Путешествие в Эфиопию и Судан

Из Египта в Судан ехать по автодороге запрещено: египетские власти установили примерно 300-километровую погранзону на юге страны. Поэтому из южноегипетского города Асуан в Вади-Халфу, первую суданскую деревню, ходят раз в неделю пароходы по Нилу. Пароход везёт, помимо людей, разный груз: от гниющих помидоров до шикарных кроватей и кресел египетского производства. Проезд человека стоит $20, автостоп невозможен. На пароходе в Судан плыли также шестеро иностранных туристов – два японца, два австралийца и два европейца.

Одни хотели просто добраться до Хартума и вернуться в Египет ; другие же намеревались пройти трансафриканским маршрутом. Сейчас единственный реальный маршрут, пересекающий Африку с севера на юг, проходит через Египет , Судан и Эфиопию; путь по Западной Африке, чрезвычайно сложен и ненадёжен из-за гражданской войны в Конго . Так как паром из Египта в Судан ходит раз в неделю, все иностранцы, желающие пересечь Африку сверху вниз, скапливаются к этому парому. Обычно их от 5 до 10 человек; значит, всего на покорение Африки отправляется около 200 “буржуинов” в год.

“Буржуины” на нашем пароме первый раз были в Африке, и я на правах гуру стал поучать их, советовать, в какие страны лучше поехать и какие дороги выбрать. Они все мечтали, прибыв в Судан, сесть в Вади-Халфе на поезд и поехать в Хартум. Я отговорил их от этой скучной затеи. – Это же неинтересно! Два дня по пустыне в душном переполненном поезде, и потом приедите сразу в столицу. Езжайте по дорогам, на грузовиках! Это немного дольше, но вы увидите, как живут люди в суданских деревнях, увидите настоящую Африку – а иначе зачем вы сюда поехали? Вы что, поездов не видели? Иностранцы подумали и согласились с моим советом.

Позже мы с ними пересекались. Бедные буржуины! Ну и проклинали они, наверно, меня! Ведь всего несколько дней пути на грузовиках по пустыне (“настоящая Африка !”) способны измучать даже самого “экстремального” буржуйского туриста. Но только не российского! За последние 4 года Судан изменился. На юге страны началась добыча нефти; в казну потекли нефтяные деньги. Пограничная Вади-Халфа обзавелась новым зданием таможни (раньше вся таможня умещалась на старой барже, к которой и причаливал пароход); чиновников стало втрое больше, а процесс въезда и таможенного оформления – вдвое дольше.

В здании таможни появились даже менялы – раньше первые несколько дней по Судану нам приходилось ездить без денег, ибо никто тогда не знал, что такое доллар, сколько он стоит и как его менять. В столице (Хартуме) началось сооружение офисных небоскрёбов по 8-10 этажей, появились бутылированная вода, пепси-кола и соки в пакетах, даже началось производство мороженого, которого в предыдущие приезды нам обнаружить нигде в стране не удалось. Вокруг столицы началось сооружение асфальтовых дорог; в крупных городах появились на базарах китайские товары. Так что цивилизация наступает, но только в городах.

В деревнях по-прежнему нет электричества, люди гостеприимны и добры, как тысячу лет назад, и любой суданец, увидев пришельца, мечтает зазвать его к себе в гости и накормить. Питьевую воду берут из Нила, готовят еду на огне, не смотрят телевизор и не обсуждают плохие мировые новости. Муэдзины призывают на молитву, строители лепят дома из глины (прямо на ваших глазах), а несколько раз в неделю грузовики, останавливаясь, подбирают всех накопившихся пассажиров. В Хартуме самоходная женщина Нотка отделилась от нас. Она поехала в Южный Судан (туда, где уже 25 лет идёт гражданская война), мечтая добраться до города Джуба (местный аналог Грозного, только труднее попасть).

Оказалось, что автодорог туда нет, надо плыть по Нилу, вверх по течению, гидростопом. Нотка села на попутный пароход, но он шёл очень медленно: у парохода не было якоря, и каждый вечер он должен был садиться на мель, чтобы за ночь его не снесло обратно на север. А утром все пассажиры и капитан прыгали за борт и сталкивали пароход с мели. Ночью же плыть не могли, так как у парохода не было электричества. Через несколько дней он сломался, Нотка дождалась другого парохода и вскоре достигла г. Малакаль (на полпути до Джубы), где и была арестована за отсутствие регистрации.

