Северные вулканы Камчатки

В Петропавловске-Камчатском оказались около полудня по местному времени вчера. Полуостров встретил нас пасмурной, слегка прохладной (+15°С), умеренно ветреной погодой. Организационные вопросы на Камчатке решил за нас Ваня Бенедык – МЧСник, альпинист, бывший комсомольчанин. Он снял нам на сутки квартирку в центре, купил газовые баллоны и билеты на автобус в Козыревск, договорился о машине оттуда на в/с «Ленинградскую». 

А какую карту Ключевской группы вулканов подарил! Разработкой маршрута, подготовкой карт и точек для GPS-навигации занимался наш командор Юра Щеглов. Он водит нас по Хабаровскому краю уже 5 лет, а сам «на тропе» с незапамятных времён. Юра и Алексей бывали на Камчатке и раньше, а Сергей, Настя и я выбрались сюда впервые. Почти все продукты купили в торговом центре «Шамса». Оказалось, в городе трудно найти сухую картошку и подходящую колбасу. 

Сегодня мы должны добраться до в/с «Ленинградская ». К 17.00 доехали до Козыревска, успев полюбоваться «своими» вулканами и переправиться через р. Камчатку на пароме. Благодаря Ивану через 15 минут после выхода из автобуса мы уже грузились в «ГАЗ-66». До Козыревска преодолели около 500 км за 9 часов (с остановками), а 60 км до «Ленинградской» – за 3. Заросшая грунтовая дорога и зубодробительный рельеф измотали окончательно. 

Но мы были вознаграждены, просто остолбенев от величия вулканов и немыслимой безжизненности, какой-то инопланетности шлаковых полей. Не зря именно здесь испытывали первый советский луноход. На станции несколько домиков. Устроились в одном из них на 1-м этаже. Восхитились закатом, погодой и решили, что завтра, пользуясь ясными днями, полезем на Плоский Толбачик. К вечеру изрядно и быстро похолодало. 20 июля. Утром 9°С (днём 20°С). 

На восхождение вышли в 8.00. Росистое ясное утро, округа в лёгкой дымке. Оказалось, что лавовые поля, простирающиеся на месте соснового леса после извержения 1975– 1976 гг., не так уж и безжизненны. Они медленно, но успешно заселяются растениями десятка видов, в основном, мхами и цветущими травами – от колосков до маков и альпийской гвоздики. Крошечные кустики с невероятно хрупкими чудесными цветами растут прямо на чёрных шлаковых полях! 

А где цветы, там и насекомые: пчёлки, мушки, паучки, даже бабочки! Вплоть до самой кромки кратера! Затем цветущий шлак сменился безжизненной каменистой пустыней, забросанной вулканическими бомбами. Но зато здесь из-под каждого снежника (припудренного пеплом или заваленного шлаком) струятся ручьи. Видели даже водопад. На обратном пути вместо изящной струйки там шумел полноводный поток. Шли мы бодро, быстро набирая высоту. 

Обалдели сначала от склонов Острого Толбачика с настоящими ледопадами, а потом… По крутому склону (справа от основного направления пути) мы поднимались около часа и в результате оказались на кромке кратера вулкана Плоский Толбачик. Он выглядит очень сурово и величественно. Более того – он звучит! Мы поднялись к нему в 14.30, было жарко и безветренно, ледники по краям кратера активно таяли, и почти постоянно возникали маленькие и большие камнепады, а фоном этой канонады были звуки льющейся воды. 

В 15.30 начали спуск. На обратном пути шли по цветущим лавовым полям (это ж надо такое представить!) и загорали. Я даже ощущала лёгкий аромат этих крошечных существ, заселивших выжженную лавой землю. Кроме травы, здесь есть кустарнички, тоже крошечные. От бывшего леса остались редкие безжизненные кусочки древесины, выбеленные и высохшие. В лагере были в 19 ч. Результат дня: прошли 24 км, ходовое время 8 часов 10 минут, средняя скорость 3 км/ч, набор высоты за выход 1668 м, макс. высота 2866 м. 21 июля. 

