Поездка в Доминикану, на Кубу и Гренаду

В Гренаде, освободившейся от английского господства, но не от английского менталитета, – это целый процесс. Как будто мы опять въезжаем в Англию. Разговор с представителем власти долгий и подробный: «Кто вы? Откуда? Куда? Зачем? А куда потом? Кем работаете? Сколько у вас денег?». И так далее. – В Гренаду нас всё же пустили. Первые увиденные там дома сразу же показались мне какими-то ненормальными.

Что-то в них было не то, чего-то явно не хватало. Приглядевшись внимательнее, понял: нет ни колючей проволоки, ни решёток, ни даже банального забора, окна и веранды нараспашку. Вот тут-то мы и поняли, что Южная Америка закончилась. …Мы объезжали Гренаду по проходящей вокруг всего острова дороге. И ни разу не ехали по незаселённой местности, везде дома, дома, дома... Но, что сразу бросается в глаза, примерно каждый пятый заброшен.

Даже по внешнему виду вполне добротные дома (вернее, они были такими, пока не пришли в полное запустение и не заросли тропической растительностью), расположенные на прекрасных местах, с хорошими видами. Такое ощущение, что все, кто побогаче, с острова уже уехали. Бедным свои дома не отдали, а покупателей тоже не нашлось. Поэтому типичная картина на Гренаде: на холме стоит бывший прекрасный, но заброшенный дом, а у подножия холма или даже в овраге – неказистая, но жилая хижина.

Этот остров оказался удивительно бедным в туристском отношении – здесь нет не только исторических, но и природных достопримечательностей. А самый лучший пляж мы нашли всего в 300 м от аэропорта. Причём никаких указателей там нет. От здания аэропорта нужно взять немного влево (хотя все едут вправо), потом метров 50 вперед до площадки. В дальнем её конце вниз с поворотом уходит колея – вот по ней-то и попадаешь прямо на пляж!

Это настоящий карибский пляж с картинки: жёлтый-жёлтый песок, море удивительно чистое и неестественно бирюзового цвета, как бывает только на картинках в туристских буклетах, и при этом пляж общественный (для тех, кто знает о его существовании). Рядом небольшой отель с уютными бунгало. Если вдруг окажетесь на Гренаде (по своей воле туда отправляться не стоит – делать там нечего), то никуда из аэропорта даже ехать и не нужно: три сотни метров пешком – и вы на море.

Остров Доминика находится в стороне от проторенных туристами дорог. На нём нет приличного аэродрома, на который могли бы приземляться тяжёлые самолеты, способные совершать трансокеанские перелёты. Попасть можно лишь с какогонибудь соседнего карибского острова на маленьком самолётике типа нашего «Ан-24» или «Як-40». В аэропорту я обратил внимание на листок бумаги на двери туалета с огромной надписью от руки: «Грязные фрукты в раковине не мыть!». Если так пишут, значит, фрукты здесь действительно валяются под ногами, остаётся их только поднять и отмыть. Вскоре выяснилось, что это так и есть.

Мы попали как раз на сезон манго. И спелые плоды не висят на ветках, а именно валяются в грязи под ногами. Но краны с чистой питьевой водой (или ручьи) встречаются здесь буквально на каждом шагу. Заселена – и то не очень густо – только узкая прибрежная полоса, а большая часть острова покрыта девственными лесам и горами. Там находится национальный парк «Морн-Труа-Питон» (в переводе – «три вершины»). Все местные жители убеждали нас в том, что без проводника там не пройдёшь.

Не убедили. Мы решили, что раз остров маленький, то не заблудимся. Однако заблудились. Тропы в парке есть. Но таблички на развилках аккуратно сорваны (думаю, гидами, чтобы запутать самостоятельных путешественников). Вот мы и заблудились. Поднялись на какую-то гору. Но вершина была в облаке и ничего разглядеть не удалось. Стали петлять по извилистым тропам в девственном тропическом лесу, сворачивая на развилках наобум. Изредка в прогалину между деревьями можно было разглядеть далеко внизу берег моря (вероятно, это было восточное побережье острова).

А большей частью мы шли через густой лес. Что хорошо в нём – от жажды не умрёшь. Родники и речушки встречаются чуть ли не на каждом шагу. А вот костёр нам развести так ни разу не удалось. Вроде всё сделали по технологии: нашли на растопку сухой бамбук, содрали кору с веток (сушняком это, конечно, не назовешь – во влажном лесу всё мокрое), но ничего не помогло. Дрова горели только при принудительном поддуве. Стоило только пустить дело на самотёк, как буквально в ту же минуту костёр гас. Так и пришлось всё время пить сырую воду. Через два дня мы вышли к берегу моря. А там – кокосовые пальмы.

