Поездка на Фиджи, Вануату и Самоа

Буквально за месяц до нашего появления в Океании открылся новый маршрут: прямой авиарейс из Гонконга на Фиджи, а оттуда можно слетать на Вануату и Самоа (все перелёты – $1500). Россиянам на Фиджи можно три месяца находиться без визы, достаточно иметь обратный билет. В аэропорту нас встречали музыканты и возгласы «Була!». Этот местный аналог российского «Привет!» будет сопровождать нас по всей стране. Любой фиджиец в радиусе 50 м, завидев нас, обязательно воскликнет «Була!».

И это не дежурная вежливость, а проявление сердечного гостеприимства и искреннего удивления от встречи с иностранцами, «гуляющими сами по себе». Интересно, а есть ли на Фиджи автостоп? Первая попутка провезла нас всего несколько километров. Но главное мы выяснили: автостоп здесь существует. И следующие три недели на Фиджи, Вануату и Самоа мы только им и путешествовали. На бамбуковом плоту Однажды нас завезли в деревню Накаву (находится примерно в 20 км от южного побережья главного острова Фиджи, в районе Пасифик Харбор). Дорога тут заканчивается. Дальше в сторону гор можно двигаться только по реке. И где-то там, по словам местных жителей, на ней есть прекрасный водопад.

К нему и пошли вдоль берега, но вскоре путь нам преградили скалы. Пришлось карабкаться по почти отвесному склону. Карабкались долго и упорно, пока не выбились из сил. Застряли почти на середине скалы. Назад возвращаться не хотелось. Что делать? И тут парень, до этого спокойно наблюдавший за нами с другого берега, спустил на воду бамбуковый плот и поплыл нам на помощь. В этом весь характер фиджийцев: они не навязываются, но и не мешкают, когда реально нужна помощь. Водопад оказался средний – не маленький и не большой.

Однако «бассейн» у его подножия как будто специально создан для плавания, и температура воды в нём оказалась самая правильная. Поэтому мы и застряли там на пару часов. Но в конце концов надо было возвращаться. А как? И тут на реке появилась идущая вниз по течению моторка. И опять нам даже не пришлось голосовать. На лодке мы всего за 5 минут преодолели скальный выступ, на котором ранее застряли на пару часов. Кава Автостоп на Фиджи замечательный. Если не на первой, то на второй машине подвезут обязательно. Есть только одна проблема: на местных дорогах (в стороне от единственного шоссе Нанди – Сува) интервал времени между машинами может быть и час, и два, и три! Так было и на дороге в сторону Раки-Раки.

Зато гулять по ней – одно удовольствие. Природа вокруг непуганая, реки чистые, а местные жители гостеприимные. Ни через одну деревню нельзя пройти, чтобы кто-нибудь не предложил отдохнуть, выпить воды (жаль, чай употреблять здесь не принято, любят пить сырую воду). Ближе к вечеру нам стали предлагать переночевать. Остановились в деревне Роровуана. В общинном доме – он стоит посреди деревни и принадлежит всем сразу и никому в частности – есть три двери с трёх сторон (так ветер продувает дом насквозь и никакой кондиционер не нужен). Мебели нет, только циновка на полу. Электричества в деревне тоже нет, поэтому с наступлением темноты в домах зажигают керосиновые лампы.

Телевизоров и радиоприёмников, конечно, тоже нет. Но из-за отсутствия телесериалов народ не скучает, с наступлением темноты жители собираются группами и распевают хором песни. Ужин был без претензий: варёные корни таро (типа нашей картошки), жареное мясо, суп. Но самое главное – кава. В Полинезии она – что-то вроде нашей водки. Конечно, не по вкусу или крепости, а по месту в культуре. Любой торжественный случай – это повод для того, чтобы выпить каву. Её готовят непосредственно перед употреблением и выпивают всю, без остатка (опять же это очень по-русски!). Делают каву из корней кустарника кава-кава (Piper methisticum). Раньше корни тщательно пережёвывали, и потом пили вместе со своими слюнями.

