Цей

Цей, зачем он и зачем мы? В нашем городе, нет гор. Совсем. А альпинистский клуб есть. И не один. Аж 30 человек собрались в июле поехать в Цей. Все крепкие и подготовленные, ведь целый год два раза в неделю тренировались. Да ещё теорию учили по средам, а по выходным на озере замёрзшем с ледорубами на пузе елозили… О! Пошла сказка! То есть было и озеро, и пузом елозили. Только елозили одни, а поехали, в основном, другие. Это уже быль. Ну, может, когданибудь, в тридевятом царстве, поедут действительно тренированные…

А так пришлось из 60 заявившихся в поездку отобрать 30 самых лучших да красивых! А 30 отправили по домам доучиваться и дотренировываться! Да... Опять я на сказку скатился… Ладно, тут я опять переборщил… Но! Когда-нибудь так и будет! Тем не менее мы сделали 105 человеко-восхождений. По 3–4 на брата. И на сестру. Вроде и немного, а в сумме впечатляет. Для нашего клуба. Однако вернёмся к сказке. Забрали нас в Пятигорске и привезли автобусами на альпбазу «Цей» без приключений. И даже из 30 человек никого не потеряли, что само по себе уже сказка!

А в «Цее» нас встретил Начуч, что в переводе с альпийского – начальник учебной части (Г.Аношин. – Прим. ред.). Совершенно не злобный, как положено, а милейший и обходительный человек. В общем, для нас главный. Главнее лишь начальник базы, но это лицо настолько главное, что простому альпинисту недоступное. И вот встречающий нас Начуч и говорит: «А жить вы будете в тереме на горке! Ну не все, а ваши 4 инструктора. Зато бесплатно, то есть даром! Даром, что ли, вы 30 человек тренировали целый год?». И распорядился, чтобы нам подушки, одеяла и простыни выдали. Чтобы спалось лучше.

Хотел ещё распорядиться, чтобы каждое утро молодые девушки в номер холодное пиво приносили, но тут мы категорически отказались. Потому что спортивный режим. И горло от холодного по утрам может заболеть. А нам охрипнуть – всё равно, что милиционеру пистолет потерять. Сразу инструмента нету. И уважения тоже. Начуч, конечно, огорчился, что мы без пива будем три недели, но пообещал нам горы подобрать такие, что мы пальчики оближем. Если, конечно у кого останутся. Целыми. В смысле – не отмороженными.

А ещё целый час водил меня по базе и показывал, где козы пасутся, где душ горячий круглосуточно, где бар, а где вода фонтанирует. И площадки под палатки нам выделил лучшие из оставшихся. А там на деревьях розетки с электричеством развешаны! И фонари! И павлины везде гуляют с хвостами до земли! А ещё, если очень захотеть, то можно дождь с утра выключить! Да! Он два раза с утра начинался, а мы его выключали. А однажды вечером выключить не удалось, так и шли к горе под дождём. И промокли, несмотря на плащи. Но к ночи всё-таки выключили.

Что делать в первый день? А чего – сказка? Быль! С утра все 30 человек неорганизованной толпой пошли вдоль канатки смотреть окружающие пейзажи. И шли по этим пейзажам, пока они не кончились. По дороге нашли пушку. А залезли вообще высоко! Пучков Миша изобразил горного орла и ушёл вверх высматривать добычу. Мы его потом догнали, добычу распугали, посмотрели вниз, ужаснулись высоты и потрусили назад. По пути, теряя и находя телефоны, фотоаппараты и сидушки, съезжали по подвернувшимся снежникам и старались отработать самозадержание на снегу.

Понятное дело, что всё это выглядело как на известной картине «Переход Суворова через Альпы». При этом на картине солдаты гибнут пачками, а у нас даже никто руку не сломал! Вот она – подготовка! Под вечер уважаемый ОБ (ответственный за безопасность) в «Цее» сводил меня и Иванова Олега на место скальных занятий. Пошли в шортах и мужественно прорубили дорогу в крапиве. Вернулись все в чесоточных прыщиках. Но в ручье слегка отмокли. Так незаметно день и пролетел. И взвалили мы на себя эти чувалы. И сказали чувалы нам: «Несите нас от перехода к переходу, пока не стемнеет. А назавтра опять несите.

