Монгольский Алтай

Древнейший индийский эпос «Махабхарата» рассказывает, что на севере, за Гималаями, когда-то бушевало море. На одном из его островов (по легенде, он назывался Белым) во время глобальной катастрофы укрылись избранные представители таинственной цивилизации. Там они овладели сокровенным знанием и основали Шамбалу – обитель мудрости, где земная жизнь может вступить в соприкосновение с высшим разумом небес.

Поисками таинственной земли давно занимались на Руси. Ещё в 1043 г. старец Сергий, вернувшийся, по его словам, из Шамбалы (Беловодья), сообщил, что только семь избранных человек в столетие могут достичь её, причём только шесть из них, обогащённые бесценными знаниями, вернутся обратно. Седьмой останется в Шамбале и станет бессмертным, ведь там есть источник вечной молодости, испив из которого, человек опять становится молодым.

Популярный сатирик Михаил Задорнов по телевизору убедительно доказывает, что именно от русского языка произошли остальные языки индоевропейской группы. Логично предположить, что на нём и изъяснялись древние мудрецы. Может, разгадку Шамбалы следует искать в русском языке? Попробуем провести эксперимент: подойдём на улице произвольно выбранного российского городка к обычному прохожему и спросим, где находится источник сокровенного знания?

Конечно, небольшая часть опрошенных покажет дорогу к школе или библиотеке, но подавляющее большинство ответит: «Иди ты на…» Прислушаемся к совету. Только где же находится это загадочное место? Если допустить, что на бескрайних просторах центрально-азиатского бассейна некогда было Гобийское море, то нынешние горы были островами, в том числе и самый высокогорный район Монголии массив Таван-Богдо-Ула на Монгольском Алтае. Название его переводится как «пять священных гор».

Почему эти пять гор считаются священными, никто вразумительно ответить не может, но мысль о связи этого названия с Шамбалой выглядит правдоподобно, тем более что русский философ Николай Рерих считал, что Шамбала находится на Алтае. На наших топокартах высшая точка массива Таван-Богдо-Ула (4374 м) со времён совместной советско-монгольской экспедиции 1970 г. носит гордое название Найрамдал, что по-монгольски означает «дружба».

Но Михаил Родионов, с которым мы поднимались на пик Боливар в Венесуэле, рассказывал, что лет 20 назад он был членом редколлегии национального атласа Монголии. Монгольские картографы, работавшие над атласом, название Найрамдал относили к вершине 4082 м, которая находится севернее – точно на стыке границ Китая, Монголии и России. А самую высокую из «священных гор» и высочайшую вершину Монголии они называли исконным монгольским названием Куйтэн (в переводе – «холодная гора»), с ударением на первом слоге.

Причём буква «К» пишется именно в русской транскрипции (из соображений цензуры), а в монгольском названии используется другая буква, я думаю, вы уже догадались, какая! (И именно туда посылают обычно приставучих прохожих – вероятно, за истинным знанием.) Так вот оно, место сокровенного знания и источник вечной молодости – нецензурная священная гора в Шамбале! И шесть будущих «просветлённых», навьючив на себя рюкзаки, двинулись в московский аэропорт «Домодедово», чтобы добыть миру сокровенное знание на просторах Монгольского Алтая.

Время путешествия в Монголию было выбрано не случайно: 1 августа здесь должно было произойти единственное в этом столетии полное солнечное затмение, кратковременный Конец Света. Именно на это время приходится и малый парад планет, когда 4 планеты Солнечной

системы выстраиваются в одну линию. Идеальное время для поиска пути в загадочную Шамбалу. И вот наша команда московских горных туристов и альпинистов высаживается в Барнауле и по длинному Чуйскому тракту добирается до автомобильного пограничного пункта в посёлке Ташанта.

Российские путеводители характеризуют его как край света. Но ради сокровенного знания мы готовы отправиться и за его край. Про неторопливую, очень мягко говоря, работу пограничных служб мы уже были наслышаны, но вот то, что российские пограничники забракуют загранпаспорта двоих участников (мой и Алины), было для нас сюрпризом. «Пузырёк воздуха на заламинированной фотографии является признаком подделки », – авторитетно заявил ограничник.

