Поездка в Иорданию, Сирию, Ливан

На пароме мы переправились из египетского порта Нувейба в иорданский порт Акаба. Там минимум пограничных формальностей (а вот таможенники, наоборот, все вещи пропускали через «телевизор» – наверное, опасались египетских террористов). Так же просто в Иорданию можно попасть через любой другой переход. Но при въезде в Акабу как в свободную экономическую зону не нужно платить въездной налог (10 иорданских динар).

В городе рядом с фортом есть маленький невзрачный музей и огромный флагшток с гигантским иорданским флагом – и это все достопримечательности. На набережной установлены знаки «Не кемпинговать» и «Не спать»! Видимо, летом, когда мест в гостиницах всем не хватает, народ так и норовит так же, как и мы это частенько делали в этой кругосветке, переночевать под открытым небом. Первая цель на нашем пути – знаменитая и даже легендарная пустыня Вади Рум. Это замечательное место связано с именем известного английского шпиона, авантюриста-романтика Лоуренса Аравийского.

Насколько реальны все приписываемые ему подвиги, выяснить трудно. Видимо, он, как и наш Василий Иванович Чапаев, давно уже стал не реальным историческим персонажем, а народной легендой. И рождалась она как раз в Иордании, в пустыне Вади Рум. Даже те, кто не любит пустыню так, как люблю её я, не останутся равнодушными от вида причудливо изрезанных ветром и песком разноцветных скал, розовых и красных песчаных барханов, от сумасшедших закатов. Здесь чувствуешь себя оторванным от всего мира. Но не потерянным или заброшенным, наоборот, ощущение, что вернулся в свой просторный и уютный дом. Так мы и бродили по пустыне, как по своему дому – наобум. Здесь не боишься заблудиться.

Кажется, что находишься не в дикой природе, а среди гигантских декораций, на фоне которых снимают очередной голливудский фильм. И стоит только сказать «стоп», как съёмки закончатся и можно быть свободным. Именно так и получилось. На заброшенной колее, по которой никто несколько лет не проезжал, показался пикап. Водитель нас посадил, и вскоре мы были уже на хайвее. На Мёртвом море Поздно вечером мы оказались в каком-то городке на южной оконечности Мёртвого моря. И тут случилось происшествие. Проходили мимо припаркованного у обочины грузовика. И вдруг у него открылась задняя дверца и с размаху зацепила по касательной Сашу Богомолову.

Удар по голове, искры из глаз, ссадина. Зашли в магазин смазать ссадину йодом. Продавец сразу притащил салфетки и воду, чтобы обмыть рану. Конечно, пригласил к себе переночевать. Но мы отказались, попросили вывезти нас куда-нибудь из городка. И вскоре мчались на «Мерседесе» в темноту по дороге, проходящей по иорданскому берегу Мёртвого моря. Здесь было по-летнему тепло. Мягкий бриз, шелест волн, лунный свет – и полное одиночество. Других желающих переночевать на побережье поблизости не наблюдалось. Купание в очень «плотной» и маслянистой на ощупь воде оставляет незабываемые ощущения. Из-за высокой плотности воды утонуть в Мёртвом море практически невозможно.

Но и плавать тоже: стоит повернуться на живот, чтобы сделать хотя бы несколько гребков, как спину сразу же выгибает дугой, а руки и ноги торчат над водой. В воде можно только лежать или сидеть. Просоленные насквозь (пресной воды там нет), мы вышли на дорогу и пошли в сторону горы Небо. Около нас затормозил микроавтобус. Внутри были три человека – Сауд, Салам и Махмуд, – все с ног до головы в соли. Это явный признак купания в «диком» месте (на официальных пляжах есть душ с пресной водой). Оказалось, они ехали на горячие источники, чтобы смыть соль. Источники Хаммамат Маин известны уже 4 тысячи лет. Здесь лечился сам Ирод Великий.

Недавно французы построили 5-звёздочный спа-комплекс. Вход платный – по 10 динар с человека. Но наши попутчики, как оказалось, знают и бесплатные источники. Вернее, это не источники, а река с тёплой водой. Чем выше поднимешься, тем она горячее и чище, тем меньше купающихся. После долгих поисков нашей компании удалось найти подходящее место – в «ванночке» примерно по колено глубиной. Температура воды была около 33–35°С. Но если в ней долго сидеть, то прогреваешься, как в бане. Самая длинная античная улица Сирийскую визу – причём с минимумом формальностей и всего за $20 – можно оформить прямо на границе. Так мы и сделали (перед этим ещё пришлось заплатить по 5 иорданских динаров за выезд из Иордании).