Сейчас поступают проще (и гигиеничнее!), корни сушат, перемалывают. Это делали уже при нас: сложили в чугунный котёл и молотили тяжёлым ломом. Затем порошок заворачивают в тряпку и кладут в наполненный водой чан. Дальше всё выглядит, как ручная стирка белья: тряпку опускают в воду и выкручивают. Постепенно на поверхности воды образуется мыльная пена. Теперь можно и пить. Но тоже не как попало, а в соответствии с принятой церемонией. Все садятся в круг (можно также лежать на животе), причём только мужчины во главе с вождём. Женщинам пить не запрещают, но и не приглашают их в мужские компании. Каву черпают скорлупой кокосового ореха и передают по кругу.

По вкусу – это что-то типа раствора хозяйственного мыла с новокаином. Для того, чтобы реально упиться, нужно пить её несколько часов (заготовили огромный таз!). Однако мы быстро «сломались», пришлось хозяевам самим всё допивать. Этим они и занимались практически до утра. Мы же спали сном младенцев прямо там же, на циновке. Утром выяснилось, что у кавы есть ещё один несомненный плюс: никакого похмелья. Остаться в живых Проехав вдоль почти всего побережья главного фиджийского острова Вити-Леву (только на его северо-востоке дорога проходит далеко от берега), мы перелетели в очередную безвизовую страну – Вануату (в неё входят 83 острова архипелага Новые Гебриды). В 2006 г. английский институт New Economics Foundation признал Вануату «страной самых счастливых людей» (Россия в этом списке заняла 172 место из 178!).

На окраине Порт-Вила (это столица и единственный на острове Эфате город) попали в попутный пикап. Вскоре закончился асфальт, а вместе с ним и электричество. И несколько дней ни того, ни другого мы не встречали, пока не вернулись в город. Дорога проходит по берегу океана мимо пустынных песчаных пляжей, как на картинках в туристских проспектах. Машин здесь мало. Но остров небольшой, его можно и пешком обойти. Когда надоест, можно сделать остановку, искупаться в океане или речке, поесть кокосов или запечь в костре плод хлебного дерева. Один вануатец сказал нам: «Если увидели какой-нибудь спелый фрукт, смело срывайте и ешьте. У нас фруктов много».

Да и сами местные нас часто угощали: кто жареными бананами, кто спелыми манго, кто чистой питьевой водой (её здесь найти труднее всего). Недалеко от деревни Мангалилу («Манговая деревня») мы попали на пляж, на котором снимали знаменитый сериал «Остаться в живых». Спали на берегу океана под шум волн в спальных мешках под звёздным небом. На небе – полная луна. В её свете пустынный пляж выглядел таинственно и даже загадочно. И вообще он… шевелился. Поначалу показалось, что это – всего лишь игра живого воображения. Но оказалось, что из моря на берег выходят тысячи больших и маленьких крабов. Часть из них пошла прямо на нас, никакого почтения или страха.

Пришлось отбиваться всем, что подвернулось под руку. Утром проснулись в окружении трупов: часть крабов в борьбе с нами погибла. Хорошо, что пресная вода неподалёку и с дровами проблем нет. Разнообразили овощно-фруктовую диету белковым дополнением. Русский художник Возле города Порт-Вила мы случайно попали в дом 80-летнего русского художника Николая Мишутушкина. Когда мы пришли, ему как раз делали массаж. Он лежал с закрытыми глазами и вполуха слушал, кто мы и откуда. Я мельком упомянул, что мы проехали через весь остров автостопом. Художник сразу проснулся. Оказалось, мы попали к своему коллеге. Николай – русский, но родился во Франции, куда его родители эмигрировали из С.-Петербурга.

В далёком 1953 г. он отправился из Парижа в путешествие и за три года проехал автостопом через всю Азию и Австралию. В то время поездки автостопом были большой экзотикой, поэтому про такого оригинального человека часто писали в газетах. И сейчас в его доме среди картин и фотографий на стенах развешаны вырезки из тех газет. К нашей беседе присоединился и партнёр Николая по искусству Алоис Пилиоко. Они уже сорок лет живут, работают, творят и путешествуют вместе. Эти двое друзей на территории, подаренной Николаю Мишутушкину губернатором Вануату, построили дом, потом ещё один и ещё…

И все их превратили в своеобразные музеи, заполненные картинами, скульптурами, оригинальными вещицами: как произведениями самих художников, так и привезёнными из поездок по всему миру. Самоанское гостеприимство С Вануату транзитом через Фиджи мы перелетели на Самоа. Тут народ живёт явно богаче. Дороги сплошь асфальтированные, во всех деревнях есть электричество, а дома’ у них просто огромные. Правда, их и домами-то не назовёшь – это шиферные или железные (по доходам) крыши на столбах. Стен нет. Но они в этом климате и не нужны. Семьи на Самоа большие, но «квартирный вопрос» самоанцев не испортил. У каждой, даже самой бедной семьи есть несколько домов.

