Непал - Аннапурна

Долго через Интернет и авиаагентства изучали пути проникновения в Непал из нашего города. В конце концов остановились на перелёте через Корею и Таиланд. Это дороже, чем через Москву или Новосибирск, зато не надо оформлять транзитную визу. Для похода выбрали маршрут треккинга вокруг Аннапурны (8091 м) — первого покорённого восьми тысячника планеты.

Путь несложный, его можно пройти за две недели. На маршруте полно гостиниц и лоджий, но и ночёвка в палатке также не возбраняется. Столь же несложен подход и к южному базовому лагерю Аннапурны (4500 м). В пути пригодятся треккинговые палки и газовая плитка. Необходимое снаряжение можно купить или взять напрокат в Катманду или Покхаре. Пермит (разрешение на посещение национального парка) надо получать в Катманду за $30.

И вот, наконец, в последних числах марта мы в аэропорту Катманду. Платим $30 за визу, таможенник, не читая, прикрепляет степлером к моим каракулям фотографию, ставит в паспорт печать, и мы на свободе. Выбираемся наружу и сразу попадаем в лапы таксистов, буквально разрывающих нас на части. Долго едем по тесным улицам столицы Непала. Периодически машины выезжают на встречную полосу.

Не признают тут и понятий главная и второстепенная дорога: бесконечно клаксоня, два потока автомашин, словно фантомы, пронизывают друг друга без какихлибо последствий. Вокруг Аннапурны В 14 часов приезжаем в Бешисахар, расположенный на высоте всего 760 м. Впечатление такое, что всё население посёлка высыпало на улицы для встречи с нами. Приходится прорываться сквозь лавину желающих «помочь» в переноске грузов и в качестве гидов.

Некоторые из них суют нам визитки и пухлые тетради с отзывами о работе на английском языке. Но ни гиды, ни носильщики нам не нужны. Не потому, что нам жалко денег. С появлением гидов возникают и дополнительные проблемы: остановки только в тех гостиницах, которые укажет гид, разный темп движения и др.

Всё это ограничивает свободу действий и в конце концов может испортить впечатление от путешествия. Да и по негласным законам дороги мы должны преодолевать все трудности сами. Для этого люди и отправляются в путь. За посёлком Бахуданда, до которого день пути от начала треккинга, идём по тропе, выдолбленной в отвесных скалах правого берега реки Марсианди.

Под скальной стеной среди огромных камней ютятся домики деревни Джагат. На них видны спутниковые антенны и солнечные батареи. Несмотря на эти достижения цивилизации, все хижины и кафе, как и тысячи лет назад, тут продолжают топиться почёрному, и дым выходит наружу сквозь соломенные стены.

Вот и ворота на входе в посёлок Ча-ме. Ещё недавно тут было прибежище маоистов, которые весьма радикально настроены к существующей королевской власти. Туристам они, как правило, предлагают сделать взносы на дело революции. А взамен выдают квитанцию с портретами Маркса и Ленина. «От Чаме до Писанга нет приличных отелей», — сказала нам жизнерадостная голландка. Поэтому за Чаме сворачиваем по лесной дороге к реке.

Но туда как раз направились хорошо одетые непальцы, не похожие на местных жителей. Уж не маоисты ли? Полчаса сидим тихо, ждём, пока пройдут «маоисты». В конце концов палатку всё же установили в сосновом лесу. Писанг — небольшой, раскиданный по горной террасе посёлок. Дома здесь сложены из камней. Доски на крышах тоже прижаты камнями.

На высоте около 3500 м на тропе к пику Писанг я неожиданно почувствовал резкую боль в висках, словно два молоточка начали бить в голове. Аналогичная боль у Саши. Так в первый раз я познакомился с «горняшкой». На Тянь-Шане поднимался и до 4000 м, но ничего подобного не ощущал. Видно, старею. Спустились вниз, а головная боль не проходит. Пришлось долго пить чай с сабельником.

Слава сварил жиденький супчик. Стало легче. Овринги Ровно в полдень вступили в славный город Мананг. Обедаем на крыше небольшого отеля «Йети». С ближайшей к нам горы Гангапурны спускается ледопад. Он так близко, что кажется, будто упирается прямо в крышу соседнего двухэтажного особняка. Дальше уходим в сторону от основной тропы. В селении Кхенгсар с завистью смотрю на мальчишек, которые как ни в чём не бывало играют в футбол на высоте почти 4000 м.