Благодаря тому, что сделали восхождение на Толбачик сходу, провели две лишние ночи в домике, а не в палатке. Погода тоже балует: весь день было солнечно и жарко, почти полное безветрие, а вечером ударила гроза – над Толбачиками, над далёким лесом, но только не над нами. Вышли из лагеря к БТТИ около 11 часов, вернулись к 19.00. Что собой представляет БТТИ? Сколько видит глаз – шлаковые поля, шлаковые бугры, холмы, конусы и сопки самых невероятных цветов и оттенков. 

Относительные высоты этих холмов и сопок совсем небольшие – около 200 м, зато как отличаются эти недавние вулканические образования от древних! Кажется, будто поверхность застыла только вчера. Застыла, но не остыла! Из старых лавоводов несёт жаром, а из кратера сопки Горшкова ещё и специфическим запахом химкомбината. Видели разноцветные возгоны (твёрдые минеральные отложения в зоне устья фумарол, вынесенные в газообразном состоянии из трещин в кратере вулкана или лавового потока. – Прим. ред.) и выходы серы. 

Схватила рукой в перчатке понравившийся камешек на кромке кратера и тут же с писком бросила – горячущий! У подножия сопки Горшкова есть навес для вулканологов, а на огромной вулканической бомбе – памятная табличка о погибших вулканологах, наблюдателях БТТИ. Мы с Серёгой и Настей сходили ещё к мёртвому лесу у Северных прорывов. Жутковатое зрелище. Скелеты деревьев. Над поверхностью лишь верхняя часть ствола, не меньше половины – в шлаке. 

Из шлака торчит хвост вертолёта. Навесы для учёных и туристов – весьма аскетические пристанища. Зато здесь впервые увидела новые живые деревья – иву и тополь Максимовича. В ямках, заполненных настоящей почвой, кто-то посадил три кустика шиповника. С высшей точки кратера сопки Горшкова открывается потрясающий вид на вулканы Удина, Зимина, Толбачик и др. Встретили всего один родник – в 200 м от лагеря, снежники есть и дальше, но ручьёв нет. Зато есть медвежьи следы! 

Результат дня: прошли больше 22 км, ходовое время 6,5 ч. 22 июля. Вышли в 8.55. Утро отличное, 13°С, лёгкие облака. Идём на северо-восток к перевалу Толуд. Вначале было трудновато: местность пересечённая, с преобладанием подъёмов, а отдыхали недолго. До 13.00 прошли почти 10 км и обрадовались. Обед был на чудной речушке со ступенчатым руслом, и под каждым сбросом – каменная ваннакупальня. Ветерок, солнышко, водные процедуры... 

Лавовые поля остались далеко позади, вокруг холмистые зелёные луга, прорезанные каменистыми промоинами поперёк нашего курса. Множество цветов, шикша вся незрелая, а голубика местами уже синеет. Встретила ольховник, карликовую берёзку, иву и какие-то крошечные лиственницы. Однако оказалось, что мы радовались зря. Над Толбачиком и впереди, в стороне перевала Толуд, повисли две тучи, загрохотало, стало душно. 

Воды больше не встретили, а ту, что взяли, непредусмотрительно быстро вылакали. А подъём, хотя и плавный, продолжался, солнышко жарило, промоины стали реже, но нам и без них приходилось тяжко, шли крайне вяло. Топали вдоль сухого каменистого русла ручья Перевального. Радовали только виды. Лагерь – впервые палаточный – установили в 3 км от перевала Толуд. Над нами с одной стороны возвышается вулкан Большой Удина, а с другой – Плоский Толбачик. 

Стоим на берегу притока ручья Перевального, в котором вода есть, но крайне мутная. Сначала нафильтровали литра три с помощью бинта и бумажных салфеток, а потом Серёга нашёл на противоположном берегу сухого ручья несколько малозаметных источников прекрасной воды. Комаров – тучи. Ночью в сухом русле гремел камнями медведь. Результат дня: прошли 15 км, ходовое время 5.16, ср. скорость 2,9 км/ч, высота лагеря 1200 м (как и в/с «Ленинградская»). 23 июля. 

