последние силы.

«Надо вырывать, хоть зубами выгрызать эти спасительные миллиметры», – решаю я, и, несмотря на дикую боль, пробую вывернуться из этого капкана. И в этот момент слышу спасительный окрик. С трудом оборачиваюсь и вижу, что это Лёша (матрос с аварийного судна) кричит мне с берега! Я не один! Он меня вытащит! Должен вытащить! Лёша медленно пробирается ко мне по стволу дерева. Наконец, подбирается на расстояние вытянутой руки и пытается схватить меня за кисть. Ничего не получается, и я снова теряю несколько сантиметров. Он с риском подбирается ещё ближе и тянет меня за лямки спасжилета.

Это подействовало, над водой уже показалась моя грудь. Лёша ломает некоторые палки, зажимающие меня, но этого явно мало. Я чувствую, что большая ветка давит мне на спину, упираясь в надувную секцию спасжилета. Я уже не чувствую ни рук, ни ног, ничего. Лёша дёргает меня, но без особого эффекта. Прошу его разрезать задний баллон, чтобы освободиться от веток и нормализовать дыхание. Лёша разрезает его. Дышу. Устал. Кричу: «Тащи!». Он несколько раз с силой дёргает меня, я уже не могу ему помочь, никаких сил во мне не осталось. И вдруг тело поддаётся его рывкам и, наконец, вырывается из плена. – Как ты? – Хреново.

Смотрю на него. Я на свободе. Я ЖИВ! Мне впервые в жизни хочется расцеловать мужчину. Но сил хватает только на банальное и, наверно, даже неуместное «спасибо». Спасибо, Алексей, ты спас мне жизнь. Спас по-настоящему, а не как в придуманных ситуациях, которые мы себе воображаем. Ещё несколько минут я просто прихожу в себя. Мне очень хочется на берег, на землю. Но я не могу уйти с этого проклятого бревна, я не могу даже руку поднять. Всё болит. И никаких мыслей. Даже стучащее в мозгу «Жив! Жив! Жив!» кудато исчезло.

Я просто тупо смотрю перед собой. Появляются остальные участники, меня коекак, втроём, перетаскивают на берег. Я срываю с себя спасжилет и тут же падаю... Не было ни «тоннеля со светом», ни всей жизни перед глазами за одно мгновение. Была тупая, паническая борьба и беспросветное осознание приближающегося конца. И только сейчас, валяясь на земле, я понял, что всегда нужно бороться до конца, ВСЕГДА! И уже потом, много часов и дней спустя, осознаёшь, что никогда не сможешь передать словами те мгновения, которые пришлось пережить и перетерпеть.

КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА

На вопрос, что же делать в такой ситуации. Тут у меня однозначное мнение: в такую ситуацию просто нельзя попадать! Если описание соответствует действительности, то автор заслуживает глубокого уважения как своей волей к жизни, самообладанием, так и способностью более или менее искренне описать происшествие и своё состояние. А вот запаникуй он тогда – и его переживания, думаю, уже никто и никогда бы не узнал… Однако на констатации этих фактов мои положительные эмоции заканчиваются. Описанную ситуацию можно приводить как пример того,

как может крупно повезти – наделана куча ошибок, но, несмотря на это, все остались живы… Хотя в тексте говорится «...длинный каскад, хотя и относительно простой для нашего уровня подготовки…», у меня сложилось мнение, что опыт участников и руководителя был недостаточным для прохождения данного маршрута в данное время. И количество мест, где можно зачалиться, и количество мест, где можно переждать, и количество мест, где можно переночевать, и количество мест, где можно организовать разведку очень сильно зависят от коллективного мастерства группы. К сожалению, не названа река и сроки сплава.

