Путешествие к Охотскому морю

История путешествия к Охотскому морю началась морозным зимним вечером, когда мы сидели с друзьями у меня дома у потрескивающего камина и вспоминали прошлые путешествия. На стене, рядом с фотографиями и дипломами висела генштабовская карта-десятикилометровка, с нанесенными на нее нитками наших маршрутов.

За последние десять лет мы побывали во многих труднодоступных и интересных уголках Хабаровского края, Якутии, Камчатки, но оставался еще огромный район, где не ступала наша нога, и куда манила нас страсть к неизведанному. Это тысячекилометровый участок северо-западного побережья Охотского моря с примыкавшими в нему Прибрежным хребтом и Джугджуром и неизведанная, загадочная река Улья, по слухам очень красивая, с водопадами и ущельями. Итак, решение принято.

Мы идем по Охотскому морю, из Николаевска на Шантары вдоль побережья в сторону Охотска, делаем стокилометровый переход в верховье реки Улья и далее - сплавляемся по ней почти 300 км до устья. И началась подготовка к походу. Всю долгую зиму мы готовили снаряжение, заказывали новый морской катамаран, раму, портативный генератор, электронные карты для навигатора, фото-видеоаппаратуру, камеру для подводной съемки и многое другое, ведь в таких сложных походах мелочей не бывает — должно быть все продумано до мельчайших деталей.

Весной позвонил мой знакомый продюсер из Москвы и попросил организовать его съемочной группе недельную поездку на Шантары.

Это не противоречило нашим планам, кроме того Иван брал на себя все расходы по транспортной заброске. И во второй половине июля мы вылетели в Николаевск, где нашу группу уже встречал вертолет МИ-8. Быстрая погрузка, разворот над Амуром, и винтокрылая машина устремилась на озеро Мухтеля, чудное место на побережье Охотского моря, где нас уже ждала часть нашей группы с основным снаряжением, прибывшая туда чуть раньше на арендованном судне. В состав нашей группы, кроме видеооператоров, вошли еще четверо японцев — журналисты и фотографы, специалист по подводным съемкам и переводчица Рита. Японцы, оказавшись впервые в «рашен хэликоптер» от восхищения цокали языками и фотографировали все подряд. 

Географическая справка: озеро Мухтеля — бывшая лагуна, расположенная на берегу залива Александры, соединяется с Охотским морем узкой протокой. Длина озера 11 км, ширина 5 км, площадь 28 кв. км. В озеро впадает несколько десятков водотоков, самый крупный — р. Мухтеля. 

В устье протоки нас ждало судно «Альбатрос» — японская шхуна с надстроенной каютой. Посудина хоть и тихоходная, но достаточно надежная. Загружаемся на судно, цепляем наш катамаран на буксир и держим курс на север. Море спокойное, видимость отличная. Справа по курсу остров Меньшикова, слева на горизонте появились очертания Большого Шантара, и вот прямо перед нами выросла громада острова Прокофьева, с его многосотметровыми, вылизанными шквальными ветрами отвесными обрывами и водопадами. О.Прокофьева — самый величественный остров Шантарского архипелага.

Миновав остров, через два часа наше судно встало на якорь в бухте Панкова. Катамараном перевозим экспедиционное снаряжение на берег и обустраиваем лагерь. Здесь нам стоять два дня. Бухта Панкова самая посещаемая на островах и славится обилием крабов. Конец июля — лучшее время на островах. Недавно разогнало льдины, стоит штиль, буйство красок. Яркая зелень разнотравья пестрит палитрой цветов. Короткое шантарское лето стремится наверстать свое. Мы плывем по озеру Соленому.