Ясным и тёплым утром воды в ручье не оказалось. Хорошо, что осталось немного, принесённой вчера Сергеем. В 9.05 двинулись к перевалу Толуд. Странный он: шли по лугам, прорезанным промоинами и усыпанным обломками лавы, всё время слегка вверх, а после пересечения ручьёв Правый и Левый Солнечный – по таким же полям, но немного вниз. Правый Солнечный течёт как раз по перевалу. Немного пониже и более полноводный – ручей Толбачинский. 

Вода везде замечательная. В 11.00 уже находились между горами Удина и Овальной Зимина, хорошо было видно Острую Зимина и Горный Зуб. Встретили группу питерцев. В накомарниках! Скоро снова начался подъём, теперь уже к перевалу Толбачинский. Опять чувствовалась нехватка воды: ручьёв после Толбачинского какое-то время не было, а потом прошли два, оба с мутной, беловатоеребристой водой. Это из-за того, что текут они из-под снежников, припорошенных пеплом. 

По пути собирали подберёзовики. Среди зарослей карликовой берёзы однажды видела обычную – этакий стройный белоствольный подросток. Брусника коегде чуть краснеет, а местами сплошь цветёт. К обеду пришли к подножию Овальной Зимина. Над вулканами к этому времени традиционно стали закипать тучи, и загрохотал гром. Но нас опять миновало! Шлёпнулись несколько крупных капель, мы надели дождевики, а уже через 100 м сняли. В пасмурную погоду пейзаж ещё более впечатляет. 

Долго шли по руслу ручья, заполненному не камнями, а снежником. Берега сплошь покрыты низкорослыми, но безумно красивыми цветами. Вскоре на пути зашумел ручей, тоже беловатый. Мы определили, что это Ледниковый, текущий с перевала. Вид вокруг был какой-то на редкость суровый и дикий. При подъёме на перевальный взлёт видели пару чёрношапочных сурков. Много непуганых евражек. Уже сидя в лагере, заметили у начала спуска с перевала крупного медведя. 

В общем, день был очень насыщенным. В результате оказались в месте, где нас окружали и хорошо просматривались самые «крутые» вулканы: оба Толбачика, Ключевская Сопка, Камень, верхушка Безымянного и плоский заснеженный купол Ушковского (или Плоская Дальняя). И называется это чудное место Ключевской дол. Более точно положение лагеря можно определить как «вблизи кратера Юпитер». Есть ещё Марс, но он из лагеря не виден. 

Энергию получаем от солнечных батарей, которые несёт и регулярно расстилает Юра. Заряжаем датчик GPS и аккумуляторы фотоаппаратов. Результат дня: прошли 16,1 км, ходовое время 5.35, высота ночёвки 1433 м, не дошли до г. Поленница 3,5 км. 24 июля. Ясное и росистое утро. Это настораживает, однако… Немного проспали, поэтому вышли только в 9.40. Оказалось, что в 1300 м дальше есть родник-водопадик, а мы на ночёвке пользовались слегка мутноватой водой из скудного ручейка. 

Совет последователям: как только спуститесь с перевала Толбачинский, не становитесь под Юпитером, а идите дальше и обогните возвышенность, что справа – тут вам и водопад. До Поленницы шли часа два: отвлекались на водопад, да и местность была изрытая, покрытая травой и застывшей лавой. Сама Поленница – это просто недоразумение, а не гора. Действительно каменная поленница. С водой тут хорошо: текут несколько чистых ручейков. И место для лагеря отличное. 

