Килиманджаро

Они свернули налево, ... и там, впере
ди, он увидел заслоняющую всё перед гла
зами, заслоняющую весь мир, громадную,
уходящую ввысь, немыслимо белую под
солнцем, квадратную вершину Килиманд
жаро. И тогда он понял, что это и есть
то место, куда он держит путь.
Эрнест ХЕМИНГУЭЙ,
«Снега Килиманджаро»

Экваториальная Африка, 2 февраля, полночь. Незнакомое небо, усыпанное миллиардами звёзд. На юге поднимается Южный Крест, на севере опускается за горизонт ковш Большой Медведицы. Наша команда (альпинисты Михаил и Николай, я с женой Ириной — горные туристы, Катя — автостопщица, женщинаэкстрим; все из Москвы и её ближайших окрестностей; а также молодая немка Беата из Германии, проходящая практику в местном университете) в сопровождении трёх проводников идёт на штурм высочайшей вершины континента.

— Поле, поле (медленней, медленней), — говорит на суахили проводник Джозеф. Он профессионал и знает, что при отсутствии нормальной акклиматизации именно неспешным темпом следует подниматься на гору. Но такой темп совершенно немыслим для наших «камээсов» по альпинизму, и Миша с Николаем, забрав проводника Уильямса, убегают вперёд. Ярко светит луна, так что фонари, которые мы взяли с собой, не нужны. Холодно, примерно 10°С. Катя смутно представляла предстоящее испытание, поэтому плохо оделась и постоянно мёрзнет. 

На высоте 5000 м у неё начинается истерика, она громко плачет, жалуется на холод, но поворачивать вниз отказывается. После второй истерики на 5300 м выделяем ей личного проводника, Джозеф отдаёт ей свои тёплые перчатки и вязаный шлем. Все уверены, что она немного поплачет и пойдёт со своим проводником вниз. Но через минут 15 Катя нас обгоняет и устремляется в погоню за альпинистами.   На 5400 м у меня начинает темнеть в глазах и болеть голова, принимаю помогающие от «горняшки» таблетки «Диамакс» и через 5 минут всё проходит. 

Последние 200 м по мелкой сыпухе самые тяжёлые. Но вот они позади, мы выходим на край кратера вулкана Кибо и поднимаемся к Гилманточке (5681 м), куда дошёл 28 сентября 1889 г. Ганс Майер — первый покоритель горы. Читаем текст на установленной здесь деревянной табличке, а также нацарапанные на ней сбоку слова: «Аля, Таня. Россия». Воистину прав Владимир Высоцкий: «Проникновение наше по планете особенно заметно вдалеке». 

На Гилманточке поднимали флаги многие экспедиции. Однако наша задача — пик Ухуро (5895 м), высшая точка вулкана Кибо и горы Килиманджаро. (На Килиманджаро две большие вершины: более низкая (5149 м), но более сложная — вулкан Мавензи (незадолго до нашего прихода здесь погибли изза камнепада два японских альпиниста), и высокий вулкан Кибо, куда и поднимается основная масса народу.) Светает. Идём влево по гребню кратера, иногда немного спускаясь в него. Здесь лежит снег. Слева большой ледник — знаменитые снега Килиманджаро. Но вот и последний взлёт. 

Подъём довольно пологий, но высота сказывается: идти тяжело. Навстречу уже спускаются счастливые Михаил и Николай. Они совершенно загнали своего проводника Уильямса и того тяжело рвёт. Альпинисты поражены тем, что почти на вершине их догнала Катя и первая поднялась на Килиманджаро. Усевшись у тура, она опять расплакалась, повергнув в шок не только наших, но и иностранных альпинистов. Миша отдал замёрзшему Джозефу свои перчатки и побежал вниз, а мы продолжили свой путь по гребню кратера. 

Ира при помощи Джозефа преодолевает последние метры, и вот мы на самой высокой точке Африки — одной из самых высоких вершин планеты, если считать от её центра, а не от уровня моря (напомню, что Земля сплюснута у полюсов). Засекаю координаты по спутниковому навигатору GPS (высота 5904 м, координаты s 03°04I582II, e 037°21I238II), предоставленному нашим спонсором — обувной фирмой «Тема XXI». Достаём флаг «ВВ» и Они свернули налево, ... и там, впереди, он увидел заслоняющую всё перед глазами, заслоняющую весь мир, громадную, уходящую ввысь, немыслимо белую под солнцем, квадратную вершину Килиманджаро.