Но из текста можно сделать вывод, что река – горная, а период – паводковый. А это заведомо повышает опасность мероприятия и требует соответственно организованной разведки и страховки. Вместо этого группа, явно переоценивая свои силы, выбрала очень жёсткий график движения. Из первых же строк описания видно – начали сплав в горах уже незадолго до сумерек. Это совершенно недопустимо, так как в этом случае времени на поисково-спасательные работы при светлой обстановке не остаётся, а в ночи они бесперспективны.

Решение из-за спешки идти в сумерках «походной колонной, страхуя друг друга с воды» в данной ситуации является грубейшей ошибкой команды. По сути дела, на определяющий участок маршрута пошли без разведки, без надёжной страховки, без запаса времени на спасработы, и это всё в условиях высокой воды и сумерек. Далее: «Встали на страховку… Капитан запрыгнул на ходу в упоры…» – дык, извиняйте, это не выглядит, как организованная страховка. В результате два катамарана одновременно оказались в аварийной ситуации на неразведанном участке горной реки.

Экипажи обоих катамаранов, ткнувшись в берег, не смогли зачалиться и ушли в кульминационную часть каскада. Автор постфактум правильно оценил крайнюю опасность завалов в горной реке. Но именно с учётом этого и было необходимо организовать тщательную разведку каскада и принимать адекватное решение. Дальше начинается поистине смертельный номер… Но произошло чудо! Группе, во-первых, крупнейшим образом повезло, что в дереве-завале оказался только один участник, а не четверо или все шестеро. Во-вторых – повезло, что при попадании в воду у потерпевшего сразу не произошёл спазм дыхания (это весьма часто бывает).

В-третьих – повезло, что пострадавший не зацепился одеждой или спасжилетом за крупные ветки или сучки. Ну и, наконец, в-четвёртых, – повезло, что у него оказался такой спутник, как Алексей с первого пострадавшего судна, который после собственной аварии не растерялся и вовремя смог оказаться в нужном месте и действительно спас автора. При этом сам находился без страховки на дереве-завале и вполне мог стать ещё одним пострадавшим, тогда жертв было бы больше… Где были и что делали остальные члены группы, из текста, увы, не видно.

Какие выводы можно сделать из сказанного? Конечно, воля к жизни потерпевшего и самоотверженность Алексея сыграли свою положительную роль. Но мне представляется, что основным фактором того, что случившееся не стало трагедией, является КОЛОССАЛЬНОЕ ВЕЗЕНИЕ. Но ведь не всегда так повезёт… Ребята! Не спешите! Не ходите в сумерках! Не ходите без тщательной разведки! Не ходите без надёжной страховки! И тогда будете ходить долго и успешно! И будет вам счастье.

Статья опубликована в газете «Вольный ветер», на нашем сайте публикуется с разрешения редакции. Сайт газеты http://veter.turizm.ru/  

Сплав по горной реке. Спортивный сплав по горной реке.

Назад в раздел

Недельный тур в Адыгее

Проживание на турбазе. Однодневные пешие походы и автобусные экскурсии в сочетании с ком фортом (трекинг) в горном курорте Хаджох на Юге России. Туристы проживают на турбазе и посещают памятники природы: Водопады Руфабго, Аминовское ущелье, Мешоко, Лаго-Наки, Азишскую пещеру, Каньон реки Белой, Дольмен и другие красивые места.

Легендарная Тридцатка, маршрут

Через горы к морю с легким рюкзаком. Маршрут проходит через знаменитый Фишт – это один из самых грандиозных и значимых памятников природы России, самые близкие к Москве высокие горы. Туристы налегке проходят все ландшафтные и климатические зоны страны от предгорий до субтропиков, все ночёвки в стационарных приютах.

В край Крымских гор

Недельный тур с проживанием в гостинице у самой красивой горы Крыма - Южной Демерджи. Треккинги, авто-пешеходные экскурсии с осмотром красивейших мест горного Крыма, Долины приведений, каменного хаоса, водопадов, каменных грибов с посещением пещеры МАН и оборудованной Красной пещеры.

Задайте вопрос...
Напишите Ваш вопрос. Наши специалисты обязательно Вам ответят!