У нас, конечно, нет ни мачете, ни перочинного ножика (рюкзаки-то в ручной клади). Пришлось действовать по примеру древних предков. Найдя плоский камень, кладём на него кокосовый орех. Затем берем другой плоский камень и с силой бросаем его на кокос. С 2–5 ударов покрывающая кокосовый орех копра трескается. Тогда её можно руками оторвать и высвободить плод. После вынужденного голодания в горах (поленились запастись продуктами, а магазинов там нет, как и людей) объелись кокосами до тошноты. Я до сих пор не могу смотреть на них без отвращения.

Остров Антигуа весь какой-то ненастоящий. Здесь в принципе не встретишь ни одного бэкпакера

(автостопщика). Да и откуда им взяться? Местным жителям незачем бродить по своему миниатюрному острову. А иностранцы здесь встречаются только двух видов: богатые или очень богатые. Весь остров – это один большой курорт. И столица, город Сент-Джонс, тоже весь какой-то «пряничный», ненастоящий. Конечно, старые и даже находящиеся в плачевном состоянии (из-за старости) дома здесь тоже есть. Но и они выглядят как-то чересчур аккуратно.

На улицах народу мало, что характерно для богатых районов любых городов мира. А центр города, прилегающий к району порта, – один туристский магазин. Не для всех – только для туристов. Автостоп на острове тоже удивительный. Создаётся ощущение, что никто из водителей до сих пор настоящих автостопщиков не видел – только в кино. Останавливается буквально первая же машине, и везут не «по пути», а «куда изволите» (остров-то маленький). Залив Половинки Луны – национальный парк.

Но вход бесплатный. И никого нет. Все приписаны к своим дачам или отелям. Только мы бродим с места на место. Пляж на берегу залива можно смело отнести к разряду лучших «картинных» пляжей Карибских островов. Неестественно белый песок, шелковистый на ощупь, бирюзовая кристально чистая вода, маленькие игрушечные волны и много-много солнца. На таком пляже о времени забываешь. Чуть не пропустили свой очередной самолёт (конечно, первый же попавшийся водитель довёз прямо до аэропорта).

Доминикана. Как только мы попали в Доминиканскую Республику, сразу возникло ощущение, что вернулись назад в Южную Америку. И движение на дорогах опять правостороннее, и нищета кругом неприкрытая, и грязь по колено. Да и вся атмосфера какая-то расхлябанно-полубандитская латиноамериканская. Самый яркий пример. Недалеко от поворота к аэропорту установлен памятник, вернее настоящая скульптурная экспозиция: торговец на велосипеде с тележкой едет в сторону мужчины с двумя школьниками (типичные дети-пионеры).

Но смотрят они не друг на друга (хотя велосипедист того и гляди врежется в пешеходов!), а вверх. Над ними на высоком пьедестале установлена статуя местного «отца народов» (мужик в кургузом пиджаке). К нему-то и устремлены взоры простых обывателей. Но самое интересное даже не это: если поменять голову у скульптуры, то её можно поставить чуть ли не в половине стран мира и никто никакого подвоха не заметит. Самое удивительное, что памятник окружён высоким забором из колючей проволоки! Сразу же на память пришли бессмертные слова одного из героев фильма «Джентльмены удачи»: «Кто же его посадит? Это ж памятник!!!».

Автобусы на Доминика не останавливаются, где попало. На каждой остановке есть свой «разводящий». Он, как пастух овец, собирает потенциальных пассажиров в кучку. Когда подходит автобус, пассажиры организованной группой в него втискиваются. А «разводящий» получает от водителя автобуса чаевые. Понятно, конечно, что при такой системе шофёру, подбирающему пассажиров по пути, могут и фару разбить (а то и физиономию). Обычный автостоп здесь тоже есть. Даже голосовать не обязательно. Однажды мы присели в тени дерева на противоположной стороне дороги – специально, чтобы нам не мешали спокойно отдохнуть и немного перекусить.

Но не помогло. Пикап, шедший в нужном нам направлении, сам остановился. Каким-то мистическим образом водитель понял, что нам с ним по пути. И стал активно уговаривать. Кузов пикапа был битком забит бидонами с молочной сывороткой, на них и пришлось ехать. На каждой очередной кочке – а их там много – нас обдавали брызги сыворотки. Казалось, более неподходящую попутку трудно придумать. Но всё познаётся в сравнении. Скоро мы пожалели о том, что машина с сывороткой дальше не поедет. В следующем пикапе в бочках перевозили… жидкий навоз.

