Южная Осетия

Республика Южная Осетия (РЮО) расположена на южных склонах центральной части Большого Кавказа, её площадь около 4 тыс. кв. км. До августа 2008 г. официально являлась частью Грузии, но после нападения последней 8 августа 2008 г. на РЮО провозгласила свою независимость, которую к настоящему времени признали Россия (26 августа 2008 г.), Абхазия, Никарагуа, Венесуэла, Науру, а также некоторые непризнанные государства.

Только два населённых пункта РЮО имеют статус города: столица Цхинвал и Квайса. 90% территории РЮО находится на высоте 1000 и более метров над уровнем моря. Рельеф горный. Высшая точка – гора Халаца (3938 м). Сейчас в РЮО прожи-вают около 50 тыс. человек (примерно половина – в Цхинвале). Большинство населения – осетины. Государственный язык – осетинский, официальные языки – грузинский, русский. Денежная единица – российский рубль. РЮО связана с Россией (с Северной Осетией) единственной автодорогой, проходящей через Рокский туннель длиной 3660 м, расположенный на высоте 2500 м.

Ж.-д. сообщение в РЮО прекратилось с возникновением первого грузино-осетинского конфликта в начале 1990-х гг. Аэропорты отсутствуют, но есть вертолёты. Недра Южной Осетии богаты месторождениями полезных ископаемых, значительны гидроресурсы (реки, озёра, многочисленные минеральные источники). О Южной Осетии. Дорога Никогда не думала, что пересечь государственную границу так легко: показали свои внутренние паспорта, по очереди поулыбались в узкое окошко российским пограничникам (с сопредельной стороны пограничников нет). – Цель визита? – Конечно же, туризм!

Южная Осетия - горы Южной Осетии

Возьмите в подарок нашу единственную в России газету для любителей путешествий! – Нет, не возьмём, подарки принимать не положено! Проезжайте! Так, шутя, мы – гл. редактор «ВВ» Сергей Минделевич (далее – СМ), я, наш 3-летний сын Миша и старший сын СМ Фёдор – за несколько минут пересекли госграницу и въехали в другое государство – Южную Осетию. От границы до столицы РЮО около 1,5 часов езды по хорошей асфальтированной дороге. Путешествуя по Кавказу, начинаешь, как это ни обидно, привыкать к восхитительным горным пейзажам. Вот и по Южной Осетии мы ехали, уже слегка утомлённые впечатлениями. Извилистые горные тропы, бурные реки, красивые мосты радовали глаз, но не удивляли.

Так мы и двигались в умиротворённом состоянии в Цхинвал, пока нам не начали попадаться навстречу бронетранспортёры и танки, а по обочинам – разрушенные сёла. «Это осетины в прошлом году пожгли пустые дома грузин в отместку за то, что те разбомбили Цхинвал», – рассказал водитель. «Почему пустые?» – «Из Грузии предупредили своих о том, что будет война, и они ушли. Им говорили, что на несколько дней, мол, Грузия быстро победит. А осетины, когда началась война, пытались вырваться в Россию. Эту дорогу называют «дорогой жизни», хотя многие нашли тут смерть». В невесёлых разговорах незаметно пролетело время. «Приехали, выгружаемся!» – объявил водитель, притормозив у полуразрушенного 2-этажного здания – Министерства по делам молодёжи, спорта и туризма. «А-а! Где поезд, где Москва, поехали обратно, хочу домой!» – расхныкался спросонья разочарованный Миша.

Пошла 3-я неделя нашего летнего отпуска, и ребёнок, уже побывавший на Селигере и в Северной Осетии, страстно мечтал скорее оказаться дома. Но впереди было ещё 10 дней отдыха… После того, как СМ обсудил с обворожительным министром Элеонорой Бедоевой условия нашего проживания и знакомства с РЮО, мы в сопровождении любезно выделенного нам сотрудника министерства Инала отправились осматривать достопримечательности. Цхинвал Справка «ВВ». Цхинвал (осет. «земля грабов») – город на р. Большая Лиахва, на высоте 870 м над уровнем моря. В августе 2008 г. город стал местом военных действий между грузинской и южноосетинской сторонами. Город серьёзно пострадал, множество зданий было разрушено.

