Сплав в Китае

Тысячу лет не был в Китае. А тут ещё в горный Западный Китай занесло. Правда, позже мы узнали, что он не горный. Он, блин, …высокогорный. Тибет, понимаешь! Помню, когда в Гималаях на реку Ченаб забрасывались, обалдевали от того, что нас автобус завёз на перевал высотой 4000 м над уровнем моря. Да ещё в пробке стояли перед ним. Нас горняшка уже колбасит, а индусы разъехаться никак не могут. Бабки, куры, дети, шум, суета... Ну, так вот.

Забрасываясь на далёкую, затерянную в горах Шуило, мы «заделали» перевалы высотой более 4000 м: сначала 4300 м, потом 4500, потом 4600, и добил нас перевал 4800 м, во как! Потом в Москве я прочитал в журнале «Риск», как бороться с горняшкой. Ё-моё! Какие же мы все дикие, насчёт гор необразованные. Оказывается, адаптироваться к высоте надо постепенно, это целая наука. Да только в какой конторе отпуск в полтора месяца дают, я не знаю. А мы – эгей, вперёд! Водила, жми на газ! На равнине-то это всё проходит. А тут за один переезд забросились на 4000 м и ночевали там же.

Сплав в Китае, сплав по реке в Китае. Порог-водопад Артобстрел

И вот результат: молодых парней наизнанку выворачивает, бошки почти у всех болят, саридон из моей аптечки горстями поедают. Ну, думаю, только бы до отмирания клеток головного мозга не дошло. Но пока вроде не дошло. А последняя ночёвка перед стапелем была в городке на высоте 3800 м. Жрать охота-а! Весь день километры наматывали, и всё на перекусах. Добрели до ресторана, а уже стемнело, холодно, как в горах. Ну, наелись вдоволь, приняли немного для адаптации… Отпустило. Настроение получше стало, разговоры начались оживлённые… Самые неуёмные пошли дискотеку искать, с девчонками знакомиться. Ветераны и спокойная молодёжь отправились в гостиницу.

А в китайских гостиницах сейчас к каждой кровати прилагается по электропростыне. По незнанию даже пугает сначала: откидываешь одеяло, а изод подушки провода тянутся. Страсть господня! Чего токмо басурманы не придумают. Ну, разобрались мы с проводами теми, да и завалились дрыхнуть, ибо чрево набито и усталость есть. А что ещё утомлённому путнику надо, чтобы скоротать ночь? Некоторые, кстати, эти электропростыни включали (говорят, через час-полтора всё дерьмо, которое в тебе есть, начинает закипать, и всякий разумный путник это изобретение отключает). Ну, а я своему организму расслабленья решил не давать – спал под покрывалом, даже спальник не доставал.

Но, странное дело, среди ночи просыпаюсь от того, что – не поверите! – помираю. Сердце выпрыгивает из груди, воздуху не хватает. Ну, думаю, накрыла меня гипертония моя проклятущая. Вот, думаю, обидно! И сам помру, и ребятам поход испорчу. Но продышался, успокоился и опять уснул. Утром узнал, что у многих молодых такое же было. Потом в той статье из «Риска» прочитал, что некоторые братья-альпинисты помирают во сне, когда отключается моральноволевой контроль и организм перестаёт держаться и тихо уходит в мир иной. Однако, раз уж мы тихо не умерли, надо ехать дальше – сегодня стапель. Тем более, поедем вниз, высоту терять будем, станет легче. Так оно и вышло.

Выехали из города затемно, куда ехать, GPS подсказывает. Поехали по правому берегу реки – дорога грунтовая кончается, как будто исчезает. Поехали по левому берегу – там всё бульдозерами распахано, какая-то гиперстройка идёт. Внимательно изучили и карту, и GPS. Дорогу нашли. Сначала по одному бережку пробирались, потом мосток на другой, дальше селения какие-то, мы прямо сквозь них вдоль реки катим. А Шуило не впечатлила, надо сказать. Мелковатая, петляет себе по плоскогорью. Когда начала втекать в каньон, стала повеселее; впал в неё приточек – ещё чуть веселее.

Лихие головы уже сплавляться собрались, как будто они на спортивных «двоечках», а не на «пупындрах » 4-тонных. Успокаиваю горячих: накувыркаетесь, мол, ещё, хватит на ваш век; начинать надо там, где есть нормальный сплав, а не шкуродёрка. Слава Богу, прислушались. Едем дальше. А тут через пару-тройку километриков леса начинаются сосновые. Сосны гималайские, приземистые, пушистые. Красотища, ну, прямо вылитый Алтай. По берегам кое-какие лиственные деревца тоже встречаются. И на них дыхание китайской осени уже заметно: где листва жёлтая, где оранжевая, где красная.

