Поездка в Таджикистан

Озеро Сарез, находящееся примерно в центре Горного Бадахшана, – труднодоступное, но при этом самое известное озеро Таджикистана. Необычно оно своим происхождением. Ровно 99 лет назад, в феврале 1911 г., в результате землетрясения возник трёхкилометровый (по длине) завал из камней, который запрудил реку Мургаб и полностью завалил кишлак Усой. За прошедшие десятилетия за завалом образовалось озеро чистейшей воды длиной около 75 км и шириной до 3,4 км; на его берегах нет ни одного населённого пункта, а прибрежные скалы обрываются круто в воду под углом 60°. Из-под завала вытекает река Мургаб.

Перепад высоты между уровнем озера (3220 м) и уровнем вытекающей реки (2400 м) составляет более 600 м – мечта для строителей любой ГЭС. В 1960-е годы на Сарез обратили внимание учёные. По мнению многих из них, озеро может когда-нибудь прорвать естественную плотину, и 17 куб. км воды (современные данные. – Прим. ред.) устремятся в долину, разрушая на территории Таджикистана, Афганистана, Туркменистана и Узбекистана города и посёлки, в которых живут 5 миллионов человек. Чтобы следить за плотиной и изменениями уровня воды, в советское время на Сарезе были установлены домики учёных – на Усойском завале и в районе залива Ирхт.

Таджикистан. Озеро Сарез

Ныне таджикские власти (видимо, опасаясь, что туристы или террористы по камушку разберут трёхкилометровый завал) ввели на озере и вокруг него пропускной режим, и теперь для того, чтобы посетить Сарез, нужно получить разрешение в МЧС Таджикистана. Но поскольку никаких автодорог к озеру нет – сюда можно попасть только пешком или на вертолёте, – поток посетителей невелик. Мы знали, что пропуска на Сарез проверяют с северной стороны в селении Барчадив, откуда имеется более удобный подход к озеру. Поэтому решили пройти с юга, где пропуска никто не спросит. Путь оттуда до озера занимает 5–7 дней и проходит через ысокогорья.

На Сарез мы отправились вдвоём. Перед походом на Сарез мы распечатали карты – советские генштабовские «километровки» (особо полезны листы J-43-74 и J-43-62). Они довольно точно отражают состояние местности на 1975–79 гг. Никаких новых дорог тут за 35 лет не построено, домики («летовки») стоят в тех же местах, что и треть века назад, и почти все тропы проходят по тем же берегам рек, что и прежде. (Замечу, что хорошие карты в Таджикистане не продаются.) Однако наличие и сохранность мостов через реки не были нам известны, да и сам уровень воды сильно изменяется время от времени.

Этим летом её в реках оказалось очень много, поэтому броды были глубже, чем мы ожидали, а тропу во многих местах подмыло, и дойти до Сареза, не замочив ботинок, не удалось. Река Гунт особо широко разлилась по своей долине, а Бартанг, к которому мы потом вышли, вообще размыл берега и проходящую вдоль берега автодорогу, в связи с чем автомобильное движение по ней прервалось. Россиянам в Таджикистане – так же, как таджикам в России – нужно регистрироваться. Регистрация в этом году подорожала и стоит 75 сомони, делается в любом большом городе в ОВИРе в присутствии гражданина Таджикистана с паспортом (на который вас и регистрируют).

В реальной жизни иногда можно обойтись ксерокопией его паспорта, а в некоторых городах (в Пенджикенте, Курган-Тюбе) удавалось зарегистрироваться даже без ксерокопии. После регистрации вам дают бумажку, вкладываемую в паспорт; она действует три месяца. При кратковременном выезде из Таджикистана эту бумажку можно не сдавать, а вернувшись, новую регистрацию не делать. Регистрацию любят проверять милиционеры, на постах ГАИ они записывают вас в специальную тетрадь. Кроме регистрации, нужен ещё пропуск в ГБАО (Горно-Бадахшанскую автономную область), которая является погранзоной.

Пропуск оформляется при наличии регистрации, и представляет собой тоже бумажку форматом с паспорт, где указаны районы ГБАО, которые вам разрешено посетить, отдельно указано: «Кроме озера Сарез». Мы не стали получать пропуск в ГБАО и не ошиблись: на постах никто им не интересовался. Из Душанбе до Хорога около 600 км, причём существуют две дороги. Первая – через Тавильдару, короче, по ней через горный перевал везут пассажиров за деньги переполненные легковушки. Проезд стоит аж 180 сомони с человека. Вторая – через Куляб, длиннее, по ней идут грузовики, высоких перевалов здесь нет. К Сарезу мы поехали по короткой дороге, обратно вернулись по длинной.