Но мы решили план не менять и отправились к избе Плотина через перевал Безымянный. Вода на нём и за ним тоже хорошая. А вот дальше, до избы, около километра только мутные стоки с вулкана. Зато рядом с избой есть родник. Пришли к ней в 13.30. Безымянный виден во всей красе. Около 15 часов над ним, как раньше над другими вулканами, заклубилось, загрохотало, кратер накрыла огромная туча, а когда она съехала с него, оказалось, что вулкан белый от снега… 

Поднялся шум: на высоте дикий ветер, и камни где-то валятся. Хлестанул дождь. По широкому, почти сухому руслу, которое мы перешли, двигаясь к избе от перевала, вдруг с грохотом понёсся чёрный поток, таща и переворачивая камни. Погремело и утихло. Стало прохладно. Изба довольно большая, несколько секций. Кругом имущество вулканологов. На стенах надписи на разных языках. Много жалоб на погоду, туман, сделавшие восхождение невозможным. Даже увидеть Безымянный удалось далеко не всем. 

Результат дня: прошли 8,17 км, ходовое время 2.30, высота лагеря 1437 м. 25 июля. Опять ясно. В 7.55 пошли на вулкан Безымянный. Сначала двигались по травке, пересекая ручьи и промоины, плавно, но быстро набирая высоту. Но через час вдруг оказались на краю впечатляющего каньона глубиной 15–20 м. Отвесные красноватые стенки, изрытые водой, на дне снежники, отовсюду капает, течёт, гремит и сыплется… Быстренько надели каски и, не тормозя, выскочили оттуда. Ух! 

А через пару сотен метров встретили ещё такое же образование. Дальше по каменистым, довольно крутым склонам, между расщелин и промоин, под звуки воды и камней мы поднимались к кромке кратера-соммы. (Сомма — остатки древнего разрушенного при взрыве или обрушении вулкана, образующие кольцевой или полукольцевой вал вокруг более молодого внутреннего вулканического конуса. – Прим. ред.) Туман то налетал, закрывая и землю, и небо, то таял, сменяясь солнцем. 

Мы шли то в полном неведении, то ясно видели путь и цель. В полдень вышли на кромку кратера. Сначала даже не хотелось говорить. Дымящийся новый кратер в кольце старого. Живой, действующий вулкан. Смотрели и не верили глазам… Хорошо, что вулканические дымы сдувало на противоположный склон – респираторы не понадобились, даже запах почти не ощущался. В 13.00 двинули назад. Снова налетал туман. Вскоре загрохотало, стал накрапывать дождь. 

Рискнули идти вниз через тот же каньон, хотя была вероятность, что он полон воды и камней, несущихся вниз. Но повезло: каньон был почти таким же, как утром. Рассмотрели его получше, ужаснулись и, подгоняемые валящимися со стенок камнями, рванули под дождём домой. В лагерь вернулись в 15.30. Обнаружили у избы ещё один родник с маленьким озерцом. Результат дня: прошли 10 км, ходовое время 5.36, ср. скорость 1,8 км/ч, высота кромки 2600 м, набор за день 1160 м. 26 июля. Выход в 9.30. 

Температура 15°С. Сегодня утром обнаружили, что Безымянный дымит как-то активнее: не только белым, но и красноватым, и сереньким. Но нам не страшно, мы уже пошли. Снова через перевал Безымянный, но потом на северо-запад, по направлению к леднику Богдановича, прямиком через волнистую, тоже изрезанную глубокими руслами ручьёв и промоинами долину. Было много облаков, ветерок, идти оказалось не сложно. 

Пересекли 6–8 промоин разной глубины и ручьёв, в том числе Правый, Левый Размывочные и Высокогорный. К 13.30, пройдя 10 км, оказались у одного из русел р. Студёной. Зрелище жутковатое: широченная долина между двумя рядами невысоких голых сопок, изрезанная дикими каньонами, отвалами породы, и всё это безжизненное, вздыбленное бешеной водой. Однако воды-то как раз здесь не было. А потом, когда мы по этому хаосу двинулись вверх, к леднику Богдановича, с обеих сторон от гребня камней, по которому шли, зашумела вода. 

