Тактика туризма

Что такое тактика туризма? Тактикой путешествия будем называть весь тот комплекс решений, действий, поступков, последовательность и очередность мероприятий, которые позволят безаварийно, бесконфликтно и интересно пройти намеченный маршрут.

Один из аспектов этого вопроса рассмотрим на примере известных экспедиций.
Борьба за выход к Южному полюсу. Блистательная победа Руала Амундсена и трагическая гибель Роберта Скотта. Успех одной экспедиции и неудача другой — прямое следствие избранной великими первопроходцами тактики. В качестве основного транспортного средства норвежцы избрали собачьи упряжки, а англичане остановили свой выбор на маньчжурских пони. В дальнейшем оказалось, что лошади не в состоянии преодолеть шельфовый ледник Росса. Драматическое соперничество двух экспедиций подтвердило правоту Амундсена. И это была прежде всего победа тактики.

Другой пример. На протяжении многих лет третий полюс Земли — Джомолунгма — отбивал атаки смельчаков. Потребовались десятилетия, чтобы появилась так называемая гималайская тактика, связанная со сложной системой акклиматизационных выходов, промежуточных лагерей, с использованием кислорода, радиосвязи. И лишь после того, как Эверест собрал обильную дань человеческими жизнями и неудачными экспедициями, гора покорилась.

Не следует, однако, думать, что восхождение на Эверест стало более простым делом, чем прежде. Просто теперь, изучив опыт предшественников, связав его с возможностями собственной экспедиции, временем года, погодными условиями, избранным маршрутом, используя усовершенствованное и облегченное снаряжение, то есть весь комплекс факторов, у альпинистов появилось больше шансов на успех. Но тот же Эверест не принял экспедицию Нормана Диренфурта из-за серьезного тактического просчета. Эта международная альпинистская экспедиция, включавшая в свой состав лучших асов мирового альпинизма, была великолепно экипирована, оснащена самыми современными средствами связи, страховки. И тем не менее она провалилась.

Каждый из участников считал необходимым беречь свои силы для последнего броска к вершине и потому откровенно отлынивал от тяжелой, но необходимой подготовительной работы. Как следствие — срыв графика забросок питания, снаряжения, кислорода. Это привело и к техническим неполадкам — азиатские альпинисты не знали принципов и методов работы европейцев. Из-за неумения пользоваться зажимом типа «жумар» погиб индийский альпинист Харш Бахугуна. Он не смог перестегнуться на перильной веревке и замерз.

Эти же причины обусловили неудачу другой международной экспедиции — Карла Херлигкоффера (1972 год). Разногласия между немцами, англичанами и австралийцами, неудачное снаряжение, неэффективное, вялое руководство. Восходителям пришлось отступить.

А вот путешествие Тура Хейердала на «Ра» прошло успешно. Хотя существовали предпосылки для возможных осложнений: в экипаже были люди разных национальностей, различного образовательного и имущественного цензов, верующие и атеисты. Казалось бы, ограниченное пространство корабля, постоянная тревога за его плавучесть, невозможность «отсидеться» в безопасном месте в случае шторма — все это должно было бы создать на борту нервозную обстановку. Однако ничего подобного не случилось. Непреклонная воля Хейердала и его интеллигентный такт были тем стержнем, вокруг которого окрепло и пришло к победе коллективное стремление. Будем квалифицировать плавание «Ра» как пример прогрессивной удачной тактики.

Анализируя любое путешествие, плавание, экспедицию, мы всегда можем убедиться в том, что успех сопутствует грамотной, продуманной до мелочей гибкой тактике, и, наоборот, удача отворачивается от авантюристов, любителей делать «на авось», решать наспех.

Какие же вопросы решает тактика? Практически все, связанные с подготовкой и проведением путешествия. Распределение обязанностей и походный режим дня, график дежурств и расчет ходового времени, выбор места дневки и оптимального времени штурма перевала — все это тактика. И хотя дать четкий однозначный рецепт по каждому аспекту походной жизни не представляется возможным, некоторые рекомендации могут быть полезны.
Для удобства разделим вопросы тактики по временным отрезкам.
Итак, что такое пред-походная тактика?
Это прежде всего вопросы совместимости, коммуникабельности, распределение обязанностей и объемов предстоящих работ, реальное соотношение способностей и возможностей участников; составление транспортных графиков, пищевых рационов, расписание дежурств, основного и запасного маршрутов, распределение груза и определение места и способа их заброски, словом, весь сложнейший комплекс проблем, обеспечивающий успешное проведение путешествия.