В Цхинвале находились памятники зодчества – Кавтская церковь св. Георгия (VIII–IX вв.), Успения Пресвятой Богородицы (XIX в.), Святого Николая (XIX в.), Квирацховельская, Згудерская церковь св. Георгия. В ходе упомянутого военного конфликта часть из них была полностью разрушена, часть – серьёзно повреждена. Цхинвал меня поразил. В разгаре дня в городе стояла тишина, и в этой устрашающей тишине откуда-то из подсознания всплывала и наслаивалась на увиденные картины давняя песня Юрия Шевчука: «Мертвый город хоронит свои голоса, потерялись и бродят между стен небеса…» Старинная православная церковь (подавляющее большинство жителей Южной Осетии – христиане), мост через реку, плотина, памятники местным деятелям с надписями на осетинском языке позволяли ощутить всю мощь и величие древнего города.

И тем нелепее и непонятнее казались следы от пуль и снарядов на стенах зданий, разрушенные до основания административные и жилые дома, зияющие чёрные дыры вместо балконов и окон, сгоревшие автомобили, бесхозно стоящие на обочинах дорог. Возле одного дома в центре пробила асфальт и впечаталась в землю башня от танка как жуткое свидетельство происходивших здесь год назад событий. В разрушенном парке работали детские карусели. Цена смешная. «Садитесь, миленькие, я вас и так покатаю», – созывает всех на карусель бабуська. Но детей, желающих покататься, почему-то было не видно. Вместо привычных глазу московских реклам по всему городу большие щиты с надписями: «Пусть поклонится в пояс Осетия заслонившим собою её» и «08.08.08» на фоне горящего дома.

В эту счастливую дату, в день, когда молодые пары всего мира хотели зарегистрировать свои отношения, 8 августа 2008 г. в 12 часов ночи Грузия без предупреждения напала на Южную Осетию. Как рассказывали местные жители, русские военные-миротворцы осветили прожекторами своё здание на окраине Цхинвала, чтобы показать, кто там находится. После этого на здание обрушился шквальный огонь, оно было полностью разрушено. Потом начался обстрел города из танков, продолжавшийся 3 дня. Как нам рассказал Инал, уже успевший в свои 22 года повоевать, защищая родной город, и не раз видевший смерть, в Цхинвале не осталось НИ ОДНОГО не пострадавшего здания.

Три дня добровольцы сдерживали атаки прекрасно вооружённой и обученной грузинской армии, пока на помощь не подошли русские войска. Всего, как сообщил Инал, погибли 1,5 тысячи жителей (преимущественно женщины и дети) и российских военных. Для небольшого города с 20-ю тысячами жителей это очень много, почти в каждой семье есть погибшие. В РЮО совершенно удивительное отношение к русским – как к спасителям. Так, на окраине города, когда мы осматривали блиндажи и окопы, тянувшиеся на несколько километров, мы случайно встретились с группой цхинвальцев, которые выехали за город отметить чей-то день рождения. Узнав, что мы из Москвы, они не отпускали нас до тех пор, пока мы не съели все их угощения и не выпили всё вино.

Инал отвёз нас на возвышенность в окрестностях Цхинвала, откуда он виден, как на ладони. Тут в тени деревьев спряталась древнейшая, почитаемая местными жителями церковь. Здание её полуразрушено, но внутри есть лампадки, свечи и иконы. Можно прийти сюда и помолиться за мир, глядя с высоты на древний красивый город. Но как бы ни хорош был Цхинвал, как бы прекрасно ни относились к нам жители, мы рвались в горы. Тем более что, несмотря на благодушный приём, условия проживания не радовали. В Цхинвале 2 гостиницы, ни в одну из них нас по разным причинам не поселили. Намотав с десяток километров в поисках жилья, машина Инала наконец-то остановилась у частного дома. Хозяйка носила траур. По кому?