На трассе «застопили» маршрутку. Проезд на общественном транспорте в Сирии стоит очень дёшево. Трудность в том, чтобы понять, куда идёт микроавтобус. Надписи все на арабском, водитель по-английски не говорит и своей цели не выдаёт. – До Маарет ан-Нуаман (от него к Апамее уходит дорога) доедем? Поехали. Когда добрались до места, водитель спрашивает (конечно, по-арабски, но понятно о чём): «А вам вообще-то куда?». Признаёмся: «В Апамею». Он обрадовался: «Как раз мне надо в том направлении». Удивляясь тому, что нам так несказанно повезло, едем дальше. Стемнело. Мы кружим по каким-то глухим сельским дорогам. Наконец приехали – прямо ко входу на руины.

«С вас 600 лир» – сообщил водитель. По местным расценкам мы втроём никак не могли наездить на маршрутке больше, чем на 60 лир. Стали спорить – не из-за денег, а из принципа. К нам подошёл охранник-билетёр – англоязычный! Он объяснил, что водитель вёз нас специально. Именно поэтому мы и должны заплатить так много. Пришлось раскошелиться. Так мы познакомились с Наджибом, охранником Апамеи. Он не стал продавать нам билеты (было уже поздно), а пригласил к себе домой переночевать. Мы же были настроены спать прямо на руинах, под звёздами. Оставив рюкзаки среди развалин, пошли в деревню ужинать. И там чуть ли не каждый встречный приглашал к себе переночевать.

Вот мужчина на мотоцикле выехал из двора своего дома и, увидев нас, притормозил: «Может, зайдёте ко мне на чашечку кофе?». Сил отказываться уже не было. Пришлось зайти – по крайней мере, не на ночь. Узнав, что мы из России, Мусаб Хамади вспомнил, что уже встречал русского писателяутешественника: «Он мне и книгу свою подарил с автографом». И достал из шкафа книгу… Антона Кротова «Автостопом в Судан»! Я знал, что мир тесен, но не думал, что до такой степени! Сам Хамади работает учителем английского языка в школе. Но тоже хочет стать писателем. В свободное время подрабатывает переводом английских романов на арабский язык. Сейчас пишет свой первый роман.

Только часа через два мы вышли из гостеприимного дома (очередной раз отказавшись от приглашения переночевать) и вернулись на руины. У входа нас ждал охранник – весёлый, не знающий ни единого слова по-английски дедок Абдулсаид. Очередной раз попили чаю (на Ближнем Востоке без этого никуда), пообщались на языке жестов. Спали в хижине охранников, как водится, прямо на полу. В античные времена Апамею окружала 6-километровая крепостная стена с семью воротами. 16 параллельных и поперечных улиц делили город на кварталы. Сейчас раскопана и частично восстановлена только главная улица, зато очень длинная – почти 2 км. А шириной она около 40 м.

И на всём протяжении улицы вдоль неё стоят в 1–2 ряда 10-метровые мраморные колонны, построенные во II веке римлянами. Так много колонн сразу не увидишь больше нигде, а уж я-то на руины насмотрелся! Здесь колонн даже больше, чем во всех античных городах Ближнего Востока, вместе взятых. В Ливане по-прежнему стреляют Из Сирии въезжаем в Ливан. «Нам транзитную визу на два дня», – говорю я пограничнику (транзит для россиян бесплатно, а за месячную визу надо платить $17). А он, как оказалось, уже шлёпнул нам въездные штампы на месяц: «Да проходите бесплатно». Неясно: то ли месячные визы стали бесплатными, то ли сделал нам щедрый подарок. Границу пересекли в полной темноте.