К сожалению, учебника по туристской тактике не существует, отдельные вопросы весьма бегло освещены в различных туристских и альпинистских справочниках, а переводная литература зарубежных туристов и альпинистов о тактике туризма малоприемлема для отечественных путешественников (на Западе часто ходят в одиночку, в нашей стране одиночные походы запрещены; за рубежом пользуются услугами платных проводников и носильщиков, у нас самодеятельные группы самостоятельно проходят маршрут и так далее).

Резюмируя имеющихся во многих книгах, статьях, методических рекомендациях указания по тактике, можно сделать следующий вывод: в горном и водном видах туризма тактика прохождения маршрута отработана хорошо. Во всех остальных видах (пешем, лыжном, вело-, авто-, мото-, спелеотуризме) нет единого мнения об оптимальной, совершенной тактике.

Отсутствуют четкие указания и по тактической подготовке похода. Это объяснимо: ведь вариативность любого похода чрезвычайно велика. Количественный и качественный состав группы, выбор района и вида путешествия, физические, психологические, наконец, финансовые возможности участников, сроки, интересы — учесть все эти компоненты и добиться того, чтобы все было хорошо, чрезвычайно сложно. Вероятно, поэтому и нет учебника по туристской тактике. Крупнейшие советские альпинисты В. Абалаков, Б. Романов и К. Кузьмин считают, что «Тактика — наиболее сложный и ответственный раздел знаний в альпинизме (добавим: «и в туризме» — Б. В.), прямо связанный с обеспечением безопасности и успеха. Ее необходимо изучать!»

Вот мнение известного советского туриста, председателя Свердловского клуба туристов Ефима Перепечая: «Основы тактической грамотности — это умение реально оценить сложившуюся обстановку, даже в какой-то мере предугадать возможные изменения и ввести коррекцию либо кардинально изменить принятое ранее решение. Даже, если нужно, отступить. И, отступив, зорко искать свой шанс. Быть готовым оперативно, быть может, нестандартно вывернуться и все-таки пройти, проплыть, проползти. И все время, непрерывно, анализировать ситуацию. Искать».

Идеальный поход — когда он проходит успешно и действия руководителя не заметны и не ощутимы. Когда все идет как бы само по себе, не слышно команд и рекомендаций. Всем интересно друг с другом, снаряжение привычно и удобно, непогода и комары не раздражают. Нет ощущения «ведомости». Каждый хорошо представляет маршрут и район, все втянулись в нагрузку, темп движения оптимален и всем подходит.

Владимир Васильевич Никольский (о нем уже упоминалось) всю войну провел в разведке. Его вклад в разговор о тактике, естественно, был насыщен военными воспоминаниями: «Получаю задание. Сначала вникаю в суть. Изучаю все. Учитываю все. Взвешиваю все возможные и почти невозможные ситуации...». Его перебили:

«Дед, что значит «все»?» Полковник вытянул вперед руки с растопыренными пальцами и начал их по одному загибать: «Оборона противника — раз, расположение охранения и режим смены караула — два, минированы подходы или нет — три, какие части против нас (по роду войск и по стажу военных действий) — это четыре, наличие прожекторов и частота осветительных ракет — пять...».

Мы слушали его затаив дыхание, а старый воин, загнув все десять пальцев, опять раскрывал ладони и начинал сначала. Изучив противника, он анализировал возможности своих солдат и их вооружение, погоду, положение луны во время рейда, вопросы взаимодействия в группах. Закончил Дед так: «Ну, а теперь можно сдать политруку ордена и партбилет». Мы молчали. После небольшой паузы Владимир Васильевич негромко произнес: «Тактика. Неуставное тактическое совершенствование — вот о чем я рассказал. Мы победили. Я — победитель и я жив. Тактика — это опыт, мысль, действия, а значит — победа!».

Мне посчастливилось побывать с Владимиром Васильевичем Никольским во многих походах. Он относился к той счастливой, но редкой категории путешественников, которые в любых условиях и при любой погоде ведут путевые дневники. Привал, кратковременная остановка, не говоря уже о ночлегах, а он уже сидит на рюкзаке, накрывшись плащ-палаткой, и, отмахиваясь от комаров, мелким четким почерком что-то пишет.

Однажды, во время похода по полуострову Таймыр, нас сильно измучили туманы, дожди и частые переправы. Но, возвращаясь с очередного поиска брода, я неизменно видел согнутую фигуру с полевым дневником и карандашом. Наконец я подошел к нему и спросил: «Владимир Васильевич, если не секрет, о чем роман?» Никольский улыбнулся: «Пытаюсь подсчитать, во что нам обойдется тактическая ошибка».

