Главная гряда Крымских гор

С высоты птичьего полета или при взгляде на физическую карту Крыма лучше и полнее можно представить себе основные черты природы полуострова. Словно древнее темя Тавриды, высится на юге Горный Крым, к северу от него простираются равнины, а на востоке раскинулось Керченское мелкогорье. Главная гряда отсекает прижавшееся к морю субтропическое Южнобережье, а на севере от нее ребрами куэстовых гряд раскинулось Крымское предгорье.

Миллионы лет на дне древних морей, существовавших прежде на месте Крымского полуострова, накапливались мощные толщи осадочных пород, из которых образовались известняки, мергели и песчаники, глинистые сланцы и глины. Различный характер отложений сказался и на различиях в устройстве его поверхности. К тому же на юге, в подвижной области земной коры, произошло общее вздымание, возникли горы. На севере же, где земная кора оказалась малоподвижной, образовались равнины с небольшими возвышенностями.

Цоколь центральной части Крымского складчатого поднятия образован породами триасового и юрского возраста. Древнейшую толщу здесь образуют так называемые таврические отложения, образовавшиеся около 180-200 млн. лет назад. Состоят они из чередующихся, сильно смятых в мелкие складки слоев глинистых сланцев и кварцевых песчаников (верхний триас и нижняя юра). Следующий комплекс, залегающий выше, представлен отложениями среднеюрского возраста (глинисто-песчаные слои, конгломераты и вулканические породы). Третий этаж центральных частей антиклинория горного Крыма образуют верхнеюрские известняки, песчаники и конгломераты. Наконец, местами, по краям залегает толща нижнемеловых отложений, представленных глинами, песчаниками и известняками (образовались они более 100 млн. лет назад).

В строении северного крыла антиклинория, его восточного погружения и складок, окаймляющих это погружение (Керченский полуостров), принимают участие меловые, палеогеновые и неогеновые отложения (известняки, мергели, глины). Часть же ядра, южное крыло и юго-западная часть антиклинория горного Крыма погружены в настоящее время под уровень Черного моря. Изучению более доступны северное крыло и восточное погружение антиклинория горного Крыма. Южная же часть Крымского поднятия, по-видимому, постепенно надвигается на Черноморскую котловину, что вызывает землетрясения, достигающие изредка значительной силы (в 1927 г. сила землетрясения местами достигала 8 баллов).

Параллельно с опусканиями вдоль крымских берегов осевая зона антиклинория испытывает поднятия, в связи с чем в горных породах образуются трещины, возникают смещения и оседания отдельных массивов и глыб, образуются яйлинские отторженцы. сползающие вдоль южнобережного склона к морю. Анализируя таким образом развитие горного Крыма, удается установить причины многих отрицательных явлений и процессов в образовании рельефа (оползни, разрушение берегов, эрозия почв) и определить в связи с этим эффективные меры борьбы с ними
Первичное залегание геологических отложений в разных этажах горного Крыма изменено не в одинаковой степени. Наиболее сильно смяты отложения таврической толщи, в обнажениях которой можно наблюдать многообразные и самые причудливые формы мелких складок, собранные в сложные системы. Залегающие поверх этой толщи среднеюрские отложения, хотя и смяты в складки, но в гораздо меньшей степени по сравнению с нижележащими породами. Верхнеюрские отложения, слагающие верхние горизонты Главной гряды, отличаются еще большей простотой залегания, образуя пологие складки со следами смещений по линиям разломов в отдельных местах. Граница налегания верхнеюрских отложений (главным образом известняков) на нижележащие, преимущественно водоупорные, породы располагается на различной абсолютной высоте, что имеет большое значение для образования водных источников.

Горный Крым, переживший длительную геологическую историю, отличается сложным устройством поверхности. На месте громадной выпуклой складки (антиклинория) образовались Крымские горы. В итоге длительного воздействия внешних сил земли из единого вначале гребня гор сформировались три гряды, почти параллельные одна другой и понижающиеся, словно гигантские ступени, к северу. Всем трем грядам присуща характерная особенность: крутые южные и пологие северные склоны.

Самая высокая, южная гряда гор называется Главной. Это и есть древняя суша Крыма, своеобразная крыша Тавриды, занимающая 1917 км.2 его площади. Вершинная поверхность гряды имеет характер волнистого нагорного плато и называется яйлой.