Наши возражения, что с этими «поддельными» паспортами мы уже пересекли около 50 границ, на него не действовали. Вызвали начальство, которое устроило нам небольшой допрос. Алина так разволновалась, что даже забыла место своего рождения, что ещё больше усилило подозрения. Только бумага от Федерации альпинизма России помогла преодолеть этот первый барьер, но нас предупредили, что с этими паспортами мы больше на этом пограничном пункте не пройдём. После границы дорога закончилась.

«В Монголии дорог нет, есть только направления », – говорят местные жители. Они ездят на лошадях или внедорожниках, причём российские «уазики» – самый популярный вид транспорта. Наш шофёр не говорил ни на одном из известных нам языков, как, впрочем, и большинство населения страны. Однако направление можно было показывать рукой, а для переговоров с монголами использовать блокнот и авторучку. Например, рисуешь лошадь, добавляешь цифру – требуемое количество лошадей – и выясняешь, сколько это стоит.

Обычно наша машина ехала до первой встречной юрты, где шофёр выяснял, как добраться до следующей юрты в нужном направлении. По дороге вода в радиаторе регулярно закипала, что совершенно не смущало водителя. Он просто останавливался, заливал в радиатор воду из первого встречного ручья и продолжал путь. Отдельный вопрос – заправка бензином. Иногда встречались бензоколонки, очень древние (для заливки топлива хозяину даже порой приходилось крутить ручку), но вот бензина на них обычно не было.

Когда мы долго ехали по безлюдной, безводной и безжизненной каменистой пустыне, непонятно было, что делать, если машина встанет. Всё же это страна с самой низкой плотностью населения в мире, с огромными районами, не затронутыми деятельностью человека. Но шофёр совершенно не волновался: рано или поздно он натыкался на юрту, подъезжал к ней и после непродолжительных переговоров сливал из бака обычно стоящей рядом машины немного бензина и невозмутимо продолжал путь. В первый день путешествия по Монголии мы добрались – уже в темноте – до озера Толбо. Как только вышли из машины, на нас обрушились полчища комаров.

Их было так много, что было трудно дышать. Мы спрятались в палатках, перебили в них комаров и легли спать. После пройденного экзамена на стойкость комары нас больше в Монголии не беспокоили. Для акклиматизации мы решили подняться на гору Сайр-улл (3900 м). Описания подъёма на неё мы ни в Интернете, ни в специальной литературе не нашли, так что пришлось делать первопрохождение. Подъехали на машине как можно ближе к горе и попытались организовать лагерь.

Очередным испытанием стал ураганный ветер. Впервые в моей практике мы не смогли поставить одну из палаток – ветер просто сломал стойку, и обитателям палатки пришлось располагаться на ночь в машине. Её всю ночь раскачивало, и мы боялись, что ветер перевернёт «уазик» на установленную за ним палатку со спящими людьми. Утром, перевалив через небольшой отрог, начали подъём по морене вдоль русла безымянной реки, которую можно назвать Скрытная, так как она почти не выходит на поверхность.

Поднимались по правому склону длинного ущелья по травяным полочкам и осыпям. В верхнем цирке мы перешли на левый склон и, обойдя сильно разрушенные скалы, вышли на перевал (3164 м, N 48°24,663’, E 090°33,417’, два часа от лагеря), который ведёт из ущелья реки Скрытная в ущелье реки, которую мы условно назвали Сайр, так как она протекает вдоль склонов одноимённой горы. Полюбовались ледниками горы Сайр-улл и наметили путь штурма. Сперевала, почти не теряя высоты, траверсом выходим на седловину соседнего перевала справа по ходу (3207 м, N 48°24,096’, E 090°32,871’), который соединяет долину реки Сайр с долиной реки, текущей на запад, в направлении озера Толбо.

После безрезультатных поисков записки в туре направляемся к расположенной рядом с ледником морене. Поднимаемся по ней на высоту 3700 м, дальше путь идёт через ледовый горб (35°, одна верёвка «перил», «кошки »). После этого логично идти по гребню в направлении скального жандарма. Вершина с перевала не видна, поэтому то, что мы считали высшей точкой, оказалось лишь этапом пути. Народ ещё не акклиматизирован, идёт не спеша и немного подустал. На вершину поднимается только наш к. м. с. по альпинизму Николай.

