Река Замбези

Тёплое место, как и следовало ожидать, нашлось в Африке, на реке Замбези — четвёртой по величине на этом континенте после Нила, Конго и Нигера. Проспект турфирмы «Африканский адреналин» так расписывал достоинства реки, по которой мне предстояло плыть: «Нет необходимости представлять Замбези, поскольку её и так все знают. Это — величественная река, буквально кишащая гиппопотамами и крокодилами».

На тех участках реки, по которым я проплыла (перед водопадом Виктория и намного ниже — после водохранилища Кариба), Замбези не такая уж широкая, но всё остальное — чистая правда. Приток адреналина я испытала намного раньше, чем добралась до Африки, и произошло это так. Из Москвы я должна была лететь в Йоханнесбург через Амстердам на самолётах голландской компании «КЛМ», но когда в Амстердаме вместе с другими пассажирами направилась на посадку, выяснилось, что в компьютерной системе меня нет и место мне не забронировано (хотя в билете и стояло «OK»). Положение осложнялось ещё и тем, что людей, стремившихся лететь этим рейсом, вообще было больше, чем мест в самолёте.

Мне предложили отойти в сторонку и посидеть, а «там видно будет». Проработав много лет в Министерстве внешней торговли, всю терминологию, относящуюся к предъявлению претензий и требованию возмещения ущерба, я знаю наизусть. А потому не прошло и пяти минут, как я подошла к старшей по смене и сказала, что билет у меня на рейс «КЛМ» (напомню, что дело происходило в амстердамском аэропорту — родном доме «КЛМ»), и, если я сейчас не улечу, именно этой компании придётся возместить мне не только все мои расходы, но ещё и в десять раз больший моральный ущерб (moral prejudice), потому что у меня срывается интереснейшая поездка по Африке (таковой могло оказаться что угодно: а вдруг я из «новых русских» и заплатила $40 тыс. за сафари на слонов?).

Угроза подействовала. Не знаю, как они сумели найти мне место («Боинг был набит «под завязку»), но я улетела. Мое путешествие по Африке началось в городке Виктория-Фоллс, где находится самый большой в мире водопад Виктория (высота 120 м, ширина 1800 м). Пуститься в плавание по Замбези можно прямо под ним. На любом плавательном средстве и в любом обществе: одному, вдвоём или восьмером. Можно стартовать, просто лёжа на доске. Такой вот сёрфинг. Хотя никаких волн там нет — сплошной водоворот. На обратном пути я довольно долго наблюдала, как это происходит, и порадовалась тому, что смотрю на этот экстрим со стороны.

Мне же для того, чтобы добраться до места старта, пришлось проехать на машине 540 км. По Замбези проходит граница между Зимбабве и Замбией, так что когда плывёшь, по правому борту одна страна, а по левому — другая. По суше же мне пришлось пересекать границу 4 раза. На Замбези построена плотина, выше которой огромное водохранилище Кариба, а ниже река течёт в своих естественных берегах. Там и начался поход. Компания «Африканский адреналин» обязалась

предоставить мне для него всё необходимое: снаряжение, продовольствие и проводника.

В результате в моём распоряжении оказались две фиберглассовые лодки (называемые каноэ, хотя и не имеющие с ними ничего общего, кроме одиночного весла), высококвалифицированный гид Габриэль и его помощник (он же повар) Мэттью. В сопровождении носильщиков мы прошли километра полтора по горам, спустились к реке, сели в лодки и поплыли: впереди я и Габриэль, за нами Мэттью с грудой багажа. Вес снаряжения меня просто поразил. Создавалось впечатление, что организаторы стремятся сделать лодки как можно более тяжёлыми. Например, у нас было два 12-литровых газовых баллона: один для плитки, а второй только для большой сковородки.

Вся еда хранилась в охлаждаемых ящиках. Каркасы палаток — из толстых железных прутьев, даже стол и тот металлический! Мы тащили с собой груду железа! Оказалось, неспроста. Главная опасность при плавании по Замбези — гиппопотамы, которых там невероятно много. Большую часть времени они дремлют под водой и могут возникнуть рядом с лодкой в любой момент. Я спросила у Габриэля, что будет, если в очередной раз нам не удастся увернуться, и он сказал, что гиппо так толкнёт лодку, что мы наверняка перевернёмся.

