Чатыр-Даг

Путеводитель по одному из известнейших в Крыму горных массивов содержит сведения о его геологическом строении, фауне и флоре, карстовых полостях. Авторы—краеведы—предлагают разнообразные маршруты, по которым могут пройти туристы и любители походов выходного дня. Для туристов и экскурсантов.

КАКОВ ОН, ЧАТЫР-ДАГ?
В путеводителе по Крыму Н.А.Головкинского, есть такие поэтические строки о Чатыр-Даге:
Выше нас лишь небосклон.
Здесь весь Крым как на ладони,
Видно море с трех сторон...
Раскаленный, чуждый тени,
Гол и мертв утес Эклиз;
За ступенями ступени
Серых скал сбегают вниз.
Там отлоюсти и кручи,
И ложбины, и бугры
Одевает лес дремучий
До подножия горы.  
Выше леса перед нами
В океане светлой мглы
Реют плавными кругами
Длиннокрылые орлы.
Немного наивные стихи старого профессора вполне точно характеризуют ландшафт милой его сердцу горы.

Автор известной в прошлом веке книги «В дебрях Крыма» С. А. Качиони пишет: «Стоит приблизиться к Чатыр-Дагу, чтобы быть пораженным целым лабиринтом просветов, теней, контуров, впадин, уступов, громадных бесформенных глыб и зияющих таинственно мглою провалов, которыми покрыто сплошь так безжалостно истерзанное борьбой стихий тело этого великана».

Великий поэт нашего времени В. В. Маяковский сказал о Чатыр-Даге по-своему:
В путь,
          в зной
крутизной! 
Туда,
       где горизонта черта, 
где зубы 
             гор
                из небесного рта, 
туда,
      в конец,
                 к небесам на чердак, 
на —
       Чатырдаг.
Мощному гласу поэта вторит слабенький дискант юного туриста, пожелавшего остаться неизвестным:

Мы шли по тропам синим... 
Подобно птицам смелым, сильным. 
Мы покорили Чатыр-Даг!
Что же это за гора такая, если не только поэты, но даже почтенные исследователи наравне с восторженными юнцами не могут удержаться от того, чтобы не заговорить о ней стихами или прочувствованной прозой? Попытаемся ответить на этот нелегкий вопрос, опираясь на объективные данные науки и на немногочисленные заметки и впечатления, оставленные теми, кто до нас прошел тропами гиганта.

В цепи Крымских гор Чатыр-Даг занимает срединное положение, со всех сторон он отделен от соседей и сдвинут на 10 км к северу от фронтальной линии Главной гряды. Массив ограничен двумя глубокими проходами — богазами (перевалами). На юго-западе Кебит-Богаз (591 м) лежит между ним и Бабуган-яйлой с высшей точкой Крыма Роман-Кош (1545 м). Этот перевал разделяет бассейны рек Альмы, собирающей воду с западных склонов Чатыр-Дага, и Улу-Узени, в устье которой располагается большая часть города Алушты.

На северо-востоке Ангар-Богаз (752 м) размежевал Чатыр-Даг с горой Демерджи. И здесь свои реки: на север спешат воды Ангары (верховье реки Салгир), на юг, к Черному морю,— короткой Демерджи.

В далеком геологическом прошлом Чатыр-Даг не был так резко обособлен от смежных гор. Его относительная изолированность — результат проявления многих природных процессов и, в первую очередь, тектонических, которые стимулировали активность эрозии. Перечисленные реки (Альма на западе, Ангара на востоке) образовали вдоль его склонов живописные ущелевидные долины и тем самым отделили массив от соседей.

Чатыр-Даг вытянут меридианально почти на 10 км при ширине с запада на восток до 5 км. Его площадь со всеми склонами и отрогами 46,5 км кв. В плане это прямоугольник с четкими ровными склонами, за исключением северной оконечности, расчлененной долинами сухоречий — короткими притоками речушек Тавель, Ак-Мелек н Аян, принадлежащих к бассейну Салгира. Междолинные водоразделы, словно растопыренные пальцы, расходятся в стороны. Поэтому, очевидно, В.Н.Дмитриев, первый председатель Крымского горного клуба, считал, что Чатыр-Даг своими очертаниями напоминает ступню человека.

Особенностью горных массивов Главной гряды является платообразность их вершинных поверхностей, за которыми закрепилось название яйла (от тюркского джайляу — пастбище). Чатырдагская яйла располагается на разных абсолютных отметках, и большинство исследователей выделяет две гипсометрические ступени — нижнее и верхнее плато.

Нижнее занимает наибольшую площадь массива и лежит на высотах 900—1100 м над уровнем моря (максимальная 1252 м). Здесь нет высоких хребтообразных водоразделов, останцовых возвышенностей и глубоких долин между ними. В массе своей имеющиеся формы рельефа будто испытали шлифовку и подогнаны под единый уровень: их отличает плавность очертаний и скромные размеры. Почти с любой, незначительной вершины открывается панорама, дающая целостное представление обо всем нижнем плато.