Отсюда 55 лет назад в путь к высокогорному озеру Тиличио с единственной шоколадкой в качестве провианта отправился будущий покоритель Аннапурны Морис Эрцог. Его примеру решили последовать и мы. За четвёртым ручьём выходим на каменистые осыпи. Коегде в 70-градусный склон вбиты колья из арчи, которые удерживают щебёнку над бездной. Это настоящий непальский овринг. По нему надо быстро пробежать, не потеряв равновесия.

Базовый лагерь «Тиличио» — двухэтажное каменное здание, построенное в расширенной части висячей долины. На перевал Тиличио (5100 м) поднимаемся за 2,5 часа. Пройдя крутой серпантин, осторожно, след в след траверсируем крутые снежники. В принципе «кошки» и хотя бы один ледоруб для подъёма на перевал весной не помешают. Аналогичное снаряжение надо иметь и в случае других радиальных отклонений от основной треккинговой тропы, например, к северному базовому лагерю Аннапурны.

На перевале долго идём по снежному плато в поисках озера, длина которого около 5 км. Но его так и не увидели. Видимо, оно сейчас подо льдом и снегом. Наверху все хватали воздух ртом, ноги иногда становились ватными и не хотели идти вверх. Но головной боли уже не было. Вниз спускаемся по своим утренним следам. Через перевал Тхорунг От уже знакомой деревни Кхенгсар нам потребовалось 3 часа крутых подъёмов и спусков, чтобы вновь выйти на главную треккинговую тропу. Останавливаемся в «Як-отеле».

Семилетний сын хозяина подбросил в печку сухих кизяков. Помылись на высоте 4000 м чуть тёплой водой. Сделать это в продуваемой насквозь хижине с земляным полом было непросто. Рекордсменом оказался Слава, который умудрился и помыться, и постираться, истратив всего одно ведро воды. На следующий день после обеда поднимаемся по камням к высотному отелю «Тхорунг» (4660 м).

Наша комната напоминает холодный карцер с дырками между камнями в стенах. Обошлось нам это жилище по 50 рупий ($0,74) с человека. В столовой шумно: австрийцы и немцы обмениваются впечатлениями. Ночью проснулся от ощущения нехватки воздуха, словно меня погребли заживо. Снял с себя всю тёплую одежду. Стало легче. Утром покидаем отель. Пологий подъём по снежной тропе и морене дался легко. Спустя 2 часа на перевале Тхорунг (5416 м) догоняем вышедших из отеля на час раньше нас туристов. На перевале тошнило молодую кореянку.

Потом я видел её на спуске: безумные глаза, крошечные шаги вниз по тропе. Это горняшка; она медленно подступает, а потом «срывает крышу», превращая уверенных в себе людей в жалких гномов. фотографировались на перевале и пошли вниз, обгоняя по пути тирольских австрийцев. Те шли с палочками, но использовать их как тормоз не умели. В конце концов мы «сделали» всех: немцев, австрийцев, корейцев, американцев. Долиной Кали Гандаки Входим в полдень в посёлок Муктинат.

Здесь настоящая полупустыня. В арыке посреди улицы женщины моют посуду, здесь же копошатся куры. Муктинат находится в недавно открытом для туристов княжестве Мустанг, где долго существовал матриархат. Всех братьев женили на оной и той же женщине. Благодаря этому небольшие наделы плодородной земли не распылялись по многочисленным родственникам. Незамужних женщин, которых при такой системе было в избытке, отправляли в монастыри.

Да и сейчас всю торговлю с иностранцами и гостиничный бизнес в посёлке захватили женщины, а мужчины тут скорее на подхвате. Несмотря на пустынность окружающей местности, в славном городе Джонсоме, куда мы дошли на следующий день, жители выглядят зажиточнее, чем на противоположной более плодородной стороне Аннапурны. Никто не ходит босиком, у некоторых есть велосипеды и мотоциклы. В городке «всегонавсего» 22 отеля. В деревне Марфа зашли в буддистский монастырь.