Ближе всего к дороге стоит жилище для гостей. Чуть дальше вглубь участка – главный семейный дом. Ещё дальше от дороги строят летние кухни, сараи, дома для подросших детей. У больших семей получается настоящий микрорайон. Поэтому проблем с ночлегом нет: достаточно зайти в первый попавшийся дом – место под крышей там всегда найдётся. Угощают тоже от души, тем же, что едят сами. Жители Самоа презирают всякие овощи и фрукты, видимо, они им уже надоели. Другое дело мясные и рыбные консервы! Вот это – настоящий деликатес! Хотя океан всегда где-то рядом (90% населения живёт не дальше 100 м от берега), самоанцы рыбачить не любят и не хотят. Зачем нужна свежая рыба, когда есть замечательные рыбные консервы?

Зачем держать на лугах, заросших густой зелёной травой, коров, если в магазинах продают замечательную сгущёнку? Именно поэтому здесь так много людей с явно избыточным весом. Под дулом пистолета Однажды мы сели в кузов попутного пикапа. Там уже были трое детей и женщина. Машина остановилась у дома в какой-то очередной деревне. Мы попрощались с семейством и уже собрались идти дальше. И тут дед, сидевший на переднем сиденье рядом с водителем, стал требовать денег. Причём настойчиво и агрессивно, вплоть до истерики. Неожиданно он достал пистолет, зарядил его у нас на глазах и стал им размахивать. Того и гляди начнёт стрелять! В Самоа мужчины вообще, как дети: капризные и непредсказуемые.

Женщинам за ними всё время приходится присматривать. Так и на этот раз: ехавшая в кабине женщина нас успокоила: «Идите спокойно, не обращайте на старика внимания». Только мы прошли несколько метров, как раздался выстрел. Оглянулись. Старик всё же не совсем сошёл с ума: стрелял не в нас, а в воздух. Это был первый случай за всю мою огромную автостопную практику, когда реально дошло до стрельбы. Мы прошли ещё метров 300, нас опять догоняет пикап с «сумасшедшим». Вот, думаю, сейчас снова стрельба начнётся. И не угадал. Водитель всего лишь предлагал нас ещё немного подвезти (старик сидел рядом с ним, но молчал, как обиженный ребёнок, у которого отняли игрушку). Мы отказались.

Самоа после цунами 29 сентября 2009 г. (ровно через 10 дней после старта нашей кругосветки) в Тихом океане произошло мощное землетрясение силой 8,3 балла. Эпицентр подземных толчков находился в 190 км к западу от архипелага Самоа. Цунами обрушилось на юго-восточное побережье острова Уполу. Несколько деревень и курортов были смыты. С тех пор самоанцы при помощи международных организаций уже многое успели сделать. Но следы разрушений тем не менее были видны повсюду: руины домов, груды искорёженной техники и… неестественная пустота: от домов, стоявших на самом берегу, остались одни фундаменты. В деревне Вайлоа мы попали на праздник открытия нового «общинного дома» взамен разрушенного стихией. Вначале была торжественная часть с длинными речами, затем началась развлекательная программа.

Удивили танцоры. Оказывается, «дикарские» пляски самоанцы исполняют не только для развлечения туристов. Они и сами с интересом смотрят, как их соотечественники изображают из себя дикарей. Самая интересная часть церемонии — торжественные подношения. На площадку перед домом поочередно выходят группы людей и вываливают на огромные циновки куски мяса – как уже зажаренного на вертеле, так и сырого – целые туши свиней и коров. Вывалив всю эту груду мяса, они через некоторое время её забирают. Потом наступает черёд следующей группы, и опять на сцене появляется огромная груда мяса. И так раз за разом на протяжении получаса.