Верхнее плато на всю ширину массива отделено от нижнего крутым микроступенчатым склоном и лежит в среднем на высоте 1300 м над уровнем моря. Здесь расположена высшая точка Чатыр- Дата — Эклизи - Бурун (1527 м), а на противоположной от нее, северо-восточной оконечности плато, находится вершина Ангар-Бурун (1459 м).

В иерархии крымских вершин Эклизи-Бурун занимает почетное пятое место после Роман-Коша (1545 м), Демир-Капу (1540 м). Зейтин-Коша (1534 м) и Кемаль-Эгерека (1528 м). Но возвышаться и господствовать не всегда одно и то же. В общем профиле Главной гряды найти среди вершин-близнецов хотя бы Роман-Кош довольно трудно: «Это же мелкие холмы на высоко поднятой гряде Крымских гор» — так отозвался о них геолог Ю.Листов, отстаивая Чатыр-Даг как незаменимое место для устройства горной геофизической станции. Названные вершины превосходят Чатыр-Даг на 10— 20 м и поднимаются над уровнями собственных яйл всего на 30—70 м, в то время как Эклизи-Бурун на 427 м выше среднего уровня нижнего плато.

Вот почему издали кажется, что Чатыр-Даг выше всех Крымских гор и господствует над всеми яйлами. Именно эта особенность поразила польского поэта А.Мицкевича. Как известно, он посетил Аянский источник, бьющий у основания этого массива и, вполне вероятно, поднимался на яйлу. Путешествуя по Крыму, поэт заметил, что, где бы он ни был, всюду за ним «наблюдал» «бесстрастный драгоман», и в посвященном ему сонете дал точное, хотя и гиперболичное определение: «Ты — мачта крымская!»

Фото Чатыр-Дага и Демерджи
a:2:{s:4:"TEXT";s:287038:"
Большинство горных вершин обозримы с одной, реже с двух точек. «Мачта» видна со всех сторон и, что удивительно, с любой из них смотрится по-разному.

«Красивым маленьким шатром» показался Чатыр-Даг со стороны Алушты писателю В.Г.Короленко. Такое обманчивое впечатление производит массив, если смотреть на него с юга: Бабуган и Демерджи, ограничивающие Алуштинский амфитеатр с запада и востока, расположенные ближе к морю, с корабля или берега выглядят грандиозно, а удаленный к северу Чатыр-Даг рядом с ними — заурядная горка. Поднявшись же на Эклизи-Бурун, писатель признал, что Чатыр-Даг «в действительности представляет настоящую каменную область, с дикими оскалинами, с лесами, хаосами камней и горными пастбищами».

Из района Бахчисарая Чатыр-Даг опознать трудно: среди типичных крымских округлых вершин он смотрится как остроконечный, альпийского типа, пик. А при взгляде с севера Чатыр-Даг невозможно спутать с другими вершинами: его контур напоминает классически установленную палатку. Отсюда и широко бытующие названия Чатыр-Дага — Палат-гора, Шатер-гора. Кстати, последнее — буквальный перевод тюркского названия.

Чатыр-Даг — возвышенность с уплощенной и как бы выровненной платообразной вершинной поверхностью. Древние греки-колонисты называли его Трапезус (стол).

Когда-то Эклизи-Бурун — высшую точку Чатыр-Дага — именовали Церковным мысом, соединив греческое эклиз (церковь) с тюркским бурун (мыс). Попытку объяснить происхождение этого названия находим в книге писателя, члена Российской Академии наук П.И.Сумарокова «Досуги крымского судьи» (Спб., 1803). Там эта вершина описывается следующим образом: «Поверхность усеяна каменьями, буграми, между коих видны развалины греческой церкви, зовомой Панагия, т. е. Пресвятой, куда греки единожды в году в Троицын день возносились многолюдным ходом для молебствования». Однако на поверку признаков какой-либо постройки на Эклизи-Буруне не оказалось. Сообщение это остается на совести «крымского судьи», а название вершины — одной из многих загадок Чатыр-Дага.

Судя по археологическим находкам, люди жили на Чатыр-Даге уже в эпоху неолита. К этому времени относится, например, первобытная стоянка на Барсучьей поляне. Некоторые сухие гроты массива известны как временные жилища тавров — охотников и скотоводов VII—V вв. до н. э. Недавно открыты в двух глубоких пещерах столь же древние подземные святилища. Поднимаясь на нижнее плато, можно увидеть таврские погребальные «ящики» из врытых в землю песчаниковых плит — они сохранились на северных отрогах близ сел Перевального (бывш. Ангара) и Мраморного (бывш. Биюк-Янкой).

И все-таки, что в Чатыр-Даге особенного и притягательного?
Во-первых, контрастность ландшафтов, микроклиматов, частая смена разнообразных пейзажей, обилие круговых точек обзора, легенды и исторические предания сделали седую Палат-гору популярным объектом пешеходного туризма — планового и самодеятельного.