Однако для общей акклиматизации и факта первопрохождения Сайр-улл по западному гребню (2А к.с., 3900 м, 6 часов от перевала) этого вполне достаточно. Вечером гостеприимные местные жители пригласили нас ночевать в юрту. Внутри очень культурно: на земле постелены ковры, в центре стоит железная печка, которую топят кизяком, на самом почётном месте – работающий телевизор. У хозяев есть солнечная батарея и спутниковая антенна. По телевизору идут российские сериалы в переводе на монгольский язык. Очень необычно смотреть в юрте на краю света любовные переживания российских героинь.

Ощущение, что это из жизни на другой планете, настолько происходящее не стыкуется с окружающей действительностью. Хозяйка налила нам монгольский чай (с солью и ячьим молоком) и приготовила бешбармак. Языковой барьер не мешал общению, мы фотографировали детей, шутили и рассматривали друг друга. Затем расстелили спальники и легли спать. От денег хозяева категорически отказались, но мы оставили им часть привезённых из России продуктов, так что все остались довольны. Наступил день затмения.

Ещё раз проверили по карте расчёты, убедились, что попадаем в нужную зону, закоптили на свечке стёкла, прикрутили к видеокамере скотчем две пары альпинистских очков, установили штатив и стали ждать. Солнце медленно превращалось в полумесяц, иногда его закрывали небольшие облачка, и появлялась возможность фотографировать и рассматривать его без затемняющих фильтров. Стало темнеть. Облачка разбежались,Луна полностью закрыла солнечный диск, и наступила ночь. На небе остался лишь чёрный диск, вокруг которого сияло солнечное гало.

Стали видны звёзды, а четыре из них – Меркурий, Венера, Сатурн и Юпитер – как и было обещано, выстроились в одну линию: наступил малый парад планет. Всё стихло. Природа как бы замерла в ожидании чего-то нехорошего. Вдруг резко задул сильный ветер. Подумалось, что сейчас отовсюду полезет разная нечисть. Действительно, полный Конец Света. Но вот первый луч солнца вырывается из-за края чёрного диска, и атмосфера сразу разряжается. Одна наша видеокамера была направлена прямо на Солнце, вторая фиксировала стремительное погружение в ночь белоснежной вершины.

Что оказалось снято на ней, осталось загадкой. В дело вмешались стражи Шамбалы. Они приняли облик пьяных пастухов, появившихся перед нами поздно вечером, когда наша машина после изнурительного переезда добралась до границ национального парка у подножия пяти священных гор. Мы объяснили «джигитам», что у нас нет спиртного, получили от них обещание пригнать утром лошадей для заброски грузов в базовый лагерь и сели ужинать, спрятавшись от ветра в машине.

Пастухи ускакали, а после ужина мы обнаружили, что кто-то в темноте залез в крайнюю палатку и украл видеокамеру со съёмкой затмения, заодно прихватив мобильный телефон и совершенно необходимую для восхождения верёвку. Больше мы этих «джигитов» не видели. Хорошо, что хоть документы и деньги не пропали. Рядом стоит большая группа туристов из Франции. Иду обсудить с их гидом возникшие у нас проблемы. К счастью, монгол говорит поанглийски и даже немного по-русски: «Николай Носов? Писатель?!» Я просто потрясён.

Вот он, миг всемирной славы. Даже в самых глухих районах Монголии знают постоянного автора «ВВ»! «А какую мою книгу Вы читали: «Дорогу на Килиманджаро» или «Затерянные миры»?» – интересуюсь у просвещённого монгола. «Незнайку», – лаконично отвечает он… Французы путешествуют (только до ледника и обратно) с комфортом: у них масса проводников, поваров, всяких вещей. Пока монголы суетятся, навьючивая многочисленные тюки на верблюдов, французы лениво смотрят по сторонам и ждут старта. «Это ужасная страна, – доверительно жалуется мне француженка. – Нет врачей и больниц.