В обе стороны мы добирались автостопом, но часть водителей была не против подработать на нас, и мы им давали денег. Транспортная система в стране разрушена. Нет ни автобусных рейсов, соединяющих города, ни внутренних поездов (кроме двух пригородных). Все граждане перемещаются из одного города в другой на машинах: легковушках, «уазиках» и джипах. Немудрено, что почти все идущие на большое расстояние легковушки забиты до отказа. В надежде на заработок таджики готовы впихнуть вас и в переполненный джип или «Ниву». До Хорога добрались за 2 суток (прямая машина идёт сутки) и купили недостающие продукты. Признаюсь честно: я не являюсь опытным походником.

И хотя много лет провёл в путешествиях, но это были путешествия среди людей, а не по безлюдной местности. 10 дней в горах вне цивилизации я никогда ещё не был (в отличие от Демида, который ходил в горные походы). Мы взяли с собой газовую горелку, причём газ привезли из России. В Хороге газ для примусов купить невозможно, в Душанбе же только в этом году появился первый туристский магазин (на проспекте Рудаки, д. 148), но там ассортимент очень маленький. Еды мы купили на 10 дней. Почти все продукты в Таджикистане (консервы, майонез, конфеты и др.) российского или иранского производства, дорогие и нередко с истекшими сроками хранения. Из местной еды рекомендую приобретать сухофрукты, изюм, сахар, гречку, овсянку – они обычно нормальные.

На душанбинской барахолке купили тёплую одежду: в августе на Памире возможны отрицательные температуры, а в сентябре на высочайших перевалах (4000 м и выше) уже выпадает снег. Барахолка находится за ж.-д.вокзалом и работает с утра по субботам и воскресеньям. Там можно купить любое старьё. Выехали мы из Хорога на «маршрутке» утром 14 августа. Отправляться из Хорога в любую сторону нужно с утра. Если вы хотите ехать на платном транспорте – стоянка оного на главном базаре, он же автовокзал. Там водители собирают попутчиков, причём этот процесс может занять час, два и больше. Мы нашли водителя, который повёз нас в Варшез за 15 сомони с носа. От Варшеза мы пошли пешком. За день добрались до кишлака Бочор.

Он – последний оплот цивилизации; тут есть электричество и даже «гостиницы» – некоторые жители предлагают приходящим сюда редким туристам платный ночлег, а также ишака в аренду и вязаные носки. За Бочором туристский сервис полностью отсутствует. Дальше наша тропа шла вдоль реки Гунт, то поднимаясь, то спускаясь, а потом – вдоль речки Лянгар. Вдоль Гунта (высота 3200–3700 м) ещё можно найти дрова, а выше готовить уже нужно только на газе. Во всех реках было очень много воды, и тропа местами была размыта, а броды были глубокими. Изредка местные жители перегоняют по горам скот, и самые безопасные тропы размечены сухим помётом животных. В двух местах мы обнаружили летние обиталища пастухов (они живут здесь с июня по сентябрь).

Постепенно тропа поднялась на несложный перевал Лянгаркуталь (4629 м). Вблизи его нам встретились обозначенные на карте озёра, самые высокогорные в моей жизни (4600 и 4588 м), причём второе озеро было не самым маленьким по размерам – около километра, и на нём пасся одинокий як. Людей на озёрах не было. Спускаясь с перевала, мы провели 4-ю ночёвку (на высоте 4250 м). Ночью лужи замёрзли, а ведь была середина августа! Затем спустились к другим трём озёрам, которые назывались Учкуль. Здесь мы искупались (выше купаться не хотелось – было совсем холодно и ветрено). На озёрах Учкуль в одном доме обнаружились жители, которые поблизости пасут горных коз и изготовляют масло. На 6-й день спустились к 8-ми домикам заброшенной советской базы.

