Путешествие через семь морей

14-метровая ладья «Русич» – точная копия деревянной древнеславянской ладьи IX—XI вв. – под руководством заслуженного путешественника России Сергея Синельника 10 августа отправилась в кругосветное плавание. Его первый этап был посвящён великому русскому первопроходцу Афанасию Никитину, который в XV в. первым из европейцев достиг Индии. За 92 дня мореплавателями были успешно пройдены 4500 миль через 7 морей (Азовское, Чёрное, Мраморное, Эгейское, Средиземное, Красное и Аравийское) – от Тольятти на Волге до порта Салала Султаната Оман на Аравийском полуострове. Ниже приводятся подробности этого уникального плавания.

10 августа «Русич» покинул гостеприимный яхт-клуб Тольятти и с остановкой в Волгограде (там судно прошло госрегистрацию) двинулся в Волго-Донской канал. Долгие 775 миль до Ростова-наДону – это первые рабочие будни экспедиции. В Ростове же начались и первые проблемы похода: дело в том, что в России отсутствует система оформления выхода такого судна в открытое море. И главное – непонятно, куда обращаться! Время шло, а все попытки в Ростове-на-Дону оформить выход оказались тщетными. Обращались даже в Москву, в руководство Погранслужбы ФСБ России – бесполезно.

Тогда команда экспедиции – 9 человек на мирной ладье – двинулась в Порт-Азов. Только потеряли время: и тут не оформляют! Приняли решение: пересечь Азовское море до Порт-Кавказа в надежде хотя бы там получить разрешение на «открытое море». Азовские воды и стали первым испытанием ладьи и её команды после 4-х лет ожидания нового плавания. К Керченскому проливу пришли ночью при свежем холодном ветре и нехорошем волнении. Пограничный Порт-Кавказ был последней надеждой – отступать уже было некуда. Тут, наконец, с трудом выход в море всё же оформили.

Шкипер ладьи Михаил Тигушкин с горечью записал в дневнике, что местный «портнадзор продержал нас на рейде 12 часов при волнении в 1,5–2 м и при отсутствии какого бы то ни было укрытия для нормальной якорной стоянки – удовольствие ниже среднего! Мотивация проста: «Вы же пришли раньше, вот и стойте, пока начальник спит, а будить его никак нельзя!». Горечь расставания с Родиной меркла перед радостью разлуки». Чёрное море моё В Чёрном море у командора экспедиции Сергея Синельника возникли опасения за четверых новичков в команде, которые впервые вышли в море.

Но они, как показали первые дни, быстро стали «морскими волками», хотя до этого являлись только «ночными волками» – членами известного московского мотоклуба. Возникли и технические проблемы. Сергей пишет в своём дневнике: «Сделанная в Ростове-на-Дону откачивающая система гальюна отказалась работать, поэтому «заработал» древний метод: если кому-то «приспичит», он открывает люк хозблока в носовой части, спускается туда по коротенькому узенькому трапу, садится, едва умещаясь плечами, на ведро (на его дне обязательно должно быть немного воды), потом выносит ведро на палубу, рискуя в качку вылить всё на себя, опрокидывает содержимое в море, заливает в ведро немного морской воды, закрывает крышкой и ставит вниз для следующего.

На таких судёнышках, как наша ладья, надо быть немного акробатом и иметь способности обезьяны за всё цепляться, изгибаться, чтобы не выпасть за борт и чем-нибудь не удариться (больно) о деревянные части корабля или вовсе не шмякнуться навзничь». Был и парусный аврал: перетёрся бейфут (ракс-бугель) – снасть, прижимающая рей к мачте. Пустяк, исправили. Это были, как говорят, «цветочки», «ягодки созрели» уже в Эгейском море, когда вблизи острова Карпатос резкий шквал порвал блоки брасов и шкотов главного паруса. Все дружно молились, чтобы он остался цел и мачта не пострадала. Пришлось совершать внеплановый заход в порт Карпатос и ремонтироваться.

Кстати, внеплановых заходов получилось больше, чем предполагали: во-первых, часто неблагоприятные ветры мешали задуманному (так, отменили заходы в Анталию, на остров Родос и на Кипр); во-вторых, выяснилось, что в раскрученных и часто посещаемых туристами местах к истинным путешественникам относятся, мягко говоря, потребительски. Команде выставляли умопомрачительные счета, например, в марине (стоянка для яхт) «Атакёй» в Стамбуле или в турецком порте Эфес просили от 50 до 90 евро за стоянку без воды и электричества, а за постирушку (одна загрузка стиральной машины) – 10 евро. А в марине «Ушидасы» порта Эфес администраторша даже грозилась вызвать полицию, непонятно за что.