И тогда он понял, что это и есть то место, куда он держит путь. Эрнест ХЕМИНГУЭЙ, «Снега Килиманджаро» Г.Гончаров (в красной рубашке у велосипеда) на площади Тяньаньмэнь. Позади Ворота небесного спокойствия к Дворцу императора. Флаг «ВВ» у одинокой сенеции. До вулкана Кибо (на заднем плане) отсюда день пути. поднимаем над вершиной. Ирина вспомнила, что не дочитала газету и села у тура отдохнуть, заодно и ознакомиться с последними «вестями с тропы». 

Все счастливы. Николай, Миша и Катя пошли вниз, за ними направилась и Беата, а мы всё фотографируемся на фоне флага старей шей российской газеты для путешественников. Во время спуска Катя оторвалась от группы, сбилась с пути и ушла в сторону Мвекки. Поняв ошибку, она долго и безрезультатно кричала, взывая о помощи. Ей пришлось вторично под няться на вершину и затем спускаться по нашей тропе. Да, «есть женщины в русских селеньях!» ...Начался поход пять дней назад. Группа собралась у отеля «Вавилон» в посёлке Марангу (Танзания), причём наши альпинисты приехали сюда прямо из аэропорта Килиманджаро, куда прибыли рейсом компании KLM Москва — Амстердам — Килиманджаро. 

Мы с Ирой прилетели раньше и добрались сюда из районного центра Аруша, где останавливались в доме гостеприимной москвички Марины ($5 за ночь с чело века), вышедшей замуж за аспиранта московского Института Дружбы Народов им. П.Лумум бы Чарльза и уехавшей с ним 7 лет назад жить в Танзанию. Катя — вот истинная автостопщица! — умудрилась найти жильё за $4 в ближайшем к Марангу посёлке, хотя меньше чем за $10 белого человека здесь никто не поселит. На машине нас довезли до входа в Национальный парк «Килиманджаро» (1980 м). Он расположен вокруг горы Килиманджаро и тщательно охраняется автоматчиками. 

Деньги туристов, посещающих нацпарки — основной источник бюджета Танзании и бесплатно туда не пустят, за вход же надо заплатить несколько сотен долларов, да ещё обязательно взять проводника и платить за каждую ночёвку в парке. Проводник вообщето не нужен, дорогу тут не потеряешь, но он следит за туристами, не даёт мусорить в парке (чистота тут идеальная), командует портерами (т.е. носильщиками; плата за их услуги по сравнению с остальным невелика, к тому же их можно и не брать). Я гдето читал, что одна наша команда всётаки сумела бесплатно прорваться в парк и подняться на Килиманджаро, но при возвращении членов группы поймали и не отпускали 4 дня, пытаясь — правда, безуспешно — выбить деньги за восхождение. 

У входа в парк мы зарегистрировались, ото брали вещи для портеров и отправились к первому приюту — Маранга Хат (2700 м). Весь подъём идёт по широкой, набитой тропе. Шли 4 часа по красивому тропическому лесу, любуясь причудливыми деревьями, с которых свисали сухие лишайники и лианы. Могучие листья древовидных папоротников блестели в проникающих сверху солнечных лучах. Видели стаю голубых обезьян. Шли без привалов, останавливаясь только на фотосъёмку. Приют — это домики с комнатами на 4 человека. Спят на нарах. 

После обеда сходили (для акклиматизации) осмотреть небольшой кратер Моунди на склоне горы. Утром позавтракали и, получив сухой паёк, отправились к приюту Хоромбо (3700 м). Примерно через 20 минут хода лес стал редеть, и начались кустарники, постепенно уменьшающиеся в размерах. Мимо нас пробежали вниз суахили (слово «негр» тут является оскорблением, за которое в Найроби могут и убить), таща носилки с чёрным мешком, из которого выглядывала голова какогото японского туриста. Он был живой, но без сознания. Говорят, на Килиманджаро погибает до 20 человек в год — не все выдерживают такую высоту.

