Путешествие по Боливии

Пограничный переход между аргентинским городом Ла Кияка и боливийским Виллазоном расположен прямо на мосту через пограничную реку Кияку. Границу здесь можно перейти и пешком. Боливия – формально страна визовая. Если обратиться в боливийское консульство, то визу можно оформить бесплатно. Но у нас принцип: во время кругосветки «Мир без виз» в посольства или консульства не заходить.

К счастью для нас, боливийскую визу можно получить и непосредственно на границе, это правила нашей кругосветки допускают. Правда, такая виза стоит 260 боливийских песо (примерно $52, но долларами заплатить нельзя), да и оформляют документы целый час – ручная работа. Но на что не пойдёшь ради принципа? Из-за волокиты с оформлением визы мы попали в Боливию уже в сумерках. Даже в наступающей темноте было заметно, что эта страна явно беднее, чем Аргентина. В Виллазоне на вокзале есть офисы сразу нескольких автобусных компаний. Цены примерно одинаковые.

Всего за 20 песо (около $4) мы уехали на ночном автобусе в город Потоси. В Аргентине такая поездка стоила бы раз в 10 дороже (правда, и уровень комфорта раза в три выше, но не в 10 же раз!). Фестиваль Святой Канделярии Рано утром мы были в Потоси на Автовокзале. Именно так – с большой буквы. Многие международные аэропорты по сравнению с этим чудом современного инженерного искусства – всего лишь грязные сараи. Такого огромного сверхсовременного автовокзала нет даже в соседней, значительно более развитой Аргентине. Однако, как только из автовокзала выходишь, сразу же понимаешь, что не в сказку попал.

Городские автобусы уже выглядят, как наши старые «Пазики», сильно потрёпанные временем и плохими дорогами. Потоси, расположенный на высоте 4067 м над уровнем моря, – один из самых высокогорных городов мира. Но построили его не из-за любви к разреженному воздуху. Просто именно здесь в XVI веке испанцы нашли огромное месторождение серебра. Они и создали первые серебряные рудники (попутно добывали олово и медь). Говорят, из серебра, добытого на этих рудниках, можно было бы построить мост отсюда до Испании.

А из костей горняков, погибших на тяжёлых и вредных работах, – чуть ли не до Луны. Но деньги текли рекой, и город быстро богател. В нём открылся и свой монетный двор, там чеканили серебряные монеты для всей Америки и для многих стран Европы. Всё было просто замечательно. И тут – бац! — падение мировых цен на серебро. Горняки переключились на добычу олова, но это уже не приносило таких огромных дивидендов. Расцвет закончился, и город стал никому не нужным горняцким посёлком. От периода былого великолепия остались помпезные здания, памятники и многочисленные церкви – их здесь аж 86!

Именно благодаря им город и был включён в список всемирного наследия ЮНЕСКО. Но церкви здесь не стали памятниками, в них попрежнему идут службы. У одной из церквей собралась большая толпа разукрашенных и разнаряженных людей. Тут же тусовались два духовых оркестра. Так начинался фестиваль в честь Святой Канделярии – Фиеста де ла Вирхен де Канделариа (Fiesta de la Virgen de Candelaria) – праздник в честь местной католической святой. Участники карнавала, не полагаясь исключительно на религиозный экстаз, методично накачивались пивом.

Начинали ещё на старте и продолжали пить во время шествия по центральным улицам, разбрасывая вокруг пустые пивные банки. И постепенно участники шествия танцевали всё веселее и зажигательнее. Мы же – даже без пива и танцев – были на грани обморока. Причина проста и банальна – у нас появились симптомы горной болезни: эйфория, головокружение, лихорадка, а также сонливость и почти бредовое состояние… Говорят, при горной болезни самое правильное – пройти период акклиматизации, дать организму время привыкнуть к высоте и недостатку кислорода.

Мы же поступили наоборот: поспешили на вечерний автобус в Уюни – город недалеко от знаменитого соляного озера, лежащего на высоте 3650 м. Паровозы, соль и кактусы Автобус пришёл в Уюни не утром, как нам бы хотелось, а посреди ночи. Было темно, холодно и промозгло. И тут же на нас набросилась толпа хелперов. Сопротивляться и хоть как-то разбираться, что к чему, не было ни желания, ни сил — горная болезнь не отпускала. Так мы стали лёгкой добычей хозяйки хостела «Тати Лаура». По дороге Лаура предложила нам ещё записаться на её 3-дневный джип-тур по соляной пустыни (за $75 с человека).

Мы сразу согласились. И вообще, наверное, в том состоянии согласились бы с любым предложением, даже не размышляя и не торгуясь. Уюни был основан в 1890 г. вместе с узловой ж.-д. станцией. Здесь сходились четыре линии: из Ла-Паса (через Оруро), Каламы (в Чили), Потоси и Виллазона (на аргентинской границе). Ж.-д. вокзал находится в самомсамом центре города. Из двух главных улиц одна проходит прямо вдоль полотна железной дороги и называется попросту «Железнодорожной». На ней в качестве памятников выставлены паровоз, вагон и дрезина. И вообще железного хлама в Уюни удивительно много.