Куда потом девают все это мясо? В тропиках ведь его и хранить-то негде. Конечно, всех собравшихся на церемонии кормили до отвала. Но мяса было во много раз больше, чем все вместе были способны съесть. Храм бахаи в Тиапапата Как-то мы оказались возле храма бахаи. Бахаи – мировая религия. Но по всему миру есть только СЕМЬ её храмов, по одному на каждый континент или часть света. Единственный во всей Океании храм находится на самоанском острове Уполу. Ворота на территорию храма были распахнуты настежь – заходи, кто хочет. Зашли. Никого не видно. Полное ощущение, что мы попали в рай – всё чисто, ухожено, деревья и кустарники аккуратно подстрижены, ни одного увядшего цветочка или листика. И НИКОГО НЕТ!!!

До вечера мы были совсем одни. Но с наступлением темноты появился охранник. Он удивился, увидев нас в информационном центре. Ещё больше его удивила наша просьба пустить переночевать (конечно, не в самом храме, а в информцентре). «А где же вы провели предыдущую ночь?» – с подозрением спросил он. Я честно признался: «В церкви в Фалефа». «Вообще у нас не принято здесь ночевать», – начал охранник. Однако тут же добавил: «Но вы можете остаться» (ведь если отказать, то получится, что бахаи не такие гостеприимные, как христиане). Третий раз на Фиджи Между Фиджи и Самоа проходит линия перемены дат. По пути туда мы вылетели поздно вечером и прилетели рано утром того же дня.

На обратном пути – ситуация ещё более странная. Самолёт вылетает в 23.30, а прилетает в 01.30… уже послезавтра. Хотя в воздухе он проводит всего два часа, но с чисто формальной точки зрения – 26 часов! На этот раз у нас на Фиджи только один день и одна ночь. День мы провели на пляже, а переночевать собирались под открытым небом у аэропорта. Но не получилось. Идём мы по тёмной дороге, никого не трогаем. Уступаем место попутным машинам. Вдруг одна останавливается. Атлетического сложения чернокожий фиджиец интересуется: «У вас всё нормально? Помощь не нужна?» Странно.

Я никак не думал, что мы со стороны выглядим такими несчастными. Наоборот, идём себе спокойно, наслаждаясь последней для нас тёплой тропической ночью в Океании. Водитель всё равно не уезжает: «Вы куда идёте? В аэропорт? Давайте я вас подвезу. Вы не бойтесь». А мы и не боялись. Почему бы и не подъехать до аэропорта? Оказалось, мы попали в машину к пастору Джону из церкви «Ассамблея Бога». (Удивительное совпадение: за день до этого на Самоа нас до аэропорта подвозил прихожанин той же церкви – не самой многочисленной, но, видимо, самой ориентированной на помощь ближнему.) Пастор пригласил к себе домой, где группа энтузиастов репетировала религиозные гимны. Спели и для нас. Так с песнями нас и провожали из гостеприимной Океании.

Статья опубликована в газете «Вольный ветер», на нашем сайте публикуется с разрешения редакции. Сайт газеты http://veter.turizm.ru/ 

После цунами от пальм на берегу острова Уполу (Самоа) остались такие своеобразные «пеньки»

Фиджи.Типичный фиджийский дом

Самоа. Протестантская церковь на острове Савайи (Самоа)

Фиджи. Основное транспортное средство на реках Фиджи – бамбуковые плоты

Самоа. Храм бахаи на острове Уполу (Самоа)

Назад в раздел

Недельный тур в Адыгее

Проживание на турбазе. Однодневные пешие походы и автобусные экскурсии в сочетании с ком фортом (трекинг) в горном курорте Хаджох на Юге России. Туристы проживают на турбазе и посещают памятники природы: Водопады Руфабго, Аминовское ущелье, Мешоко, Лаго-Наки, Азишскую пещеру, Каньон реки Белой, Дольмен и другие красивые места.

Легендарная Тридцатка, маршрут

Через горы к морю с легким рюкзаком. Маршрут проходит через знаменитый Фишт – это один из самых грандиозных и значимых памятников природы России, самые близкие к Москве высокие горы. Туристы налегке проходят все ландшафтные и климатические зоны страны от предгорий до субтропиков, все ночёвки в стационарных приютах.

В край Крымских гор

Недельный тур с проживанием в гостинице у самой красивой горы Крыма - Южной Демерджи. Треккинги, авто-пешеходные экскурсии с осмотром красивейших мест горного Крыма, Долины приведений, каменного хаоса, водопадов, каменных грибов с посещением пещеры МАН и оборудованной Красной пещеры.

Задайте вопрос...
Напишите Ваш вопрос. Наши специалисты обязательно Вам ответят!