Когда попадаешь на яйлу, то кажется, что по сторонам раскинулась настоящая равнина. И только у бровки нагорных плато убеждаешься, что это лишь уплощенные островки гряды шириной от 0,5 до 6-10 км. Платообразные массивы вытянуты цепочкой с юго-запада на северо-восток Главной гряды в таком порядке: небольшая по площади и невысокая (до 739 м. над уровнем моря.) Байдарская яйла; обширная Ай-Петринская яйла (до 1320 м.); Ялтинская яйла (до 1406 м.); за ними - выдвинутая к югу Никитская яйла (до 1470 м.); Гурзуфская яйла (до 1540 м.) и самая высокая - Бабуган-яйла (до 1545 м.). Все эти западные яйлы тесно связаны между собой и образуют сомкнутую уплощенную вершину Главной гряды.

Яйлы же, расположенные восточнее, в отличие от западных, представляют собой разобщенные массивы, отделяющиеся друг от друга глубокими горными проходами-перевалами (богазами). Кебитский перевал разделяет яйлинский массив Бабуган и расположенный восточнее Чатыр-Даг. За следующим к востоку Ангарским проходом находится Демерджи (высшая точка 1356 м.) и Долгоруковская (до 1000 м.) яйлы. А еще дальше, за следующим перевалом, - самая обширная Караби-яйла (до 1259 м.) и, наконец, далеко в стороне - Агармыш (723 м.). В восточной части Крымских гор вместо яйл образовались небольшие гребни и короткие хребты с отдельными пиками и вершинами, собранными в сложные, запутанные узлы.

Главная гряда - край классического карста. Здесь поистине царство открытого, или средиземноморского, типа карста. Верхнеюрские известняки Крыма чисты и трещиноваты. Поэтому атмосферная вода легко растворяет их. На поверхности яйл, а также в недрах Главной гряды формируются таким образом разнообразные отрицательные формы рельефа и карстовые пустоты (колодцы, шахты, сталактитовые пещеры). Куда ни глянь - всюду разбросаны бесчисленные замкнутые понижения - карстовые воронки и котловины. Тут и там видны сверкающие под солнцем белизной обнаженного известняка пятна карровых полей. Ряды асимметричных гряд, словно волны, нарушают спокойную гладь яйлы. Каких только карстовых форм не встретишь на яйлах: от самых малых карровых отверстий, борозд и струйчатых рытвин до гигантских воронок, шахт и пещер.

На поверхности яйл площадью 34,6 тыс. га. насчитывается более 8500 крупных воронок. Поверхностные карстовые формы составляют 6 % площади яйлинских массивов. В недрах же этих массивов известно около 800 карстовых полостей. Общая их глубина достигает 17,9, длина - более 30 км. К Главной гряде приурочены, например, одна из самых значительных в стране по совокупности пройденных карстовых галерей пещера Кизил-Коба (13,1 км.) и глубокие естественные вертикальные шахты Каскадная на Ай-Петри (глубиной 246 м.) и Солдатская на Караби-яйле (460 м.). Объем подземных карстовых полостей составляет около 3 % общего объема закарстованных массивов.

Подземные карстовые галереи отличаются исключительной красотой и своеобразием натечных форм - сталактитов, сталагмитов, ванночек и драпировок. Многие из колодцев и шахт сохраняют даже летом снег и лед, а на дне некоторых из них находят костные остатки животных - древних обитателей горного Крыма. Все это представляет большую научную и познавательную ценность. Поэтому многие из карстовых объектов Главной гряды ныне объявлены заповедными памятниками природы.

Возраст верхнеюрских известняков, слагающих яйлинские массивы, достигает 150 млн. лет. Однако карстовые процессы стали развиваться в этой толще лишь со времени активного поднятия горного Крыма в плиоцене (4-5 млн. лет назад). Ученые установили, что интенсивность карста в настоящее время в связи с рубками леса и смывом почв на яйле больше, чем в прошлые эпохи.