Слепая непалка на ощупь нашла и раскрутила молитвенный барабан. Золочёная статуя Будды была похожа на тысячи других, словно их отлили из одной формы. Вечером приходим в Татопани. Деревня лежит ниже Катманду на высоте всего 1170 м. Первым делом купили мандарины по 5 рупий за штуку. Затем пошли на горячий источник. Тот приятно удивил: большая ванна с действительно горячей водой. В ней люди разных национальностей.

Европейцы и американцы купаются в шортах, девушки — в купальниках. И те и другие потягивают пиво из бутылок под бесконечными вспышками фотоаппаратов. Словно на фотосессии. На нас в плавках поначалу смотрели, как на стриптизёров. Непальские дети тоже бултыхаются в воде и время от времени налетают на гринго. Полная демократия. Поскольку попасть в северный лагерь Аннапурны не получилось, решили подойти к горе с юга. Идти надо через Горепани.

Путь туда — это бесконечная лестница в небеса. Каждый шаг — 20— 40 см подъёма. И так 1700 м вверх. Бедноватые деревни с соломенными и бамбуковыми крышами. Замечаем серп и молот на источнике с водой. Чуть дальше на ступеньках надпись: «Территория маоистов». Позже увидели листовку: окровавленный контур Непала и рука с факелом, зажигающая звезду на китайском флаге. Неожиданно резко похолодало, погода испортилась.

Хлынул ливень с градом. В Горепани все обитатели гостиницы сгрудились вокруг железной печки. Под занавес на полчаса вышло солнце, осветило цветущие рододендроны. И над всем этим великолепием показалась острая белоснежная махина Южной Аннапурны. Утром поднимаемся на перевал по лесу из цветущих рододендроновых деревьев. Через полчаса мы на водоразделе. Сзади Аннапурна и отвесная стена Дхаулагири, на западе — покрытый лесом пик Пунхилл (3120 м) с наблюдательной вышкой на вершине.

Деревня Тадопани примостилась на краю поросшего лесом водораздела. Хозяйка кафе бесстрашно встала на самый край 20-метровой кладки, чтобы лучше показать нам дальнейший путь. Почти километр высоты сбрасываем, проходя мимо всевозможных лоджий и через огороды. Путь не всегда ясен, особенно когда надо покидать натоптанную тропу и перелезать по еле заметной лестнице через каменный забор. «Даун, даун, ап, ап» — махнул русили про путь на Чомронг.

Ближе к обеду достигаем глубоко спрятанного моста через Куюмну Кхолу и начинаем подниматься. От Кхурюнга поднимаемся метров 150 по каменным лестницам, затем следуют спуск и новый подъём. Вот уж действительно, «то вниз, вниз, то вверх, вверх». В Чомронге лоджии прилепились к очень крутому склону и буквально нависают друг над другом. В одной из них мы и остановились. Здесь живёт группа финских студентов.

Они учатся в колледже на социологов, а в Непале проходят практику. Заодно решили сходить к южному лагерю Аннапурны. Перед селением Бамбо («Бамбучки», понашему) — 200 м крутого спуска по бамбуковому лесу. За селом Давон среди цветущих рододендронов и бамбука — небольшой храм, а на противоположном склоне — целая стена водопадов. Около десяти отвесных струй падают по гладкой скале с высоты 50— 70 м.

В 15.30 мы в отеле «Деулари». Прямо над нами нависла остроконечная заснеженная вершина Кале. За ней прячется раздвоенный рыбий хвост горы Мачапучхре (6993 м). Южный базовый лагерь Аннапурны, подобно ЮжноСахалинску после пурги, забит снегом. Окна полностью скрыты в сугробах. Здесь не топят, и внутри, словно в холодильнике.В сотне метров от хижин стоит памятник нашему альпинисту Анатолию Букрееву.

Сделан из камней в буддистских традициях, над ним развеваются флажки с мантрами. Ничего более почётного в этой стране и желать нельзя. Букреев попал в лавину на Аннапурне 25 декабря 1997 г. Она была так велика, что его даже не пытались искать. «Возможно, он был самым опытным альпинистом из своего поколения» — написано под портретом Анатолия в столовой лагеря. Из 14 восьмитысячников он поднялся на 11. От памятника Букрееву поднялись метров 400 вверх на снежный пупырь.