Рассея, да и только! Аж слёзы наворачиваются, как на нашу землю похоже. Вот так-то, не такие уж мы бесчувственные чурбаны-сплавщики, и в нас душа есть, и мы «романтизьм» понимаем! Стапель среди китайцев Едем, значит, по какой-то лесовозной дороге. И всё бы ничего, да дорога какая-то узкая, будто детская. И тут нам навстречу из-за бугра – мелкий такой тракторёнок с прицепом. А в нём три коротких, но толстых брёвнышка. Наш водила как увидел, что не разъехаться с трактором, сразу сказал, что дальше не поедет ни за что! Но Серёга Хоменко – тёртый калач. Сразу водиле 600 юаней предложил напрямую, без переводчика. Водила в 7 секунд всё понял, ручничёчек вниз опустил и дальше поехал.

Сообразительный малый, хоть китаец и по-русски ни бельмеса. Перенесли мы на руках тракторёнок на обочину, и проехал наш водила-смельчак по-над краем пропасти. Ай, молодца! Смотрим – дорожка чуть вниз потекла и к вполне приличному мосту нас вывела. За мостом – площадочка, берег невысокий, речка уже пополноводней стала, весело так журчит. Ну, мы и давай стапелиться. Солнышко всё более припекает. Китайцы с близлежащих гор потихоньку к нам стекаются. Стоят кучками шагах в трёх, улыбаются, разглядывают без стеснения. Мы шмотки компактно держим.

Знаем, что всё равно упрут, черти, но надо стараться, чтоб поменьше. У Аркадия Иваныча, человека честного и открытого, спёрли стропорез и ещё чтото. Часа через 2–3 аборигены нас достали. Мы сели обедать, а они сели вокруг и внимательно созерцают, как мы едим. Родик хорошо сказал: «А если мы сядем сейчас в кружочек и будем молчать, они тоже будут молча сидеть вокруг и на нас смотреть?». Скорее всего, так и было бы… Меня один наглый китаец попросил подарить ему новые гидроботы. Ну, я про политкорректность на время забыл и кое-что ему из русского непереводимого фольклора высказал.

Он, видать, понял, заулыбался и отошёл, весело болтая с молодухами, завёрнутыми в грязные пёстрые тряпки. Солнце припекает, горняшка поддавливает, китайцев вокруг всё больше, мелких блестящих предметов в нашем снаряжении всё меньше. Собираемся, упаковываемся, скорей, скорей. Автобус давно уехал вместе с переводчиком Сашей – добрым круглым мальчиком лет 20, который владеет 10–15 русскими словами, а все остальные переспрашивает раза по три и старается запомнить, мучительно морща лоб и закатывая глаза.

Пятёрышник, наверное. Перед отплытием выяснилось, что мы в спешке выгрузили из автобуса «сменку» водилы. Его запасные кроссовки в полиэтиленовом пакете уныло лежали под деревом. Размер 37–38 нашим парням вряд ли подошёл бы. Но Серёга Хоменко, впихивая всё подряд в свою гермоупаковку, принял волевое решение ничего врагу не оставлять. Домовитый и хозяйственный Серёга повесил их на сучок только на второй или третьей стоянке, поняв, что на обносах и так много чего нужно таскать и бесполезные микротапочки водилы не представляют для нас ну никакой ценности. Ну, вот мы и на воде! Задача на сегодня одна: уплыть от населёнки, от назойливого внимания местных. А вокруг красотища… Сосны стоят пушистые и большие. Мы-то в своих тропических высокогорных маршрутах привыкли, что вокруг только скалы, камни да песок, если со стоянкой повезёт. А тут – ну, просто Сибирь российская. Порожек один, другой…

 Покачало маленько, но на наших «вездеходах» всё идётся без просмотра. Сгребаемся. На моём кате весь народ для меня новый. Притираемся, присматриваемся друг к другу. Рамиль загорел за полтора дня и стал походить на местного. Тоже с гор, только немножко с других. А самый ядрёный индивид – это Дмитрич. Он сразу сказал, что на судне должен быть один командир, согласился с моей кандидатурой… И минут через 10 начал подсказывать, куда лучше идти, с какой стороны камень обплыть. В первый день много не прошли. Встали на красивой, поросшей тонким сосняком большой полке. Дров – до фигища, мест для палаток – море. Костерок расположили уютно, все вокруг залегли, расселись. Ну, Саяны, они и есть. Гитару достали, Белый Лунь Валентиныч зажёг композицию 70-х, потом по «Машине времени» прошёлся. А там и молодёжь к инструменту потянулась. Несмотря на холодную тибетскую ночь, самые стойкие засиделись допоздна. Но утром подъём всё равно ранний.