Главная практическая ценность карстовых полостей заключается в том, что они являются огромными естественными аккумуляторами, хранителями и распределителями воды. В формирующихся в процессе выщелачивания известняковых пустотах, словно в губке, накапливается проникающая с поверхности вода. Пористая известняковая толща играет существенную роль и в конденсации влаги. Исследователи установили, что конденсационная влага здесь составляет 7 % годовой суммы атмосферных осадков и что в самые сухие месяцы лета сток ряда рек Крыма обеспечивается почти исключительно конденсационными водами. Таким образом, карстовые полости - это не только оригинальные, образующиеся тысячелетиями формы подземного рельефа, но и важные источники формирования водных ресурсов. Поэтому охрана этих полостей имеет не только большое научное, но и практическое значение. Капли, струйки и небольшие потоки воды устремляются вниз по карстовым ходам и пустотам до водоупора, образуя нередко подземные реки и озера, питающие 2000 источников, выходящих на склонах Главной гряды. Путешествуя по горам, нетрудно заметить, что карстовые источники рождают почти все крымские ручейки и реки. Часть же этих вод направляется в подземные водоносные горизонты предгорного и равнинного Крыма.

Вода на Крымском полуострове - подлинный двигатель жизни. Несмотря на то, что яйлы собирают довольно много атмосферных осадков (до 1220 мм. в год), средний годовой поверхностный и подземный стоки Крыма, в основном формирующиеся на Главной гряде, не превышают 1 млрд. м3. Поверхностный сток составляет только 664 млн. м3. Таким образом, средний поверхностный сток в Крыму на душу населения (361 м.3) в 55 раз меньше такого же показателя по нашей стране в целом.

Вот почему столь большое внимание ученые и специалисты уделяют карсту Крыма, проблеме безлесия или, точнее, малолесия яйл, проблемам охраны и рационального хозяйственного использования природных ресурсов яйл.

В связи с этим нелишне напомнить слова пионера искусственного лесоразведения на яйлах А. Ф. Скоробогатого, который в 1911 г. писал, что "не те тысячи овец, которые кормятся альпийскими травами на яйле, составляют народное богатство, а та живая вода, которая берет начало в недрах яйлы и дает жизнь Крыму".

На закарстованной поверхности яйл с небольшим по мощности слоем черноземовидных горно-луговых почв, в условиях умеренно холодного и наиболее влажного в Крыму климата в настоящее время развита горная лесолугово-степная растительность. Из общей площади яйл, исчисляемой в 34,6 тыс. га., по данным обследования 30-х годов, только 2,5 тыс. га. (7,2 %) было занято лесами.

Отсутствие лесного покрова на большей части плато Крымских гор в значительной степени снижает эффективность консервации атмосферных вод в горах и постепенной их отдачи равнинной части полуострова. Вот почему вопросу о верхней границе леса на Главной гряде, а также причинам, обусловившим относительное безлесие крымских яйл, посвящено так много научных географических работ.

Много внимания безлесию крымских яйл в свое время уделяли Е. В. Вульф и Г. И. Поплавская. Взгляды этих исследователей определяют два основных направления в объяснении причин безлесия яйлы. Согласно точке зрения Е. В. Вульфа и ряда других исследователей, безлесие крымских яйл объясняется хозяйственной деятельностью человека: вырубкой и выжиганием лесов, в прошлом покрывавших вершины гор, и затем чрезмерным выпасом скота, препятствовавшим естественному возобновлению древесной растительности. Г. И. Поплавская и другие ботанико-географы стоят на точке зрения извечного безлесия яйлы и считают, что на склонах Крымских гор лес находит свою естественную климатическую границу.

Сторонники обеих точек зрения приводят в обоснование своих выводов веские аргументы, однако вопрос о причинах безлесия яйлинских массивов до последнего времени оставался нерешенным. Это в значительной мере сдерживало развитие искусственных лесопосадок.