Вертикальные известняковые стены, ограничивающие верхнее плато с востока и запада, служат скалодромом — местом тренировок альпинистов и скалолазов; его пещеры, колодцы и шахты — полигоном для спелеологов; склоны и плато зимой широко используются для лыжного спорта.

Во-вторых, особая ценность Чатырдагского массива заключается в его учебно-п ознавательной функции. Трапезус — живая иллюстрация к учебникам по природоведению, физической географии, геологии, динамической геоморфологии, ландшафтоведению и многим другим естественным дисциплинам, на которой запечатлены все природные процессы, изменяющие лик Земли, за исключением абразионных и вулканических. Доступность изучения и наглядность форм рельефа, созданных древними и современными экзогенными (происходящими на поверхности) процессами, делают Чатыр-Даг своего рода незаменимым учебным пособием. Профессор Московского государственного университета Н.В.Короновский считает его идеальным для студентов, проходящих практику по динамической геологии.

Морфологическое и генетическое разнообразие поверхностных и подземных форм этого горного массива поражает н зарубежных ученых. «Ничего подобного в мире не видел» — так сказал о Чатыр-Даге известный австрийский карстолог, профессор Венского университета Г.Триммель, Генеральный секретарь международного спелеологического союза, посетивший Крым по приглашению АН СССР.

Притягательность горного великана следует испытать на себе, для этого приглашаем тебя, дорогой читатель, пройти по Тисовому ущелью, померзнуть в июльский полдень в Холодной пещере, взобраться на Эклизи-Бурун... Тогда станет понятно, что заставило многих покорителей этой вершины излить свой восторг в стихах или прозе, станут понятными слова П.И.Сумарокова: «Быть в Крыму и не сделать посещения Чатыр-Дагу, есть дело предосудительного равнодушия». 

ЧАТЫР-ДАГ В РАЗРЕЗЕ
Попробуем представить себе великана, взмахнувшего мечом и разрубившего массив вдоль его длинной оси. Удивительная картина открылась бы изумленному взору человека: желтые, розовые, кремовые, угольно-черные слои пород, причудливо изгибаясь, рисуют волшебный узор, синие струйки воды бегут по бесчисленным трещинам вниз, к подземным рекам; мрачно глянули бы на свет темные жерла пещер, хранящие во мраке множество тайн. Можно было бы увидеть красные потеки солей железа вдоль разломов и белые жилы кальцита, заполняющие тектонические трещины... Но, к счастью, нет великанов, рассекающих горы, а о том, как выглядит массив в разрезе, человек узнал, собирая и обобщая на протяжении долгих лет множество геологических фактов, касающихся Чатыр-Дага.

В общем-то геологическое строение Чатыр-Дага сравнительно простое. Фундамент горы, ее нижняя часть, сложена аргиллитами, алевролитами и песчаниками таврической серии. Они практически водоупорны, поэтому все подземные воды массива располагаются выше их. Плиточки алевролитов и песчаника можно увидеть на плато — над родником Дамчи-Кая — и на южном склоне, возле с. Изобильного. Только цвет их не будет черным, как глубоко под землей. На поверхности — это белесые, коричневатые или серые невзрачные пластины. Однако когда такую же породу (при строительстве Ялтинского гидротоннеля) вывозили в вагонетках, она, только что добытая с глубины более 300 м и еще не потерявшая своих первоначальных красок, действительно, была похожа на уголь.

Выше, на песчаниках и алевролитах лежат слои конгломератов оксфордского яруса верхней юры. Конгломерат — это порода, состоящая из множества галек и округлых глыб, намертво скрепленных природным цементом. Гальки и глыбы (обломки известняков, кварцитов) в течение длительного времени обрабатывались в волноприбойной зоне древнего моря, затем их скрепил цемент — карбонатный материал с песком.

Конгломерат имеет в своем составе много карбонатов (из которых состоит известняк) и тем не менее почти не карстуется. Но эта порода очень легко разрушается морозным выветриванием, водной и ветровой эрозией. Каждый, кто бывал на Южной Демерджи, наверняка любовался причудливыми фигурами: башнями, колоннами, зубцами, каменными великанами — их природа создавала в течение многих тысяч лет из конгломерата.

Однако на Чатыр-Даге нет фигур выветривания, так как конгломераты здесь перекрыты толщей других пород, о которых речь пойдет дальше. На поверхности их можно увидеть на западном склоне Чатыр-Дага при подъеме от кордона «Криничка» по дороге к бровке плато или в Орлином ущелье, на восточном склоне, где они обнажаются в днище и бортах маленькой речушки, почти у подножия массива.

Еще выше конгломератов залегают породы, придающие неповторимый облик всей Главной гряде Крымских гор. Это известняки, многосотметровая толща которых с огромной силой давит на нижележащие породы. Даже неспециалист заметит, что на верхнем плато слои пород круто падают к северу под тем же углом, что и склон, обращенный к нижнему плато.

Известняки относятся к титонскому ярусу верхней юры. Юрский период кончился приблизительно 137 млн. лет назад, а продолжался 58 млн. лет. Это немного, если учесть, что история нашей планеты началась 4,5 млрд. лет тому назад, но, пожалуй, никогда не было таких благоприятных физико-географических условий для развития органической жизни, как в тот промежуток времени.