Оказаться посреди реки, кишащей крокодилами, — перспектива не из приятных, а потому по Замбези лучше плыть на устойчивой лодке, которую не такто легко перевернуть (хотя, думаю, решительно настроенный гиппо весом в полторы тонны способен опрокинуть что угодно). Между прочим, совсем недавно из передачи на канале ТВС я узнала, что гиппопотамы считаются самыми опасными животными в Африке, и от них погибло больше людей, чем от каких-либо других диких зверей. Чтобы как-то предупредить гиппо о нашем появлении, Габриэль время от времени стучал веслом о лодку. Чаще звери реагировали на этот стук довольно миролюбиво, однако не всегда.

Так, например, в первый же день вечером, когда мы свернули в протоку, чтобы высадиться на острове на ночёвку, то увидели, что прямо по курсу расположилось семейство гиппо. У самого берега был завал из упавших в воду деревьев, так что свободного места там было немного. Габриэль постучал, и тут здоровенный вожак очень грозно фыркнул и двинулся к нам. А разделяло-то нас всего несколько метров! Габриэль моментально направил лодку к суше, да так, что мы фактически выскочили в лодке прямо на берег.

По реакции Габриэля я поняла, что гиппо — это серьёзно: профессиональные африканские проводники, из которых получаются лучшие рейнджеры (местный «спецназ» для борьбы с браконьерами, вооружёнными самым современным оружием), не склонны волноваться из-за пустяков. У Габриэля на поясе постоянно висела «пушка» — «Магнум» самого большого калибра, а сам пояс представлял собой патронташ. Я поинтересовалась, от кого мы будем отстреливаться, и он сказал, что крокодилы иногда бывают слишком наглыми. Я смогла в этом убедиться в самом начале нашего плавания.

Когда мы отплыли, я испытала чувство эйфории: течение быстрое, вода чистая (хотя и непрозрачная), вокруг покрытые лесом горы, никакого жилья, никаких людей, отличная погода. Грести было легко и приятно. Это позднее, когда река стала заметно шире, а препятствий в виде гиппопотамов намного больше, выгребать стало труднее, особенно при сильном встречном ветре и большой волне (да ещё на такой тяжёлой лодке!), и вместо того чтобы элегантно помахивать веслом, подчас мне приходилось трудиться, как на галерах. Время от времени Габриэль обращал моё внимание на животных по берегам.

Как-то он указал на двух лежавших на камнях крокодилов, и в этот момент один из них, просто огромный, бросился в воду и быстро направился к нам. На моё счастье, наша лодка оказалась немного впереди, так что он подплыл ко второй. Какие у него были намерения, не знаю (хотя вполне допускаю, что такой здоровенный крокодил может напасть на сидящего в лодке человека), но Мэттью — вылитый Майкл Джордан — так огрел его веслом, что это было похлеще «Магнума». Со стороны Зимбабве места, по которым мы плыли, относятся к одному из национальных заповедников, поэтому там нет никаких деревень и много животных и птиц.

Но, конечно, чаще всего я видела гиппопотамов. Порой их было столько, что мы еле успевали увёртываться. Кстати, каждый раз, когда в реке встречалось какое-то нагр-мождение из принесённых водой деревьев и кустарников, Габриэль направлял лодку прямо на эти завалы. Меня, привыкшую на байдарке держаться от любых завалов подальше, чтобы не пропороть «шкуру» и не перевернуться, поначалу это несколько нервировало, но потом я поняла, что так безопаснее: видимо, гиппо туда не лезут.

Судя по всему, Габриэль не исключал того, что мы можем оказаться в воде, а потому старался держаться ближе к суше (из-за чего мы постоянно мотались от одного берега к другому, накручивая лишние километры); однако и гиппо нередко предпочитали эти же места, и мы подчас сталкивались с ними «нос к носу». Например, в последний день, когда мы плыли под самым берегом и Габриэль постоянно стучал веслом о лодку, прямо перед нами, метрах в трёх, из воды появились две большие морды, и пришлось поспешно выгребать к другому берегу. Не прошло и 20 минут, как возникла аналогичная ситуация, но ещё более напряжённая: гиппо был один, но зато гораздо ближе.

