Путешествие по Сахаре

Маршрут путешествия по Сахаре изначально был запланирован в виде лепестков, отходящих в глубь пустыни от асфальтированной трассы N-1, идущей вдоль берега Атлантического океана. При отсутствии авто-поддержки иного варианта и быть не могло: даже в самые лучшие времена (в 1970-е годы) на всю Западную Сахару едва набиралось менее 50 действующих колодцев, а уж сейчас, после 30 лет военного противостояния официального Марокко с Фронтом ПОЛИСА-РИО, число «работоспособных» колодцев значительно уменьшилось, и, главное, информация о них стала просто супер-секретной.

В этих условиях пешеходный маршрут обязательно должен периодически выходить к асфальту. Синельники отказались от попутчиков – других путешественников, которые хотели пойти в группе с братьями. Поначалу это было связано с исследовательской программой, а когда спонсоры «взбрыкнули», то было уже поздно кого-то ещё включать в команду. В итоге на таком серьёзном переходе братья оказались вдвоём, а вес груза с собой не мог быть больше 35 кг на каждого, иначе просто не пройти маршрут по пескам при жаре за 40°С. Усложняющим фактором стала очень слабая инфраструктура трассы N-1: количество заправок, торговых точек при них и источников воды на дороге через пустыню крайне мало, а выходы на асфальт к этим заправкам невозможно точно спланировать в пешем переходе.

Путешествие по Сахаре

Ошибка же в 10–15 км означает дополнительный дефицит воды в организме как минимум на пол суток. То же самое касается пищи: полноценное питание можно получить только в 2-х точках на весь маршрут: в городах Бахадур (Буждур, Boujdour) и Дахла. Для питания Сергей и Александр взяли в основном сублиматы фирмы «ГалаГала». Продукты хорошие, но они не покрывают расход калорий при такой тяжёлой работе, вот и накопились постепенно за первые 20–25 суток движения потери энергии в организме. А нормальных, привычных нам продуктов в Западной Сахаре, кроме двух упомянутых городов, купить негде. Так маршрут-мечта Синельников превратился в непростой, а порой и в рискованный эксперимент.

Потому сразу скажем о его итогах. Главной неожиданностью стала высокая средняя скорость движения: рассчитывали на 25 км в сутки, а реально вышло 33–34 км. Вместо 40 дней на прохождение 1000 км пути затратили 33. Но вот минимальное суточное потребление воды на маршруте (при жаре за 40°С) не получалось менее 5 л на человека, хотя планировали идти и на 4 л. Также выяснилось, что более 40 л воды тащить двоим не получается; этого запаса хватало на прохождение 120 км пустыни. Отдельный разговор о пустынной тележке. Образец той модели, которая используется в войсках некоторых стран, достать или скопировать не удалось. Пришлось идти своим путём.

Технический совет по созданию тележки возглавлял инженер-механик Владимир Сайгаков (Уральск), который участвовал в кругосветке на «Уралах», да и сам пересёк немало пустынь на велосипеде. За основу конструкции был взят колёсный узел, используемый каякерами и другими сплавщиками для перевозки своих судов. В частности, английская экспедиция на плато Альтиплано (Южная Америка, 2007 г.) прошла и проплыла более 700 км с такой тележкой. Но условия Сахары оказались много тяжелее, и через 850 км у Синельников тележка просто рассыпалась. Хорошо, что это произошло после ключевого участка маршрута, после прихода в пос. Бир Анзаран в центре Западной Сахары. Если бы тележка «умерла» хотя бы на неделю раньше, то эти 110–120 км автономного перехода в Бир Анзаран пришлось бы отменять! Теперь по порядку.

Стартовали братья из городка Эль Аюн 15 января 2010 г. Запас воды – 36 л. Первая цель – посмотреть знаменитый 100-километровый транспортёр. За Синельниками вначале увязался польский путешественник Юрек Травиньский, но его «хватило» ненадолго: он посмотрел, в каком темпе двигаются Сергей и Александр по камням да по песку, понял, что это не для него, и вернулся обратно в посёлок. План похода был поломан уже во второй день, точнее, вечер. Братья подошли к гигантскому транспортёру, и тут комуто из них пришла мысль: а не спросить ли у обслуги, «жив» ли колодец Метмарфаг, куда им надо идти, или его уже нет.

Но спросить не получилось: через 5 минут Синельники были арестованы полицией. Это был весьма опрометчивый шаг – что-то спрашивать у местных. Тем более, что Сергей и Александр не знают никаких иных языков, кроме русского. Местные жители сами в глубины пустыни не ходят. Даже скотоводы, которые считаются кочевниками, знают и осваивают лишь ограниченный район, привязанный к какому-то определённому колодцу, и вовсе не стремятся куда-то за горизонт в поисках лучшей травы для своих коз и овец. Менталитет крестьян (в том числе и русских) одинаков во всём мире: «Не фига ходить, куда не надо!».