В юрском периоде тропический климат установился в пределах всего мирового океана Тетис, занимавшего громадную часть земного шара. Просторы материков, побережья морей, рек покрывали рощи цикадовых пальм, хвойные, папоротниковые, гинкговые леса. Огромные залежи древесины скапливались на мелководьях, чтобы через десятки миллионов лет превратиться в залежи каменного угля. В морях обитали моллюски, раковины которых достигали метра в диаметре, рыбоящеры — ихтиозавры и плезиозавры. По суше медленно передвигались стада динозавров, а в воздухе парили птерозавры и птеродактили. До наших дней дошли следы той далекой жизни в виде окаменелостей в пластах юрских известняков. Если ваш маршрут будет пролегать неподалеку от с. Мраморного, то возле карьера можно найти обломки мраморизованного известняка с остатками окаменевших кораллов, живших на дне теплого неглубокого юрского моря миллионы лет назад.

Чатыр-Даг — одна из составных частей Главной гряды Крымских гор и образовался он вместе с ней. Почти 12 млн лет назад началось поднятие того участка суши, где сейчас находятся Крымские горы. Выталкиваемая могучими подземными силами суша медленно расширялась и поднималась все выше и выше. Особенно интенсивно этот процесс происходил в последние 1,5—2 млн. лет — в антропогеновый период, когда величина поднятия составила около 1000 м.

Одни участки поднимались быстрее, другие медленнее, поэтому жесткая земная кора трескалась, ломалась, образуя серии так называемых разрывных нарушений: сбросов, сдвигов, надвигов. Самый большой сброс на Чатыр-Даге вытянут вдоль-западной бровки массива, его северная часть совпадает с балкой Чумнох. Именно в результате движения известняковых блоков вдоль этого сброса были сорваны, а затем «выжаты» наверх упоминавшиеся уже таврические песчаники и алевролиты. В горном Крыму имеются только два места, где на плато среди сплошного распространения известняков можно увидеть «выжатые» на большую высоту породы таврической серии или весьма похожие на них среднеюрские. Одно из них то, о котором мы рассказали, другое находится на Ай-Петри, в урочище Беш-Текне.

Чем выше вздымались горы, тем активнее воздействовали на них внешние (экзогенные) силы: эрозия, карст, денудация. Именно они в течение миллионов лет «глодали» массив, придавая ему его сегодняшний облик. Быстрые речки и ручейки рассекали склоны многочисленными «морщинами»: оврагами, балками, долинами, а дождь и снег миллиграмм за миллиграммом растворяли известняк, создавая разнообразные карстовые формы. Огромные блоки известняков «отседали» от южных обрывов, образуя гигантские ступени. По восточному склону один за другим медленно скользили оползни. И сейчас массив не замер: почти невидимая человеку активная работа внешних и внутренних геологических сил продолжается. Миллиметр за миллиметром из года в год поднимается Чатыр-Дагг и только сорвавшаяся глыба, оживший оползень напоминают о том, что гора живет по своим сложным и удивительным законам. 

МУЗЕЙ КАРСТОВЫХ ФОРМ
Главная гряда горного Крыма является областью развития классического среднегорного карста средиземноморского типа, а Чатыр-Даг — один из массивов, где можно наблюдать почти все многообразие карстовых форм как поверхностных, так и подземных. Это настоящий природный музей, который создавался миллионы лет.

Несколько слов о карсте(от названия нагорья Крас в Югославии) — сложном процессе взаимодействия между водой и растворимыми породами, в результате которого образуются разнообразные формы, начиная от мелких пор и кончая огромными пещерами объемом в миллионы кубометров. На Чатыр-Даге карстуется известняк, слагающий вершинную часть массива, а разрушает породу влага атмосферных осадков.

Снег и дождевые воды содержат чрезвычайно мало минеральных солей — в среднем 44 миллиграмма в одном литре. Однако вместе с осадками за год на один квадратный километр земной поверхности в горном Крыму выпадает почти 46 тонн минеральных солей. Талые и дождевые воды очень быстро поглощаются через почву или уходят в трещины, поноры, жерла карстовых шахт и колодцев, а под землей начинают стягиваться в мелкие струйки, затем в ручейки, которые иногда объединяются в подземные реки — словом, все как на поверхности. В окрестностях Чатыр-Дага подземные воды выходят в виде родников.

Длинный и сложный путь преодолевает вода от места поглощения к источнику. Но обычно, и к сожалению, путь этот она пробегает очень быстро, за несколько суток. К сожалению потому, что за это время она не успевает очиститься от загрязняющих ее веществ. Но и за короткое время под землей с водой происходит ряд удивительных превращений.