Я почувствовал, как у меня деревенеют скулы. «Не заводись!» — сказал он.— Если начнешь психовать — это будет третья ошибка».— «Третья?» — «Да! Первая, что начали движение в условиях ограниченной видимости и без разведки. Вторая, что движемся по азимуту и потому часто пересекаем либо одну и ту же речушку, либо притоки основной реки! Наверное, следовало бы резко набрать высоту». Я все-таки взорвался: «Дед! Почему же вы молчали? Почему не вмешались?»

Никольский, улыбаясь еще шире, перебил: «Да вы же пока не головой ходите. Вы глухоту из ног вышибаете. Ни у кого даже мысли не появилось сменить направление движения. Вот я и жду, когда на смену усталости придет мысль. Критическое осмысление собственных действий — это уже опыт. А опыт — основа тактики!»

Пока Дед поучал меня, вокруг собралась группа. Все грустно слушали. Мне было горько и обидно. Дед стряхнул воду с плащ-палатки, поднялся и сказал внушительно: «Ничего страшного не произошло.

Мы потеряли три-четыре ходовых часа, но зато приобрели...» — последовала пауза, затем он ткнул пальцем в завхоза.— Толик, что мы приобрели?»

— Критическое отношение к себе!
— Раз. Еще?
— Сочувствие к руководителю.
— Два. Еще?
— Потребность осмысливать содеянное и рассчитывать предстоящее.
— Верно! Вы приобретаете опыт. А это значит, как говорил Александр Грин, что из щенка начинает создаваться капитан. И, одарив нас очередной улыбкой, замурлыкал «Капитан, капитан, улыбнитесь...».

Намек я понял, и хотя мне было совсем не весело и чувствовал себя именно «щенком», но... улыбнулся. Впоследствии я узнал, что в своих дневниках Никольский увековечил мою хилую улыбку как... «тактическое усилие». Этот случай заставил тогда о многом задуматься. В частности, о родстве слов «тактика» и «такт». О поведении руководителя при назревающем конфликте. О тактике (или такте?) руководителя при решении внутри-коллективных проблем. О том, каким должен быть руководитель.

Существует известное туристское правило: «Принцип подготовки похода — демократия, принцип проведения похода — диктатура». Верно ли оно? Первая часть постулата сомнений не вызывает. Ведь выбор района, процесс комплектации группы, обеспечение снаряжением и продовольством — все это происходит при коллегиальном, демократическом участии всех членов коллектива. А вот должен ли быть руководитель «диктатором» в походе? Если даже руководитель является самым опытным в группе, самым грамотным в туристском отношении, должен ли он воплощать безапеляционное единоначалие? Или, наоборот, допустимы ли дискуссии по любому поводу? Можно ли позволить такое положение, когда каждый считает нужным высказать мнение и о предстоящем на ужин меню, и о выборе подходов к перевалу?

Во время зимнего путешествия по острову Сахалин (район Набильского хребта) в группе возникла дискуссия о прохождении сложного предперевального участка. Руководитель (вероятно, обидевшись на сам факт обсуждения) молчал. Один из участников, пытаясь восстановить дисциплину, взывал к спорщикам:

- Ребята! Нас здесь восемь человек, это же как минимум девять мнений!

От юмориста отмахнулись. Спор набирал силу. Каждый отстаивал свой тактический вариант, не жалея черных красок, чтобы опровергнуть мнение товарища. В споре быстро уходило драгоценное ходовое время. И вот, когда уже стали подмерзать ноги, а в воздухе вместе со снежной пылью должны были вот-вот повиснуть оскорбления, руководитель наконец изрек:

— Учитывая вашу высокую техническую и тактическую грамотность, позволяю каждому идти своим вариантом. Встреча — на перевале.

И они пошли — каждый по «своей категории сложности». К счастью, зима в том году была мягкая, и на хребте Набиль в изобилии есть пихтовый и еловый сухостой, и никто не сорвал лавины и не провалился в трещину или в реку.

Группа собралась через четыре дня. Но вряд ли этих людей можно назвать группой. И вряд ли они когда-нибудь снова пойдут вместе.

Наверное, истина лежит посредине, между методическими крайностями анархии и диктата. Руководитель обязан самой должностью своей, доверием своих товарищей быть не только самым опытным и грамотным, но и обладать повышенным чувством такта, умением подчинить свои личные устремления интересам и желаниям коллектива.