Но она была мутная. Встречали и родники, и чистые ручейки, небольшие озёрца с бирюзовой водой в зарослях кипрея. Однако когда встал вопрос о выборе места для ночёвки, остались только мутные шумные воды Студёной. Палатку поставили удачно, но родник не близко (как ещё Лёша умудрился его найти!), и к нему надо карабкаться. Какое-то безумное место, дикая каменисто-ледяная пустыня! Зелень кончилась. А комары – нет. Хотя мы сегодня долго шли по следам недавно прошедшей группы, людей не встречали.

 Но их следов достаточно: видели груду деревянных ящиков (отличные дрова!), встречаются фантики от конфет. Результат дня: прошли 16,6 км, ходовое время 6.07, высота ночёвки 1960 м, набор высоты 500 м. 27 июля. Если вчера мы, шлёпая по руслу Студёной, почти не видели окружающих вулканов за облаками, то утром открылось всё! Дальний Толбачик, нависающий Камень, снежная юрта Ушковского, скромно выглядывающая голова Ключевской… Настоящая феерия! Температура 4°С. 

Сначала шли по морене ледника, а затем как-то естественным образом перебрались на один из отрогов Камня и стали быстро набирать высоту. Всё-таки странная здесь орография: видишь вулкан или перевал на линии горизонта, в синей дымке, думаешь, до него 3 дня топать – а назавтра уже обедаешь под ним. Ещё одна странность этой местности: кругом гремит и несёт камни вода, а с питьём проблемы, постоянно заботимся о нём. 

Вот и теперь, пройдя несколько мутных потоков, на более пологом участке отрога нашли снежник и набрали чистой воды. Последние пучки травы остались у места ночёвки. На высоте 2800 м только две донельзя вялые мухи сопровождали нас, да мелкие эфемерные крылатые насекомые не более 5–7 мм размером. Шли по отрогу, но понимали: нам надо на ледник Богдановича. Высоту набрали, путь сильно сократили, но ведь нам-то не на Камень, а на перевал Вулканологов! Туман налетал почти ритмично, в редких просветах Юра и Лёша чудом разглядели путь спуска на ледник. 

Потеряли всего 70 м высоты. Стали пересекать ледник. Местами страшновато: вроде бы пологая, но слишком длинная и скользкая горка, покрытая пеплом, шлаком и струями воды. А трещины! Когда отошли от отрога, стало ясно, что путь, по которому мы спустились, был практически единственным на всём видимом протяжении. Поняли, что до перевала Вулканологов рукой подать (3 км), но идти туда в 17.00 смысла нет. 

Встали лагерем на каменистом островке – удобное место, только вода рядом опять мутновата. В 30 м обнаружились следы чужого бивака – картон, баллоны, мусор… Над нами царит Камень. Рядом скромно дымится Ключевская. Царица! Результат дня: прошли 6,63 км, ходовое время 4 ч, высота лагеря 2828 м, набор за день 868 м. 28 июля. Ночью было 0°С, а то и ниже. В 9.00 – 4–5°С. И снова ясно. Вода замёрзла, течёт елееле. 

Собирались неторопливо: куда спешить, если идти каких-то 3–4 км. Вышли в 11.00 и быстро поняли, как здорово мы вчера поступили: эти 4 км с набором высоты всего 500 м мы вымучивали ровно 4 часа. В «кошках» преодолевали трещины – то перешагивали или перепрыгивали (а глубина-то их от 5 до 12 м!), то шли в обход. На леднике, на высоте 2900 м, видели огромного золотого шмеля! Пролетел ворон. Была одна муха. Вот такое тут лето. 

Ближе к перевалу начал потягивать ветерок, полезли облака, стали чувствоваться усталость и высота. Но всё кончается, вот и перевал Вулканологов. Он выше облаков! Долина, по которой мы шли пару дней назад, только изредка видна сквозь густой белый слой. Возможно, там пасмурно или даже идёт дождь. А здесь солнышко. Лагерь устроили на 15 м выше перевала, можно считать, почти на вулкане. Мальчики соорудили потрясающую ветрозащитную стенку из камней, досок и проволоки (рядом оказалась небольшая свалка, оставленная какой-то экспедицией). 