Военные и полицейские рассуждают похоже: «Если ты идёшь туда, куда я не хожу (или пришёл оттуда), значит, ты – нарушитель!» Пять часов Синельники, по большей части, жестами рассказывали полиции, что они не собирались взрывать транспортёр, что они просто любят ходить по пустыням, а также о спорте и романтике, а полицейские дозванивались в Интерпол, чтобы узнать, нет ли таких «Sinel’niks» в «чёрных списках». Аналогичная ситуация повторилась, когда в кульминации экспедиции Сергей и Александр забрались в военный посёлок Бир Анзаран: охрана и сыщики в штатском понять не могли, чего этим двум белым надо в этом забытом Богом месте? Чего?..

Правда, к тому времени весь военный контингент и полиция по своей радиосвязи знали, что где-то по их Западной Сахаре идут двое белых, вроде бы русских, идут неизвестно куда и неизвестно зачем, но никаких признаков агрессии не проявляют и никакой шпионской деятельности вроде бы не ведут. Тем не менее в Бир Анзаране Синельников к столу не пригласили, а посоветовали «подождать несколько дней, пока прибудет специальная военная машина, которая увезёт их в цивилизацию, чтобы им не бить ноги по пустыне». Братья ждать «спецмашины» не стали, и в тот же вечер перебрались за 10 км к одному скотоводу, с которым познакомились раньше, переночевали там в своей избитой пыльными бурями палатке и на другое утро были таковы.

Во время этой экспедиции был эпизод, когда Синельникам пришлось применять грубую физическую силу, чтобы отбиться от грабителей. Дело было после выхода из города Бахадур, уже в 50 км от него. Колоссальная разница в менталитетах людей разных культур, плюс языковый барьер порой приводят к тому, что трудно отличить угрозу для себя от просто местных особенностей. Например, в Сахаре кочевник может запросто подойти к твоим вещам, ощупывать их, даже копаться в них, словно это его собственные. Как тут поступать? Вот и пришедшие к Саше и Сергею четверо парней вначале вели себя, как и все, как обычно. Завязался даже какой-то разговор: Сергей достал карту и начал что-то выяснять.

И тут один из парней вцепился в золотое обручальное кольцо на пальце Сергея, а другой начал срывать спутниковый телефон с его груди, третий попытался вырвать из рук спутниковый навигатор – и пошло-поехало! Пришлось применить крайнее средство – русские кулаки. Нападавшие пообещали вернуться, сломали ритм движения путешественников, внесли нервозность в работу. К вечеру и на другой день на горизонте появлялся местный джип, который колесил кудато. В пустыне же никуда не спрячешься, здесь ты, как на ладони… Отдельный разговор о навигации в Западной Сахаре. Вновь, как и в других странах, опыт пешего похода в дикой местности показал, что до сих пор самыми лучшими остаются советские карты любого масштаба.

Попыт- ки Синельников купить в городах Сахары современные карты Марокко оказались безуспешными: весь предлагаемый ассортимент или явно непригоден для реального путешествия по пустыне, или имеет наглые рекламные прорисовки несуществующих дорог, населённых пунктов и других объектов. Видимо, правительство хочет показать, насколько быстро развивается территория, вот заранее и рисует на картах свои мечты. Это весьма частая практика во многих странах (вспомните, например, рассказ новосибирского путешественника Владимира Лысенко, как он в Южной Америке искал отмеченную на всех картах и атласах дорогу через джунгли от океана до океана). Грешат подобным «опережением» и наши российские картографы.

Но даже с полным набором навигационного оборудования и подробными картами Синельники совершили «крюк», от которого пришли в ужас дежурные в московском Фонде кругосветных экспедиций, который вёл братьев по Сахаре. Это сейчас, после финиша, стало ясно, что тот «крюк» явился следствием колоссального переутомления, накопившегося за первые 20 суток перехода. Всю навигацию единолично вёл Сергей (Александр отвечал за питание и бивачные работы). Сергей упустил сильное магнитное склонение в этом районе (минус 11°), а введя его однажды и выключив потом в спутниковом навигаторе, «накопил» ошибку в 22° к востоку. С ней команда и вышла на главный отрезок маршрута в центр Западной Сахары.

После «крюка» воды оставалось всего 14 л на 4 суток пути!.. Хорошо, что встретили кочевников, которые восстановили весь запас воды. Самое страшное тут вот в чём. Если идти к пос. Бир Анзаран от океана строго на восток, по кратчайшему пути, то неизбежно потребуется пересекать цепь военных лагерей, которые были устроены на холмах Агегер перед строительством последней, шестой «берлинской стены» (непрерывные фортификационные линии из камней и песка высотой 3–5 м) в Западной Сахаре. Длина цепи лагерей 50 км: от асфальтированной трассы Дахла – Ассард на северо-северо-восток до траверза Тигерсимета. Между лагерями расстояние всегото 1–3 км.