Конечно же, руководитель должен быть волевым человеком, но не давить на окружающих. Истинный лидер прежде всего внимателен к своим товарищам, он вовремя гибко и оперативно реагирует не только на изменения маршрута и погоды, но, в первую очередь, на малейшие колебания в микроклимате коллектива. Интересно мнение советского исследователя доктора медицины Льва Ефимовича Этингена, побывавшего во многих сложнейших альпинистских экспедициях: «Лидер — всегда нестандартная личность, хотя и не всегда с резкой манерой обращения. Он должен обязательно воспринимать шутки окружающих. Важно, чтобы он не принимал себя слишком всерьез, иначе это тяжело для сочленов коллектива».

Роль руководителя, конечно, громадна. Но хорошим руководителем следует признать лишь того, кто умеет воплощать свои решения мягко, ненавязчиво, никого не обижая. Решения руководителя и действия группы должны находиться в естественной органичной связи таким образом, чтобы каждый участник ни в коей мере не чувствовал себя исполнителем чужой воли, но был бы истинным творцом в каждой конкретной ситуации походной жизни.

Каждая группа стремится избежать попадания в экстремальные обстоятельства, всяческих неприятных сюрпризов и ЧП. Но если такое случается, то это и есть миг высшего испытания для каждого участника и, прежде всего, для руководителя. И что интересно: не возникшая опасность, не страх и ужас вспоминаются потом — нет! — благодарная память цепко хранит эти секунды, связанные с блистательным оперативным решением, с тем, как четко, своевременно и мудро вывел свою группу из опасности руководитель.

Несколько примеров. Группа организовала навесную переправу через горную речку. Поскольку группа была малочисленной (шесть человек), натянуть достаточно туго сорокаметровую веревку не удалось. Участники проходили (точнее, переползали) повешенную веревку буквально в нескольких сантиметрах от поверхности ревущей вспененной воды.

Все шло нормально, пока один из участников не вздумал переправляться вместе с рюкзаком. На середине веревки вес человека с рюкзаком оказался критическим, и провис переправы коснулся воды. Туриста сразу захлестнуло. Крики с берега он не слышал — мешал рев реки. Кроме того, испугавшись, он вцепился в основную веревку с такой силой, что сдернуть его в сторону берега стало невозможно. С каждой секундой провис становился все более глубоким. Стоявшие на берегу люди оцепенели. Страшное зрелище — у тебя на глазах захлебывается, тонет товарищ, а ты не можешь прийти на помощь.

Первым пришел в себя руководитель. С криком «Прочь от веревки!» он перерубил узел, крепящий переправу. Свистнул над водой отрубленный капрон, а захлебывающегося туриста маятником вынесло к противоположному берегу. Там его мгновенно выдернули из воды ребята, переправившиеся ранее. Он был жив...

«Восхождения на горные вершины и тогда достаточно богаты приключениями, если слово «осторожность» пишется самыми большими буквами» (из книги Макса Эйэелина «Путь на Дхаулагири»).

Эти слова написаны на стендах во всех альплагерях и турбазах, их цитируют туристские и альпинистские справочники, инструкции по технике безопасности для геологов, топографов, для всех работников полевых экспедиций.

Осторожность в походе — этой теме посвящена значительная часть всех предпоходных занятий — скальных, ледовых, снежных. Осторожность вырабатывают в себе участники любых походов и восхождений. Это альфа и омега безопасности. Но, к сожалению, случаи гибели, тяжелых травм и спровоцированных туристами бедствий еще случаются. Попытаемся хотя бы в общих чертах разобраться в причинах походных аварий. Ведь, казалось бы, к услугам туристов масса литературы, опытные консультанты, тренировочные полигоны и надежное снаряжение.

И, несмотря на это, случаи травм и гибели туристов из года в год повторяются. Ссылка на коварство стихий не представляется серьезной, статистика неумолимо показывает: капризы природы повинны менее чем в 10 процентах несчастных случаев. Основные причины аварийности — человеческий фактор. Условно можно составить такой список причин ЧП: глупость, некомпетентность, недисциплинированность, переоценка своих сил, недостаток опыта, разногласия в группе. Если из скорбного списка аварий, несчастных случаев, трагедий выбрать наугад ЧП, то увидим — в основе любой походной беды всегда лежит одна из вышеупомянутых причин.