Спрашивать было неловко. Поселили нас на 2-м этаже в давно (судя по слою пыли) нежилых комнатах. Часть дома была разрушена, крыша из-за этого протекала, и на стенах комнаты образовалась плесень. Кроме того, комнаты являлись ещё и проходными. Было очень смешно, когда во время разгрузки рюкзаков или переодевания вдруг появлялся высокий статный мужчина, который молча и горделиво следовал в свою комнату, невозмутимо переступая через наши вещи. При этом Миша выдавал ему вслед что-нибудь типа: «Какой-то странный дядя здесь всё ходит и ходит.

Он не съест мою булочку?» На наше недовольство жильём Инал отреагировал философски: «А что вы хотите? Мы вас поселили в одно из лучших мест. После войны многие до сих пор вообще живут в палатках». И это была правда. Удивляло, как цхинвальцы выживают зимой, ведь центральное отопление в городе отсутствует… На следующий день Элеонора Бедоева выделила нам двух людей из своей команды – инструктора Зараду (с ней поехала и её знакомая) и проводника Гиа, дала нам автобус, необходимое снаряжение и продукты, и мы отправились к Кельскому плато. Горы Справка «ВВ».

Кельское вулканическое плато – зона потухших вулканов и вулканических озёр. Расположено на территории Грузии и Южной Осетии в верховьях реки Белая Арагви, с южной стороны Главного Кавказского хребта на высоте около 3000–3100 м над уровнем моря. С запада ограничено долиной, по которой проходит Транскавказская автомагистраль, с востока нагорье примыкает к Крестовому перевалу, через который пролегает Военно-Грузинская дорога. На севере находится Трусовское ущелье, отделяющее плато от Казбека. Потухшие вулканы: Харисар (3736 м), Шадилхох, Шархох, Непискало (3519 м), Нарванхох (3247 м).

В западной части плато расположено озеро Келистба, в центральной части – Арчвебистба (треугольное озеро), а в восточной – Келицад. На плато начинается множество рек, в том числе Ксани и Дескахирдон. Район хорошо подходит для проведения несложных горных походов. Из Цхинвала мы поехали назад, в сторону российской границы. Примерно на полдороге у с. Нижний Рук свернули с асфальта направо, переехали через довольно хлипкий мост и по грунтовке вдоль реки отправились вверх, периодически останавливаясь, чтобы набрать дров для костра (газовых баллонов у цхинвальцев не оказалось).

Дорога серпантином поднималась вверх порой под таким углом, что было совершенно не ясно, каким образом по ней может проехать автобус. Едем мимо леса, немногочисленных селений (последнее через 18 км от шоссе – Верхний Ерман), разрушенных осетинских башен (когдато здесь жили люди). Дорога заканчивается. По холмикам, покрытым густой травой, выезжаем на открытую террасу (высота около 2400 м). Небольшие отроги с двух сторон немного защищают от ветра, внизу – река Ерманедон, на другом берегу которой есть источник вкусного нарзана. Пейзаж украшают одинокая невесть откуда взявшаяся железная пружинная кровать и туалет без двери. Выгружаемся из автобуса, быстро ставим палатки, разводим костёр и перекусываем.

Погода явно портится, тихо накрапывавший дождик превращается в ливень. Автобус уезжает обратно в Цхинвал, а мы разбегаемся по трём палаткам. Через час палатка Фёдора не выдержала напора стихии и потекла по швам, он перебирается в нашу, но ненадолго. Минут через 10 он, не выдержав буйства младшего брата, вылезает из палатки под дождь: «Нет уж, лучше я мокнуть буду», – лукавит Фёдор, отправляясь в палатку к нашим проводникам. На следующее утро пока все, включая проводников, спали, СМ, вспомнив молодость и холостую жизнь, показывал чудеса кулинарии. Позавтракав и снарядившись, отправляемся вверх по ущелью. «4 часа вверх, 3 часа обратно», – отвечает Гиа на мой вопрос о расстоянии.