Несколько дней она провела в тюрьме, затем её депортировали в Хартум (на самолёте с русскими лётчиками), где ещё несколько дней продержали, потом зарегистрировали и отпустили. Нотка поехала в Египет и улетела домой. О регистрации. При въезде в Судан каждому человеку ставят в паспорт штамп: “Регистрация в течение 3 дней”. Как и в России, иностранец в Судане должен зарегистрироваться (платно) по месту пребывания, а при желании куда-то поехать должен получить в местном КГБ пермит – разрешение на передвижение, и на новом месте вновь зарегистрироваться (уже в 24 часа). Это, мол, диктуется заботой об иностранцах: “Это для вашей же безопасности. Страна у нас большая, дороги плохие.

Если, упаси Аллах, вы где-то потеряетесь, а ваши родственники, друзья или ваше посольство будут вас разыскивать – где вас искать и спасать?” На постах автоинспекции в Судане порой проверяют регистрацию, но мы демонстрировали справку АВП, и это обычно проверяющих удовлетворяло. В прошлые годы нам удавалось избежать проблем. Но суданцы взяли пример с российских властей и теперь на выезде из Судана, в пограничной деревне Гуллабад, всех иностранцев, не прошедших регистрацию, “регистрируют” на выезде. Как и в России, иностранцу поимка без регистрации ($17)! Мы твёрдо сказали, что платить не будем, а если нас не выпустят, то останемся жить в Гуллабаде; лучше проедим указанную сумму, чем отдадим её ментам. После долгих разговоров нас отпустили с миром.

Теперь перед нами была Эфиопия - самая холодная страна Африки. В отличие от жаркого пустынного Судана, где днём было +45 грд. С в тени, здесь оказалось зелено, влажно, ветрено и прохладно, а по ночам даже холодно (+10 грд. С). Эфиопия - очень бедная страна. Бедность местных жителей происходит от их лени. "Лучше умереть от голода, чем от работы", - гласит эфиопская поговорка. Миллионы людей целыми днями ничего не делают, а увидев столь редкого иностранца, окружают его и следуют за ним, повторяя: "Ю! Дай мне 1 быр! Мистер! Дай мне 1 быр! Проклятый мистер! Дай мне мои деньги!"

Особенно много попрошаек в крупных городах, так что даже Индия по сравнению с Эфиопией кажется цивильной и богатой страной. Эфиопы, в отличие от суданцев, не зовут странников в гости и на ночлег, очень редко угощают их. Два исключения: водители и мусульмане. Водитель редкой машины, подобравший вас на дороге, обычно не хочет денег и будет рад покормить попутчиков; а мусульмане, представляющие здесь религиозное меньшинство, могут приютить вас в мечети, если, конечно, вы знаете мусульманские традиции и немного владеете арабским или амхарским языком, так как английского и тем более русского они, разумеется, не знают.

Мы провели в Эфиопии около двух недель; сделали на всякий случай йеменскую визу и направились на северо-восток страны, в города Харар, Жижигу и далее, на границу с Сомали. В Жижиге, в 70 км от границы, нам уже поставили выездные штампы, так как на самой границе никаких иммиграционных властей Эфиопии уже нет. Но в Сомали нас не пустили. На её территории в ходе гражданской войны образовались несколько никем не признанных суверенных государств: Сомалилэнд, Пунталэнд, Джуббалэнд и ещё с десяток. На представителей властей Сомалилэнда бумаги из посольства Сомали в Москве не действовали: мол, мы другое суверенное государство!

Визу на границе тоже выдавать не захотели (звонили в свою столицу, Харгейсу, чтобы это уточнить; эфиопов пускают свободно, а "белый мистер" - редкое неизученное явление!) - и отослали назад, в эфиопский город Дире-Дауа. Якобы там находится посольство Сомалилэнд (адрес неизвестен), получайте визу и приезжайте заново. Мы вернулись в Эфиопию, уже имея выездной штамп этой страны; нас легко пропустили. Поехали в Дире-Даву, но посольство непризнанной республики не нашли. Возможно, его и не было. Зато нашли посольство Джибути и быстро сделали визу Джибути, решили поехать туда. Из Аддис-Абебы в Дире-Даву и Джибути ведёт железная дорога, самая раздолбанная в мире.

