Путешествие по Прибайкалью

Рано утром за нами приехал заказанный «уазик». На Ольхоне такие машины называют «таблетками» (из начально они были санитарными, а потом их приспособили для перевозки туристов). Выезжаем в с. Хужир. Дорога идёт по берегу Нюрганской губы. Украшением этих мест являются песчаные дюны. Из путеводителя мы узнали, что временами они способны издавать какието звуки. Но день был безветренным, и дюны «молчали». 

Зато на песчаных холмах росли сосны самой причудливой формы, некоторые — чуть ли не завязанные в узел. Такую форму они приобрели под действием самого сильного байкальского ветра сарма. Он назван по имени речки, из долины которой вырывается. Мы сделали остановку возле одинокого дома с позеленевшей крышей. Шофёр рассказал, что в 70е годы здесь был рыбацкий посёлок Песчанка (или Песчаная) из 20 домов. 

В один прекрасный день сарма, как волк в сказке «Три поросёнка», сдул весь посёлок. Гуляя по окрестным дюнам, я находил кирпичи от печных труб, улетевшие от домов метров на 200! Переезжаем через небольшой отрог, которым заканчивается Нюрганская губа («нюрган» побурятски — спина, хребет). Минуем деревни Халгай и Харанцы. Последняя названа по имени скалистого мыса, который раньше служил наблюдательным пунктом («харанса» — смотровой). 

В Хужире высадились у начала пляжа, тянущегося на 3 км от мыса Бурхан в сторону пос. Харанцы. На пляже стоят десятки палаток: иркутяне проводят здесь отпуска. Мы разбиваем лагерь и уходим осматривать окрестности. Вначале отправляемся на мыс Бурхан (на некоторых картах обозначен как «мыс Скала Шаманка»). У бурят он считается сакральным (священным, обрядовым) местом. На его вершине в расщелину вбита палка, на которую намотано множество ленточек. 

Мыс очень живописен и является своеобразной визитной карточкой Байкала: без его изображения не обходится ни один фотоальбом. Хужир называют столицей Ольхона. Село было образовано в 1939 г. Центральная улица Им. 19го Партсъезда приводит нас на Маломорский рыбзавод. Глядя на допотопное оборудование и рыболовецкие боты, ржавеющие на берегу, диву даёшься, как можно было уничтожить процветавший когда то промысел. 

Ведь завод был построен в уникальном месте — на берегу Малого моря, где омуля немерено. Однако и в наши дни бригада из пяти рыбаков обычно вылавливает в месяц около 5 тонн омуля и сдаёт его по 17 р. за 1 кг. Получается, что каждый должен зарабатывать около 17000 р. После рыбзавода осмотрели школьный музей. Здесь мне запомнилась воспетая омулёвая бочка. Я даже не представлял, что бывает такая большая тара для засолки. 

Говорят, раньше в ней помещалось 500 омулей, сейчас — несколько тысяч. Измельчал! Постоянное электричество в Хужире отсутствует со времён перестройки. Местные мужики распилили столбы на дрова, а провода сдали на лом. Сейчас в селе работает дизельная уста новка, прозванная в народе «балалайкой» за издаваемый шум. Свет горит только в половине до мов посёлка с 20.00 до полу ночи. Богатые хужирцы, занимающиеся рыбным браконьерством, обычно имеют свои японские генераторы.  

Утром договорились с капитаном катера, что он забросит нас в район бухты Песчаная. Для экономии денег берём на борт ещё трёх французов. Когда катер проходил мимо обрывистых берегов острова Замогой и Шибетского мыса, капитан рассказал историю их на званий. По преданию, в XVII—XVIII вв. предки ольхонских бурят перекочевывали через Малое море с Эхирита. Путь (он побурят ски называется «зам») проходил по льду мимо острова, ставшего Замогоем. 

В районе мыса Шибетский в VIII веке стояло тюркское племя курыкан. На мысах они построили оборонительные стены, которые потюркски называются «шибе». На Шибетском мысу и ныне встречаются древние места жертвоприношений. Недавно капитан подвозил археологов, которые на берегу залива Мухур изучали могильники древних хуннов. Их мощная армия завоевала огромную территорию, северная граница которой проходила по западному берегу Байкала. 

Только непроходимая тайга за озером смогла остановить нашествие. За Ольхонскими воротами выходим в Байкал. В заливе Ая наблюдали за необычными действиями судна «Зайсан». Оно упёрлось носом в обрывистый берег, а винты работали во всю мощь. Таким образом команда поднимала со дна ил, который привлекал голодного омуля для иностранных клиентов, стоящих вдоль борта с удочками. Вечером мы пришли к Песчаной бухте.