Я подумала, что мы опять должны свернуть в сторону, обернулась и увидела, что Габриэль изо всех сил отгребает назад — прямо на очередной завал из деревьев и кустов, который мы только что обогнули. Я стала активно ему помогать и только позже поняла, что он принял единственно правильное решение. Надо сказать, что я неизменно с большим интересом читаю в «ВВ» (который постоянно выписываю) описания героических подвигов на «белой воде» со всеми этими шиверами и «бочками», хотя сама предпочитаю небольшие спокойные речки без каких бы то ни было порогов: шум падающей где-то впереди воды вызывает у меня чувство панического ужаса и желание тут же выброситься на берег.

Очень может быть, что плыть среди гиппопотамов и крокодилов объективно опаснее, чем с хорошим снаряжением преодолевать пороги 3-й или даже 4-й категории трудности, но на Замбези я пришла к выводу, что, когда опасность не видна и не слышна, это мне гораздо приятнее. В самом конце нашего путешествия мы плыли среди каких-то поросших травой островов. Я совершенно расслабилась и лениво двигала веслом, разглядывая возникшее прямо перед нами крупное селение Чирунду, которое было конечной точкой маршрута. Оно расположено на высоком берегу, который в некоторых местах обрывается в сторону реки отвесной стеной.

Люди в Чирунду живут отнюдь не в хижинах с остроконечными соломенными крышами, как в сельских районах: мне были видны несколько небольших современных коттеджей, пара легковых автомобилей и даже белый прицепной фургон для путешествий — «караван». Налицо были все признаки цивилизации, и я знала, что за поворотом нас ждёт машина. В тот момент, когда я уже мысленно прощалась с Замбези, с травянистого берега прямо под нашу лодку сиганул здоровенный крокодил. Совершенно непроизвольно я отдёрнула руку, но он и не собирался на нас нападать. Едва мы проплыли несколько метров, не менее прицельно под лодку с берега метнулся второй, правда, гораздо меньшего размера.

Эти прыжки на фоне чуть ли не городского пейзажа выглядели так театрально, что у меня мелькнула мысль: а не дрессированные ли это крокодилы, которых фирма «Африканский адреналин» специально держит для эффектной концовки путешествия? Сразу за поворотом реки открылся вид на новый сверкающий ультрасовременный мост — чудо техники. А неподалёку на берегу лежал большой крокодил. Он, в отличие от встретившихся нам раньше, не делал никакой попытки замаскироваться ни под камни, ни под бревно. Просто лежал и смотрел на реку — мне показалось, грустно. Так завершилось моё плавание по Замбези. Ровно за год до этого я проплыла на такой же лодке по реке на северо-востоке Австралии.

Это было приключенческое путешествие под названием «Оставшийся в живых» («Survivor»). Для участия в нём посольство Австралии согласилось выдать мне визу лишь после того, как я представила характеристику, подписанную ответственным секретарём Федерации альпинизма России. На старте всем участникам пришлось расписаться в документе, снимавшем всякую ответственность с организатора, и указать, кому «в случае чего» следует сообщить печальную весть. К организатору, австралийской фирме «The Adventure Company», и впрямь не могло быть никаких претензий, поскольку слово «adventure» означает не только «приключение», но и «авантюра».

Трёхдневное плавание в верховьях реки Херберт было одним из этапов этого путешествия и чрезвычайно мне понравилось. Река там неширокая, а поскольку был конец сухого сезона, то камней (вернее, крупных обломков скал) в ней оказалось больше, чем воды. К тому же река часто была перегорожена упавшими в воду деревьями. Приходилось постоянно выпрыгивать из лодки, чтобы преодолеть очередное препятствие, но это-то и было самым интересным. Плавание по Замбези, которое также продолжалось три дня, было совершенно другим, но не менее увлекательным.