Я утепляю чадо, натягиваю на него резиновые сапожки, и беру станковый рюкзак, в котором уже не первый год в горах ношу ребёнка. Спускаемся вниз к реке. Первые несколько метров пытаюсь вести Мишу за руку. Но по густой высокой и мокрой траве, в которой могут быть и змеи, идти нелегко даже взрослому. Понимая, что «таким Макаром» мы дойдём ой как не скоро, сажаю сына в рюкзак. Переходим реку по клади, и дальше идём по левому орографически берегу, постепенно набирая высоту. Через полчаса трава заканчивается, делаем первый привал. С наслаждением спускаю Мишу с плеч. После привала выходим на старую тропинку, идти становится легче. Миша придумывает новую игру «Подними сапог».

Сидя на одном из родителей, ребёнок ловким движением ноги сбрасывает обувь и кричит: «Сапог упал!». Идущий следом родитель поднимает сапог и надевает снова Мише на ногу. По замыслу создателя игры, такое может повторяться бессчётное количество раз. Но мы поступили строго: после очередного предупреждения вытащили сына из рюкзака и заставили идти самостоятельно. Позже нам эта строгость вышла боком: ребёнок из-за страха вновь быть наказанным побоялся сказать о потерянном на самом деле сапоге. Пришлось возвращаться и искать его, хорошо, что не улетел в обрыв. Часа через два пути тропа раздваивается: налево пойдёшь – попадёшь на Кельское плато с лунным ландшафтом, красивыми озёрами и красными горными породами, направо – выйдешь к Кельскому озеру.

Оно, вроде, чуть ближе, и потому решили сегодня пойти направо. На другой стороне ущелья видны причудливые скалы, местные жители называют их «замок троллей». Подъём становится всё круче, тропинка начинает теряться меж камней. К тому же погода вновь портится. Последний привал у ручейка перед перевальным взлётом (до 30°). Ещё полчаса подъёма по тропе с 14 кг живого веса на спине, и мы на седловине перевала (н/к, 3200 м). Отсюда впереди открывается необыкновенной красоты вид на Кельское озеро (2900 м). Слева на террасе почти на уровне перевала видно ещё одно, но гораздо меньших размеров. Да, сюда стоило идти… Ветер усиливается, поэтому к озе- ру решили не спускаться.

Мы с СМ, Мишей и Фёдором отправились вниз, предупредив одну из наших спутниц, что будем ждать остальных у воды на месте последнего привала. Ждали более получаса. Есть очень хочется, но все продукты остались в рюкзаке у инструктора. Да и погода продолжает быстро портиться. Поэтому оставили на видном месте записку и отправились вниз. Пройдя минут 15, оглядываемся и замечаем три спускающиеся с перевала фигурки. Снова возвращаемся к ручью. (Когда ребята пришли, выяснилось, что они нас не поняли и ждали всех наверху). Жадно поглощаем продукты и практически бежим вниз к палаткам. К сожалению, на следующий день выход сорвался, весь день провели в мелких вылазках (к нарзану, башням, могильникам), сборах и в ожидании автобуса.

Он должен был приехать в 12 часов дня, но, по кавказской традиции, ни через час, ни через два его не было. Погода в очередной раз начала портиться, стал накрапывать дождик. Водитель (у которого, как оказалось, произошла поломка) приехал лишь в 16 часов и увидел такую картину: злые, голодные и замёрзшие москвичи пытались втроём укрыться одним спальником. Знать бы заранее, успели бы и на плато сходить… Утром 23 августа мы на такси уезжали из РЮО. Накануне вечером Элеонора Бедоева организовала для нас восхитительный ужин. Мы попробовали все лучшие вина и блюда осетинской кухни, наелись за те дни, когда иной раз оставались голодными.

По осетинской традиции Элеонора Христофоровна произносила красивые древние тосты, а я смотрела на неё и думала об удивительной маленькой Южной Осетии, в которой живут такие доброжелательные, гостеприимные, отзывчивые и отважные люди; об осетинских женщинах, в которых сочетаются бесстрашие, мудрость и покорность; об их детях, которым пришлось несколько дней провести в подвалах без еды и воды, в постоянном страхе смерти, рядом с ранеными и погибшими; о разрушенных домах, разбитых семьях и искалеченной психике оставшихся в живых людей.