Химический анализ родниковой воды показывает, что она содержит уже не 40—50 миллиграммов минеральных солей в одном литре, как атмосферные осадки, а значительно больше— 300—400. Находясь под землей, вода успела растворить в себе часть породы, правда, весьма малую, но процесс этот идет непрерывно — из года в год. Подсчитано, что за 1000 лет вода «съедает» приблизительно 0,0084% объема всех Крымских гор.

Дождевые и талые воды, взаимодействуя с углекислым газом, содержащимся в воздухе и почве (где его значительно больше), приобретают свойства слабой кислоты. Проникая в породу все глубже и глубже, они частично растворяют ее, а попадая в уже сформировавшуюся полость, начинают откладывать растворенный раньше карбонатный материал. Так образуются карстовые натеки различной формы и размера.

Кислотность или, иначе говоря, агрессивность воды довольно быстро истощается уже на глубине 200—300 м от поверхности, а чаще — и на меньшей. Но карст развивается и на больших глубинах. Оказывается, здесь в игру вступают другие силы. Смесь двух вод, не агрессивных в отдельности, обретает способность активно растворять известняк. А самое главное — на таких глубинах увеличивается живая сила воды — чем дальше вниз от поверхности земли, тем больше воды может влиться в ту или иную подземную речку. С огромной скоростью проносятся мощные потоки по подземным руслам, увлекая за собой обломки породы разных размеров, расширяя и углубляя узкие каменные ложа подземных полостей.

Условно все полости, образованные в результате воздействия воды на породу, называют либо поверхностными, либо подземными. Условно потому, что и те и другие — звенья одной цепи. Поверхностный карст переходит в подземный, и границу между ними определить бывает очень трудно.

В той части Чатыр-Дага, где на поверхность выходят известняки, не прикрытые почвой, очень часто среди травы можно увидеть белые камни с выступами и углублениями самой необычной формы и размера. Все эти щели, борозды, трещины, гребешки, шипы являются начальной формой карста. Они называются каррами (не путать с карами—формами рельефа ледникового происхождения), а значительные по площади участки, занятые ими — карровыми полями. Тропинки на горных плато почтительно огибают их, так как никакая обувь не выдерживает длительного соприкосновения с острыми, как лезвия ножей, карровыми гребешками и шипами.

Еще сильнее петляют тропы между карстовыми воронками, густо усеивающими поверхность плато — здесь их более 770. Сливаясь, эти самые многочисленные и характерные формы рельефа образуют огромные карстовые котловины, которые хорошо просматриваются в северной, части плато.

Карстовые воронки различны по форме и размерам. На верхней и южной части нижнего плато они небольшие, асимметричные — с крутым северным склоном и пологим южным, в плане напоминают длинные овалы, вытянутые вдоль пластов. А вот в восточной части Чатыр-Дага, где массивные известняки выходят на поверхность, воронки имеют более округлую форму, направление их длинных осей связано с тектоническими трещинами. Воронка, образовавшаяся в результате провала кровли над подземной полостью, первоначально имеет колодцеобразную форму, которая затем изменяется на чашеобразную. Это происходит в том случае, если рост ее в глубину прекращается, а сама она заполняется в результате выщелачивания известняков мелкими обломками, щебнем, заносится глиной. Склоны воронки интенсивно разрушаются, особенно наветренные, где зимой скапливается снег, постепенно увеличивается внешний диаметр, она принимает форму чаши или блюдца. В дальнейшем карстовая воронка сливается с соседней, образуя котловину.

Несколько по-иному развиваются воронки так называемого поверхностного выщелачивания (коррозионные). Они образуются из небольших трещин за счет выноса через подземные каналы выщелоченной на поверхности породы (преимущественно в растворенном состоянии).

Сейчас на Чатыр-Даге есть воронки от 5 до 200 м в диаметре при наибольшей глубине 50—60 м. Они разделяются то плоскими и широкими водоразделами, то узкими перемычками, то отточенными карстом острыми гребнями. Днища обычно покрыты луговой растительностью с куртинами кустарников, а в юго-западной части нижнего плато — буково-грабовым лесом.

В днищах и бортах воронок, а также в понижениях вдоль выходов на поверхность пластов известняков нередки закарстованные трещины, поглощающие талые и дождевые воды— это так называемые поноры.

Воронки и поноры дают начало подземным карстовым полостям: пещерам, колодцам, шахтам. Различия между ними довольно условны. Если пещеры — это горизонтальные и наклонные полости, то колодцы и шахты — вертикальные. Глубина первых не превышает 20 м; шахты — значительно глубже. Самая глубокая шахта в Крыму — Солдатская (500 м) находится на Караби-яйле.

Входы многих пещер (например, Тысячеголовой, Холодной) расположены в скалистых бортах воронок. Иногда началом шахты служит вся воронка, как 200-метровая в поперечнике на глубине 30 м переходящая в ствол широкоизвестного Бездонного колодца (Топсюс-Хосар).

Наибольшей закарстованностью отличаются центральная и юго-восточная части нижнего плато, сложенные массивными чистыми (то есть с минимальным содержанием глинистых частиц) известняками. Здесь находится большинство подземных карстовых форм, в том числе самые глубокие шахты.