После очередного поворота тропы мы впервые увидели интереснейший вид мест ной флоры, характерный для здешних влажных долин на высоте 3500—4500 м. Гигантские, достигающие 7 м в высоту, древовидные растения — сенеции — с могучим веером толстых заострённых листьев на верхушке росли между огромными обломками камней, выброшенными извержением из недр ближайшего вулкана Мавензи. До приюта дошли за 6 часов (включая привалы и часовой обед). Прошли 15 км. Погода ухудшилась, и мы решили пропустить очередной акклиматизационный выход. 

Сидели в столовой приюта и знакомились с разношёрстной публикой со всех частей света: тут были американцы, канадцы, словаки, англичане и пожилые исландцы (они дошли до приюта за 8 часов). На следующий день — переход к приюту Кибо Хат (4700 м) у самого подножия вулкана. Растительность постепенно полностью исчезла, из животных были видны лишь птицы — местные вороны с белым воротничком вокруг шеи и небольшие птички стоунчаты. Сильно пекло солнце. Дошли за 6 часов. По дороге обогнали большую группу англичан. Они шли очень медленно, часто останавливались и пили воду из бутылок. 

Одна девушка плакала — устала и ей было плохо от высоты. Расположились в одной из комнат каменной хижины. С нами здесь ещё трое словаков, им ночью идти на восхождение. Высота чувствуется, у всех начинает болеть голова, особенно у Беаты и Кати, которые сразу легли отдыхать на нары. Ира достала свои таблетки от «горняшки» и предлагала их всем. Беата поинтересовалась, какие побочные действия от этой смеси из десятка таблеток. Я шучу, что в комплект входит снотворное и слабительное, все долго смеются. Ясная горная ночь. Холоднющая, совсем не африканская, но всё же такая захватывающе прекрасная, что сразу забывается и головная боль, и бурчащий живот. 

Всё неправдоподоб но, нереально, как сон, как сказка: бархатный шатёр экваториального неба, переливающие ся звёзды Магеллановых облаков, чёрные просторы Африки, лунный свет и подо всем этим хрустальный колокол Кибо. Теряется чувство времени и пространства. Хочется погрузиться в это серебристое сияние, струящееся со всех сторон — от стен хижины, от застывшей лавы на склонах, от мерцающих звёзд. Утром встаём разбитые и плохо выспавшиеся. Словаки ночью ушли, я даже не слышал, как они собирались. 

После завтрака выходим на акклиматизационный выход до пещеры на 5300 м. Идём очень медленно. Навстречу нам в сопровождении проводников, шатаясь, спускаются измождённые неудачники, не осилившие сегодняшнего ночного восхождения. На высоте 5000 м встречаем довольных словаков, успешно поднявшихся на пик Ухуро. «Ну как там, наверху?» — спрашиваем порусски и они на ломанном русском же отвечают, что тяжело, очень болит голова, но идти можно. Словаки бегут вниз, а мы доползаем до небольшой пещеры, где можно укрыться от нещадно палящего солнца. 

В ней прохладно, в углу даже висят сосульки. Отдохнув, бодро бежим вниз. К вечеру чувствуем себя уже лучше. Не зря мы ещё в Москве запланировали такой акклиматизационный выход, без него при подъёме на вершину стало бы совсем туго. Плохо только, что пришлось в этот же день (!) вставать на восхождение в 23.30, так что я совсем не спал. А далее было так, как рассказано в начале статьи. Другие подробности. До верхнего лагеря Кибо мы не спеша добрались за 3 дня, ещё день ушёл на акклиматизацию, день на восхождение и спуск до приюта Хоромбо, день на спуск в пос. 

Марангу. Вершина несложная, 1Б к.т., и главную трудность представляют большая высота и ограниченное время на акклиматизацию. Учтите, что портеры отличаются от шерпов тем, что носят грузы (в том числе и рюкзаки) на голове. Профсоюз запрещает им переносить на голове более 20 кг и поэтому груз при распределении тщательно взвешивается. Не помню, чтобы на Кавказе мне приходилось стартовать с таким лёгким рюкзаком, правда, на голове я его носить не пробовал. 

Если вы пойдёте не по маршруту Марангу (маршруты восхождения носят имена деревень, из которых начинаются), то будете ночевать в палатках, и скорее всего придётся брать дополнительных портеров для переноски бивуачного снаряжения и палаток (для вас и для суахили). Ещё учтите, что после восхождения принято оставлять портерам чаевые («на ура» идёт и любая ваша одежда, обувь, снаряжение). Рекомендуют давать за день не более $2 на портера и $4 на проводника, если небыло нестандартых ситуаций. До восхождения мы побывали в других национальных парках Танзании. В получении виз, в организации поездки нам помогла московская турфирма «Вертикаль». 