Окружающие горы, включая главную вершину Аннапурны, прямо на глазах «выросли» раза в полтора. Открылся вид на морены и ледопады под главной и южной вершинами Аннапурны. Вокруг космические пейзажи. Но грандиознее всего выглядит, конечно, пик Мачапурчхе. Солнце жарит на полную катушку. Загораем в одних футболках. Назавтра практически за полдня мы в очередной раз спустились из царства снега в субтропики.

Тёплая южная ночь в Чомронге напоминала мне ночь гденибудь в предгорьях Кавказа. Сходство усиливали летучие мыши, ловко на доли секунд выпархивающие на свет из своих укрытий, чтобы схватить очередную ночную бабочку. Русские идут Полдня потратили на возвращение из Покхары в Катманду. В окна автобуса дул горячий, как из фена, воздух. Вся центральная часть столицы Непала закрашена на карте в зелёный цвет.

От остального города она отделена забором. За ним — королевский дворец, министерства и ведомства, расположенный посреди обширного водоёма храм Рани Покхари. Там — подстриженные газоны и тишина. А здесь — столпотворение. Оказалось, городу дал название деревянный храм Кастаманду («каста» — дерево, «манду» — дом). Он до сих пор цел. В скрытом от посторонних глаз дворике — храм Шивы.

По периметру кровли — вырезанные из дерева сцены из «Камасутры». Как нам объяснили, сюда приходят бездетные и просят о рождении ребёнка. Может быть, определённый смысл в этом есть. В стране, где на улицах нельзя целоваться и оказывать женщинам знаки внимания, храм становится единственным средством сексуального просвещения. Добрались и до Пашупатинатха — главного храмового комплекса индуистов Непала.

Правоверные индуисты, почувствовав приближение кончины, спешат в Пашупутинатх, чтобы умереть на его ступенях. Здесь же рядом разводят ритуальные костры, на которых сжигают покойников. Пепел сбрасывают в реку Багмати. Она зловеще чёрная от пепла и мелкая. Священные обезьяны тут хозяева жизни, они разгуливают среди завёрнутых в белые саваны покойников, купаются в реке.

Женщина в сари полощет здесь же какие-то тряпки, ниже по воде ходят мальчишки. Жизнь и смерть на берегах реки соседствуют друг с другом. Туризм — единственный источник поступления валюты в страну. Наверно, поэтому иностранцы в Катманду, да и во всём Непале неприкасаемы и бродят по городу, словно священные коровы.

Но и заискивающего к ним отношения нет. Мне пару раз приходилось разворачивать наиболее настырных коробейников. И когда на следующий день мы вышли из гостиницы, среди непальцев раздался испуганный шепоток: «Это Россия. Русские идут». Честь, правда, никто не отдавал. ...

Статья опубликована в газете «Вольный ветер», на нашем сайте публикуется с разрешения редакции. Сайт газеты http://veter.turizm.ru/

рисунок_7.jpg

рисунок_6.jpg

Назад в раздел

Недельный тур в Адыгее

Проживание на турбазе. Однодневные пешие походы и автобусные экскурсии в сочетании с ком фортом (трекинг) в горном курорте Хаджох на Юге России. Туристы проживают на турбазе и посещают памятники природы: Водопады Руфабго, Аминовское ущелье, Мешоко, Лаго-Наки, Азишскую пещеру, Каньон реки Белой, Дольмен и другие красивые места.

Легендарная Тридцатка, маршрут

Через горы к морю с легким рюкзаком. Маршрут проходит через знаменитый Фишт – это один из самых грандиозных и значимых памятников природы России, самые близкие к Москве высокие горы. Туристы налегке проходят все ландшафтные и климатические зоны страны от предгорий до субтропиков, все ночёвки в стационарных приютах.

В край Крымских гор

Недельный тур с проживанием в гостинице у самой красивой горы Крыма - Южной Демерджи. Треккинги, авто-пешеходные экскурсии с осмотром красивейших мест горного Крыма, Долины приведений, каменного хаоса, водопадов, каменных грибов с посещением пещеры МАН и оборудованной Красной пещеры.

Задайте вопрос...
Напишите Ваш вопрос. Наши специалисты обязательно Вам ответят!