И так много дней подряд. Потому что отпуск. И вы должны отдыхать. А ещё у вас путёвка “Всё исключено!”». Вышли из «Цея» тремя независимыми группами: новички, разрядники и мощные разрядники. Дороги не знал никто. Как и водится, новички ледник нашли первыми. Мощные разрядники (им-то всё равно!) сделали мощный крюк, заодно покорили морену, пару холмов, пробились через лес с незначительными потерями амуниции и морального духа, и в конце концов догнали новичков, опередив их минут на 15 при выходе с ледника.

Разрядники не могли найти нужный путь, частично увязавшись за новичками (2 человека), частично за хвостом мощных разрядников (остальные). Но, выложив на Цейском леднике мощёную плитами дорогу для последующих поколений, всё-таки воссоединились с другими группами и вместе поднялись на ночёвки. (Поколениям: не ищите на леднике ту дорогу. Как оказалось впоследствии, на леднике ничего не держится. Даже дорога.) На Цейских ночёвках сначала стояли все вместе. И радовало это мою душу, как никогда! Вот так бы всегда, думалось мне, все вместе, все под присмотром, у всех можно перекусить…

Но зловредные мощные разрядники собрались и ушли выше, на Цейскую (она же Николаевская) хижину. Вроде бы первопроход покорять. А на самом деле, откуда в Цее могут быть первопроходы, когда здесь столько лет до нас первопроходили? Но разрядники утверждали, что их Начуч подговорил и обещал им за это медали, завёрнутые в лавровые венки. Ну, лаврового листа на кухне замечено не было, и стремление разрядников сей недостаток устранить было воспринято с пониманием. Вверх они ушли, но на связи остались. А мы, все оставшиеся (их тоже ещё было много), ходили на ледник, рубили его на искрящиеся на солнце брызги, пинали его «кошками» и крутили ледобурами.

Проводили время весело и незатейливо. Да… Назавтра и мы, собрав нехитрый скарб, вышли посмотреть на хижину. Она оказалась просторной, с отдельным санузлом и ванной. На стенах развешаны шкуры медведей и пантер. В гардеробе вешалки из рогов оленей. Каминный зал. Камин топится керосином, уж не обессудьте – дров не имеем! Такую красоту не хотелось заселять немытыми два дня новичками, да и что это за новичок, который на леднике не ночевал! Поэтому расположились возле ледникового ручья, построив городок на камнях.

О пиках Николаева и Хицане, о дюльферах и тельферах Стоит в Цейском ущелье, прямо на

леднике (точнее, между его северной и южной ветвями), огромная гора, корнями уходящая вглубь земли, а вершиной царапающая небосвод – пик Николаева. Хорошая фамилия – Николаев.

Предок его был Коля, вот и стал он Николаевым. Всё просто и понятно. А Хицан – тоже огромная гора. Рядом с Николаевым. Ну, чуть поменьше. Обе эти горы держатся особняком и посреди

ледника выглядят весьма внушительно. Правда, пока не зайдёшь чуть выше этих вершин. Ну, например, прогулявшись по леднику вверх. Оттуда, сверху, кажутся они уже не такими большими. И тем не менее, пик Николаева – гора знаменитая.

Ведь маршрут на неё, «единичка Б», считался и считается на просторах бывшего эСеСеСеРа эталоном «единичек Б». Все «единички Б» могут быть сложнее пика Николаева или проще. Как повезёт. А пик Николаева – эталон! А ещё на пик Николаева есть «двойка А». Тоже хороший маршрут. Только не эталон. Как-то не согласуется маршрут этот с категорией 2А. Вот 3А – ещё куда не шло. Может быть. Как минимум. Но не 2А. Что я, «двоек А» не видел? Что за «двойка А», где две первые верёвки по «перилам» жумарить надо? Потому что круто, и лезтьто лезется, но лезть надо без дураков и уметь это делать.

Если это в Крыму, то да, этот кусок может быть 2А. Только это ж не Крым… В Крыму на этом всё и кончается, потому и «двойка А», а здесь ещё и лезть, и топать, и спускаться ещё ой сколько… Поэтому, когда мы сходили сначала на «двойку», которая не такая уж и «двоечная» оказалась, то потом я и задумался насчёт «единички». И пошли мы назавтра, взяв 11 новичков и 3-х инструкторов к ним. Вы скажете: много инструкторов. Как бы не так! Инструкторов, как и платьев для женщины, много не бывает! Ещё и не хватило. В бодром темпе взобрались на вершину пика Николаева. Ну, подъём, когда путаться, в общем, негде, ни тумана, ни пурги – одно удовольствие. Человеку нравится лезть вверх.