А у меня болит голова». С медициной тут действительно туго, но и сама могла бы знать, куда едет. Да и спасательный вертолёт сюда не прилетит, а это уже серьёзней: горы есть горы, от неожиданностей никто не застрахован. «А где ваш гид?» – француженка с подозрением смотрит на меня. – «Да мы пока идём одни». – «А кто же вам готовит еду?!» – потрясённо спрашивает туристка. Только что ощущал себя всемирно известным писателем, и вот уже в глазах мировой общественности низложен до статуса азиатского бомжа… Без верёвки наши шансы на успех приблизились к нулю.

Но мы не пали духом и продолжили движение, поднявшись на следующий день в базовый лагерь, расположенный в кармане морены ледника Потанина. Лагерь – три юрты, в которых живут метеорологи, и несколькопалаток. Все наши попытки одолжить или купить верёвку оказались безрезультатными. Осталась одна надежда на ушедшую на восхождение монгольскую альпинистку Гангаму, у которой верёвка была. «Она сумасшедшая, – категорично заявил метеоролог Женя, который немного говорил по-русски, так как в молодости работал с нашими на шахте. – Но альпинист хороший.

Три года назад она стояла на вершине Эвереста. Всего шесть монголов могут похвастаться этим». Работа у Жени проста: японцы поставили приборы на леднике, а Женя должен за ними присматривать и снимать данные. Свободного времени много, и метеорологи скучают. Нашему визиту были рады, напоили чаем и предоставили для ночлега юрту. Ждём Гангаму. Без верёвки по закрытому леднику со многими трещинами не добраться даже до верхнего лагеря. Про Куйтэн и говорить нечего: ощетинился бастионами многоснежных карнизов, даже подойти страшно.

А пока решили совершить восхождение на технически самую простую из пяти священных гор – на Мальчин (4090 м, 1А к.т.). Утром за час подошли по морене левого борта ледника Потанина к подножию вершины, затем за три часа по скальному гребню достигли её высшей точки. Подъём проходит прямо по границе России и Монголии, а внизу, на священном плато Укок, даже видна наша погранзастава. Во время восхождения пару раз на снег всё же вышли, но в принципе «кошки» не нужны, в крайнем случае, можно пройти по скалам.

В Монголии принято почитать духов гор. Достигнув перевала или вершины, путник должен поблагодарить духов, прочитав молитву и поочерёдно бросив через плечо в направлении четырёх сторон света какое-нибудь подношение, например, кусочки хлеба. Также хорошо положить в честь духов камень в тур, который здесь называют обо. На вершине Мальчина обо большое, видимо, гора пользуется популярностью. В кучу камней воткнута толстая палка. Эта композиция символизирует родовую гору, на которой растёт Мировое дерево, соединяющее три сферы Вселенной. (Крона Мирового дерева находится в Верхнем мире, корни – в Нижнем, а ствол – в Среднем, где живут люди, звери и птицы.

Шаманы, отправляясь к духам, поднимаются по Мировому дереву в Верхний мир или спускаются в Нижний.) Вокруг палки обвязаны полоски материи, через которые можно общаться с духами. Мы, правда, всех этих тонкостей не учитываем, принимаем обо за обычный тур и пытаемся найти в нём записку предыдущих восходителей. Впрочем, духи гор при помощи пронизывающего холодного ветра ненавязчиво подсказывают, что мы ошибаемся и лучше здесь не задерживаться. На вершине отмечаем праздник: сегодня у Анатолия и Галины серебряная свадьба. Так что гора – наш маленький подарок юбилярам.

Заодно изучаем пути возможного подъёма на Куйтэн, с вершины Мальчина этот пик не выглядит таким уж неприступным. Вечером встречаем знаменитую Гангаму. Мужественное обветренное лицо; позвонок волка, вплетённый в шнуровку горного ботинка – старый, проверенный талисман; пара пристёгнутых к рюкзаку ледорубов. Крепкая спортивная женщина лет 35-ти, настоящий профессионал. Хоть она и считает себя представителем советской школы альпинизма и поимённо знает всех выдающихся горовосходителей России, но по-русски почти не говорит, однако может объясняться на английском.