Верхняя граница леса на склонах Главной гряды представлена в основном крымским буком и крючковатой сосной, обрывается внезапно и образует опушку, хорошо прослеживающуюся на многие километры. Здесь обращают на себя внимание следующие факты. Во-первых, верхняя граница леса проходит у самого подножия плато и поднимается и опускается в полном соответствии с изменениями в профиле рельефа яйлы. Как правило, верхнюю границу букового леса образуют мощные и вполне здоровые деревья, ничем не отличающиеся от растущих в нижележащих лесных массивах. Изредка попадающиеся ненормальные, так называемые "кустарниковые" формы бука скорее напоминают не кусты, а многоствольные деревья. Поэтому трудно предположить, чтобы такой характер имела климатически обусловленная верхняя граница леса. Кроме того, надо учесть, что 2-3 м. по вертикали, отделяющие верхнюю границу букового леса от поверхности плато, не могут играть решающей роли, тем более что в 100-200 м. по сторонам верхняя граница поднимается (или опускается) на 30-50 м. и больше, в полном согласии с изменениями в рельефе яйлы. Редколесье и криволесье в верхней зоне букового леса встречаются редко, не образуя хорошо выраженной природно-переходной зоны между лесом и горной степью. Это указывает на то, что верхняя граница леса у плато обусловлена деятельностью человека.

По археологическим данным, яйлинские массивы были заселены человеком более чем за 50 тыс. лет до нашего времени. Из карты палеолитических стоянок в Крыму * видно, что свыше 40 стоянок палеолитического человека, т. е. около половины известных на полуострове, приходится на яйлу, а остальные располагаются неподалеку, в пределах границ лесной зоны. Поэтому не случайно уже с далекой эпохи древнекаменного века в первую очередь подвергались уничтожению человеком именно яйлинские леса. За опустошительными рубками леса и пожарами на яйле в течение столетий следовал чрезмерный выпас скота. В прошлом веке, например, выпасался не только местный крымский скот, но его пригоняли сюда летом с Украины, Молдавии и даже из Румынии и Австро-Венгрии. Это привело к тому, что естественный возврат букового леса на яйлу, как более прихотливого по сравнению с сосновым, стал весьма затруднительным.

Поэтому верхняя граница распространения бука, образовавшаяся в связи с хозяйственной деятельностью человека, и природная граница бука на краях плато ныне, по-видимому, совпадают. Буковые насаждения у края плато, несмотря на отсутствие в настоящее время выпаса животных, почти не продвигаются на яйлу.

Иначе обстоит дело с естественным возобновлением соснового леса на яйлинских массивах, в особенности на северных их склонах. Более влажный и прохладный климат, благоприятное залегание пластов известняка с уклоном к северу, неприхотливость сосны к запасам питательных веществ и влаге в почве и, главное, отсутствие выпаса скота в течение 15-20 последних лет привели к постепенному продвижению на плато сосны. В последние годы она проникла по северному склону Бабуган-яйлы почти до самой вершины Роман-Коша. На Долгоруковской яйле подрост молодой сосны за 15 лет достиг в отдельных случаях трехметровой высоты.

Особенно нагляден и важен для разрешения вопроса о верхней климатической границе леса в Крыму характер естественного подроста сосны на северном склоне между нижним и верхним плато Чатыр-Дага. Дело в том, что некоторые исследователи считали заросли стланиковых форм можжевельника между нижним и верхним плато Чатыр-Дага верхней границей древесной растительности в Крыму. Но сосновый подрост преодолел эту границу и в отдельных местах достиг верхнего плато Чатыр-Дага (абсолютная высота около 1500 м.). Некоторые сосны достигают 2,5-3,0 м. и образуют редколесье с интервалами между отдельными деревьями в 3-5 м.

Экологические условия яйл наиболее благоприятны для естественного возобновления сосны крючковатой. Эта сосна приспособилась к новым для жительницы севера условиям. Энергичное возобновление ее свидетельствует о том, что она в границах современного ареала находит оптимальные условия. Распространяться ниже ей мешают древесные конкуренты - более теневыносливые лиственные породы. А яйлу она может захватить, не имея пока на то конкурентов. При сохранении существующих ограничений на выпас можно надеяться, что это приведет к полному облесению Крымских гор.

Таким образом, естественный самосев сосны и продвижение ее вверх по северному склону Чатыр-Дага выше пояса можжевельника дает основание отрицать существование здесь климатического предела распространения сосны. Наблюдаемый ныне естественный процесс облесения яйлинских массивов и прилегающих к ним склонов Главной гряды указывает на то, что лес на вершинах плато (при сохранении ограничений на выпас скота и введении заповедного режима) может быть возобновлен естественным путем, и главное место в этих лесных формациях займет сосна.