 Капитан отговорил нас здесь останавливаться (на двух турбазах слишком людно), и мы высадились в бухте Сенная, где находится кордон Прибайкальского нацпарка. Ставим палатки в чистом сосновом лесу и идём знакомиться с лесником Виктором. Экскурсия в бухту Песчаная. Хорошая тропа обходит поверху обрывы береговой линии. Мы любовались выплывающими из тумана скалами, поросшими великолепными сосна ми. Пейзаж напоминал китайские рисунки тушью. 

За примечательной скалой Дед вышли в бухту Бабушка. Её и Песчаную разделяет высокая скала, возвышающаяся над озером на 80 м. Туристы прозвали её Большой Колокольней (в конце Песчаной стоит Малая Колокольня). Мы сошли с тропы и сквозь густой кустарник подошли к подножию Большой Колокольни. В верхней части скалы виднеются остатки металлической лестницы. В советские времена на вершине размещался автоматический маяк, работающий на ацетилене. 

А ещё раньше здесь по ночам горели керосиновые фонари. Сейчас лестница находится в аварийном состоянии. Я много лет мечтал попасть в Песчаную бухту и посмотреть на ходульные деревья (ветер выдул изпод них почву, и они как бы стоят на корнях). К сожалению, сейчас от знаменитой рощи осталось всего три лиственницы. Жизнь в Песчаной бухте била ключом: отдыхающие двух турбаз купались, ели шашлыки, пили пиво и загорали. Мы дошли до Малой Колокольни. 

Со стороны материка перед ней стоят несколько скал, одна из них похожа на громадный валун, до половины закопанный в песок. За Малой Колокольней входим в сосновый лес, в нём через каждые 50 м попадаются палатки туристов. По лесу прошли около 5 км до небольшого каменного острова. Это Бакланий камень (раньше здесь была колония больших бакланов). От него повернули назад и через 3 часа вернулись в лагерь. 9 июЛя. С утра был сильный ветер, штормило. 

Несколько катеров укрылись в бухте Сенной. А у нас запланирована прогулка на заброшенный карьер Харгино, где добывался кварцевый песок. Тропа начинается от избы дяди Вити и идёт по сосновому лесу до небольшой соседней пади Сухая. Перед падью ответвляет  ся тропка, ведущая на вершину Золотого утёса. После пади тропа раздваивается: основная удаляется от Байкала и исчезает в лесу, обходя поверху большой утёс. Ею мы воспользуемся на обратном пути, а в Харгино отправились вдоль берега. 

В конце бухты лежит глыба с полигонометрическим знаком № 5480. Такой знак используется для точной привязки к местности. Глыба, видимо, отвалилась от утёса. Начинаем карабкаться по тропе. Похоже, в этом году здесь ещё никто не ходил. На середине подъёма миновали скалу, по форме напоминающую сфинкса. Много чабреца. Мы поднялись на 160 м над уровнем Байкала. 

Поразительная чистота воздуха позволяет любоваться Ольхоном, до которого не менее 110 км! На спуске собираем маслята. Рядом с тропой растёт байкальский шлемник, эндемик. Его синие цветки и в самом деле напоминают шлемы гладиаторов. Выходим в падь Харгино (от слова «харга» — песчаная отмель, коса). Здесь, в устье ручья, стоит одинокий домик лесника. Это всё, что осталось от посёлка, переселённого властями в начале 50х, в эпоху укрупнения сёл. 

Проходим мимо кордона и углубляемся в лес по разбитой дороге. Остановились рядом с любопытными развалинами. Изба была построена, видимо, для сохранения тепла по принципу матрёшки: сначала внутренний сруб, а затем внешний. Рядом с ней протекает ручей Харгинка, на берегу которого кучей лежат ржавые лотки. Послезакрытия карьера никто не забрал оборудование. Вот лиственница, к которой неизвестный старатель лет 50 назад прислонил свой лоток, и теперь дерево вросло в него. 

На крутых участках поперёк дороги лежат брёвна лиственниц. Это остатки рельсового пути, связывавшего карьер с бухтой Харгино. В 2,5 км от берега на развилке видим указатель «Карьер». Сворачиваем на право и идём ещё час. Подъём от Байкала до карьера — 300 м по вертикали. Карьер впечатляет. Представьте себе на вершине горы яму около 1 км в диаметре. Везде в беспорядке валяются ржавые тачки, вагонетки, стоят бараки с заваленными стенами. 

Весь карьер зарос соснами и берёзами. Пейзаж мрачный. Здесь напрочь за бываешь, что всего в 15 км в бухте Песчаной есть пляж, музыка и пиво. Карьер возник в XVIII веке, сырьё поставляли на стекольный завод в Тальцы (сейчас в них музей деревянного зодчества). В долинах рек около бухты добывали ещё и золото. Здесь до сих пор встречаются дореволюционные шурфы и холмы гравия, намытые позже более современными способами. 