Особенно, когда его не мучает вопрос, а как же спускаться. Полежать и пофотографироваться на вершине в хорошую погоду тоже неплохо. А вот спуск, как правило, не так хорош. Не привыкли ещё наши люди получать удовольствие от спуска. Как бы то ни было, а выворачивая колени и протирая дыры на задах при спуске, мы подобрались к снежному кулуару, по которому, бодро выбивая ступени, поднимались утром. Как-то коряво провесили первую ветку «перил», в результате многие стали падать в трещину. Не убиваясь, но ставя себе синяки на филейные места. Ловчее надо быть, граждане альпинисты! Корявые «перила» – не повод для самоубийства!

Они у нас корявыми чуть ли не всегда получаются! Это повезёт, если гладкий рельеф, а в горах он везде корявый. Ну и «перила» – соответственно! Вижу, что большая часть наличного состава бергшрунд преодолела успешно; метеоритом, показывая практически военную выправку и хорошее владение снегом, мимо прошагали наши бравые мощные разрядники. Так прошагали, что только брызги в разные стороны летели! Вот уж и склон стал поположе, а новички в стремлении организовать всё новые ветки «перил» грозили «проперилить» мимо собственных палаток. Поэтому я отдал команду сворачивать «перилиние» и валить вниз.

Подразумевалось, что в связках: если один падает, так второй его задержит. Поэтому как-то неожиданно мимо со свистом пролетела Ксения, разбрызгивая снег во все стороны и набирая скорость. Крикнул, чтобы зарубалась; вроде поняла, перевернулась на пузо и стала замедляться. Попытка нескольких человек остановить её не удалась, и Ксения, изображая из себя скутер, унеслась по кулуару вниз. Отметив про себя, что криков и стенаний снизу не слышно, поспешил туда. Увидел Ксению стоящей на ногах, и пришёл в себя. Оказалось, Антон запрыгнул на пролетающую Ксению и остановил её. Всё обошлось, но пусть это будет уроком для участвующих и наблюдающих. Случай крайне опасный и мог закончиться очень плачевно.

Выводы: по снегу мало кто умеет ходить, а самозарубаться и того меньше. Вы спросите, а причём тут тельфер? Не причём! Просто хорошо рифмуется! Сказка № 5. Про Чанчахи Чанчахи – это Гора. Самая в районе. Самая высокая – Уилпата. Самая гребнистая и снежнолопатная – Бубис. Самая рогастая – Дубльпик. А вот Чанчахи – просто самая! Вот так приходишь, смотришь и понимаешь – да. Самый простой маршрут – 4А. Только далеко заходить, из Грузии. А самыйпростой из доступных – 4Б. А 5А уже нет, только 5Б и «шестёрки». Ну, мы не самые умелые альпинисты, поэтому выбора как-то и не было. Пошли на Западный гребень по 4Б. Вышли в дождь. А нам какое дело?

Дождь не вечный, кончится когда-нибудь. Тем более, мы выключатель-то закрутили! Но, видать, там дырочка была – ещё долго капало. Дорога знакомая, к вечеру прибыли на Цейские ночёвки. Мокрые по пояс. Снизу. Травы тут, однако, густые и высокие. Назавтра, часик посидев у хижины, словили солнце и посушились. К вечеру добрались на ледник под Чанчахи. Туман, внизу под нами и Хицан, и пик Николаева. Чанчахи не такая уж и большая, но всё-таки. Всё-таки большая. Мы уже научились спать в 3-местной палатке вчетвером: валетом. Тепло, никто не мёрзнет. Ха, ещё бы, в пуховом-то спальнике! Мы – это Антон как руководитель, Дима как его связка, я и Олег Иванов как связка стар-поддержки. «Стар» – по-англицки «звезда»!

Между прочим, если кто не знает. Поэтому скальники (обувь для лазания по скалам. – Прим. ред.) нам брать запретили. А я бы и так не брал, подумаешь, на 4Б сроду скальников не брал! Утром после завтрака (по ихнему – ланча) полезли вверх. Сначала пошли, а как бергшрунд перед глазами возник, так и полезли через него. И дальше уже, пожалуй, лезть не переставали. Только когда перерыв на сон был, да и то я во сне ногами и руками сучил. Добрались до перевала. С перевала Иванов, шедший первым, устроил по нам камнепад. При этом я, поборник правильных команд, заорал вместо «Камень!» – «Ложись!» – так это напоминало ковровое бомбометание.