Тепло человеческое В Стамбуле быстренько сбегали в город, чтобы поклониться великой православной святыне – Софийскому храму древней Византийской империи, и опять в море. А про Эфес наш шкипер Миша Тигушкин теперь рассказывает всем, как на требование показать страховку на ладью он предъявил судовой техталон на русском языке и этим полностью удовлетворил докучливых проверяющих. Но эти мелкие неприятности меркнут по сравнению с удивительными тёплыми встречами, которые происходили во время плавания. Начались они с порта Шиле после пересечения Чёрного моря, где команду встретили приятнейшие греки.

Очень яркие впечатления оставил остров Лесбос: гостеприимностью греков, пешими прогулками в соседнюю деревню с напитком «буратиновка», отличной «нырялкой» и милыми соотечественниками. А на острове Карпатос в Эгейском море вообще проживает много русскоговорящих. Многие помогали: Владимир Левехиус предоставил свой автомобиль, чтобы привезти воды и масла для мотора, грузины Тото и Георгий принесли три пакета с бутылками пива, пиццей и пирожками. Приятно! Канал «Обдиралово» Суэцкий канал ждали все члены экипажа со вполне понятным волнением: во-первых, предстояло первое прохождение российской деревянной ладьи по нему, так что точной информации об этом процессе взять было не у кого; во-вторых, всем известно, насколько это дорогущее мероприятие из-за абсолютного произвола с ценами в Египте.

Команда не собиралась так просто расставаться с содержимым судовой кассы. Однако то, с чем наши путешественники столкнулись, превзошло все ожидания, хотя заранее были готовы к огромным поборам за прохождение канала и к бесконечным мелким взяткам. Созвонились с рекомендованным агентом – некоей компанией со скромным названием «Король Красного моря», в которую, как позже оказалось, лучше не соваться! Расчёт цены у них прост: объём судна умножают на $9. (Однако измерять-то объём можно по-разному, и за взятку в $20 измеряльщик «сэкономит» вам $500.) Плюс портовая очистка (весь набор необходимых документов – таможенных, санитарных, пограничных), плюс гонорар агенту и портовые взносы.

Но в Порт-Саиде (это северный входной порт Суэцкого канала) оказалось, что агент указал не всё и «нарисовал» ещё $750 за некий прожектор и за 2-х швартовых матросов! Плюс потребовал $120 за медицинское освидетельствование и ещё $200 неизвестно за что. После горячих убеждений и показа составленного самим же агентом фирмы прайс-листа «меценат» согласился «только для вас и себе в убыток» на $1725. Грабёж состоялся! По свидетельству яхтсменов, платят все: от 1000 евро за «малышей» до 5000 за 70-футовый катамаран. Дополнительные расходы – мелкие взятки лоцманам, измеряльщику, доктору и др. по $10–20, всего около $150. Бог оказался милостив к нашим мореходам: они познакомились с приятным молодым англичанином – капитаном Бэном.

Он шёл на 17-метровой яхте, владельцем которой является египтянин. Для яхты плата за проход оказалась на $500 меньше. Терпеть такую несправедливость было невыносимо, шкипер «Русича» вспомнил весь свой запас морских жаргонов планеты, благодаря чему агент фирмы почти добровольно согласился вернуть обратно $550, хотя в какой-то момент даже угрожал посадить всех в тюрьму! В итоге прохождение канала обошлось в $1200. Другим яхтсменам рекомендуем обращаться в агентство «Felix». Суэцкий канал не оставил ярких впечатлений – так, колея в пустыне, а вот местные рыбаки – молодцы!

Они вместо паруса используют любой кусок прочного полиэтилена или какие-то матрасовки, похожие на одеяла. Сети ставят прямо на судовом ходу – улучив минуту и бешено выгребая узкими вёслами в промежутке между непрерывно идущими судами (ни одного подвесного мотора у рыбаков замечено не было!). Повеселили дружину «Русича» лоцманы: один говорил только по-арабски и страшно упирался, ругаясь на чём свет стоит, поскольку хотел идти к кэпу Бэну на яхту, а не на русскую ладью. Второй был явно болен, провёл весь день в тёплой куртке (при +35°С в тени), тем не менее его била лихорадка, а в конце пути он пустил яхту Бэна посреди судового хода между сухогрузами. За эту проделку яхту остановили, а лоцмана на месяц лишили лицензии. Вахта, подъём!

Уже через неделю плавания на ладье установился чёткий график несения вахт и проведения всех необходимых работ. Самое тяжёлое время – «собачью» вахту, от 4 часов ночи до 8-ми утра – естественно, взял на себя командор Сергей Синельник; вместе с ним пытался нести вахту механик Сергей Муравицкий, который в 2008 г. Вместе с братьями Синельниками участвовал в проекте «Семь пустынь мира на мотоциклах “ИЖ”». Самой страшной пыткой в плавании стала жара – экспедиция продвигалась всё южнее, и в конце концов в Красном море жара стала такой невыносимой, что находиться в подпалубных помещениях было просто невозможно: из-за нагрева свинцового балласта температура в кубриках перевалила за 50°С и не уменьшалась ночью ни на градус.