…Полдня мы бродили по центру столицы Доминики – Санто-Доминго. А с наступлением темноты решили выйти куда-нибудь на окраину. За пределами центральной части города сразу же начинаются типичные трущобы. Стоило нам свернуть с освещённой улицы на одну из боковых улочек, как сразу же мы оказались в полной темноте среди полуразрушенных строений. Я буквально кожей почувствовал, что мы идём явно не туда. Развернулись на 180° и пошли назад к свету. И тут нас «засекли». Наперерез рванула группа подростков на велосипедах. Их было человек 10, но они растянулись.

Когда мы были уже возле угла, подлетели к нам только двое. И первый из них сразу же схватился за сумку с фотоаппаратом, висевшую на плече у Олега (там был не только фотоаппарат, но и самое ценное – паспорт). Олег оттолкнул нахала. И мы завернули за угол на освещенную улицу. Как раз мимо проезжало такси. Таксист остановил машину и на испанском языке обругал пацанов. Инцидент был исчерпан. Но всё же мы были «на грани провала» (расслабились за время путешествия по туристским местам Доминиканы и забыли, где находимся). Если бы повернули назад хотя бы на пару секунд позже, то не успели бы дойти до угла.

Куба – одна из редких стран, в которых имеют хождение сразу две национальные валюты. Иностранцам всю наличную валюту меняют на «конвертируемые песо» (в обиходе – «кук»). Сейчас 1 кук – это примерно 1 евро. А 1 кук равен 24 «обычным» кубинским песо. При этом предполагается, что иностранцы на Кубе будут за всё платить исключительно куками – за транспорт, ночлег и рестораны. Демократизация, впрочем, всё же идёт. На Кубе разрешили частный бизнес, правда, пока только в области туризма.

Сейчас туристы-иностранцы могут останавливаться не только в отелях (которых мало), но и в специальных сертифицированных частных домах. Их называют «каса партикуляра» или просто «каса». В такой «касе» мы и остановились в первом кубинском городе на нашем пути – Сантьягоде-Куба. Это вторая столица Кубы, хотя она не может соревноваться с Гаваной по численности населения, экономическому развитию, политической значимости, но претендует на звание «культурной столицы» и борется за статус «столицы секс-туризма».

На центральной площади (в 100 м от нашей «касса партикуляра») к нам подошёл кубинец лет 50-ти. Пепе, как он себя назвал, оказался выпускником Липецкого пединститута. Учился на учителя географии, но на родине переквалифицировался в гида. Он вначале предложил показать нам городские достопримечательности, но быстро перешёл к своей главной теме – организации секс-услуг. Вечером, когда мы сидели за столиком кафе, перед нами устроили настоящее дефиле. Туристовиностранцев в городе было мало (видимо, ещё не сезон), поэтому все местные красавицы боролись за то, чтобы привлечь наше внимание.

Вначале подтянулись те, кто был в это время на улицах. Потом стали обзванивать и тех, кто сидел по домам. А некоторых даже специально разбудили, принарядили и привели. Пепе описывал биографию каждой «жрицы любви». Про них он мог рассказывать долго и подробно, как какой-нибудь увлечённый гид об истории и достопримечательностях родного города. Так как на Кубе всё же социализм и за тунеядство могут в тюрьму посадить, все «интердевочки» днём обязательно где-нибудь работают или учатся (по крайней мере, хотя бы где-то числятся). Но основной заработок, конечно, ночью. Причём не в кубинских песо, а в твёрдой валюте (вернее, в куках, с долларами никто связываться не будет).

«Они могут и 30 куков просить, и 50. Но им красная цена от 10 до 20 куков максимум!» – авторитетно заявил Пепе. Конечно, официальных публичных домов на Кубе нет. К девушке домой тоже идти нельзя. Но и в «касу» их хозяева девушек не пускают, у них за такое запросто могут отобрать лицензию. Да и штраф нешуточный. Поэтому есть специальные «нелегальные касы». У них всё равно нет никакой лицензии, поэтому и терять им нечего. Да и связи в «органах» есть (какая же проституция без коррупции?). Но просто дойти с выбранной девушкой до дверей «касы» нельзя – это считается неприличным. Пепе должен довезти девушку сам, будто ненавязчиво с ней гуляет (ему, как кубинцу, это можно).

А иностранец потом должен зайти в «касу» как бы случайно и сам по себе… На Кубе созданы два не пересекающихся между собой мира – для местных и для интуристов. За два дня в Сантьяго-де-Куба мы ни разу не вышли за границы туристского мира, местных денег в руках не держали, за всё платили куками, даже за то, за что можно было платить и местными песо. На острове есть специальная автобусная компания для интуристов «Viazul», где билеты на автобусы продают за куки. А местные жители пользуются более демократичным транспортом – грузовиками (по внешнему виду очень напоминают наши грузовики для перевозки скота, поэтому между собой мы их так и называли – «скотовозки»).