Их когда-то доставили сюда по частям на вертолёте. Тут нашли следы великой погибшей цивилизации: остатки трактора, провода освещения... Людей в домиках не было. Наконец мы увидели краешек Сареза и подошли к поселению Ирхт (на впадении реки Лянгарсеверный в Ирхтский залив Сареза). Это уже относительно «внизу» (3250 м над уровнем моря), здесь вдоль реки даже растут дрова (колючие кусты). В Ирхте два дома, с виду – жилые. С другой стороны залива показались три человека, которые стояли у лодки и что-то кричали нам. Мы решили, что это егеря, охраняющие Сарез, не стали отзываться и пошли вдоль него по тропе. Люди на лодке не смогли нас преследовать из-за встречного ветра. Самый тяжёлый участок тропы – но самый красивый и интересный – оказался между селением Ирхт и самим Усойским завалом. Тут тропа идёт вдоль берега озера.

Она, однако, очень плохая, во многих местах осыпалась и обвалилась, кое-где продолжает обваливаться. То спускаясь к самому озеру, то поднимаясь на 200–400 м, тропа идёт по крутым обваливающимся склонам, и за весь день мы не прошли даже 20 км. Заночевали в палатке на горном плато над озером – самая дурацкая ночёвка, так как всю имевшуюся воду выпили, а спускаться к озеру в сумерках не рискнули. Наутро, преодолев 200-метровый подъём и крутой 600-метровый спуск, вышли к Усойскому завалу. Прямо на нём, в 3 км друг от друга, стоят два домика. Один построен в советские годы, другой – новый. В нём размещается база МЧС, в которой круглосуточно дежурят сотрудники, следя, чтобы никто не разобрал завал и чтобы озеро Сарез не прорвалось само.

(Впрочем, если оно прорвётся, то сообщать об этом уже будет некому.) МЧСовцы также принимают редких богатых туристов (имеющих разрешение) и всяких чиновников. Мы ждали, что МЧСовцы нас отругают, но они оказались добрыми и гостеприимными: угостили чаем, рассказали об озере, предложили остановиться на ночлег. Но мы решили продолжить путь. Нас предупредили, что из-за многодневных дождей поднялся уровень реки Бартанг, и вся автодорога по Бартангскому ущелью смыта; мы планировали там уехать автостопом, но дорога была уничтожена, и наш пеший поход удлиннился на 100 км. От Усойского завала ещё 20 км до кишлака Барчадив идёт хорошая тропа, пригодная для проезда на осле. Говорят, что деньги на неё выделили швейцарцы. Только они выделяли несколько миллионов на автодорогу, а построили улучшенную тропу для ослов.

И то хорошо. На 8-й день пути мы прибыли наконец в Барчадив. Он казался нам издали центром цивилизации: автодорога, электричество. Тут 2500 м над уровнем моря, уже тепло, и растут абрикосы. На месте же оказалось, что ни машин на дороге, ни магазинов нет. В Барчадиве нас отловил полковник МЧС Кадам-шо Маскаев, главный по озеру. Он проверил наши документы и стал громко возмущаться тем, что у нас нет ни разрешения на посещение Сареза, ни пропуска в ГБАО вообще. – У вас нет пропуска! Я вас депортирую из ГБАО! – кричал он. – Да, конечно, депортируйте, – отвечали мы. Машин на расстоянии 100 км не было, и депортировать нас он мог разве что на ишаке. Покричав и создав себе в селе имидж строгого и неподкупного стража, полковник записал нас в какую-то тетрадь и отправил восвояси.

После нам рассказали, что полковник отлавливает тех, кто заезжает со стороны Бартанга (когда там есть дорога), проверяет пропуска, а с неимеющих их собирает деньги (около $200) или отправляет обратно. Мы этого не боялись, поскольку на Сарезе уже побывали. Ещё три дня мы шли вдоль шумного Бартанга по остаткам автодороги. Кое-где она была смыта полностью, но пешеход мог просочиться везде. Неприятными были только броды через притоки – они все сильно разлились. Ночевали в кишлаках у местных жителей, которые проявляли необычайное гостеприимство, ностальгически вспоминали советские годы, когда Памир щедро дотировался, и можно было летать на самолёте за бутылку водки, вызывая его в качестве санрейса. С развалом СССР местная авиация скончалась, а автодороги, как оказалось, весьма ненадёжны.

Вот и ходят жители в райцентр и обратно по нескольку дней пешком, ночуя у родственников и знакомых. Дойдя до селения Разуч, мы обнаружили свежие следы от машин. Значит, до этого места дорогу условно уже восстановили. Но ещё сутки нам потребовались на то, чтобы отсюда, наконец, выбраться в райцентр Рушан. В одном месте мы остановили «Ниву», в которой уже ехали 6 мужиков; Демид уселся седьмым, а я лёг восьмым в багажник, подложив под себя один рюкзак и прикрывшись другим. Как обычно на Памире, машину пришлось толкать в трудных местах, да и довезла она нас только до села Багу, где опять дорога прервалась (смыло мост). Дальше мы поехали уже на «уазике».