Впереди неизвестность и пару недель «пахоты». Никому ничего объяснять не надо... Красота покрытых соснами горных склонов преследовала нас несколько дней. Шуило ещё маловодная, протискивается меж огромных булыганов, обточенных паводковыми водами. Смотрим и невольно представляем, что творится здесь в высокую воду, и начинаем понимать авторов, создающих 6–8-тонные «пупындры». Невольно мысленно приглашаешь сюда критиков сплава на них. Приезжайте, господа, на своих любимых катамаранчиках, покажите удаль молодецкую! Молчит старина Тибет, тихо ухмыляется в седые усы. Будто знает, что никакие горячие головы сюда на своих «Тритончиках» не полезут.

Антропогенный фактор Услышали мы как-то стрекочущие звуки и не сразу поняли, что это далеко наверху строительная техника прокладывает в горах дорогу. «Уголок рубят», как выразился Рамиль. Он, оказывается, геологический институт закончил в былые годы. Панимаит в ентом деле. Вечерком, когда сидели на камушках у костерка, нас огорошил звук сильного взрыва. Не то, чтобы мы попадали с камушков, но взрыв не слабый был. «Уголок рубят» – невозмутимо произнёс Рамиль снова. Все тревожно переглянулись: взрыв донёсся снизу по течению, нам завтра туда плыть. «Береговая обстановка «6с» с плюсом!» – пошутил мрачно кто-то. Вскоре на нас медленно и неотвратимо стала надвигаться снизу по ущелью волна серо-жёлтой пыли.

Все как-то немного погрустнели. На следующий день все экипажи шли по реке будто крадучись, никто вперёд не вырывался. За одним поворотом метрах в 200 перед нами в воду скатилась целая волна глыб, камней, и всё, как обычно, в клубах пыли. Все каты рванули к противоположному берегу, а экипажи засвистели в обязательные свистки, прикреплённые у каждого путешественника к спасжилету, и замахали, что есть силы, вёслами над головой, стараясь привлечь внимание рабочих. Бульдозерист в кабине «Катерпиллера», естественно, ничего не слышал и продолжал старательно сыпать нам камни на головы.

После 10 минут махания и свиста нас, видимо, всё-таки заметили, камнепад на время прекратился, и мы успешно проскользнули вдоль левого берега навстречу новым приключениям. Знакомство с буддизмом А приключения были, что уж скрыать. Однажды перед тем, как река занырнула в очередное ущелье, у нас выдался длинный и относительно ровный рабочий день, не насыщенный порогами. И начал тут адмирал придирчиво и долго выбирать место стоянки. Вечереет уже, холодает, темнеет прямо на глазах. Еле-еле уговариваем Макса дать «добро» на стоянку на ровном, как стол, берегу, на котором возвышается явно буддистское строение, напоминающее ступу.

До твёрдой полки метра 2 гальки вперемешку с сухим илом. Рюкзаки туда коллективно забрасывали на «Три, четыре!». В результате – ровное место для палатки, большой жаркий костёр, закипающий суп из российских пакетиков с тушёнкой… Что ещё нужно туристу-воднику холодным тибетским вечером! Лепота! В очередной раз видим над собой чёрно-бархатное горное небо, усыпанное звёздами огромных размеров. Поднявшийся холодный ветерокпозёмка гонит нас в палатки. Утром вылезаю из палатки и вижу… древнее буддийское строение, сплошь увешанное нашими цветными мокрыми тряпками. Вот те на! Ведь предупреждали же, что надо вежливо относиться к культовым строениям чужой страны.

Ну, не смогли, не удержались! Ведь так хочется лишь бы куда повесить свой мокрющий неопрен в тщетной надежде, что он хотя бы немножко просохнет к утру. Нехотя освободили российские спортсмены буддийскую достопримечательность от своих шмоток (к счастью, никто из местных с разборками не приехал), погрузились на суда и потекли вниз по Шуило-матушке, с замиранием сердца поглядывая на отвесные скалы, предвещающие начало каньона. Ветераны жгут! Плыли мы как-то по уже ставшей родной Шуило, плыли, и видим: река разливается, расширяется, а в конце сужается и куда-то исчезает. Ну, не иначе – порог, либо водопад, либо порог водопадного типа, четвёртого не дано.

Смотрим, и впрямь оно – порог водопадного типа. Адмирал настраивается обносить. Его зам уже с рюкзаком пошёл вдоль бережка. Посмотрели мы ещё раз на порог повнимательнее – кажись, идётся. Тут Белый Лунь и предлагает: «Давай, Андрюха, соберём всех, кто хочет идти, и бултыхнёмся». Ай да Старый! Ай да молодец! Тут же на скале над водопадом составили список гребцов штурмового судна, а кэпом Старого назначили. Адмирал одобрил. Белый Лунь ещё и на нос сел. Мол, лучше меня никто нос влево не уберёт. Старина Хоменко даже и не задумался: «Идём, и всё тут!». Икс тоже сразу согласился. Меня, как хозяина ката, особо и не спрашивали.