В них вдоль крытого кузова в 4 ряда установлены железные насесты. Более близкие к бортам скамейки занимают в первую очередь. Там хоть к бортам можно прислониться, на двух внутренних рядах приходится сидеть, как курам на насесте. Но и эти места ещё второго сорта. Места третьего сорта – стоячие в проходе. Их тоже обычно все занимают. Так в кузов набивается сразу больше 100 человек. Грузовики здесь частные (в отличие от автобусов, принадлежащих исключительно государственным компаниям), а загружаются они на специальных автовокзалах для грузовиков. Проезд от столицы одной провинции до другой – около 80 км – стоит 3,5 песо (меньше 5 р. на наши деньги!).

На всех дорогах на выездах из крупных городов есть специальные «площадки для автостопа». Аналогичные есть в Голландии и Израиле, но там может голосовать любой. А на Кубе пошли дальше: здесь завели «профессиональных автостопщиков», и им государство платит зарплату! Они только и делают, что голосуют. Когда останавливается машина, подходят к водителю, спрашивают, куда он едет и… громко объявляют это ожидающим подходящей попутки. Хотя «профессиональные автостопщики» работают за государственную зарплату, как-то повелось, что им, как швейцарам у дверей ресторанов и гостиниц, принято давать чаевые.

Есть и устоявшаяся такса – 1 песо (чуть больше 1 р.). По правилам, весь государственный транспорт обязан останавливаться на поднятую руку «профессионального автостопщика», как на палочку автоинспектора. И только водители частных машин (а их здесь меньше 1%) могут это игнорировать или остановиться исключительно по собственному желанию. Тех, кто проезжает мимо без остановки (такие изредка всё же встречаются), как минимум, обматерят.

А чаще ещё и запишут номер в «чёрный список», и потом нарушителям по месту работы придёт кляуза. Их за отказ подвезти попутчиков могут и премии лишить, а в случае рецидива – и работы. Поскольку шофёр на Кубе должен думать не только о себе, но и обо всех кубинцах. Ведь общественного транспорта здесь не хватает, впрочем, как и многого другого. Основной вид транспорта – грузовики. Первый автобус, который мы увидели, оказался служебным. Он был заполнен офицерами и солдатами с автоматами.

Очевидно, они направлялись куда-то на учения или на какую-то секретную военную операцию. Но армия же на Кубе – народная. Поэтому автобус, конечно, остановился, чтобы подобрать автостопщиков. Так мы и поехали вместе с солдатами. Вояки проехали по трассе километров 20 и высадили нас на повороте. Пришлось заниматься «диким» автостопом. Он здесь тоже есть. На двух грузовиках и арендованной англичанином легковушке мы доехали до Гаваны. А из неё прямым авиарейсом в Москву. 

Статья опубликована в газете «Вольный ветер», на нашем сайте публикуется с разрешения редакции. Сайт газеты http://veter.turizm.ru/ 

Гренада. Столица Гренады Сент-Джорджес

Памятник за колючей проволокой

Сантьяго. Форт в Сантьяго

Сантьяго. Монумент в Сантьяго

Назад в раздел

Новый год и Рождество в России

Новогодние и Рождественские туры в России. В Подмосковье, Владимир, Великий Новгород, Карелию, Кострому, Калининград, Казань, Крым, Муром, Галич, Мышкин, Орел, Псков, Рязань, Санкт-Петербург, Сахалин, Селигер, Смоленск, Суздаль, Углич, Ярославль, Пенза, Беларусь, Алтай, Байкал, Вологда, Галич, Калуга, Александров, Архангельск, Камчатку и в другие регионы.

Легендарная Тридцатка, маршрут

Через горы к морю с легким рюкзаком. Маршрут проходит через знаменитый Фишт – это один из самых грандиозных и значимых памятников природы России, самые близкие к Москве высокие горы. Туристы налегке проходят все ландшафтные и климатические зоны страны от предгорий до субтропиков, все ночёвки в стационарных приютах.

В край Крымских гор

Недельный тур с проживанием в гостинице у самой красивой горы Крыма - Южной Демерджи. Треккинги, авто-пешеходные экскурсии с осмотром красивейших мест горного Крыма, Долины приведений, каменного хаоса, водопадов, каменных грибов с посещением пещеры МАН и оборудованной Красной пещеры.

Задайте вопрос...
Напишите Ваш вопрос. Наши специалисты обязательно Вам ответят!