Вся жизнь мореплавателей переместилась на палубу: здесь были хоть какое-то подобие ветерка при 35–40°С и тень от тента, которым служил запасной стаксель. Постоянные купания в морской воде приносили облегчение лишь на пару минут, вскоре и вода стала 35°С. В результате безудержных купаний команда потеряла видеокамеру. Дело было так: из-за чрезмерного энтузиазма видеооператор захотел снять «троллинг крокодилов» – это когда на ходу за кормой ладьи болтается на верёвочке голый экипаж. Такие кадры должны были «убить» все кинофестивали мира одним махом. Но когда эта экзотическая цепочка проплывала мимо погруженного кинооператора, у того раскрылся бокс с камерой.

Солёная морская вода убила на корню все планы поразить жюри и зрителей мировых кинофорумов. Возможно, плёнку ещё удастся реанимировать, а вот камеры больше нет! На необитаемых островах Красное море навсегда останется в памяти команды тем, что именно здесь удалось побывать и переночевать на настоящих необитаемых островах. Правда, первый, к которому пристала ладья, оказался полон змей – количество их на квадратный метр превышало таковое в серпентарии московского зоопарка, поэтому подняли парус и ушли подальше от греха. Остров, в отсутствие его имени на карте, назвали «Змеиным». Другие острова тоже получили «звериные» имена: «Черепаховый», «Малая и Большая Черепахи».

На этих кусочках суши огромные морские черепахи, следы от которых на песке напоминают колеи грузовиков, откладывают яйца. Не обошлось без происшествий: несколько раз садились на мель, однажды команде даже пришлось выжидать 12 часов (!) до следующего прилива, чтобы сойти в чистую воду. Происшествия эти весьма опасны, и только страшной жарой, которая значительно снижает у человека самоконтроль, а также тоской по твёрдой суше можно объяснить, зачем наши мореплаватели так рисковали, ведь помощи здесь ждать неоткуда. Острова в Красном море кораллового происхождения, стенки их крутые, острые.

Но так тянет побродить по неведомой суше, вечерком развести костёр, пожарить рыбку над огнём, спокойно полежать и посмотреть на огромные тропические звёзды! Кстати, команда «Русича» регулярно кормилась подводной охотой, недостатка в свежих морских витаминах не было. На одной из ночных стоянок на необитаемых коралловых островах удалось наблюдать удивительное «светопреставление». Плаваешь, и при взмахе рукой светящийся планктон создаёт целые галактики звёзд, медленно затухающие вокруг. Просто невозможно насмотреться! А в это время на берегу происходило великое шествие: по какой-то непонятной надобности целый полк раков тащил свои мобильные дома в гору, жутко стуча ракови-нами.

Их загадочная миграция проходила именно через лагерь мореходов, тревожа спящих и вводя в замешательство бодрствующих. Египетские порты Красного моря устроили массу препятствий: ладье невозможно было остановиться ни в Хургаде, ни в Эль Гунне, ни в Сафаге: и цены невыносимые, и отношение неприветливое, вплоть до опасности ареста. «Протестировав» на собственной шкуре упомянутые точки, мореходы направили судно в порт Галиб (он же Марсалам). Это был последний оплот цивилизации. Сроки поджимали, попутные ветры кончились, а до финиша было ещё так далеко! В итоге на переход от Галиба до Массавы (Эритрея) без ветров потратили топлива больше, чем на весь предыдущий отрезок от самого Ростова-на-Дону!

Поиски очередных необитаемых островов завели экспедицию в экзотическую Эритрею – страну, отделившуюся от Эфиопии. К удивлению, при всей своей нищете страна оказалась гостеприимной и чистой, несмотря на недавнюю войну. Страна христианская, можно позволить себе холодного пивка, мяса и прочие радости нормальной жизни. Таможня и пограничники всё быстро оформили, но марины и душа (даже в гостинице!) тут нет. Зато номера для проживания недорогие и территория порта охраняется. Призрак «чёрного роджера» Жаль, что «Русич» где-то в этих краях разминулся с яхтой «Святая Виктория», на которой знаменитый путешественник Фёдор Конюхов вместе с Вадимом и Викой Цыгановыми плыли из Сейшел в Ниццу.

Сергей Синельник созвонился с Фёдором по спутниковому телефону и узнал о весьма тревожной обстановке в районе Сомалийского Рога. Ни в Аден, ни в Йемен заходить Конюхов не рекомендовал, посоветовал идти в Оман, в порт Райсут. Рассказал, как ему угрожали пираты. В итоге «Русич» пошёл в Джибути – это порт на выходе из Красного моря, где есть посольство РФ, куда заходят российские военные корабли, осуществляющие патрулирование района от возможных бандитских нападений. Именно поддержка посольства в Джибути помогла успешному финишу экспедиции у берегов Индийского океана.