Ветерок усиливался, солнце светило, становилось всё холоднее. Легли спать в 22.00. Результат дня: прошли 4,6 км, ходовое время 2.50, высота лагеря 3325 м. 30 июля. Нынче днёвка – отоспались, постирались... Солнечно, но по обе стороны перевала всё скрыто облаками. Не жарко. Изредка катятся камни то с Ключевской, то с Камня. Шумит вода. Вчера мы вышли на восхождение в 7.10. Было тихо и холодно. Видели рассвет. 

Наблюдали, как около 6.30 наши соседи-москвичи начали своё восхождение на Камень. Сначала высоту мы набирали медленно, пересекли у подножия горы ледник, изрезанный трещинами и засыпанный чёрным песком. Потом подъём стал круче, шли по глыбам и кускам шлака. Выше на склоне перемежаются невысокие каменистые вертикальные гребни и участки мелкой осыпи, почти песка. По ним так же, как по кулуарам, время от времени катятся камни – то стайки весёлых «крошек» не более кулака или буханки хлеба, то вальяжно, с кажущейся неторопливостью валятся огромные булыганы… 

Самое ужасное, что, катясь обманчиво медленно, камни быстро набирают скорость и, подпрыгивая на выступах, рикошетят в совершенно непредсказуемых направлениях. Подъём на Ключевскую Сопку – это долгий, однообразный труд с напряжением всех сил и воли. Нужно было сохранять ясную голову, чтобы не споткнуться, бороться со страхом, усталостью, апатией, жаждой. На отдыхе смотрели вокруг. На Камень, который стал вровень с нами. 

На вулкан Ушковский – сначала в профиль, а потом сверху, на его заснеженную спинку. На кажущийся маленьким, выглядывающий слева из-за Камня и активно дымящий Безымянный. На поделенный пополам вершиной Камня Толбачик. На далёкие теперь Зимина и Удина. Внизу всё было скрыто слоем облаков. Ощущение такое, будто выпал из самолёта и без парашюта… Склоны Ключевской одинаковы на всём протяжении. Снега нет, лишь кое-где в нишах под глыбами шлака висят одинокие сосульки. 

Ближе к вершине шлак становится ощутимо горячее. Гребни, глыбы, сыпуха... И камнепады. «Горняшка» проявлялась звоном в ушах, упадком настроения, утомляемостью, изредка тошнотой и каким-то неясным дискомфортом под диафрагмой. Пока не сильно набрали высоту, был даже аппетит, но выше мы были в состоянии есть только солёные острые морепродукты – кольца и стружку кальмара, кусочки щупалец осьминога. Последние 200–300 м шли очень медленно. 

Под кромкой кратера сидели Алексей и Серёга, которые поднялись раньше. Мы смотрели на их яркие куртки и каски и шли, шли, шли… Поравнявшись, перекинулись несколькими фразами, а потом они отправились вниз. А нам осталось ещё 20–30 м. По мере подъёма утробные низкие гулкие удары стали устрашающе громкими. Последние метры, и мы смогли заглянуть в кратер. Крутые, почти отвесные красновато-асфальтовые стенки. 

По окружности на 10–20 м ниже кромки серные фумаролы, едкий белый дым, жёлтые и красноватые возгоны. А на дне небольшой правильный конус, чёрный, рыхлый на вид, как горка свежего асфальта. Метров 20 в высоту, не больше. На верхушке чёрное отверстие. Мы немного отдышались, глотнули воды, и вдруг!!! Из жерла этого небольшого чёрного конуса со звуком взрыва вылетел столб серо-белого дыма и начала толчками выплёскиваться малиновая лава. 