Всего на Чатыр-Даге обнаружено и исследовано 139 пещер, колодцев и шахт (Эти данные взяты из последней, опубликованной в 1980 г сводки «Карстовые пещеры», составленной В Н. Дублянским и А. А. Ломаевым. Фактически открыто и исследовано более 150 полостей), из них 136 — на нижнем плато. В основном это неглубокие (10—16 м) полости, образованные талыми снеговыми водами, где каждую зиму скапливается до 10 тыс. м куб. снега. Летом он почти во всех колодцах стаивает.

Приблизительно треть подземных полостей образована подземными потоками, которые когда-то текли по поверхности земли, а затем их поглотили поноры в руслах древних рек. Это сложные системы, состоящие из горизонтальных, наклонных и вертикальных ходов.

На Чатыр-Даге имеется несколько групп шахт и пещер, которые начали формироваться, по-видимому, 7—8 млн. лет назад (средне-поздний плиоцен). Одна из групп включает пещеры Эмине-Баир-Коба (950/150- в числителе приведена протяженность, в знаменателе — глубина полости в метрах), Горшенина (80/60), Эмине-Баир-Хосар (1460/125), лежащие в северной части плато.

Особенно интересна и красива шахта Эмине-Баир-Хосар. Начинается она 16-метровым провальным колодцем, выводящим в наклонный привходовый зал, откуда идет анфилада верхних залов, разделенных натеками и колодцами. Привходовый зал узким сифонным каналом (его диаметр всего лишь 0,3 м) соединен с системой ходов, колодцев и галерей нижней части полости, образующих в плане сложную спираль. В проходах и залах можно встретить несколько ванночек и озер с водой, здесь есть практически все разновидности натечных кальцитовых форм: колонны высотой до 20 м, сталактиты, сталагмиты, каскадные натеки, которые подобно застывшим водопадам «струятся» со стен. Пещера известна с начала нашего века, но исследована в ее ближней части только в 1964 г. Комплексной карстовой экспедицией АН СССР под руководством В.Н.Дублянского. Ее нижние и верхние залы, наиболее трудные для проникновения, прошли симферопольские спелеологи во главе с Г.С.Пантюхиным в 1981 г.

В центральной части плато расположена другая многочисленная группа полостей, к которой относятся: Бездонная (250/195), Суук-Су-Коба, или Холодная (210/143), Бинбаш-Коба, или Тысячеголовая — Гугерджин-Хосар, или Голубиный колодец (170/20) и другие.

Бинбаш и Суук входили в одну систему полостей. Но несколько миллионов лет назад в центральной ее части образовалась огромная котловина из нескольких воронок. На дне одной из них, прямо на поверхности земли, недалеко от входа в Бинбаш можно увидеть сильно разрушенные кальцитовые коры — остатки древней пещеры, соединявшей когда-то Бинбаш и Суук. Самой ее уже нет давным-давно, а натек остался, напоминая о том далеком времени, когда на Чатыр-Даге существовали могучие водные потоки и огромные пещеры, по которым они текли.

На юге находится еще одна группа полостей, но они значительно моложе вышеописанных и образовались, по-видимому, после Днепровского (рисского) оледенения. В эту группу входят: Партизанская (233/27), Армейская (50/40), Обвальная (110/59), Учунжу (95/25), Вялова (270/81).

Пещера Вялова (названа именем известного советского геолога, академика О.С.Вялова по представлению руководства Комплексной карстовой экспедицией АН УССР) дала наименование древней водоносной системе, куда, кроме нее, входят полости Учунжу, Обвальная, Азимутная. Эта система расположена в основании крутого 300-метрового уступа, отделяющего верхнее плато Чатыр-Дага от нижнего.

Начало системы — пещера Учунжу, которая состоит из входного колодца глубиной 20 м и нескольких залов, богато украшенных натеками. Дно залов покрыто толстым слоем желто-бурой глины.

Пещера Вялова — среднее звено водоносной системы — начинается провальным колодцем. На глубине 16 м он выводит в наклонную галерею, имеющую ряд расширений, которые разделены уступами или натечными каскадами. Ширина залов 6—8, высота 4—8 м. В нижней части пещеры много вязкой глины. В 1976 г. симферопольские спелеологи, раскопав эту глину, прошли по сифонному каналу в большой зал длиной 45 и шириной 10—15 м. Оказалось, что этот зал узкой щелью (шахта Азимутная) сообщается с поверхностью земли.

Нижнее звено водоносной системы представлено пещерой Обвальной. Небольшое входное отверстие, образованное вывалом глыбы известняка, ведет в огромный зал площадью более 1 тыс. м кв и высотой 30 м. Дно его сплошь завалено рухнувшими со сводов глыбами известняка. В этой пещере также много красивых натеков, особенно богато украшающих ее юго-восточную стенку, за которой находится большой вал пещеры Вялова.