Все водители в этих местах просили деньги за проезд, да и люди были готовы выбраться в Большой мир даже по «сахалинской». Так закончился наш поход на Сарез. Дней пешего пути получилось 12, прошли около 230 км. На весь поход (от Душанбе до Душанбе) ушло 500 сомони с человека (3500 р.), из них 215 сомони на еду, 221 – на транспорт, 55 – на гостиницу в Хороге, и 9 – на Интернет в том же городе. Практические советы Повторить наш маршрут на озеро Сарез может каждый настойчивый человек. Но разрешение на проход сделать за обозримое время практически невозможно.

Пройти от Варшеза через Бочор, Ирхт, Усойский завал до Барчадива можно за неделю. Самая плохая тропа – между Ирхтом и завалом. Если же вам удастся получить официальное разрешение, то из Барчадива идти к Сарезу, конечно, ближе и проще – 20 км по хорошей тропе. Граждане Таджикистана, особенно памирцы – очень гостеприимный народ, хорошо говорят по-русски, многие из них бывали в Москве. Они с удовольствием пригласят вас в кишлаках на ночлег. Так как во многих селениях нет магазинов, приобретать еду лучше в Хороге или даже в Душанбе. Там же, где магазины есть, можно купить лишь самые простые продукты: сахар, крупу, просроченные конфеты.

На всём пути от Бочора до Барчадива (дней 6 пути) магазинов не будет, а жилищ местных жителей – всего несколько. Причём у них есть только ширай (чай с молоком, солью и маслом). Электричества у них нет, так что зарядите фотоаппарат заранее. Мобильная связь в этих краях тоже не работает. Лучшее время для посещения Сареза – с середины июля по начало сентября. В другое время на перевалах может быть холодно, даже снег может выпасть. В принципе, он возможен на Памире и в августе, так что тёплой одеждой запасайтесь обязательно. Дрова в виде зарослей колючих деревьев водятся только до высоты около 3500 м.

На самом Сарезе нет ни дров, ни населённых пунктов. В принципе, можно плавать по Сарезу на лодке или байдарке, если её туда притащить. Можно пройти от посёлка Мургаб на запад до начала озера и оттуда поплыть. Кстати, в нём водится рыба. Таджикистан – гостеприимная страна. Для её посещения виза не нужна, достаточно иметь заграничный или даже внутренний российский паспорт. Хош омадед! Добро пожаловать!

Статья опубликована в газете «Вольный ветер», на нашем сайте публикуется с разрешения редакции. Сайт газеты http://veter.turizm.ru/ 

Таджикистан. Река Бартанг

Таджикистан. Последствия гражданской войны: танк в речке под Тавильдарой

Таджикистан. Это масло! Его делают пастухи на озере Учкуль

Таджикистан. Одинокий як у озера Лянгаркуталь, которое находится на высоте 4588 м от уровня моря!

Назад в раздел

Новый год и Рождество в России

Новогодние и Рождественские туры в России. В Подмосковье, Владимир, Великий Новгород, Карелию, Кострому, Калининград, Казань, Крым, Муром, Галич, Мышкин, Орел, Псков, Рязань, Санкт-Петербург, Сахалин, Селигер, Смоленск, Суздаль, Углич, Ярославль, Пенза, Беларусь, Алтай, Байкал, Вологда, Галич, Калуга, Александров, Архангельск, Камчатку и в другие регионы.

Легендарная Тридцатка, маршрут

Через горы к морю с легким рюкзаком. Маршрут проходит через знаменитый Фишт – это один из самых грандиозных и значимых памятников природы России, самые близкие к Москве высокие горы. Туристы налегке проходят все ландшафтные и климатические зоны страны от предгорий до субтропиков, все ночёвки в стационарных приютах.

В край Крымских гор

Недельный тур с проживанием в гостинице у самой красивой горы Крыма - Южной Демерджи. Треккинги, авто-пешеходные экскурсии с осмотром красивейших мест горного Крыма, Долины приведений, каменного хаоса, водопадов, каменных грибов с посещением пещеры МАН и оборудованной Красной пещеры.

Задайте вопрос...
Напишите Ваш вопрос. Наши специалисты обязательно Вам ответят!