Как обычно, без местных денег – на этом маленьком автопереходе их негде поменять. Значит, опять поедем автостопом. Карты Ливана у нас не было. Поэтому и непонятно, куда ехали. И уж совсем непонятно, где оказались, когда нас подвезли на десяток километров до какого-то городка. Пошли искать место для ночлега. Погода хорошая, можно спать и под открытым небом. Зашли в какой-то сад и легли спать в тени дерева, чтобы свет полной луны не мешал. Он-то как раз и не мешал. Мешали звуки. С одной стороны застрочил автомат Калашникова, а с другой стали «отстреливаться» из винтовки. Ощущение, что стрелки засели в соседних садах (правда, ночью звуки далеко разносятся), а пули проносятся у нас над головами. И так всю ночь. Спали, как на военном полигоне.

После заполненной выстрелами ночи утром городок выглядел удивительно мирно: ни трупов на улицах, ни видимых следов перестрелки. Может, она нам просто приснилась? Но и позже во время путешествия по Ливану выстрелы были слышны повсеместно, и не только по ночам, но и днём. Долина маронитов Пока автобус идёт из Триполи в Бишари, медленно петляя по горному серпантину, из окна можно с разных точек разглядеть живописную долину Кадиша и покрытую снегом высочайшую гору Ливана Корнет ас-Савда (3088 м). Из самого Бишари тоже прекрасно видно лежащую внизу долину. Но как в неё спуститься? Стали искать тропу. Пошли вдоль обрыва. По пути забрели в сад (там как раз поспели виноград, яблоки и хурма). И тут опять началась стрельба.

На противоположном склоне заработал крупнокалиберный пулемёт. Пули летели прямо у нас над головами. С нашего склона кто-то отстреливался из винтовки. Мы оказались где-то посередине между стрелками. Вверх нам идти было нельзя – оказались бы как раз на линии огня. Поспешили вниз, в долину. У монастыря Святого Елисея нашли даже не тропку, а асфальтированную дорогу. На каждом повороте – кресты, статуя Богоматери, сценки из Священного Писания, часовни... Стемнело, стало быстро холодать – в ливанских горах была уже поздняя осень. А наше снаряжение было рассчитано только на летнюю погоду. Гостиниц тут нет. Заглянули на маленькую электростанцию. Там нашёлся один-единственный работник. «А можно ли нам где-нибудь между турбинами переночевать?».

«Зачем же здесь?» – удивился он и отвёл в соседний дом. Сам он живёт в Бишари, но тут у него тоже квартира на период ночных дежурств. Утром пошли дальше вниз вдоль реки, ориентируясь по указателям на монастырь Дейр Канноубин (Deir Qannoubin, от греческого kenobion – монастырь). Когда проходили мимо одинокого большого дома, хозяин пригласил на чай. Так мы познакомились с Раймондом Юнанем. Он всю жизнь прожил в Австралии, а дожив до пенсии, вернулся на землю предков и занялся строительством. Как оказалось, он – настоящий «хозяин долины Кадиша»: «Всего несколько лет назад я открыл её для свободного прохода. Раньше через частную территорию, принадлежавшую моей семье, пройти было нельзя, и туристам приходилось идти в обход».

День в Баальбеке и сутки в плену Из долины Кадиша мы вернулись в Бишари. Пора было ехать дальше. На общественный транспорт надежды мало. Даже сами местные жители советуют: «Поезжайте автостопом». Он здесь замечательный, долго ждать не приходится, даже втроём. Долина Бекаа – высокогорное плато, протянувшееся между хребтами Ливан и Антиливан – в древности служила естественным коридором. Здесь проходили армии и торговые караваны из Сирии к побережью Средиземного моря. Сейчас здесь проложена автодорога. Но даже в начале осени, когда в долине Кадиша ещё висят гроздья винограда и спелая хурма, тут в горах уже лежит 2-метровый слой снега. Можно представить, что здесь творится зимой. В античные времена долина Бекаа была «хлебной корзиной» Римской империи.

Позднее здесь появились завезённые из Америки картофель и помидоры. В гражданскую войну 1975–1990 гг. крестьяне переключились на выращивание конопли и опиумного мака. И занимаются этим до сих пор. Кланы наркоторговцев по-прежнему сильны, хотя армия Ливана периодически проводит тут зачистки. Мы въезжали в Баальбек в джипе с христианами. По дороге они неоднократно подчёркивали, что плохо относятся к мусульманам. В Баальбек – сейчас чисто мусульманский город – они даже заезжать не стали. Высадили нас на окраине. Баальбек, в античные времена известный как Гелиополис («город солнца»), без сомнения, самый интересный римский город на Ближнем Востоке.