Мать Ганга (так переводится её имя) сильно устала, но готова нам помочь, если погода будет хорошая. Да и верёвка у неё есть. На следующий день по уже изученному пути поднимаемся под пик Мальчин, связываемся, надеваем «кошки» и отправляемся на полный трещин ледник Потанина. Сначала пересекаем его, подойдя почти вплотную к склонам Куйтэна, затем уходим к центру и поднимаемся на обширное ледовое плато, которое на наших картах названо урочищем Найрамдал. Погода отличная: безветренно, солнечно. Разбиваем лагерь, растягивая палатки на ледобурах, пытаемся подсушить вещи.

Гангама настоятельно рекомендует не отходить далеко от палаток: вокруг полно трещин. Просыпаемся в 4 утра, ещё в темноте. Всё идет по плану: сегодня, 08.08.08, день моего рождения и день открытия Олимпийских Игр в Китае. Надеваем обвязки и двумя связками отправляемся вверх. Восхождение на Куйтэн происходит по снежно-ледовому склону, отдельные участки которого не сложнее 2Б к.т., а в целом оно оценивается в 3А к.т. Маршрут можно разбить на три этапа.

Первый довольно простой: подъём в связках (закрытые трещины) по снежному склону крутизной до 30°, затем надо уйти влево по ходу к восточному гребню, впрочем, не подходя слишком близко к краю (карнизы!). Второй этап самый сложный: лёд до 45° требует перильной страховки. На третьем этапе снежный склон выполаживается до 30°, мы пересекаем по нему границу Китая (привет Олимпиаде в Пекине!) и по узкому гребню поднимаемся на высшую точку Монголии (4374 м, 3А к.т., 4 часа от верхнего лагеря), к воткнутому в снег национальному флагу.

Вот он какой – Белый остров! Девственно чистые, никем не потревоженные снежные склоны гор, пронзительно синее небо, слепящее горное солнце. Мы словно поднялись в капитанскую рубку корабля, несущегося сквозь застывшие белые волны гор бушующего Молочного моря. Победа! Краткий миг такого редкого абсолютного счастья. Мы добились цели!

Всё было не зря: и изматывающее монгольское бездорожье, и пролитый пот, и хроническая усталость, и впавшие животы. Шесть «просветлённых» стоят, обнявшись, на вершине нецензурного пика. Свет истины нежно пробивается в их загрубевшие души: туризм, приключения, путешествия – вот настоящий источник вечной молодости! И этим сокровенным знанием они теперь могут поделиться со всем человечеством! 

Статья опубликована в газете «Вольный ветер», на нашем сайте публикуется с разрешения редакции. Сайт газеты http://veter.turizm.ru/ 

рисунок_6.jpg

Монгольский Алтай

Назад в раздел

Новый год и Рождество в России

Новогодние и Рождественские туры в России. В Подмосковье, Владимир, Великий Новгород, Карелию, Кострому, Калининград, Казань, Крым, Муром, Галич, Мышкин, Орел, Псков, Рязань, Санкт-Петербург, Сахалин, Селигер, Смоленск, Суздаль, Углич, Ярославль, Пенза, Беларусь, Алтай, Байкал, Вологда, Галич, Калуга, Александров, Архангельск, Камчатку и в другие регионы.

Легендарная Тридцатка, маршрут

Через горы к морю с легким рюкзаком. Маршрут проходит через знаменитый Фишт – это один из самых грандиозных и значимых памятников природы России, самые близкие к Москве высокие горы. Туристы налегке проходят все ландшафтные и климатические зоны страны от предгорий до субтропиков, все ночёвки в стационарных приютах.

В край Крымских гор

Недельный тур с проживанием в гостинице у самой красивой горы Крыма - Южной Демерджи. Треккинги, авто-пешеходные экскурсии с осмотром красивейших мест горного Крыма, Долины приведений, каменного хаоса, водопадов, каменных грибов с посещением пещеры МАН и оборудованной Красной пещеры.

Задайте вопрос...
Напишите Ваш вопрос. Наши специалисты обязательно Вам ответят!