Устроены они были в самую страшную пору войны между официальным Марокко и Фронтом ПОЛИСА-РИО так ловко, что между лагерями всё пространство простреливалось и было заминировано столь плотно, что даже верблюды подрывались. До сих пор невозможно найти информацию, разминированы ли окрестности этих заброшенных лагерей? Мнение всех комментаторов едино: найти все мины невозможно! Остаётся одно: идти или ехать по чьейто уже проложенной однажды колее (но и тогда опасность всё равно остаётся!). Так и поступили Синельники, когда двинулись от города Дахла на Бир Анзаран через цепочку лагерей на холмах Агегер: старались строго придерживаться чьей-то предыдущей колеи или тропки.

И тут путешественники опередили работу своего московского штаба: пока велись консультации с военными о пути прохода через лагери, вдруг от братьев приходит сообщение, что они уже их пересекли! Слава Богу, всё обошлось. Кстати, страх мин – это вещь реальная. Сергей рассказал: «Идёшь по территории, которая когда-то, пусть и давно, минировалась, и начинаешь думать только об одном: вот сейчас произойдёт взрыв, одна нога – туда, другая – сюда, и всё! Отгоняешь от себя эти мысли, но они возвращаются снова и снова!». Вообще-то встретить в этой пустыне остатки чего-то военного проще простого: порой на довольно больших пространствах разбросаны сотни снарядных ящиков, остовы техники, мотки колючей проволоки.

На многих ящиках видны надписи «Made in Russia». Правда это или нет, кто знает – подделать оружие и упаковку сейчас несложно. А вот колодцев новых так и не построили, да и старые не подновили. Известно, что через территорию Западной Сахары в 1990-е и 2000-е годы прокладывались трассы знаменитых автогонок Париж – Дакар и Трансафрикаклассик. Два раза, в 1996 и 2001 гг., гонщики подрывались на забытых противопехотных минах. Синельники в этой экспедиции прошли участок гоночной трассы.

Но опыт показал, что без автоподдержки углубляться в пустыню более чем на 100 км, а тем более отслеживать давнюю трассу автогонки Париж – Дакар невозможно именно из-за разрушенной сети древних колодцев, которые сгинули из-за военной обстановки в регионе. Читатель заметил, конечно, что в статье нет ни слова о красотах природы, о чарах пустыни, ради которых и пошли Синельники в столь экстремальный пеший переход. А их тут хватает.

Скажем, когда братья вышли в гигантский каньон, то его причудливые склоны поразили их больше, чем знаменитый Колорадский каньон в Северной Америке. А неожиданные оазисы, густые заросли среди вечных, казалось бы, песков возвращали мысли в древние эпохи, когда здесь жили многочисленные народы, шумели города и шли богатые караваны. Затерянные могильники древних властителей, которые очень трудно здесь найти, даже зная координаты, – это повод для новых экспедиций в Западную Сахару. 

Статья опубликована в газете «Вольный ветер», на нашем сайте публикуется с разрешения редакции. Сайт газеты http://veter.turizm.ru/ 

Пустыня Сахара. Одно из «чудес света»: гигантский 100-километ- ровый ленточный транспор- тёр мощностью 2000 тонн в час, который построил в 1970-х годах немецкий концерн «Крупп» для транспортировки фосфоритной руды от месторождения Бу-Краа в порт Эль Аюна. С тех пор транспортёр исправно работает, пока его периодически не взрывают повстанцы

Пустыня Сахара. гигантская акация. Ей, как минимум, 1000 лет

Назад в раздел

Недельный тур в Адыгее

Проживание на турбазе. Однодневные пешие походы и автобусные экскурсии в сочетании с ком фортом (трекинг) в горном курорте Хаджох на Юге России. Туристы проживают на турбазе и посещают памятники природы: Водопады Руфабго, Аминовское ущелье, Мешоко, Лаго-Наки, Азишскую пещеру, Каньон реки Белой, Дольмен и другие красивые места.

Легендарная Тридцатка, маршрут

Через горы к морю с легким рюкзаком. Маршрут проходит через знаменитый Фишт – это один из самых грандиозных и значимых памятников природы России, самые близкие к Москве высокие горы. Туристы налегке проходят все ландшафтные и климатические зоны страны от предгорий до субтропиков, все ночёвки в стационарных приютах.

В край Крымских гор

Недельный тур с проживанием в гостинице у самой красивой горы Крыма - Южной Демерджи. Треккинги, авто-пешеходные экскурсии с осмотром красивейших мест горного Крыма, Долины приведений, каменного хаоса, водопадов, каменных грибов с посещением пещеры МАН и оборудованной Красной пещеры.

Задайте вопрос...
Напишите Ваш вопрос. Наши специалисты обязательно Вам ответят!