До Танзании добирались сами. Наиболее простой и быстрый путь — через Амстердам. Самый дешёвый билет Москва — Амстердам — Килиманджаро в авиакомпании KLM, стоит он $1030 (в цену включены перелёт туда и обратно), для лиц моложе 25 лет — $840. В стоимость входит и ночёвка в гостинице в центре Амстердама, куда мы добрались из аэропорта на электричке за 2,9 евро (KLM же предлагает трансфер до гостиницы на своем автобусе за 20 евро). Гостиница находится в районе «красных фонарей»; если вас не смущает специфическая публика с расширенными зрачками и сладковатый запах марихуаны на улицах, можно перед сном погулять и осмотреть город. Утром на электричке вернулись в аэропорт и сели на самолет до Танзании. 

Есть другие варианты проезда. Если у вас много свободного времени, можно из Москвы дёшево на чартерном рейсе добраться до Дубаи, а там пытаться купить билеты кенийской авиакомпании до Найроби. До Найроби из Москвы можно долететь и через ТельАвив, всего за $650. В любом случае из столицы Кении ещё нужно будет добираться до Килиманджаро и дважды (при прибытии в аэропорт Найроби и при возвращении в Кению из Танзании) заплатить по $50 за въездную визу в страну. Организовать восхождение на Килиманджаро можно прямо на месте. 

В г. Моши один знакомый немец купил такой тур за $550. Это недорого. Судите сами: день пребывания в парке стоит $25, ночёвка — $40. Проводнику надо платить $15 в день (на нашем маршруте (Марангу) — $10), портеру — $8 (на Марангу — $6). Если учесть, что немец был в парке 6 дней, прибавить обязательную страховку ($20), то непонятно, что осталось турфирме. Весь свой мусор из парка нужно обязательно выносить, проводник не разрешает даже бросить на землю шкурку от банана. 

Воду пили только кипячёную или из бутылок. Экскременты полагается закапывать, туалетную бумагу сжигать после использования (это не относится к стационарным туалетам). Зато на горе нет помоек, как у нас на Эльбрусе около «Приюта 11ти». Экспедиция в целом закончилась успешно. Получились отличные фотографии (спасибо запомощь АКБ «Мосуралбанк»). Все шестеро участников достигли вершины пика Ухуро (по словам нашего проводника, это удаётся лишь 60% туристов, идущих по этому маршруту), и над Килиманджаро был поднят флаг «Вольного ветра». 

Статья опубликована в газете «Вольный ветер», на нашем сайте публикуется с разрешения редакции. Сайт газеты http://veter.turizm.ru/ 
Африка. До вулкана Кибо (на заднем плане) отсюда день пути

Африка, гора Килиманджаро, Ледник на вершине горы. Егото и видел Э.Хемингуэй

Африка, гора Килиманджаро, Ледник на вершине горы. Егото и видел Э.Хемингуэй

Баобаб, Африка. Дерево баобаб

Назад в раздел

Недельный тур в Адыгее

Проживание на турбазе. Однодневные пешие походы и автобусные экскурсии в сочетании с ком фортом (трекинг) в горном курорте Хаджох на Юге России. Туристы проживают на турбазе и посещают памятники природы: Водопады Руфабго, Аминовское ущелье, Мешоко, Лаго-Наки, Азишскую пещеру, Каньон реки Белой, Дольмен и другие красивые места.

Легендарная Тридцатка, маршрут

Через горы к морю с легким рюкзаком. Маршрут проходит через знаменитый Фишт – это один из самых грандиозных и значимых памятников природы России, самые близкие к Москве высокие горы. Туристы налегке проходят все ландшафтные и климатические зоны страны от предгорий до субтропиков, все ночёвки в стационарных приютах.

В край Крымских гор

Недельный тур с проживанием в гостинице у самой красивой горы Крыма - Южной Демерджи. Треккинги, авто-пешеходные экскурсии с осмотром красивейших мест горного Крыма, Долины приведений, каменного хаоса, водопадов, каменных грибов с посещением пещеры МАН и оборудованной Красной пещеры.

Задайте вопрос...
Напишите Ваш вопрос. Наши специалисты обязательно Вам ответят!