Железную дорогу в Боливии строили для транспортировки минерального сырья к побережью Тихого океана. Вплоть до 1940-х годов движение было очень интенсивным. Но потом в горнодобывающей промышленности наступил кризис, и для перевозки руды уже не нужно было так много паровозов и вагонов, как раньше. Ненужную технику стали складировать прямо посреди пустыни. Так в 3 км от Уюни постепенно образовалось настоящее кладбище паровозов, вагонов и элементов железных конструкций. Именно с посещения этой местной достопримечательности и начинаются здесь все джип-туры.

Потом нас свозили на крупнейшее в мире соляное озеро. Вернее, это уже не озеро, а гигантская соляная пустыня, покрытая слоем соли от 2 до 8 м, на которой лишь кое-где встречаются лужи очень солёной воды. И прямо посреди озера торчит остров Ингахуаси, весь заросший кактусами, абсолютно весь. Тропинка начинается внизу у офиса национального парка (вход платный — 15 песо) и, петляя по склону холма, постепенно поднимается вверх к пещере и смотровой площадке на самой вершине холма. Ради одного вида отсюда стоило приехать в Боливию! Внизу под ногами – море кактусов высотой до 5 м, а вокруг – белая-белая пустыня, ограждённая вдалеке грядами гор с конусами вулканов.

На этом месте хочется оставаться подольше, никуда не спешить. Но на этот раз мы сами себе не предоставлены (как это обычно бывает в автостопном вояже): джип-тур идёт по заранее составленной программе, и снизу уже сигналят – торопят. За три дня мы должны успеть и на лагунах с фламинго побывать, и в горячих источниках отмокнуть (только в них и удалось согреться — очень уж в горах кажется холодно после жарких тропиков). Ехали быстро, но регулярно останавливались для ремонта машины – джип разваливался буквально на ходу. Очередной раз он сломался на территории сверхсекретной воинской части.

Мы поначалу вели себя подчёркнуто отстранённо – всё же воинская часть. Но постепенно между туристами и вояками наладился контакт. Туристы разбрелись по всей территории, фотографируя всё подряд. Военные не только этому не препятствовали, но и сами рвались выступить в качестве гидов, раскрывая все секреты обороны. На обратном пути в Уюни посреди пустыни встретили другой сломанный джип (видимо, они здесь частенько ломаются). Водитель и гид пытались починить машину, а туристы из Израиля их на чём свет костерили.

Они додумались заранее купить билеты на вечерний автобус из Уюни в Ла-Пас и из-за поломки на него опаздывали. Пришлось нам немного уплотниться — не бросать же коллег в беде. Мчались быстро – насколько это возможно по неасфальтированной дороге в пустыне, – но израильтяне всё равно были недовольны и ругали уже нашего, ни в чём не повинного шофёра. А зря. По расписанию, автобус в Ла-Пас, на который израильтяне купили билеты, отходит ровно в 20.00, мы же приехали к вокзалу только в 21.00. Но это же Боливия! Расслабьтесь, не надо спешить.

Автобус ещё никуда не ушёл, и даже не собирался трогаться в ближайшие полчаса. Революционный Стакан У автобуса – удивительный случай! – мы встретили Костю Кудряшова – земляка Олега Семичева из подмосковного Жуковского. Мир тесен! Поехали вместе – втроём на двух сидениях – в тесноте, но не в обиде. Наш новый знакомый, как выяснилось, общается с россиянами ещё реже, чем мы. Костя закончил исторический факультет МГУ. Во время учёбы он увлекался идеями национал-большевизма и был известен как Революционный Стакан (или коротко – Ревстакан).

Уже несколько лет он непрерывно путешествует по странам Азии и Южной Америки. Костя – настоящий профессиональный путешественник. В прямом смысле слова. Ведь на жизнь он зарабатывает исключительно статьями для российских туристских изданий. Гонораров как раз хватает и на путешествия, и на жизнь в дороге. Копакобана – место крещения автомобилей Мы приехали на автовокзал в Ла-Пасе в пять часов утра. И сразу же отправились… на кладбище. Именно оттуда идут автобусы в сторону озера Титикака, в Копакобану. Этот городок (не путать с одноимённым пляжем в Бразилии) – крупнейший паломнический центр страны.

Паломники со всей Южной Америки съезжаются в собор Богородицы Копакобаны, чтобы поклониться чудотворной иконе Смуглой Девы Озёрной. Молодожёны приезжают сюда венчаться, родители — крестить своих детей. И со всех концов страны в Копакобану тянутся автолюбители на своих железных конях. Парковка перед входом в собор постоянно забита людьми и машинами. Все авто, как на свадьбу, украшены цветными лентами и лепестками цветов. Между ними снуют священники – короткая молитва, опрыскивание машины святой водой, и процедура освещения закончена, можно переходить к следующему клиенту.