Хотя проплыли мы не так уж много (по 20—30 км в день), мне этого хватило. Три дня активной гребли на африканской реке, уворачиваясь от гиппопотамов, о таком я и не мечтала. Вообще приключенческий туризм — тема отдельного разговора. Через московские фирмы, специализирующиеся на этом виде туризма, можно организовать любую поездку в любую часть света, вопрос лишь в стоимости. Можно ли действовать самостоятельно? Конечно. Например, я четырежды просто делала себе визу, прилетала в Катманду и одна бродила по Гималаям. Причём и визу можно оформить не в Москве, а в аэропорту после прилёта.

И потом уже решать, что и как делать: можно идти одному, а можно тут же устроить себе любую экспедицию, благо турфирм, предлагающих любые услуги, полно. Я тоже поступила однажды по второму варианту, когда решила пройти по следам французской экспедиции и добраться до Базового лагеря под северной стеной Аннапурны. Наняла двух носильщиков и отправилась. Фирма навязывала ещё и гида (честно говоря, он был нужен: носильщики не знали дороги в этих дебрях, и до лагеря мы добрались чудом), но у меня на него не было денег. Аналогично можно прилететь в Африку и уже на месте всё устроить.

Однако во многих случаях без местной фирмы не обойтись, и тогда лучше заранее знать, как и с кем иметь дело. А если тур проходит в заповеднике, то без официального оформления путешествие вообще исключается. Я уж не говорю о том, что нередко проводник на самом деле нужен. С Австралией сложнее, чем с Африкой, потому что очень трудно получить визу: всё должно быть заранее устроено и оплачено. Да и то могут быть проблемы, если, например, посольству покажется, что человек хочет там остаться навсегда. Перед путешествием «Оставшийся в живых» работники посольства посчитали, что для меня — немолодой женщины — такой поход будет слишком трудным (хотя, казалось бы, какое их дело, если я плачу деньги?), и пришлось мне доказывать, что я «супервумен».

Не уверена, что можно сильно сэкономить, если действовать не через московскую фирму, а самому (разве что путешествовать автостопом, иметь своё снаряжение, не лезть в заповедники и т.п.), потому что в этом случае наверняка будет немало непредвиденных расходов. Понятно, что групповые поездки по стандартным маршрутам дешевле. Это не означает, что надо найти группу желающих в Москве, можно ехать и одному (я именно так и делаю), но, прибыв на место, ты можешь оказаться в одной компании с кем угодно. Особого риска тут нет, потому что всётаки в приключенческие туры ездят, как правило, люди, близкие по духу.

Например, я лезла на Килиманджаро с двумя молодыми парами — норвежской и датской. Датчане после первого дня отстали, а с норвежцами мы подружились, переписываемся, и они в последнем новогоднем письме пригласили меня летом покататься на байдарке по фиордам. Из-за того, что группы сборные, в проспектах обычно указывается рабочий язык — английский, но гид (а без него таких путешествий не бывает) нередко владеет и вторым — допустим, немецким. На Замбези я оказалась одна, а не в группе случайно. Вообще-то эта стандартная групповая поездка построена, как практически и все (особенно горнолыжные), по принципу «от уик-энда до уик-энда» (или кратно — 2—3 недели).

У «Африканского адреналина» стандартная поездка на Замбези — от воскресенья до воскресенья. 10 ноября, мой день рождения, пришёлся как раз на воскресенье, и фирма «Джеймс Кук», через которую я оформляла эту поездку, по своей инициативе заявила «Адреналину» (их контрагенту в Африке), что клиентке неудобно в день рождения находиться в аэропорту или лететь в самолёте; наоборот, она должна отметить этот день в самом лучшем месте. Тогда «Адреналин», не желая упускать клиента, за те же деньги сделал для меня индивидуальный тур от четверга до четверга.

И у меня оказался самый лучший день рождения за всю мою жизнь: отличное плавание в течение дня, праздничный ужин на чистом песчаном острове с видом на пасущихся напротив гиппопотамов и с поздравлением от «Африканского адреналина» в виде очень смешной открытки и бутылки отличного шампанского. Ну, это мне просто повезло. Сколько стоило? Сам тур около $900 плюс дорога. Если бы не было двух ночей в недешёвом отеле в Виктория-Фоллс, было бы заметно дешевле. В принципе мне в этом городишке делать было нечего, потому что моё плавание должно было начаться значительно ниже по течению.