В завершение рассказа о подземных полостях Чатыр-Дага несколько слов о пещере Аянской. Ее общая длина 560 м, вход расположен в верховьях реки Аян на северном склоне массива. Она состоит из пяти почти параллельных галерей, заложенных в различных тектонических блоках на отметках от —10 до +12 м по отношению к уровню источника, вытекающего в 5 м ниже входа в пещеру. Галереи соединяются узкими сифонными каналами, а те из них, что расположены ниже уровня источника, постоянно полностью обводнены. В межень воды перетекают из одной галереи в другую по пересекающим их узким трещинам; в паводок почти вся пещера затапливается. Ближняя часть ее была известна еще с начала нашего века, а полностью исследована в 1960 г. Комплексной карстовой экспедицией под руководством В.Н.Дублянского. В 1963 г. здесь работали московские аквалангисты (руководители В.Бровко и П.Боровиков) Им удалось пройти затопленный сифон длиною более 60 м. В 1972 г. пещера Аянская решением облисполкома заповедана.

Мы привели описание некоторых наиболее интересных полостей массива для того, чтобы показать, насколько сложен подземный мир, мир пещер. Только благодаря упорному, порой опасному труду спелеологов удалось решить многие загадки подземного Чатыр-Дага. Но далеко не все: неумолимое время стерло следы, ведущие к разгадке тайн. Мы рассказали о пещерах еще и потому, что нередко в популярных (и не только популярных) изданиях можно прочесть о том, что горный Крым представляет собой губку, поры которой заполнены водой. Иногда еще его сравнивают с голландским сыром, опять же намекая на то, что весь он пронизан пустотами. Эти образные, но в корне неверные определения кочуют на книги в книгу, сбивая с толку как читателей, так и самих авторов. Картина на самом деле намного сложнее. На каждом массиве горного Крыма можно видеть следы многостадийного развития карста, протекающего в разных физико-географических условиях, но всегда строго подчиняющихся основным закономерностям: формирование полостей происходит там, где вода может производить разрушающую работу — главным образом в зонах тектонической трещиноватости, которые в свою очередь оперяют крупные тектонические разломы. 

ТАМ, В ГЛУБИНЕ
Удивителен мир карстовых пещер! Здесь текут свои, собственные реки, местами разливающиеся в блестящие цепи миниатюрных озер, растут каменные деревья, распускаются каменные цветы. Никогда не оживит их луч солнца, не озарит на мгновение молния — все окутано вечным мраком и глубокой тишиной. В этот неведомый мир ведут непроторенные подземные лабиринты. Здесь каждый шаг — в неизвестность.

Холод и сырость... То пугающее движение воздуха от бесшумного взлета летучих мышей, то ход, широкий, как метро, то тесный лаз, сдавливающий грудь. Прямая нить подземной галереи иногда внезапно обрывается провалом... Но вот преодолены все препятствия. Распрямив спину, стоишь вознагражденный за все мучения неувядаемой красотой подземного царства. В причудливых формах известковых натеков воображение находит таинственных драконов, вымерших допотопных чудовищ, героев сказок — тут и оловянный солдатик, и горбатый гном, и король с королевой...

Пышное убранство пещер природа создает из минерала кальцита. Вода разрушает, но в определенных условиях и созидает, как бы возвращая в преобразованном виде ранее поглощенный известняк. Углекислый кальций, растворенный в воде, оседает на стенках, сосульками свисает со сводов. Процесс отложения этого минерала длится миллионы лет.

...Капля воды лишь мгновение держится на пещерном своде, и все же ничтожная часть углекислого кальция успевает осесть на поверхности камня. Капля за каплей — и появляется бугорок, со временем он вырастает в висячую «сосульку» сталактита. Упав со свода на пол, капля и там оставит частицу минерала. И навстречу сталактиту начнет подниматься сталагмит. Пройдут столетия, и они сольются в мощную колонну. Ряд таких колонн, продолжая расти, создает причудливые перегородки; целый лес колонн заполняет некоторые пещеры. Иногда капли не падают, а сползают по стене, постепенно драпируя ее ниспадающим кружевным занавесом. Трудно передать словами своеобразие, богатство и красоту форм, создаваемых великим мастером — природой.

Одно из первых подробных описаний чатырдагских пещер Тысячеголовой и Холодной принадлежит известному в прошлом веке врачу-климатологу, популяризатору туризма В.Н.Дмитриеву, чьим именем в наши дни назван Ялтинский горный клуб. Беглые упоминания о них находим в путевых заметках А.А.Зайцева и других авторов. В 1915 г. основоположник отечественного карстоведения Л.А.Крубер в монографии «Карстовая область горного Крыма» привел научное описание двух пещер и трех колодцев Чатыр-Дага. Ученый сделал несколько преждевременный вывод о том, что здесь не может быть грандиозных пещер.