Тепло и тихо. Японцы цокают языками от восхищения, щелкают фотоаппаратами, видео операторы снимают пейзажи. Река Оленья нас порадовала великолепной рыбалкой. Клюет с первого заброса даже у переводчицы Риты, которая впервые взяла в руки спиннинг. По возвращении в лагерь операторы Саша и Володя сделали удачные съемки медведей, которые бродили неподалеку. Вечером сидели у костра и обменивались впечатлениями. И Володя, и Александр с Останкино. Ими снято много интересных передач, в том числе «Последний герой» и «В мире животных» с Николаем Дроздовым. 

На Шантарах часто бывают туманы. Вот и сейчас все заволокло белой пеленой. В наших планах было посмотреть мыс Радужный — великолепное творение природы из натуральной яшмы, и зайти на о. Утичий, но плотный туман не позволил нам сделать этого. И судно берет курс в устье реки Большой Анаур. По-прежнему стоит плотный туман. Но нет времени ждать хорошей погоды. Выходим, помня о коварстве пролива Опасного, обходим Малый Шантар с запада.

Туман постепенно рассеялся, и при входе в пролив Линдгольма нам устроили шоу четыре касатки. Минут двадцать они плескались возле нас, фыркали, ныряли и вновь возвращались, порой проходя в пяти метрах от катамарана. Операторы завороженно снимали, щелкали фотоаппараты. У продюсера блестели глаза от счастья… Какие кадры! Пересекаем пролив Линдгольма и берем курс на Тугурский полуостров, самую северную часть материка. Через час «Альбатрос» бросил якорь в бухте Онгачан.

Киты! — раздался чей-то восторженный голос. И точно. Возле берега плавал кит, чуть поодаль еще били фонтаны. Киты до самого заката резвились в бухте, дразня наших операторов. В бухту впадает небольшая речушка, вытекающая из красивого лесного озера. В небе кружили белоплечие орланы, видимо высматривая себе добычу. В кустах кедрового стланика пересвистывались куропатки, перелетая с места на место. Побродить бы, не спеша, вокруг озера, места уж больно красивые, но, к сожалению через два дня у японцев билеты на Токио, и на завтра на побережье должен прилететь вертолет.

И вот наступил грустный, с горьким привкусом момент расставания. За эти десять дней мы очень сдружились, все стали почти как родные. Японцы улетят в Токио, операторы и продюсер Иван в Москву, Сергей Митягин, подводник Виталий и Светлана в Приморье, Кудрин и переводчица Рита в Хабаровск….Ну а для нашей группы все только начинается. Впереди еще тысячекилометровый переход по Охотскому морю, сто километров пешком по Прибрежному хребту и трехсоткилометровый сплав по неизведанной и загадочной реке Улья.

Нас шестеро: Толя Изотов, Андрей Захарченко, Иван Кравченко, Михаил Ельсин, Максим Зотов и я. Миша Ельсин впервые с нами в походе. Познакомились мы с Михаилом этой весной, когда меня пригласили… на встречу с ним. Миша только что участвовал в трансатлантическом переходе на яхте «Алые паруса» под руководством известного путешественника Федора Конюхова. После встречи я поговорил с ним пять минут и понял — Миша наш человек — так с ним легко и надежно. 

Из-за циклона мы уже на трое суток отстаем от графика. Первая ночевка на метеостанции. Радостная встреча с друзьями ! Утром выходим на о.Феклистова в Лебяжью губу. Эта бухта очень спокойная и в ней царит какое-то умиротворение. Лебяжья губа нам показалась райским уголком. Наше плавсредство представляет собой надувной семиметровый катамаран, изготовленный по заказу в одной из западных фирм. Раму мы изготовили в Хабаровске из дюраля, палуба из девятимиллиметровой фанеры.

Все это сооружение тащит пятнадцати сильный двигатель «Ямаха». Пустой катамаран легко выносится на берег. Максимум мы перевозили на нем 16 человек и тонну груза. По имени бухты на Малом Шантаре мы назвали наше судно ласково — «Абрек». Давление падает, погода вновь портится, все заволокло туманом, который переходит в дождь — вначале мелкий моросящий, затем проливной. Огибаем западную оконечность о. Феклистова и берем направление на север. Впереди 130-километровый переход по морю до устья реки Немуй.