Он уже в древности считался одним из чудес света. И сейчас поражаешься уникальным способностям и техническим умениям древних строителей. Невозможно понять, как им удалось всё это построить. Поэтому многие люди видят здесь влияние неких таинственных созданий или даже инопланетян. В XX веке Баальбек стал печально известен как место базирования боевиков из движения «Хезболлах». Во время гражданской войны тут в подвалах держали захваченных в заложники европейцев. И сейчас часто встречаются портреты шейха Насруллы, жёлтые флаги с зелёной рукой, сжимающей автомат Калашникова, и портреты шахидов. Грандиозный храм Юпитера в Баальбеке – одно из чудес света.

Он построен на величественном основании длиной 300 м. Из 54 колонн храма осталось только 6. Это самые большие в мире колонны – высотой 22,9 м и диаметром 2,2 м. А в основание храма были уложены крупнейшие в мире каменные блоки. Самый большой из них, размером 19,5 х 4,3 м, весит 1000 тонн. Учёные до сих пор не понимают, как делали и, главное, как доставляли из каменоломни такие гигантские камни. Из Баальбека в сторону сирийской границы поехали автостопом.

Водитель грузовика попался весёлый и гостеприимный. Так мы попали в городок ЭрСаль в нескольких километрах от границы Сирии (водитель, как оказалось, там бывает регулярно: занимается контрабандой дизтоплива). Эр-Саль лежит в закрытой со всех сторон горами котловине, и его жители всегда чувствовали себя изолированно. За 30 лет ливанской гражданской войны здесь не было ни одной перестрелки. Большинство жителей городка – мусульмане-сунниты. Они всегда сторонились своих соседей мусульман-шиитов из Баальбека. Поэтому и боевики движения Хезболлах никогда не находили здесь горячего приёма.

Нас, наоборот, приняли, как самых дорогих гостей и чуть не задушили в объятиях. Первым делом, как и положено на Востоке, накормили до отвала. Потом «вывели в свет». В городе как раз шла свадьба, и тут не один «свадебный генерал» пожаловал, а сразу три! Среди соседей нашлись и русскоговорящие – доктор-сириец, учившийся в Минске, и его жена белорусска. Лишь на следующее утро удалось вырваться из крепких объятий гостеприимных контрабандистов.

Статья опубликована в газете «Вольный ветер», на нашем сайте публикуется с разрешения редакции. Сайт газеты http://veter.turizm.ru/ 

Иордания. Бархан в пустыне Вади Рум (Иордания)

Сирия. Замок крестоносцев Крак де Шевалье (Сирия)

Иордания. Скала Семь Столпов Мудрости в пустыне Вади Рум (Иордания)

Сирия. Самая длинная улица в Апамее (Сирия)

Иордания. Выдолбленные в скале королевские гробницы в Петре (Иордания)

Ливан.Город Бишари в долине Кадиша (Ливан)

Назад в раздел

Новый год и Рождество в России

Новогодние и Рождественские туры в России. В Подмосковье, Владимир, Великий Новгород, Карелию, Кострому, Калининград, Казань, Крым, Муром, Галич, Мышкин, Орел, Псков, Рязань, Санкт-Петербург, Сахалин, Селигер, Смоленск, Суздаль, Углич, Ярославль, Пенза, Беларусь, Алтай, Байкал, Вологда, Галич, Калуга, Александров, Архангельск, Камчатку и в другие регионы.

Легендарная Тридцатка, маршрут

Через горы к морю с легким рюкзаком. Маршрут проходит через знаменитый Фишт – это один из самых грандиозных и значимых памятников природы России, самые близкие к Москве высокие горы. Туристы налегке проходят все ландшафтные и климатические зоны страны от предгорий до субтропиков, все ночёвки в стационарных приютах.

В край Крымских гор

Недельный тур с проживанием в гостинице у самой красивой горы Крыма - Южной Демерджи. Треккинги, авто-пешеходные экскурсии с осмотром красивейших мест горного Крыма, Долины приведений, каменного хаоса, водопадов, каменных грибов с посещением пещеры МАН и оборудованной Красной пещеры.

Задайте вопрос...
Напишите Ваш вопрос. Наши специалисты обязательно Вам ответят!