Вопросами безопасности занялся лично посол РФ Валерий Орлов, и после необходимых консультаций командир похода капитан 1 ранга Владимир Кондратов и командир корабля капитан 1 ранга Станислав Варик подтвердили, что большой противолодочный корабль «Адмирал Левченко» не допустит нападения пиратов на ладью. Хотя боевое дежурство корабля уже закончилось и он должен был покинуть район. Дальнейший переход был просто уникальным с точки зрения мореплавания, когда крохотная деревянная ладья едва поспевала за боевым гигантом, которому трудно идти со скоростью 6 узлов. Переход также запомнился путешественникам особой атмосферой заботы и дружбы: например, с борта огромного корабля военные моряки передали на ладью только-только выпеченный хлеб.

Так до территориальных вод Омана и шли под защитой «Адмирала Левченко», а потом на ладью с российского танкера «Олёкма» поднялся экипаж морских пехотинцев под командованием гвардии мичмана Павла Мазавина. Надо сказать, что служба у наших моряков в Индийском океане весьма нелёгкая: за 4 месяца всего 2 захода в порты, бункеровка проводится прямо в открытом море, про размер зарплаты и говорить не будем. Но под их охраной дружина ладьи чувствовала себя, как у Христа за пазухой. К сожалению, без стрельбы не обошлось. Один раз подозрительное скопление неких «рыбачьих» судов на курсе ладьи быстро рассеялось после предупредительных выстрелов.

А затем на протяжении 4 часов «Русич» сопровождало какое-то непонятное судно: удаление от берега 20 миль, а оно идёт параллельно на расстоянии 2 мили. Потом вдруг пошло на сближение, расстояние уже 4 кабельтова, а на связь не выходит и всё приближается. Морпехи объявили «готовность № 1», зарядили пулемёты и автоматы, а шкипер по радиосвязи предупредил незваных гостей: «По красной ракете вы поворачиваете на 180° или мы ведём огонь на поражение». После ракеты и визуальной демонстрации оружия те сразу же отвернули. А мы-то думали, что времена пиратов остались лишь в романтичных книжках нашей юности! Вот и финиш – оманский порт Райсут. Яхтенной стоянки тут нет, но порт очень чистый и большой, нет воровства, вокруг судна плещутся огромные скаты.

В конце с удовольствием привожу список дружины «Русича»: Сергей Синельник – командор, Михаил Тигушкин – шкипер, Илья Подгорных – боцман, Сергей Муравицкий – инженер-механик, Андрей Букреев – старший механик, Геннадий Кривенко – кок (последние двое шли до порта Галиб), матросы Павел Матюхин, Алексей Аникин и Юрий Волков (шли до Джибути). По ходу плавания к команде присоединялись кинооператор Афанасий Маковнев (до порта Галиб) и кок Антон Соловьёв. Финишировала дружина впятером. Ладья провела зиму в порту Райсут и сейчас готовится к дальнейшему плаванию через Индийский океан. Новый этап кругосветки посвящён великому русскому путешественнику и учёному Николаю Миклухо-Маклаю. Мореходы собираются пройти маршрутами его исследований вдоль Малайского архипелага и попытаются достичь Австралии. С тем и поднимут парус!

Статья опубликована в газете «Вольный ветер», на нашем сайте публикуется с разрешения редакции. Сайт газеты http://veter.turizm.ru/ 

Путешествие по морю

Назад в раздел

Недельный тур в Адыгее

Проживание на турбазе. Однодневные пешие походы и автобусные экскурсии в сочетании с ком фортом (трекинг) в горном курорте Хаджох на Юге России. Туристы проживают на турбазе и посещают памятники природы: Водопады Руфабго, Аминовское ущелье, Мешоко, Лаго-Наки, Азишскую пещеру, Каньон реки Белой, Дольмен и другие красивые места.

Легендарная Тридцатка, маршрут

Через горы к морю с легким рюкзаком. Маршрут проходит через знаменитый Фишт – это один из самых грандиозных и значимых памятников природы России, самые близкие к Москве высокие горы. Туристы налегке проходят все ландшафтные и климатические зоны страны от предгорий до субтропиков, все ночёвки в стационарных приютах.

В край Крымских гор

Недельный тур с проживанием в гостинице у самой красивой горы Крыма - Южной Демерджи. Треккинги, авто-пешеходные экскурсии с осмотром красивейших мест горного Крыма, Долины приведений, каменного хаоса, водопадов, каменных грибов с посещением пещеры МАН и оборудованной Красной пещеры.

Задайте вопрос...
Напишите Ваш вопрос. Наши специалисты обязательно Вам ответят!