Часов через восемь стали проступать очертания Прибрежного хребта. Туман растащило, и стало веселее. Бухта Немуй нам показалась неуютной для стоянки, время у нас было, и мы перешли в соседнюю бухту Мутэ, куда впадала река с одноименным названием. Бухта Мутэ… Чудесная безлюдная бухта. Белоснежный песок, впадающая чистейшая горная река, ожерелье озер на фоне горного хребта. И много дров.

Подходящее место для лагеря. Пока дежурные разводят костер, мы с Толей Изотовым берем спиннинги и идем до ближайшей ямки. Быстро ловим пяток горбуш-серебрянок и еще у меня срывается что-то серьезное. На уху и жареху хватит, да и солнце уже садится. Вечер порадовал нас великолепным закатом. Мы сидели возле костра и слушали, как волны неспешно накатываются на берег. 

Плывем на север вдоль огромных каменных обрывов. По многим из них можно изучать геологию района. Это уже территория Джугджурского заповедника. Поднимается встречный ветер, подгоняя волну. С огромным трудом обходим выступающие мысы, возле которых хаотичная толчея пляшущих волн высотой два -три метра. Команда, надев спасжилеты, в тревоге и напряжении. Погода окончательно испортилась. С трудом взбираясь на волну, «Абрек» зашел в Аянскую бухту.

Ближайшим самолетом должен прилететь еще один участник нашей экспедиции — отец Зотова Максима. Здесь же мы планируем пополнить запасы продуктов и топлива. Заходим в небольшую тихую бухту, защищенную от бушующего моря грядой рифов, разбиваем лагерь. Сыплет нудный моросящий дождь. Готовим дрова на завтрашний день и после ужина, уставшие, засыпаем мертвецким сном. «Подъем, все на спасение!» — заорал кто-то. Выскакиваю и вижу — огромные волны бьют катамаран, который выглядит как-то неестественно.

Одна гондола пробита. Черт возьми, на нем же многие вещи, и откуда взялись волны — бухта-то закрытая, и два часа назад был полный штиль. Впрочем, вопросы потом, выносим катамаран на берег и спасаем снаряжение. Оказалось, что мы зашли в бухту в отлив, когда вход в нее был надежно защищен от волн рифами. Начался прилив, и волна с моря свободно пошла в бухту. Утром подсчитали потери.

Потеряны два весла, два бачка с продуктами и мешок с нужными вещами. Гондола оказалась целой, просто от ударов вырвало пробку. Хороший урок на будущее — НЕ РАССЛАБЛЯЙСЯ! На следующую ночь опять был тревожный подъем — в прилив стало заливать палатки. Еще один урок — в шторм уровень приливов значительно выше, чем в обычную погоду. 

Прилетел Георгич, пополнили запасы продуктов, топлива. И вновь курс на север. Погода наладилась, светит яркое солнце, но на море сильное волнение. Катамаран ведет себя надежно — взбирается с волны на волну, «Ямаха» натужно ревет. Иногда приходится идти галсами. Вскоре появились Мальминские острова, часть территории Джугджурского заповедника, представляющая собой группу островков с птичьими базарами и лежбищами сивучей.

У нас есть разрешение на нахождение в заповеднике, поэтому высаживаемся с подветренной стороны и делаем фотовидеосъемку. После обеда ветер усиливается и гонит встречную волну с барашками. Приближаемся к мысу Нурки. Острый каменный мыс, километров на пятнадцать выступающий в море. Еще издали видно, что там все в белых бурунах. Застегиваем потуже спасжилеты. Сильная болтанка. Катамаран то проваливается в пропасть, то взлетает на гребень. Справа угрожающе нависают отвесные скалы. Мы практически стоим на месте.