Поезд состоит из товарных вагонов и одного пассажирского вагона с выбитыми 50 лет назад стёклами, без электричества; всё завалено мусором и какими-то мешками. В них везут в Джибути "чат" - листья наркотического дерева; это один из главных экспортов Эфиопии (второй после кофе). Проезд без билета запрещён; билетёра сопровождает тётка 2 х 2 метра с автоматом. Вообще в поезде много солдат - с автоматами, запасными патронными рожками и даже с гранатами на поясе! Людей едет много, как в пассажирском, так и в товарных вагонах. Средняя скорость 15 км/ч. На пограничной станции Давленне у всех пассажиров собрали паспорта. Вскоре нас высадили, поезд уехал, и мы оказались задержанными.

Причиной стали выездные штампы, ошибочно полученные нами в Жижиге. "По одноразовой визе нельзя выехать из страны дважды", - решили пограничники. Вместо того, чтобы избавиться от нас простейшим образом (отправить в соседнее Джибути, до него всего 5 км), пограничники, желая выслужиться, стали названивать начальству в Дире-Даву, Жижигу и Аддис-Абебу. Два дня прожили мы в Давленне; затем поезд пошёл обратно, и нас под конвоем отвезли в Дире-Даву. Оттуда другой солдат с автоматом сопровождал нас в Аддис-Абебу. Наши паспорта хранились в опечатанном пакете в заветном кармане у солдата. В столице нас посадили в тюрьму, где мы и провели ещё три дня и три ночи. Наконец через неделю после задержания удалось связаться с российским посольством, и с помощью консула нас условно - досрочно освободили.

Иммиграционные власти предъявили ультиматум: мы должны в течение 4-х суток покинуть Эфиопию на самолёте в Москву. Наши отобранные паспорта лежали в иммиграционном офисе в аэропорту, и нам их могли отдать только в обмен на авиабилеты до Москвы. Посольство РФ пыталось договориться с чиновниками и отправить нас не в Москву, а, например, в соседнюю страну Джибути, Йемен или Египет (визы этих стран у нас уже были) - безуспешно. Чиновники увидели в нас злодеев. Пришлось заказывать срочный денежный перевод (банкоматов в Эфиопии нет, но Western Union есть), и в пятницу 25 октября 2003 г. мы покинули Эфиопию и прилетели в холодную заснеженную Россию. 

Статья опубликована в газете «Вольный ветер», на нашем сайте публикуется с разрешения редакции. Сайт газеты http://veter.turizm.ru/ 

Судан. Село Акаша

Назад в раздел

Недельный тур в Адыгее

Проживание на турбазе. Однодневные пешие походы и автобусные экскурсии в сочетании с ком фортом (трекинг) в горном курорте Хаджох на Юге России. Туристы проживают на турбазе и посещают памятники природы: Водопады Руфабго, Аминовское ущелье, Мешоко, Лаго-Наки, Азишскую пещеру, Каньон реки Белой, Дольмен и другие красивые места.

Легендарная Тридцатка, маршрут

Через горы к морю с легким рюкзаком. Маршрут проходит через знаменитый Фишт – это один из самых грандиозных и значимых памятников природы России, самые близкие к Москве высокие горы. Туристы налегке проходят все ландшафтные и климатические зоны страны от предгорий до субтропиков, все ночёвки в стационарных приютах.

В край Крымских гор

Недельный тур с проживанием в гостинице у самой красивой горы Крыма - Южной Демерджи. Треккинги, авто-пешеходные экскурсии с осмотром красивейших мест горного Крыма, Долины приведений, каменного хаоса, водопадов, каменных грибов с посещением пещеры МАН и оборудованной Красной пещеры.

Задайте вопрос...
Напишите Ваш вопрос. Наши специалисты обязательно Вам ответят!