На место одного отъезжающего автомобиля уже спешит другой. И площадь перед входом в собор постоянно остаётся забитой автотранспортом, как какой-нибудь проспект в Москве (очевидно, в Боливии есть и не очень бедные люди). Остров Солнца – Исла-дель-Сол Титикака — самое высокогорное на земле озеро, на котором существует регулярная навигация. В Копакобане буквально на каждом шагу висят рекламы, призывающие покупать билеты на лодки, курсирующие к острову Солнца (Исла-дель-Сол) и обратно.

Владельцы лодок объединены в кооператив и заключили картельное соглашение, поэтому цена билета у них фиксированная — 10 песо (около $2). Условия тоже примерно одинаковые: деревянная посудина с двумя лодочными моторами, из которых только один в рабочем состоянии. Первое, что видишь по прибытии на остров — плакат «Вход на остров платный — 5 боливийских песо». И тут же толпу высаживающихся на берег туристов обступает ещё более плотная толпа хелперов. Они наперебой рвутся затащить новеньких именно в свой «самый лучший» или «самый дешёвый» хостел.

Но мы с Олегом быстро нашли место для палатки в маленькой эвкалиптовой роще на гребне. Правда, ночью налетел сильный ветер. Палатка кренилась и трещала по швам. Но деревья прикрыли нас от ветра и спасли. Дорог на острове нет в принципе, как нет и автомобильного транспорта. Перемещаться можно только пешком. В лучшем случае – верхом. Всё ценное и объёмное завозят на лодках – дома-то обычно расположены прямо на берегу. Во время прогулки по тропе, как на машине времени, переносишься в мир, где нет автомобилей и суеты, в мир истинной деревни.

Лишь иногда навстречу попадаются пешеходы, коровы или стада баранов. Крестьяне копаются на своих делянках, методично размахивая мотыгами. Вот так – руками и нехитрыми инструментом – они уже перекопали весь остров с самого низа, от кромки воды, до вершины проходящей по центру острова горной гряды. Тропа то поднимается наверх на гору, то спускается вниз к озеру. На дальних подступах к руинам города инков Чикана – у входа на полуостров в северо-западной части острова Солнца – очередной блок-пост. В дополнение к плате за посещение всего острова здесь собирают деньги ещё и за проход к руинам (просят 10 песо).

Как это обычно и бывает у инков, сами руины – всего лишь груды камней (причём видно, что сложенных не самими инками, а современными реставраторами), но место всегда замечательное с прекрасным видом. Вот и на краю острова Солнца руины всё ещё строятся – прямо при нас этим неспешно занимался какой-то местный рабочий. Но вид отсюда настолько завораживающий, что так и хочется там надолго остаться. К руинам мы пришли по восточному берегу, а назад в посёлок (название не важно – он там единственный) возвращались уже по западному. И на этой тропе тоже есть блок-посты.

Здесь деньги просят уже не за вход, а за выход с территории руин (те же 10 песо). А напоследок ещё один пост – на нём нужно заплатить по 5 песо за возвращение в посёлок. Видно, здесь страшная безработица, и людям нужно хоть чем-то заниматься. Хотя, наверное, значительно проще было бы продавать единый входной билет ещё в Копакобане одновременно с билетом на лодку. Ведь только оттуда и только на лодке туристы могут сюда попасть. Остров Солнца – одно из мест, в которых хочется задержаться дольше, чем планировал. Но нам всё же пора дальше в путь. 

Статья опубликована в газете «Вольный ветер», на нашем сайте публикуется с разрешения редакции. Сайт газеты http://veter.turizm.ru/ 

Боливия. На озере Уюни добывают соль

Боливия. Горячие источники около озера Уюни

Боливия. Памятник паровозу у вокзала в Уюни

Боливия. Церковь в Копакобане

Боливия. Руины города инков на берегу озера Титикака

Назад в раздел

Недельный тур в Адыгее

Проживание на турбазе. Однодневные пешие походы и автобусные экскурсии в сочетании с ком фортом (трекинг) в горном курорте Хаджох на Юге России. Туристы проживают на турбазе и посещают памятники природы: Водопады Руфабго, Аминовское ущелье, Мешоко, Лаго-Наки, Азишскую пещеру, Каньон реки Белой, Дольмен и другие красивые места.

Легендарная Тридцатка, маршрут

Через горы к морю с легким рюкзаком. Маршрут проходит через знаменитый Фишт – это один из самых грандиозных и значимых памятников природы России, самые близкие к Москве высокие горы. Туристы налегке проходят все ландшафтные и климатические зоны страны от предгорий до субтропиков, все ночёвки в стационарных приютах.

В край Крымских гор

Недельный тур с проживанием в гостинице у самой красивой горы Крыма - Южной Демерджи. Треккинги, авто-пешеходные экскурсии с осмотром красивейших мест горного Крыма, Долины приведений, каменного хаоса, водопадов, каменных грибов с посещением пещеры МАН и оборудованной Красной пещеры.

Задайте вопрос...
Напишите Ваш вопрос. Наши специалисты обязательно Вам ответят!