В этот момент все завит от мастерства и хладнокровия Максима… и от мотора. Заглохни он в этот момент, и огромный вал подхватит тут же наше суденышко и с огромной силой бросит на скалы. Больше часа длилась такая болтанка, бедный «Абрек» испытывал невероятные нагрузки (как позже выяснилось — лопнула рама). Наконец мыс позади. Народ требует «табориться» в ближайшей бухте. Идем в поисках бухты, закрытой от волн.

Пешая часть нашего путешествия в верховья реки Улья начиналась с реки Тукчи, так мы запланировали свой маршрут. Вечером мы тщательно перебираем все снаряжение. Завтра пятеро из нас идут в верховье Ульи, и далее сплавляются до устья (для этой цели мы везем маленький туристский катамаран). А двое — Евгений Зотов и Андрей Захарченко - ждут попутного судна из Аяна и перегоняют катамаран до устья реки Улья.

Для связи между группами у нас есть два спутниковых телефона. Утром прощаемся с Георгичем и Андреем и выходим в путь. До геологической базы нас довозит машина Урал. Надеваем рюкзаки и спускаемся в долину реки Турманджи, отсюда до впадения ее в р.Улью километров сорок. Дорога здесь часто переходит с берега на берег, а иногда идет по руслу реки, пока еще маловодной. 

Лямки рюкзака впиваются в плечи, пот стекает по спине. Каждые сорок минут делаем привал, благо вдоль дороги полно ягоды — голубицы. К исходу второго дня показалась река Улья. Ставим лагерь. Сборка катамарана — дело привычное. Работа спорится, река весело шумит перекатами и манит в неизведанное. Река Улья. Информации по этой реке мало. Мы знали, что на этой реке есть очень серьезные водопады, на которых даже погибли люди, мы знали также, что здесь водятся огромные хариусы и еще на реке очень много медведей.

В «Комсомолке» несколько лет назад была опубликована статья «Мы и медведи», где за один сплав авторам их встретилось 86 штук. И еще мы знали, что именно в устье реки Улья было основано первое русское поселение на Дальнем Востоке. «И пошел казак Иван Москвитин со товарищи через Джугджур и попали они на реку Улью, текущую к морю-окияну. В устье реки Ульи и был срублен первый острог». 

На реку Улья у нас есть генштабовские карты километровки, но… водопады на них не показаны. Может поэтому и погибли на этой реке люди, что не знали про них? А водопад мы «вычислили» через американский спутник. И распечатали наш маршрут, который на спутниковых фотографиях гораздо нагляднее и правдивее наших карт. Зарядил дождь. Нудный, мелкий, моросящий. Река петляла, зажатая между отвесных скал, скоро должно появиться ущелье с каскадом порогов и водопадов.

Нарастает внутренняя тревога — не прозевать бы вход в ущелье, а то подхватит стремительным течением и швырнет с размаху на камни. Начались шиверы, в тумане уже просматривается вход в ущелье, и мы останавливаемся на правом берегу на косе, переходящей в небольшую террасу. Нужно тщательно изучить ущелье, пути обноса вещей и катамарана. Дождь усиливается, ставим палатки, натягиваем тент и идем с Толей Изотовым на разведку. По берегу, петляя меж кустов стланика, ведет хорошо натоптанная тропа, явно звериного происхождения.

Вскоре со стороны реки послышался шум, выходим на берег и видим фантастическое зрелище. Река, зажатая между скал, с ревом падала с 12-метровой высоты. Земля дрожала так, что казалось, будто рядом проходит колонна танков. Зрелище завораживающее! Водопады обладают какой-то волшебной энергетикой, ими можно любоваться часами. Ниже основного водопада в ущелье было еще несколько порогов и водопадов. Часа три мы с Толей ходили по ущелью, смотрели пути обноса, намечали стратегию и тактику прохождения порогов. 