Некоторые ошмётки на вид густой горячей массы взлетали выше кромки кратера, а потом, потемнев, шлёпались по окружности конуса. Это продолжалось сериями секунд по 20–30 через 2–3 минуты, потом стихло. Мы остолбенели. Когда унялось сердцебиение, быстренько фотографировались. Дождавшись ещё нескольких «выхлопов», ощутили непреодолимое желание уйти отсюда. Тем более, что стало казаться, будто «выхлопы» появляются всё чаще, а лава взлетает всё выше… 

Ту часть пути, которая далась нам вверх особенно трудно (где-то от 4000 м и до вершины), вниз мы прошли относительно легко. Вот только камни… Пережили несколько по-настоящему ужасных и опасных моментов. Шли так: один следит за склоном, двое быстро спускаются по сыпухе. Звук катящегося, а потом летящего крупного камня не забуду никогда... Все эти приключения обессилили нас вконец. Когда дошли до пояса шлака, стали всё чаще спотыкаться и падать. До лагеря добрались в сумерках. 

За чаем наблюдали, как спускаются с Камня москвичи. Палаток они достигли к часу ночи. Шли с фонариками, медленно, уставшие и расстроенные: не успели пройти сложный предвершинный участок всего в 30 м. Он не даётся многим. Оказывается, на перевале Вулканологов не бывает росы! Даже на крыше палатки изнутри. Точка росы где-то ниже… А ещё здесь снятся страшные сны: боишься, что на палатку скатятся камни. Это, наверное, последствия «горняшки»… 

Результат дня: прошли 9,5 км, ходовое время 9 ч, максимальная высота 4785 м. 31 июля. Недаром сегодня 13-й день похода! Утром, не спеша, собрались, вышли в 9.45. Было не холодно, солнечно, тихо. Москвичи уже ушли на Ключевскую. А мы двинулись в «кошках» вниз по леднику, стремясь обойти зоны трещин. Но это оказалось непросто: или идёшь через трещины, или попадаешь на участки крутого падения ледника, этакие мегагорки. 

В общем, старались как лучше, а в результате «попали»: лёд, засыпанный шлаком и камнями, образовал острые гребни и отвалы, а между ними в каньонах ревела вода. При попытках подняться по кручам шлак и камни осыпей скользили по льду под ногами. Трещины, неожиданные дыры, тонкие мостики, крутые стенки – и всё это серое, каменистое, пыльное или пропитанное водой, скользкое, чавкающее, чёрное... Потоки воды мутные, бурные, с питьевой влагой опять сложно. 

Солнце жарило, время шло, силы убывали. Совершенно обессиленные обедали у небольшого, далеко не кристального озерца. Одно хорошо: до края ледника осталось немного. В 15.00 увидели первые травинки, и они – о чудо! – оказались растущими на тропе. Ледник пройден. Несмотря на усталость, рванули вниз. Сбросили за день 1500 м. Лагерь – на традиционных стоянках, их здесь несколько. Лёша опять нашёл крошечный родничок. По обе стороны от лагеря ручьи, но они по-вечернему бурны и мутны. 

Результат дня: прошли 13,3 км, ходовое время 5.15, высота ночёвки 1895 м. 1 августа. Солнечным утром (какая неожиданность!), хорошо отдохнув, оставив за спиной ледяной и каменный хаос, мы бодро двинулись по – как бы это назвать? – холмисто-волнистой зелёной равнине, изрезанной ручьями и промоинами, населённой сусликами, поросшей ковром, напоминающим горную тундру. Ветерок, облачка, всё прекрасно, кроме одного – все ручьи – сухие. 

Или в руслах мутные озёрца у мелких умирающих снежников. Тем не менее идти было хорошо. На зелёных возвышенностях «наставлены» фантастические глыбы шлака. Вместе с вулканами эти чёрные фигуры на зелени создают непередаваемые впечатления. Не дойдя 7 км до «Стола» – места, с которого нас послезавтра должна забрать машина, остановились в 17.00 у озера. Сразу искупались… Результат дня: прошли 13,7 км, ходовое время 4 ч, высота ночёвки 1360 м. 2 августа. 