В 6 км вверх по речке Б. Котинка сохранилась заброшенная драга. К 10 вечера возвращаемся в лагерь. Наши рыбаки приготовили у дяди Вити для нас баню. 10 июЛя. Утром в Сенную пришёл рейсовый корабль «Баргузин» (билет до Листвянкистоит 350 р.). Он приходит в бухту 3 раза в неделю, у капитана свой маленький бизнес: он привозит дяде Вите пиво на продажу, а лесник взамен отгружает вяленого омуля. 

На «Баргузине» перебираемся в порт Байкал, ужинаем на уютной и дешёвой (по сравнению с теми, что в Листвянке) базе «Надежда». 11 июЛя. От порта Байкал начинается знаменитая Кругобайкальская железная дорога. Она была построена за 2,5 года до русскояпонской войны и считалась самым сложным (и дорогим) участком Транссибирского пути. В 1957 г. изза постройки ГЭС на Ангаре вблизи Иркутска ж.д. участок Иркутск — порт Байкал оказался в зоне затопления. 

Предвидя это, заранее, в 1949 г. через Андриановский хребет провели линию Иркутск — Култук. А невостребованный участок порт Байкал — Култук, прозванный туристами «Кругобайкалкой», превратился в уникальный памятник русского инженерного зодчества. Мы садимся в экзотический поезд «Матаня», который несколько раз в неделю курсирует по Кругобайкалке из порта Байкал в Слюдянку. Грузимся в один из двух плацкартных вагонов и через 2 часа выходим на станции Половинная. 

Перед ней находится самый длинный тоннель Половинный (779 м). Название его происходит от имени реки, устье которой делит на две равные части расстояние между станцией Култук и истоком Ангары. Включаем налобные фонари ки и входим в «подземелье». Холодно. Под ногами — всякий хлам. В середине тоннеля с не больших сталактитов капает. Здесь близко грунтовые воды. Разработчикам пришлось во всю длину тоннеля прокладывать дренажный канал. 

По карте в 2 км западнее станции Половинная и одноимённого тоннеля на высоте 757 м расположена триангуляционная вышка. Отходим от станции 300 м и без тропы начинаем поднимать ся по склону. Через час в густых зарослях ольхи обнаруживаем геодезический знак № 2152, над которым возвышается небольшая триангуляционная вышка. 12 июЛя. От 109го километрового столба начинаем двухдневный переход по самому интересному участку Кругобайкалки. 

Первый тоннель на нашем пути — Чайкинский (31 м), самыйкороткий на Кругобайкалке. Рядом с ним увидели тётку, которая везла с сенокоса стог сена на дрезине! 114й км. Проходим Асламовский тоннель (88 м), пробитый через одноимённый мыс. Вдоль «железки» растёт лес без листьев. Всё сожрал ненасытный шелкопряд, который появился на Байкале после постройки плотины Иркутской ГЭС: уровень воды в озере поднялся на 1 м, от чего на громадной территории заметно изменился климат, который, видимо, теперь больше подходит для шелкопряда. 119й км. Большой (по местным меркам) разъезд Маритуй. 

Между рельсами ходят без заботные козы. Перед станцией тормозит «Матаня». Машинист высовывается из окошка и кроет почём зря флегматичных коз. Проглотив травку, скотина неторопливо освобождает путь. Я начинаю понимать, что название этого паровозика происходит не от слова «мотаться», а от слова «мать». И ещё одна важная встреча произошла у нас в Маритуе. В последнее время нашим рыбакам изменила удача. Что они только ни придумывали, чтобы обхитрить рыбу, но тщетно. 

А тут мы встречаем мальчика лет 5 с удочкой. После разговора с ним стало понятно: червей надо брать не в земле по берегам, а в выгребных ямах посёлков. 122й км. Сперва осматриваем заросший тоннель № 18 (75 м), не действующий уже почти 100 лет. В начале его эксплуатации выяснилось, что после сильных дождей сооружение стало деформироваться. Поэтому в 1911—1913 гг. параллельно пробили тоннель № 18 бис (636 м), а № 18 закрыли. За тоннелем мы увидели лилию саранку с огромными цветками. 

Я вспомнил, что это растение является у народов Центральной Азии древнейшим продуктом питания. В пищу употребляется овальный белый клубень. Поднимаемся вдоль крутого ручья Киркирей (назван от бурятского слова «хэрхирхэ» — ворчать, рычать), который заставил попотеть инженеров Кругобайкалки. Чтобы отвести воду от тоннеля № 18 бис, пришлось строить акведук. В верхней части ручья, на высоте 66 м над Байкалом, соорудили плотину высотой 15 м. 