За ночь вода сильно поднялась и всё продолжает прибывать, а утром опять дождь. Горные реки коварны, вода может быстро подняться на несколько метров, — тем более, что мы стоим перед ущельем и не хочется быть запертыми в ловушку. К обеду вроде бы немного прояснилось, решили выходить и действовать по намеченному вчера плану. Переплываем на левый берег, обносим основной водопад по полке, переносим по тропе в конец ущелья, а вот с плавсредством… либо его разбирать и переносить, либо…

Решили рискнуть.Второй водопад тоже непроходим, и требуется ювелирный расчет. Основная струя бьет в водопад, а слева, возле скал, есть небольшой затишок… Но если что — ошибка обойдется дорого! Спускаем катамаран на воду ниже основного водопада, сильный грохот действует очень возбуждающе. Поправляем спасжилеты, пошли! 

Мимо мелькают отвесные скалы, все слушают команды Толи Изотова (он среди нас самый опытный водник): «Левый греби, правый табань». Притираем катамаран в двадцати метрах от водопада, обносим его, опять спускаем на воду, а дальше в спортивном режиме проходим несколько порогов. Ущелье пройдено. На ближайшей косе всё истоптано медведями, а вот и он сам — бредет косолапый по берегу, подпустил нас метров на двадцать, через километр второй, еще дальше третий.

Четвертый сидел в воде и грыз выловленную кетину. Увидев нас, смотрел секунд десять, пытаясь понять, что же это такое плывет, и в два прыжка выскочил на берег. Выбираем место для лагеря. Пока ставим палатки, вода стремительно прибывает — как же вовремя мы выбрались из ущелья. Утро выдалось туманным. Все уже встали и занимались сборкой лагеря, вдруг слышим голос Миши Ельсина: «Кто к нам пришел!» В двадцати метрах стоял олень и смотрел на нас.

Я потянулся к сумке за фотоаппаратом, но олень ждать не стал, неспешно потрусил в заросли. Улья очень быстро несла наше судно, благодаря наводнению. Мы уже почти наверстали отставание от графика. О рыбалке в реке не может быть и речи, но зато хорошая рыбалка в месте впадения небольших чистых ручьев. Хорошо ловится голец, кунджа, так же крупные хариус и кета, которой были забиты все мелководные протоки.

А где кета — там и медведи…Медведи нам попадались разные. Крупные, мелкие, трусливые, наглые. Было с ними несколько примечательных встреч. Увидели мы на косе черное пятно. Мужики говорят: «Коряга». Я посмотрел в бинокль – черный нос, уши и лапу положил на голову — спит. Нас медленно несло рядом с берегом, взяли фотоаппарат, камеру. Медведь зашевелился, привстал и… бросился на нас. Миша Ельсин высоко поднял весло (зверю нужно показать, что ты выше его), и мишка затормозил на самом берегу.

Зафыркал, затопал, стал защищать свою территорию. За следующим поворотом медведь, наоборот, оказался на редкость равнодушным. Катамаран несло метрах в десяти от берега. Косолапый сидел на косе и грыз кетину. Когда мы поравнялись с ним, Максим спросил: «Как рыбалка, мужик?!» Тот равнодушно посмотрел и стал грызть рыбу дальше. На очередной косе встретили волка. Серый бежал по своим волчьим делам и обнюхивал берег в поисках добычи. 

Дальше встретили еще несколько медведей. Интересен был один огромный бурый. Он медленно брел по кустам на некотором удалении от берега, мы также медленно плыли вдоль берега, держа наготове аппаратуру. Косолапый лазил в кустах, что-то рыл, ковырялся в корягах, хорошей съемки не получилось, а жаль — отборный был экземпляр.

Да, сплав по р.Улье не дает соскучиться — на реке огромное количество зверья, и еще нужно учитывать то, что из-за высокой воды многие медведи разбрелись по кустам. Выбираем чистый приток, удобный для рыбалки, и обедаем, чем бог послал. А он послал нам литра три красной икры, шурпу из утки, тазик жареной кеты и несколько сухариков. Сухари у нас дефицит. Утром плывем дальше. 