Это утверждение давно опровергнуто.
В 1927 г. по заданию Крымводхоза на массиве работала гидрогеологическая экспедиция под руководством П.М.Васильевского и П.И.Желтова — первая крупная экспедиция с обширной программой исследования карстовых явлений Чатыр-Дага. Одной из ее целей было изучить циркуляцию подземных вод массива и условия питания Аянского источника. Наряду с научными задачами ставилась и практическая — выявить возможности использования карстовых полостей под водохранилища для мелиорации яйл. Экспедиция на основании своих наблюдений и по материалам других исследователей составила подробные планы и описания 18 пещер и шахт. Для своего времени это была наиболее подробная сводка данных о карстовых полостях Чатыр-Дага.

В 1964 г. к исследованию массива приступили геологический, гидрогеологический и палеозоологичсскнй отряды Комплексной карстовой экспедиции АН УССР, усиленные группой спелеологов-любителей из Симферополя, Севастополя, Харькова и Москвы. Два месяца напряженных поисков, десятки спусков и подъемов... В результате стали известны не 18, а 127 шахт. Две из них оказались глубже 100 м.

Как туристские объекты карстовые полости Палат-горы можно разделить на две группы: «спортивные», доступ » которые затруднен естественными препятствиями, и общедоступные.

К первой группе относятся вертикальные или наклонные полости протяженностью свыше 20 м. В массе своей они заканчиваются небольшими камерами с глыбово-щебнистым завалом. Карстовая полость глубже 20 м переходит в разряд шахт. Самая значительная на Чатыр-Даге шахта — «Ход конем», серия ее колодцев углубляется на 210 м. Посещать такую шахту могут только хорошо подготовленные спортсмены, имеющие необходимое спелеологическое и альпинистское снаряжение.

Во вторую группу входят горизонтально-наклонные пещеры и неглубокие (до 10 м) колодцы, посещение которых не требует длительной спортивной подготовки и специального снаряжения. В таких пещерах некоторые ходы и залы достигают 30 м в длину, 15 в ширину и 20 в высоту. Эти полости украшены кальцитовыми натечными образованиями — сталактитами и сталагмитами, драпировками и колоннами самой причудливой формы. Всего на Чатыр-Даге известно 27 таких пещер.

Среди карстовых колодцев Палат-горы популярен и вполне доступен Голубиный, спрятанный в густых зарослях грабинника над Тысячеголовой пещерой. Двадцать метров спуска вдоль обомшелых стен, и перед глазами — неповторимый, созданный водой и временем мир. Серебряный луч фонаря режет плотный мрак, выхватывая фрагменты ажурных драпировок, частоколы сталагмитов. Зал длиной 25 м в натечном убранстве. Ребристые золотисто-желтые колонны подпирают невидимый во тьме свод и делят зал на крохотные каперы. Чтобы попасть в них, приходится карабкаться по барьерам, протискиваясь в узкие щели.

В отличие от Голубиного колодца шахта «Ход конем» труднодоступна. Снаружи это пологая карстовая воронка, мало чем отличающаяся от других. Рядом — неприметная трещина. Не зная, что она ведет в самую глубокую полость массива, можно равнодушно пройти мимо. /p>

Первые исследователи шахты надеялись через нее проникнуть в соседнюю — Бездонную. Дело в том, что попытки достичь дна последней долго успеха не имели — в то время (1958 г.) еще не хватало соответствующего снаряжения. Бродивший как-то по яйле симферопольский скалолаз и знаток пещер Константин Аверкиев недалеко от Бездонной наткнулся на новую шахту. Он предположил, что обе шахты в глубине сообщаются каким-либо ходом. Так нельзя ли через новую, более доступную полость проникнуть в Бездонную, сделав, так сказать, ход конем? К.Аверкиев обнаружил: узкий вход шахты сразу расширяется в 80-метровый вертикальный пролет, заканчивающийся небольшой площадкой, пол которой устлан известняковой щебенкой. В дальнем конце площадки наклонный извилистый ход преобразуется в серию вертикальных колодцев глубиной 8—20 м, чередующихся с горизонтальными лазами. Горловины к

Назад в раздел

Легендарная Тридцатка, маршрут

Через горы к морю с легким рюкзаком. Маршрут 30 проходит через знаменитый Фишт – это один из самых грандиозных и значимых памятников природы России, самые близкие к Москве высокие горы. Туристы налегке проходят все ландшафтные и климатические зоны страны от предгорий до субтропиков, все ночёвки в стационарных приютах.

В край гор и водопадов

Недельный тур а Адыгее, однодневные пешие походы и экскурсии в сочетании с комфортом (трекинг) в горном курорте Хаджох. Туристы проживают на турбазе и посещают памятники природы: Водопады Руфабго, Аминовское ущелье, плато Лаго-Наки, ущелье Мешоко, Азишскую пещеру, Каньон реки Белой, Дольмен, Гуамское ущелье. Программа для всех

В край Крымских гор

Недельный тур с проживанием в гостинице у самой красивой горы Крыма - Южной Демерджи. Треккинги, авто-пешеходные экскурсии с осмотром красивейших мест горного Крыма, Долины приведений, каменного хаоса, водопадов, каменных грибов с посещением пещеры МАН и оборудованной Красной пещеры.

Задайте вопрос...
Напишите Ваш вопрос. Наши специалисты обязательно Вам ответят!