Для регулирования стока воды в нижней её частисделали специальное отверстие, из которого вода вытекает в бетонный лоток. По нему Киркирей двумя уступами спускается к тоннелю № 18бис. Рядом с ним специально для ручья пробили другой тоннель. Далее вода течёт по наклонному желобу и по каменным уступам впадает в Байкал. 13 июЛя. С налобными фонариками проходим второй по длине на дороге тоннель № 18бис, а потом один за другим ещё несколько: Тройная Губа (162 м), Двойная Губа1 (58 м), 

Двойная Губа 2 (389 м) и Малый Колокольный (190 м). Вот зачастили! Минуем выложенный камнем виадук, под которым дождевая вода стекает из небольшой пади 125й км. Тоннель Большой Колокольный (233 м). Он прорыт через одноимённый мыс, на котором стоит огромная глыба, по форме напоминающая колокол. Останавливаемся отдохнуть. К нам подсаживаются 4 поляка, идущие из Култука. Путешествуют они уже третий месяц. 

Прошли Китай и Монголию. На Байкале решили посмотреть участок Кругобайкальской ж.д., который строили их соотечественники, сосланные в Восточную Сибирь после восстания 1863 г. 127й км. За тоннелем Бакланий (318 м) нам впервые встречается галерея. Железобетонная галерея № 1 (38 м) вплотную примыкает к каменной галерее № 10 (34 м). На крыше последней растёт целый лес! Такие галереи строились рядом с крутым склоном для защиты железной дороги от обвалов. 

На нашем пути многие тоннели имели пристроенные галереи. 130й км. Проходим по арочному виадуку над р. Шабартуй (названа от буряцкого слова «шабар» — грязь, глина). На правом берегу возле развалин царской электростанции есть место для стоянки (таких мест на Кругобайкалке не так уж и много). Полку под путь вырубали в скалах на высоте 8 м, недоступной для брызг от волн, чтобы зимой рельсы не покрывались льдом. Спуск от сюда к озеру почти везде очень крутой. 132й км. 

Проходим сразу три тоннеля: Шарыжалгай 1 (187 м), Шарыжалгай 2 (89 м) и Шарыжалгай 3 (309 м). Названы от сочетания слов «шара» и «жалга» — жёлтая падь. Шарыжалгай 2 — самый красивый, его западный портал украшен большим загадочным знаком. От большинства тоннелей Кругобайкалки, имеющих в по перечнике сферический профиль, Шарыжалгай 3 выделяется параболическим профилем (таких здесь всего 10). 

Когда строили Шарыжалгай 3, учитывали лишь вертикальное давление монолитных пород склона. Глядя на западный портал, замечаешь, что Шарыжалгай 3 деформирован боковым давлением. 136й км. За коротким тоннелем Шарыжалгай 4 (37 м) находится лагерь отдыха, обозначенный плакатом: «Самый лучший в мире край — это наш Шарыжалгай!» 140й км. Река Большая Крутая Губа. Ура, дошли! Это конец нашего путешествия пешком. Далее добираемся на «Матане» до Слюдянки. 

Там посетили интересный частный музей (ул. Слюдяная, д. 36), его хозяин Валерий Жигалов показал уникальную коллекцию байкальских минералов. Закупили копчёного омуля для многочисленных московских друзей, после чего без труда сели в первый проходящий через Слюдянку поезд (они идут один за другим) и покатили в Иркутск, откуда на следующий день вылетели на самолёте в Москву.

Статья опубликована в газете «Вольный ветер», на нашем сайте публикуется с разрешения редакции. Сайт газеты http://veter.turizm.ru/ 

Назад в раздел

Недельный тур в Адыгее

Проживание на турбазе. Однодневные пешие походы и автобусные экскурсии в сочетании с ком фортом (трекинг) в горном курорте Хаджох на Юге России. Туристы проживают на турбазе и посещают памятники природы: Водопады Руфабго, Аминовское ущелье, Мешоко, Лаго-Наки, Азишскую пещеру, Каньон реки Белой, Дольмен и другие красивые места.

Легендарная Тридцатка, маршрут

Через горы к морю с легким рюкзаком. Маршрут проходит через знаменитый Фишт – это один из самых грандиозных и значимых памятников природы России, самые близкие к Москве высокие горы. Туристы налегке проходят все ландшафтные и климатические зоны страны от предгорий до субтропиков, все ночёвки в стационарных приютах.

В край Крымских гор

Недельный тур с проживанием в гостинице у самой красивой горы Крыма - Южной Демерджи. Треккинги, авто-пешеходные экскурсии с осмотром красивейших мест горного Крыма, Долины приведений, каменного хаоса, водопадов, каменных грибов с посещением пещеры МАН и оборудованной Красной пещеры.

Задайте вопрос...
Напишите Ваш вопрос. Наши специалисты обязательно Вам ответят!