Мою «Касатку» решили не разгружать, гружёный кат лучше «бочки» пробивает. Ну и прыгнули в этот водопад. Всё получилось на 5 с плюсом. Белый Лунь, уж на что сдержанный, и то нашу «Касатку» в наплыв поцеловал: спасибо, мол, ласточка, вынесла! А я орал да веслом размахивал, эмоции разом выплеснул. Ужасы маршрута Серёга Хоменко хоть и постарше меня будет, а тягу к современным игрушкам сохранил, молодец, всё новое разом впитывает. Ну, а в походе две игрушки есть: Джи Пи Эс да спутниковый телефон. Последний используют редко, если что-то, не дай Бог, случилось. А вот Джи Пи Эсом можно баловаться часто.

И Серёга каждую свободную минуту сдвигал очки на кончик носа, начинал смотреть в экран прибора и громко рассказывать, что, по его мнению, нас ждёт впереди. Определял он наличие препятствий по количеству изолиний, прижимающихся к берегу реки. Даже закономерность вывел: если одна-две линии подходят близко к берегу, то это значит – порог 3–4 категории трудности нас вскоре ожидает. Если три-четыре – значит, 5 к.т. Если четыре-пять – 6 к.т. И, не дай Бог, семь-восемь линий прижались, то это точно 6 к.т. с плюсом или водопад. Вот такая теория им. С.Хоменко родилась на нашем катамаране.

И всё бы ничего, но эта постоянно громко сообщаемая инфа начинает давить на сознание, рождая навязчивые мысли типа: «Мы все здесь подохнем!!!». Вася с Рамилем (наши славные носовые), не избалованные большим опытом «шестёрочных» первопроходов, периодически поворачивались к Серёге, испепеляя его взглядами и заодно зыркая в мою сторону, как бы прося прекратить это издевательство. Хоменко этих взглядов принципиально не замечал, на мои просьбы не доставать так часто Джи Пи Эс и не комментировать наше будущее так мрачно, смеялся, преспокойненько заявляя, что это всё ерунда, и, скорее всего, мы всё-таки останемся живы.

На помощь неожиданно пришёл Икс. Взяв как-то вечером датчик GPS под благовидным предлогом – типа, надо настроить – Кирилл утром просто не вернул его Серёге: мол, ещё не настроил! Мы все (кроме Серёги Хоменко) вздохнули с облегчением и направили наш кат в самую бурную струю, чтобы у Серёги не было времени горевать о своей электронной игрушке. Ветер освежал наши разгорячённые лица, а мы плыли навстречу солнцу, искренне радуясь, что сегодня никто не бубнит о жутких водопадах за ближайшим поворотом. Как же хорошо! Мы снова идём! И, как всегда, идём навстречу новым приключениям.

Статья опубликована в газете «Вольный ветер», на нашем сайте публикуется с разрешения редакции. Сайт газеты http://veter.turizm.ru/ 

Сплав в Китае. Порог-водопад Лао Дмитрич.

Китай, река в Китае. Над водопадом Артобстрел

Сплав в Китае. Порог Гей, Славяне

Китай - горная река в Китае. Над водопадом Артобстрел

Сплав в Китае. Обнос завала Последний Шанс

Сплавы по рекам в России

Назад в раздел

Новый год и Рождество в России

Новогодние и Рождественские туры в России. В Подмосковье, Владимир, Великий Новгород, Карелию, Кострому, Калининград, Казань, Крым, Муром, Галич, Мышкин, Орел, Псков, Рязань, Санкт-Петербург, Сахалин, Селигер, Смоленск, Суздаль, Углич, Ярославль, Пенза, Беларусь, Алтай, Байкал, Вологда, Галич, Калуга, Александров, Архангельск, Камчатку и в другие регионы.

Легендарная Тридцатка, маршрут

Через горы к морю с легким рюкзаком. Маршрут проходит через знаменитый Фишт – это один из самых грандиозных и значимых памятников природы России, самые близкие к Москве высокие горы. Туристы налегке проходят все ландшафтные и климатические зоны страны от предгорий до субтропиков, все ночёвки в стационарных приютах.

В край Крымских гор

Недельный тур с проживанием в гостинице у самой красивой горы Крыма - Южной Демерджи. Треккинги, авто-пешеходные экскурсии с осмотром красивейших мест горного Крыма, Долины приведений, каменного хаоса, водопадов, каменных грибов с посещением пещеры МАН и оборудованной Красной пещеры.

Задайте вопрос...
Напишите Ваш вопрос. Наши специалисты обязательно Вам ответят!