Путешествие в Альпы

Про вояжи в Альпы я стал задумываться давно – всё-таки колыбель альпинизма. К идее о Маттерхорне подтолкнуло событие на вечеринке – сборе старых товарищей, «завязавших» с альпинизмом. Собрались перед старым Новым годом. Стали вспоминать, кто сколько в горах не был. Я, как отчасти перешедший из альпинизма в горный туризм, помалкивал.

Один известный альпинист, проложивший немало новых маршрутов и воспитавший немало учеников, стал раздавать новогодние подарки: календари с изображением Маттерхорна. Как известно, он со стороны Швейцарии очень похож на вершину Белалакая в Домбае, которую альпинисты старших поколений, по несколько раз бывавшие в Домбае, знали, конечно, лучше. Вот владелец календарей и стал каждому задавать каверзный вопрос: «Как называется эта вершина?», и только после ответа вручать подарок.

Достался он и мне. Справка. Маттерхорн (высота 4478 м) находится на современной границе Италии и Швейцарии. На их границу он попал несколько веков назад, когда с карт исчезло независимое Савойское герцогство, располагавшееся в былые времена в самой высокой части Альп на территории современных горных областей Италии, Франции и вейцарии. Маттерхорн – непростая гора. На ней есть одна «шестёрка», несколько стенных маршрутов 5Б к.т. и два гребневых маршрута.

Маршрут по итальянскому гребню оценивается как 4Б к.т., по швейцарскому – как 4А. По российским меркам, сложность этих маршрутов несколько завышена, поскольку они оборудованы точками страховки (станциями), кое-где висят стационарные петли и «перила» (верёвочные или из тросов). Но восхождение даже по «простым» гребневым маршрутам занимает не менее 2 дней. Дома я календарь повесил на стену и задумался: «А ведь, в сущности, никто не мешает туда поехать. Границы открыты. Гора красивая».

Желание ещё больше укрепилось, когда я приехал зимой в Червинию кататься на лыжах. Эта альпийская деревня находится на севере Италии, и над ней возвышается Маттерхорн. Только с итальянской стороны он зовётся Червино. Считается, что путь по итальянскому ребру немного сложнее, чем по швейцарскому – из Цермата. Во время первовосхождения даже конфликтная история вышла. Заспорили англичанин Вимпер и итальянец Каррель, кто быстрее зайдёт на вершину Маттерхорн-Червино.

А идти собирались каждый своим путём – Вимпер из Цермата по швейцарскому гребню, а Каррель – из Червинии по итальянскому. Спор выиграл Вимпер. Если это, конечно, можно назвать выигрышем: на спуске в группе Вимпера погибли четверо восходителей из семи. Каррелю достался более сложный маршрут, и он поднялся позднее Вимпера. Но людей сохранил. Так кто же выиграл? Попав в Червинию, я зашёл к итальянским гидам и спросил, можно ли летом взойти на Маттерхорн-Червино? Нет проблем, говорят.

Существует программа, рассчитанная примерно на неделю. Сперва – для акклиматизации – поднимаешься на Брайтхорн («единичка») – вершину в массиве Монте-Розы. Потом – типа проверки на пригодность – восхождение на вершину Пунта Чан (скальный маршрут примерно 4+ к.т.). Если во время этого восхождения гид признал тебя «годным», то можно идти на Маттерхорн. Идея мне понравилась, и я решил ехать.

Перед этим по электронной почте запросил общество гидов Червинии, когда лучше это сделать. Получил ответ: «Червино-Маттерхорн – такая гора, что никогда это не знаешь». И вот я в августе. снова в Червинии. Иду в общество гидов и говорю, что приехал работать по предложенной ими программе. А в ответ слышу: «На Брайтхорн мы, конечно, сходим.

А вот на Маттерхорн нельзя. Погода стояла нестабильная, и он в снегу. Все полки покрыты снегом и льдом, все трещины забиты снегом». – А как же быть? – Слушай, придётся весь маршрут «кошки» не снимать. А маршрут скальный. И погода нестабильная. Нет, на Червино сейчас опасно!