От озера уходить очень не хотелось. Но мальчики решили, а наше дело солдатское. Свернули лагерь, в 11.00 вышли, протопали 1 км и, оставив рюкзаки, сходили к 200-метровому обрыву над долиной р. Студёной. Классное зрелище! Вернувшись, стали искать место для лагеря, ибо к «Столу» нам можно было не торопиться: до него 6 км, а машина завтра в 15.00. Остановились в чудной холмистой местности, правда, ручеёк так себе. Сегодня первый пасмурный день. Тихо, комары одолевают, зато не жарко. 

Результат дня: прошли 8 км, ходовое время 2.40, высота ночёвки 1355 м. 3 августа. Ночью был дождь, а по руслу ручья бродил медведь. По слабенькой мороси прошли до места, называемого «Столом». Наверное, на перевале Вулканологов по-прежнему солнце, а долина кажется накрытой ватным одеялом. Вулканов не видно. А здесь уже растут ольха и лиственница, цветут ирисы и дудник, зреет голубика. Запах совсем лесной. Птицы поют. Стол тоже есть – удобный, под навесом. 

Водитель забрал нас вовремя, и уже в начале пятого, проехав 30 км, мы были в Козыревске. С гостиницей не срослось, встали на берегу р. Камчатки. Лёша добыл у местных рыбаков свежую кету. Объелись, конечно. Подвели итоги похода. Результат дня: прошли 6,5 км, ходовое время 1.40, высота стоянки 1043 м. 4–7 августа. Утром нас чуть не сожрали комары. А репелленты, как назло, кончились. Еле спаслись на автостанции. Ехали с 9.30 до 19.00. 

В Петропавловске шёл дождь. Добрались до своего жилья и сразу завалились спать. Следующие два дня бродили по музеям, магазинам и рынку. Ездили на горячие источники в Паратунку, в Голубую Лагуну. Сначала на автобусе от автостанции до Елизово, дальше ещё на автобусе и 45 минут пешком. Всего два часа. В Лагуне джакузи с термальной водой 40°С, два бассейна с обычной 30–35°С и – главное – водяные горки! А на другой день – домо-о-ой!

Статья опубликована в газете «Вольный ветер», на нашем сайте публикуется с разрешения редакции. Сайт газеты http://veter.turizm.ru/ 

Камчатка - Вулкан Толбачик

Северные прорывы БТТИ. Кратер конуса Горшкова

Каменные ванны на Сухой речке

Северные прорывы БТТИ. Вулканическая бомба – памятник вулканологам

Вулкан Толбачик, на первом плане торфянное озеро - Камчатка

Назад в раздел

Новый год и Рождество в России

Новогодние и Рождественские туры в России. В Подмосковье, Владимир, Великий Новгород, Карелию, Кострому, Калининград, Казань, Крым, Муром, Галич, Мышкин, Орел, Псков, Рязань, Санкт-Петербург, Сахалин, Селигер, Смоленск, Суздаль, Углич, Ярославль, Пенза, Беларусь, Алтай, Байкал, Вологда, Галич, Калуга, Александров, Архангельск, Камчатку и в другие регионы.

Легендарная Тридцатка, маршрут

Через горы к морю с легким рюкзаком. Маршрут проходит через знаменитый Фишт – это один из самых грандиозных и значимых памятников природы России, самые близкие к Москве высокие горы. Туристы налегке проходят все ландшафтные и климатические зоны страны от предгорий до субтропиков, все ночёвки в стационарных приютах.

В край Крымских гор

Недельный тур с проживанием в гостинице у самой красивой горы Крыма - Южной Демерджи. Треккинги, авто-пешеходные экскурсии с осмотром красивейших мест горного Крыма, Долины приведений, каменного хаоса, водопадов, каменных грибов с посещением пещеры МАН и оборудованной Красной пещеры.

Задайте вопрос...
Напишите Ваш вопрос. Наши специалисты обязательно Вам ответят!