На прощанье Элеонора Христофоровна подарила нам книгу воспоминаний очевидцев событий 2008 г., фотоальбом о той войне и красивые маленькие вазочки – символ счастья, долголетия и процветания. Надеемся, что к следующему нашему приезду в РЮО все разрушенные дома заново отстроят, экономика республики восстановится, а на каруселях в городском парке не будет свободных мест. Тем более что, к счастью для туристов, удивительная осетинская природа (леса, горы, реки, целебный климат) от политики не зависит.

Дополнение СМ. Когда-то, в советские времена, в Южной Осетии работали турбазы («Осетия» на 265 мест и «Джавская» на 304 места), а в посёлке Джава – молодёжный турцентр. Любители странствий со всей страны совершали в Южной Осетии немало увлекательных самодеятельных походов. Ведь там, как указано в «Энциклопедии туриста», возможны пешие походы от 1 до 5 к.с., лыжные – от 1 до 3 к.с., горные – 1–4 к.с., велосипедные – 1–2 к.с., автомобильные и мотоциклетные – 1–4 к.с. Сейчас в РЮО турбаз не существует, нет и российских туристов. Жаль! Ведь в республике спокойная обстановка, красоты природы никуда не делись, а нехоженых мест – уйма.

Попасть в Цхинвал из Владикавказа весьма несложно: можно эти 170 км проехать по красивой горной дороге на рейсовом автобусе (4 рейса в день) или на такси. Пересечение границы никаких трудностей не представляет, визы и загранпаспорта для этого не требуются. Но вот полагаться на местных организаторов туризма надо с осторожностью. Во-первых, никто из инструкторов не прошёл профессионального обучения в каких-либо туристских школах (ходили лишь с друзьями в горы) и грамотно организовать приём туристов или поход просто не умеет.

Во-вторых, надо учитывать местные (не только в РЮО, но и вообще на Кавказе) традиции, где задержка менее 2,5 часов опозданием не считается, а заниматься проблемами туристов (несмотря на предварительные переговоры по телфону или Интернету) начинают лишь тогда, когда те лично приедут на место отдыха. Поэтому советую рассчитывать только на свои силы и автономную деятельность. Тем не менее очень рекомендую посетить РЮО. Всего за год жители Цхинвала сумели убрать из города подбитую бронетехнику, битые кирпичи и др. Улицы чистые, есть даже немало цветников. Хотя я уже немало повидал за свою жизнь, но увиденное там – и природа, и мужество людей – поразительно, такое не забывается.

Статья опубликована в газете «Вольный ветер», на нашем сайте публикуется с разрешения редакции. Сайт газеты http://veter.turizm.ru/ 

Южная Осетия - Здесь было Министерство иностранных дел РЮО

Республика Южная Осетия, В здании на пригорке дислоцировались российские миротворцы

Южная Осетия, древнее поселение в верховьях р. Ерманедон

Туризм в Южной Осетии - налево – Кельское плато, направо – Кельский перевал

Назад в раздел

Новый год и Рождество в России

Новогодние и Рождественские туры в России. В Подмосковье, Владимир, Великий Новгород, Карелию, Кострому, Калининград, Казань, Крым, Муром, Галич, Мышкин, Орел, Псков, Рязань, Санкт-Петербург, Сахалин, Селигер, Смоленск, Суздаль, Углич, Ярославль, Пенза, Беларусь, Алтай, Байкал, Вологда, Галич, Калуга, Александров, Архангельск, Камчатку и в другие регионы.

Легендарная Тридцатка, маршрут

Через горы к морю с легким рюкзаком. Маршрут проходит через знаменитый Фишт – это один из самых грандиозных и значимых памятников природы России, самые близкие к Москве высокие горы. Туристы налегке проходят все ландшафтные и климатические зоны страны от предгорий до субтропиков, все ночёвки в стационарных приютах.

В край Крымских гор

Недельный тур с проживанием в гостинице у самой красивой горы Крыма - Южной Демерджи. Треккинги, авто-пешеходные экскурсии с осмотром красивейших мест горного Крыма, Долины приведений, каменного хаоса, водопадов, каменных грибов с посещением пещеры МАН и оборудованной Красной пещеры.

Задайте вопрос...
Напишите Ваш вопрос. Наши специалисты обязательно Вам ответят!