Без происшествий добрались до устья, поставили на высоком берегу лагерь. Метрах в ста на берегу грелись сотни две тюленей, горланили чайки. Вода в Улье посветлела. Беру подводную камеру и снимаю идущие вдоль берега косяки рыбы. Вообще этой камерой нам удалось сделать очень интересные съемки: и как блесна под водой крутится, и как голец за добычей гонится, и хариусов поснимали. Все эти кадры войдут в наш будущий фильм. На реке штиль, а со стороны моря стоит гул — огромный океанский накат.

Сегодня рано утром с устья Тукчи на «Абреке» вышли наши друзья. Каждые два часа я связывался с Андреем по телефону и уточнял их дислокацию. Проблема в том, что не успевали они дойти за световой день, а катамаран им нельзя вытащить на берег, да еще в такой прибой. Зайти можно было только в устье р.Улья, да и то по указанному нами фарватеру. Готовим сигнальные костры, ракетницы.

Стемнело, мужики где-то на подходе. Пытаюсь по телефону объяснить, как заходить в бухту, но… связь обрывается. С трудом удается дозвониться, мужики решили дрейфовать в море и ждать утра. Утром, едва рассвело, наш «Абрек» зашел в устье. Как мы за них переживали! Отпаиваем их горячим чаем и отправляем отсыпаться….Последние сто километров от устья р. Улья до Охотска были, пожалуй, самыми трудными. 

Рассекая барашки,«Абрек» то взбирался на волну, то проваливался вниз. С тревогой мы считали оставшиеся километры. И вот уже на горизонте Охотск. Самое сложное — это заход в реку, в устье достаточно мелко, и волна, идущая по морю, на отмели встречая препятствие, вырастает многократно. Именно поэтому над рифами в море всегда стоят буруны.

Направляем катамаран в самую волну, проходим метров двести по кипящей толчее и… выходим на тихую воду реки Кухтуй. Дошли! Охотск! Позади полторы тысячи километров по Охотскому морю и триста километров по р.Улья, самой красивой реки Дальнего Востока. Отснято огромное количество фотовидеоматериала. Перевернута очередная страничка в изучении нашего родного края. Ну а завтра самолет унесет нас в Хабаровск. Путешествие успешно завершено… 

Статья опубликована в газете «Вольный ветер», на нашем сайте публикуется с разрешения редакции. Сайт газеты http://veter.turizm.ru/ 

рисунок_6.jpg

рисунок_7.jpg

рисунок_6.jpg

Назад в раздел

Новый год и Рождество в России

Новогодние и Рождественские туры в России. В Подмосковье, Владимир, Великий Новгород, Карелию, Кострому, Калининград, Казань, Крым, Муром, Галич, Мышкин, Орел, Псков, Рязань, Санкт-Петербург, Сахалин, Селигер, Смоленск, Суздаль, Углич, Ярославль, Пенза, Беларусь, Алтай, Байкал, Вологда, Галич, Калуга, Александров, Архангельск, Камчатку и в другие регионы.

Легендарная Тридцатка, маршрут

Через горы к морю с легким рюкзаком. Маршрут проходит через знаменитый Фишт – это один из самых грандиозных и значимых памятников природы России, самые близкие к Москве высокие горы. Туристы налегке проходят все ландшафтные и климатические зоны страны от предгорий до субтропиков, все ночёвки в стационарных приютах.

В край Крымских гор

Недельный тур с проживанием в гостинице у самой красивой горы Крыма - Южной Демерджи. Треккинги, авто-пешеходные экскурсии с осмотром красивейших мест горного Крыма, Долины приведений, каменного хаоса, водопадов, каменных грибов с посещением пещеры МАН и оборудованной Красной пещеры.

Задайте вопрос...
Напишите Ваш вопрос. Наши специалисты обязательно Вам ответят!