Что ж, они – профессионалы. Дело знают, по много раз ходили. Остался я без Маттерхорна. Но

не отказываться же от гор! Сходили на Брайтхорн, на Пунта Чан и ещё на одну гору. После вершины Бека д’Аран (тоже 4+) гид даже стал извиняться за снежную обстановку на Маттерхорне. Предлагал сходить следующим летом. Но без гарантий. Потому что эта гора выше всех окружающих примерно на полкилометра, а недалеко море, все образующиеся облака, если перевалы преодолеют, то за Маттерхорн зацепятся обязательно.

Зацепятся – вот все полки, щели и трещины и в снегу. Несколько слов о хождении с гидом и вообще о восхождениях в Альпах. – Все маршруты оборудованы крючьями. – Станция страховки – это два шлямбурных крюка, сблокированных стальной цепью. – Гид не только идти первым не пускает, а даже два кольца верёвки в руке держать не даёт. – Понятие «страховка для гида» практически отсутствует. Гид, мол, ошибаться не может. Зато опекает тебя полностью.

Напрашивающийся вопрос: «А если камень?» (то есть, если вдруг с гидом всё-таки что-то случится) повисает в воздухе, потому что ответ очевиден: «Гид не имеет права ошибаться ». Другие впечатления, может быть, излишне субъективны. Какие там оттяжки? Какие там спусковые устройства? Такое впечатление, что попал я этак в 70-е годы прошлого века. Никаких жумаров, и даже самостраховочное устройство «дейзи чейн» мой гид воспринимал подозрительно. Я стал спрашивать про систему обучения (рядом в Шамони – национальная школа альпинизма и горных лыж Франции).

Добиться удалось информацию только о том, что временами бывают сборы, преподаются теория и практика. В конце – экзамены. В долине Маттерхорна у автодороги и реки есть много выходов скал. На них – размеченные скальные маршруты. По выходным на некоторых народ занимается скалолазанием. Стал расспрашивать своего гида про скалолазание и боулдеринг. Ответ был категоричный: никакой боулдеринг не заменит реальные скалолазание и горовосхождения! Надо быть альпинистом. Это – главное! – А то позвали меня и ещё одного старого гида судить соревнования по скалолазанию в Доломитовых Альпах.

Вначале я просто этой молодёжи боялся. Все с магнезией, все обсуждают достоинства и недостатки той или иной модели скальных туфель. А как разминаются! А какие накачанные! Потом смотрю – а лазят-то посредственно. «Как же так? – думаю. – Они ж вон какие спортивные, да ещё моложе меня вдвое.» Ну, разметили мы с другом под конец соревнований маршрут – не то, чтобы посложнее, а так, как оно в горах бывает. И что ты думаешь? Никто пролезть не может! Вместе со всеми своими моделями туфель! Участники нам говорят: «Вы сами покажите, как тут лезть».

Друг мой встал, поплевал на руки, и как был в горных ботинках, всё прошёл. И я за ним. Все молодые в шоке. Спрашивают: «Может, это магнезия у нас бракованная?» – «Конечно, бракованная! – отвечаю. – То ли дело мой плевок! Тут точно без обмана. Просто в горы, ребята, надо ходить почаще!» Такие вот впечатления. Или такие. Крест Карреля (первовосходитель с итальянской стороны) – барельеф в скале – находится на подходе к классическому пути на Маттерхорн по итальянскому ребру. Именем Карреля называют и приют (хижину) на маршруте. Здесь помнят героя-первовосходителя.

Ещё один приют на пути к Маттерхорну носит имя герцога Абруццкого. Пьетро Тривилино – потомок рода Абруццких – жил почти в наше время. Он был альпинистом и полярником, участвовал в экспедиции Нобиле. Фильм «Красная палатка» – это и про потомка рода герцогов. Приют принадлежал семье герцогов, причём горовосхождения – занятие в этом семействе во многом наследственное; скажем, многие знают про ребро Абруццкого на К-2. После смерти Пьетро Тривилино его семья обратилась к местным властям, просьбу удовлетворили, и приют с тех пор называется «приют герцога Абруццкого».

Хорошая память! Другие впечатления: как же тут спокойно по сравнению с Кавказом! Паспорт доставать за всё время пребывания вне России пришлось всего один раз – и это при неоднократном пересечении границы Италии и Швейцарии (которая тогда ещё не входила в Шенгенскую зону). В Италии всего 3 горы выше 4000 м. Однако итальянские гиды не хуже их щвейцарских коллег водят альпинистов на все вершины в массиве Монте-Розы, расположенные на территории Швейцарии. Брайтхорн, Кастор, Поллукс, Лискам, Дюфоршпиц и другие вершины весьма красивы. Маршруты в основном ледово-снежные. Тихо и спокойно. Тут, в горах на севере Италии, любил бродить по горным тропам Иоанн Павел II. Причём делал это и в весьма преклонном возрасте; в память о нём у одной из троп стоит часовенка.