Я спрятался под выступ, а хитрые молодые хлопцы держались в стороне. Так что происки врага Иванова остались безрезультатными. А мы ж его и кормили, и спать укладывали! И снисходительно к его храпу относились! На часовой связи слышали всех и со всеми разговаривали. И жизнь ещё казалась вполне налаженной. И тут начались трудности. Дорога, по которой мы шли, приобрела вертикальный оттенок. Не верилось, что вот тут «в лоб» нужно лезть. Хотелось обойти. После долгих раздумий Антон пролез верёвку там, где был наиболее логичный путь. А дальше этот путь закончился. Стояла стена с небольшим, но явным нависанием. И был кулуар между двух стен, залитый льдом. И в верхней части тоже с нависанием.

И ещё одна стена, не вертикальная, но типа «бараньих лбов», без зацепов и трещин. Антон попробовал её обойти, но вернулся ни с чем. Потом полез на неё и через 20 м остановился, не сделав ни одной точки страховки. И потом долго спускался вниз, а мы стояли, зажав в руках верёвку и понимая, что не так уж и много мы словим в случае его падения. Спустившись, Антон пояснил, что на сегодня уже налазился. Вперёд вышел Дима, вооружившись «кошками» и ледорубами. И полез в заледеневший кулуар. Уже позже я сообразил, что, очевидно, этот кулуар обычно был забит снегом, по которому и преодолевался этот участок. Но снег стаял, оставшись только в нижней части.

Дима после нескольких бесплодных попыток вернулся. Пока он ходил, Антон пришёл в себя, скинул рюкзак, надел скальники и прошёл по нависающей стене. Настала наша очередь выходить на сцену! Я пристегнулся к «перилам», меня кинуло на отвес, и я заболтался, как жук на верёвочке. Противное ощущение. Рюкзак тянул вниз и переворачивал. Мгновенно понял, что если сейчас не вылезу, то вот он – конец. Но я же не «чайник», чтобы умирать на «перилах»! Поэтому плавно лез наверх, руки немели, дыхание 200 раз в минуту, 400 раз в минуту! Я сопел, как паровоз, плакал и ругался, стоял и дышал. 50 м шёл целую вечность. А придя к Антону, еле смог выговорить, что сами наши товарищи с тремя рюкзаками не подымутся.

Сообразили мы полиспаст, крикнули, чтобы Иванов снял рюкзак, и стали тянуть. А оно не тянется! Даже полиспастом! Наконец Иванов догадался отцепить рюкзак от страховки, и он как прыгнет вверх! Вытащили мы подранный рюкзак, а Иванов сам налегке вылез. Антона отпустили вверх, а мы с Олегом стали полиспастом вытягивать Диму с двумя рюкзаками. Это та ещё работёнка! Прошли верёвку дальше, ещё одну, и тут попалась площадка. Точнее, её заготовка. Вырубили в снежнике на гребне площадку, поставили палатку, сварили супчик и улеглись спать. Утром проснулись в тумане, видимости никакой, сверху сыпет снежок, крупа. Где стоим – не знаем, куда идти – не знаем. Так и просидели целый день, выходя на прогулки на верёвочке. А ещё готовили кулинарные изыски.

Снег брали прямо возле палатки. Способ готовки в палатке – поза № 1. Горелка у выхода, кастрюльчик на ней. Поза № 2 – горелка свёрнута, кастрюльчик посредине, все с ложками. Позы меняются по команде. Поза № 3 – все лежат валетом, спим. Три позы – это изыск для такой ситуации. Продуктов мало, отсидка не запланирована. Но есть НЗ – кожаные ботинки Иванова. Большие. Отрежем, сколько надо, и съедим! А Иванов обойдётся! Время от времени выходим на связь. И мы никого не слышим, и нас никто не слышит. Тоска. Вечером развиднелось. И слева пропасть, и справа пропасть. Палатка на пятачке. Собственно, кроме неё есть ещё организованное отхожее место. И всё.