Но московские фирмы, организующие приключенческие туры, строят их по возможности так, чтобы заодно можно было увидеть какую-нибудь всемирно известную достопримечательность. В данном случае это был водопад Виктория. А когда в ноябре я была в Австралии, таким «довеском» неожиданно для меня оказалось посещение Большого Барьерного рифа. С одной стороны, такие «подарки» удорожают тур, но, с другой, они — уникальная возможность заодно увидеть одно из чудес природы. Ведь люди, занимающиеся горным, пешим или водным туризмом, специально в такие места не ездят, а тут отправляешься в интереснейший приключенческий тур, а тебе преподносят ещё и Большой Барьерный риф. Это здорово!

Большая разница в цене туров объясняется различными условиями ночёвок: в палатке, кемпинге или гостинице. Например, фирма «Джеймс Кук» предлагает тур по Южной Африке: три недели по всем самым интересным местам по цене $1300 (без авиабилета). Считается, что это недорого, и лишь потому, что на всём маршруте группа ночует в кемпингах, то есть без особых удобств. Мне нравится в этих турах (помимо возможности испытать приключения в экзотических местах) то, что они обеспечивают относительный комфорт. Всё очень хорошо продумано и организовано, отличная еда, в жарком климате она всегда в холодильных ящиках, и это приятно (например, пьёшь холодное пиво или получаешь бутылку охлаждённого белого вина к ужину).

Тем более что такие туры предполагают физические и психологические нагрузки, после них особенно приятно хорошо отдохнуть, а не бродить по мокрому лесу в поисках дров, а потом пытаться развести костёр, чтобы разогреть тушёнку. Во всех приключенческих турах, в которых я была, еду готовили либо повара, либо специально обученные гиды. Например, в Австралии мы путешествовали небольшой группой: я, трое канадцев и гид Стив Рассел — профессиональный супермен.

Он регулярно участвует в соревнованиях по разному экстриму, но так же профессионально готовит, когда работает гидом — это входит в его обязанности, и никаких комплексов по этому поводу у него нет. В первый день я было по привычке сунулась помогать, но все (включая Стива) както удивились, и я поняла, что это не нужно. Готовить еду в таких турах должны работники турфирмы (единственное исключение: когда разводится костёр не для приготовления еды, а для удовольствия, все сами начинают охотно собирать дрова). К сожалению, приключенческие туры недостаточно спортивны, физическая нагрузка могла бы быть и больше. Но это моё личное мнение, а «компаньоны» обычно бывают удовлетворены, им хватает. В Австралии я себе добавляла: уходила гулять, благо там было безопасно. На Замбези прогулки исключались: по берегам было полно зверья.  

Статья опубликована в газете «Вольный ветер», на нашем сайте публикуется с разрешения редакции. Сайт газеты http://veter.turizm.ru/ 

Река Замбези, Африка

Назад в раздел

Недельный тур в Адыгее

Проживание на турбазе. Однодневные пешие походы и автобусные экскурсии в сочетании с ком фортом (трекинг) в горном курорте Хаджох на Юге России. Туристы проживают на турбазе и посещают памятники природы: Водопады Руфабго, Аминовское ущелье, Мешоко, Лаго-Наки, Азишскую пещеру, Каньон реки Белой, Дольмен и другие красивые места.

Легендарная Тридцатка, маршрут

Через горы к морю с легким рюкзаком. Маршрут проходит через знаменитый Фишт – это один из самых грандиозных и значимых памятников природы России, самые близкие к Москве высокие горы. Туристы налегке проходят все ландшафтные и климатические зоны страны от предгорий до субтропиков, все ночёвки в стационарных приютах.

В край Крымских гор

Недельный тур с проживанием в гостинице у самой красивой горы Крыма - Южной Демерджи. Треккинги, авто-пешеходные экскурсии с осмотром красивейших мест горного Крыма, Долины приведений, каменного хаоса, водопадов, каменных грибов с посещением пещеры МАН и оборудованной Красной пещеры.

Задайте вопрос...
Напишите Ваш вопрос. Наши специалисты обязательно Вам ответят!