Тропы в ухоженном состоянии, всюду разметка, есть указатели и контейнеры для мусора, с приезжающих никакой туристский сбор не берут, даже такой символический, как в Шамони (там берут по 1 евро в день, но на эти деньги умудряются и контейнеры для мусора на горных тропах ставить и убирать, и дренажные стоки там же поддерживать незасорёнными, и содержать регулярные бесплатные автобусы для туристов, курсирующие между Шамони и Лез-Уш; часть этого туристского сбора идёт на содержание отряда горной жандармерии Высоких Альп, который совмещает функции полиции и спасателей). Здесь не заповедник, но зверьё встречается часто. Очень много сусликов (мармотов), по крайней мере два вида горных козлов.

Добираться легко. Прямого авиарейса Москва – Турин нет, но даже с пересадкой в Париже, Франкфурте или Риме и поездкой потом на электричке из Турина до Шатийона (2 часа) и автобусом от Шатийона до Червинии можно, покинув Москву рано утром, вечером уже быть в горах. Билет на электричку Турин – Шатийон в один конец стоит 5 евро, на автобус Шатийон – Червиния – 2 евро. Автобус Турин – Червиния идёт 1 раз в сутки, я на него не успел, но проблем не возникло, поскольку электрички из Турина и автобусы из Шатийона ходят часто.

Если заниматься заказом гостиницы самому через Интернет, надо иметь запас времени. Выгоды очевидны, потому что номер в 3-звёздочной гостинице тогда обойдётся около 20 евро в день. Но надо иметь в виду, что летом в Червинии не сезон, и хозяева маленьких гостиниц, занятые кто сельским хозяйством, кто животноводством, могут не заглядывать на свой сайт по неделе. Часть гостиниц работают через турагентства.

От них ответ приходит быстро, но и цена номера уже не ниже 30 евро за сутки. Визу получаешь на основании подтверждения заказа гостиницы. В ассоциации гидов Червинии около 30 действующих членов. Услуги их не дёшевы (но дешевле, чем их коллег из Швейцарии). В зависимости от категории трудности и времени на маршруте один день работы гида стоит от 200 до 300 евро. Под Монбланом и под перевалом Сен-Бернар – тоннели.

Если хочется перебраться в Шамони, то надо вернуться в Шатийон, добраться до Аосты или до Курмайора, оттуда автобусы идут в Шамони. Вокруг – исторические достопримечательности. Ну, а Маттерхорн? Он будет стоять и дальше. И, Бог даст, ещё раз попытаюсь подняться – при более удачном стечении обстоятельств…

Статья опубликована в газете «Вольный ветер», на нашем сайте публикуется с разрешения редакции. Сайт газеты http://veter.turizm.ru/ 

Назад в раздел

Недельный тур в Адыгее

Проживание на турбазе. Однодневные пешие походы и автобусные экскурсии в сочетании с ком фортом (трекинг) в горном курорте Хаджох на Юге России. Туристы проживают на турбазе и посещают памятники природы: Водопады Руфабго, Аминовское ущелье, Мешоко, Лаго-Наки, Азишскую пещеру, Каньон реки Белой, Дольмен и другие красивые места.

Легендарная Тридцатка, маршрут

Через горы к морю с легким рюкзаком. Маршрут проходит через знаменитый Фишт – это один из самых грандиозных и значимых памятников природы России, самые близкие к Москве высокие горы. Туристы налегке проходят все ландшафтные и климатические зоны страны от предгорий до субтропиков, все ночёвки в стационарных приютах.

В край Крымских гор

Недельный тур с проживанием в гостинице у самой красивой горы Крыма - Южной Демерджи. Треккинги, авто-пешеходные экскурсии с осмотром красивейших мест горного Крыма, Долины приведений, каменного хаоса, водопадов, каменных грибов с посещением пещеры МАН и оборудованной Красной пещеры.

Задайте вопрос...
Напишите Ваш вопрос. Наши специалисты обязательно Вам ответят!