Огляделись – видимость есть, но куда-то идти уже поздно. Вечером, уже в темноте, пробовали организовать голосовую связь с группой на Дубльпике. Вроде ж недалеко. В четыре глотки разом позвали Колю. Эхо гулко разнеслось по окрестным горам. Дубльпик закачался от воздушной волны, но выдержал. Из ближних сёл послышались возбуждённые голоса, в окнах стали зажигаться огоньки. Из Цея отозвался неизвестный голос, пообещавший с нами разобраться по возвращении. Дубльпик не отзывался, видимо, там было не до связи. Утро встретило нас на том же месте, в затянутой облаками мгле. Из неё высунулась небольшая рука с подносом, другая рука постучала по палатке и девичий голос произнёс: «Господа, кофе готов!».

Мы хором ответили: «Какой кофе! Дай поспать, мы же в отпуске, нам на работу не надо!». – Ну как хотите, – ответил голос. – Мне ещё на Дубльпик отнести надо. – Неси, – отвечали мы, – и передавай им привет, пусть на связь выходят. – Сами передавайте, моё дело кофе разносить, приветам я не обучена. Вот пожалуюсь Начучу, что кофе по утрам игнорируете, он вас только на Монаха выпускать будет. В виде наказания. И поднос исчез в рассветной мгле. Мы переглянулись и высунулись из палатки. Временами туман растягивало. И мы пошли вверх. На первых верёвках отмерзали конечности. И руки, и ноги. Вот тут я и поверил, что в горах бывает очень холодно. И голодно.

Всё-таки чай без сахара, но с конфеткой-леденцом в качестве завтрака вместо жареной курицы с картошкой не вдохновляет на трудовые подвиги. Упорное продвижение вперёд вывело нас на вершину Чанчахи. Связи не было, ни по телефону, ни по рации. Мы беспокоились за группу на Дубльпике, но понимали, что ничем им помочь в ближайшее время не сможем. Спуск вниз занял больше времени, чем рассчитывали. Возле палатки задержались ненадолго, чтобы собрать пожитки. Почти везде дюльферяли, и один раз верёвка, как раз на той нависающей стене, застряла. Но удалось пустить волну и её продёрнуть.

За день спустились до перевала и там заночевали. А вдали на леднике, но в пределах видимости, лежал наш рюкзак с едой. Назавтра ещё спускались часов пять до ледника. Кульминацией было преодоление бергшрунда. Сделали сброс на ледорубах и успешно справились с задачей. А потом на леднике готовили кисель и чай, кушали солёную рыбу и другие изыски. Перекусив, побежали вниз. Сначала до хижины, потом до зелёной поляны. Переночевали на траве, и назавтра вернулись на базу. Вот такие сказочки пришли в мою седую голову. Немного нудные и длинные. В чём-то правдивые, а в чём-то сказочные. Я и сам, наверное, не отличу правду от вымысла. А оно надо?

Статья опубликована в газете «Вольный ветер», на нашем сайте публикуется с разрешения редакции. Сайт газеты http://veter.turizm.ru/ 

Цей. Главный корпус базы на фоне горы Монах

Курорт Цей. Вид на восток с перевала Цей-Тбилиза

Цей. Чанчахи. Вид с перевала Цей-Тбилиза

Цей. На ледовых занятиях

Цей. На Дубльпике

Назад в раздел

Новый год и Рождество в России

Новогодние и Рождественские туры в России. В Подмосковье, Владимир, Великий Новгород, Карелию, Кострому, Калининград, Казань, Крым, Муром, Галич, Мышкин, Орел, Псков, Рязань, Санкт-Петербург, Сахалин, Селигер, Смоленск, Суздаль, Углич, Ярославль, Пенза, Беларусь, Алтай, Байкал, Вологда, Галич, Калуга, Александров, Архангельск, Камчатку и в другие регионы.

Легендарная Тридцатка, маршрут

Через горы к морю с легким рюкзаком. Маршрут проходит через знаменитый Фишт – это один из самых грандиозных и значимых памятников природы России, самые близкие к Москве высокие горы. Туристы налегке проходят все ландшафтные и климатические зоны страны от предгорий до субтропиков, все ночёвки в стационарных приютах.

В край Крымских гор

Недельный тур с проживанием в гостинице у самой красивой горы Крыма - Южной Демерджи. Треккинги, авто-пешеходные экскурсии с осмотром красивейших мест горного Крыма, Долины приведений, каменного хаоса, водопадов, каменных грибов с посещением пещеры МАН и оборудованной Красной пещеры.

Задайте вопрос...
Напишите Ваш вопрос. Наши специалисты обязательно Вам ответят!