Туристская группа из Ленинграда, выходя в район перевала Охотник, наткнулась на маркировку. Обрадованные туристы устремились по маршруту, размеченному яркими пятнами. И оказались... на скалах альпинистского маршрута на вершине Северный Доломит Зб категории сложности. Тут бы остановиться, подумать, сообразить! Но нет. Один из участников замечает на стене контрольный тур (альпинисты складывают их на ключевых участках маршрута для контроля за точностью прохождения). Раздается радостный вопль: «Здесь люди ходят!» И группа, воодушевленная таким обнадеживающим призывом, бросается на скальную стену. Ни соответствующей подготовки, ни специального снаряжения, ни, наконец, формального разрешения на восхождение у ребят не было. В результате — трагедия. В чем причина?

Группе, заканчивающей поход по Приполярному Уралу, осталось пройти один несложный перевал и скатиться к железной дороге. Работы осталось на день-полтора. Продукты, естественно, на исходе, накопилась усталость, кончаются отпуска, да и домой хочется. И тут группу прихватила пурга. Видимость — ноль, снег вязкий, липкий, мокрая, противная круговерть. Остановились под перевалом. Переночевали. Наутро — никаких улучшений в погоде. Опять ночь и такое же слепящее мутью пурги утро.

Начались разговоры. «Пойдем!» — «Нет, переждем!» — «Давайте хоть по миллиметру!» — «Сам шлепай по миллиметру». Руководитель допустил до того, что разговоры перешли на непозволительный для коллектива тон, и, что самое страшное, не сумел воспрепятствовать уходу троих обидевшихся. И опять — трагедия. Но как будут жить те, кто выжил?

В походе по Тянь-Шаню возник спор из-за пустякового повода — где лучше перейти речку. В результате спора группа разбилась на ячейки из 2—3 человек, каждая из которых пошла по «своей категории сложности». Утонул человек.

Группа туристов-школьников из Куйбышева утром делала зарядку на мокрой от росы каменной осыпи. Выполнялось упражнение: парами, спиной к спине, сцепившись локтями, подъем друг друга наклоном. Один из участников поскользнулся и ударил своего товарища головой о камень. Перелом позвоночника. Человек остался калекой.

Прервем этот грустный перечень. Можно с уверенностью сказать: там, где проглядывает расслабление, небрежность, лихачество, пренебрежение к опасности или переоценки собственных сил — там всегда существует и потенциальная опасность.

Хочу привести цитату советского журналиста Альбертаса Лауринчукаса из книги «Гнев тайфуна».
"Первооткрывателей не готовит ни одна школа, ни один институт мира. Стать им может каждый. Новое открытие и уменьшает, и одновременно увеличивает число окружающих нас тайн».

Последовательно, от похода к походу, вместе с опытом, анализом и постоянным совершенствованием, будет расти ваша тактическая грамотность. Постепенное наращивание сложности путешествий, критическое отношение к пройденным километрам и собственным действиям, изучение литературы и новейших приемов и методов — вот путь постижения тактики как науки, как искусства, наконец, как способа выжить.

Тактика. Это высокий профессионализм и техническая оснащенность каждого, активная творческая дисциплина, умение рассчитывать и выполнять, предусмотреть, толково распределить силы. Это твердость решений и чувство юмора. Это умение преодолеть себя, а если нужно леность и пассивность других. Это такт и твердость!.. Каждому, кто собирается в поход, следует заметить: вот те киты, на которых стоит вечно обновляющаяся пирамида тактики — знания, опыт, высокая гражданская ответственность за дело, за товарищей и за себя, умение думать. А на вершине пирамиды — победа!

Владимирский Б. С.

Назад в раздел

Недельный тур в Адыгее

Проживание на турбазе. Однодневные пешие походы и автобусные экскурсии в сочетании с ком фортом (трекинг) в горном курорте Хаджох на Юге России. Туристы проживают на турбазе и посещают памятники природы: Водопады Руфабго, Аминовское ущелье, Мешоко, Лаго-Наки, Азишскую пещеру, Каньон реки Белой, Дольмен и другие красивые места.

Легендарная Тридцатка, маршрут

Через горы к морю с легким рюкзаком. Маршрут проходит через знаменитый Фишт – это один из самых грандиозных и значимых памятников природы России, самые близкие к Москве высокие горы. Туристы налегке проходят все ландшафтные и климатические зоны страны от предгорий до субтропиков, все ночёвки в стационарных приютах.

В край Крымских гор

Недельный тур с проживанием в гостинице у самой красивой горы Крыма - Южной Демерджи. Треккинги, авто-пешеходные экскурсии с осмотром красивейших мест горного Крыма, Долины приведений, каменного хаоса, водопадов, каменных грибов с посещением пещеры МАН и оборудованной Красной пещеры.

Задайте вопрос...
Напишите Ваш вопрос. Наши специалисты обязательно Вам ответят!