Но естественное возобновление леса, наблюдаемое в настоящее время на яйлах Крымских гор, не исключает, а, наоборот, предполагает развитие искусственного облесения. Покрытые лесом площади здесь за последние 10 лет удвоились, лесами занято теперь более 5 тыс. га. (около 15% всей площади крымских яйл).

Дальнейшее облесение яйл представляется тем более необходимым, что зимой здесь формируется мощный снежный покров, который при отсутствии леса сдувается ветрами, а при наступлении весны снег быстро тает, и вода, вызывая нередко катастрофические паводки и сели, бесполезно скатывается в море. Малолесие яйл в значительной степени снижает консервацию атмосферных осадков в горах и постепенную отдачу воды Южнобережью, предгорному и равнинному Крыму.

Исследованиями установлено, что каждый гектар выращенного на яйле леса может дополнительно дать около 1000 м.3 воды. При облесении даже половины площади яйл народное хозяйство дополнительно сможет получить около 17 млн. м.3 воды, то есть в 1,5 раза больше того, что дает, например, водоводный тоннель, перебрасывающий воду из верховьев р. Бельбек в Большую Ялту. Облесение же восточных яйл поможет решить проблему водоснабжения курортов к востоку от Алушты.

Путешествуя по Главной гряде, можно заметить, что на значительных площадях ценные лесные породы (сосна, можжевельник, бук и др.) оказались замещенными дубово-грабинниковыми зарослями, во многих местах имеющими характер криволесий и порослевых насаждений. Около четверти всех лесов Крыма теперь представлены разреженными кустарниками. Это следствие все того же хищнического отношения к природным богатствам со стороны человека, которое наблюдалось в Крыму в дореволюционное время. Только с 1860 по 1920 г. площадь лесов горной части полуострова сократилась на 90 тыс. га., т. е. почти на одну треть. В связи с этим стали иссякать источники (дебит, например, ливадийских источников в связи с вырубкой прилегающих лесов уменьшился в десять раз), мелеть реки, беднеть подземные водоносные горизонты. На горных склонах активизировалась эрозия почв.

Леса Крыма играют огромную почвозащитную и водоохранную роль. Многие дикорастущие деревья, кустарники и травы Крыма, кроме того, являются ценными пищевыми, лекарственными и эфирномасличными растениями. Возьмем, к примеру, естественные насаждения лесного ореха или лещины, которые в лесах Крыма в совокупности занимают около 15 тыс. га. Орехи лещины содержат до 60 % жира, до 20 % белков; они используются в кондитерском производстве. Насаждения лещины в горном Крыму могут ежегодно давать сотни тонн ценных орешков. Не меньшую ценность представляют и буковые орешки, пока что совершенно не использующиеся. В то же время буковые леса занимают более 14 % лесопокрытой площади Крыма. Трехгранные орешки бука богаты жиром (до 26 %) и другими питательными веществами. В жареном виде их можно употреблять в пищу; масло из буковых орешков подобно оливковому и может использоваться в консервном производстве. Весьма широко распространены в горных лесах Крыма дикие груша и яблоня, терн, рябина, барбарис, ежевика, шиповник, плоды и ягоды которых могут использоваться в пищевых целях. Но, пожалуй, наибольшую известность среди дикорастущих плодовых приобрел кизил. Он дает почти три четверти сбора диких плодов в Крыму. Этот кустарник отличается высокой урожайностью (до 30- 40 ц/га.) и качеством плодов. Наиболее ценные лесные заросли всех этих дикорастущих плодовых деревьев и кустарников занимают около 30 тыс. га.

Мы рассказали лишь об основных природно-географических особенностях Главной гряды и крымских яйл, проблемах охраны, обогащения и рационального использования природных ресурсов горнолесного Крыма.

Теперь же приглашаем читателей посетить некоторые интересные достопримечательные места природы этих мест. Главное внимание в нашем путешествии будет уделено рассмотрению наиболее оригинальных и неповторимых географических объектов, которые географы часто называют ландшафтными уникумами. Изучение этих уникумов позволяет ученым лучше уяснить происхождение и современное состояние более крупных природных геокомплексов, помогает научно прогнозировать их дальнейшее развитие, обоснованно определять пути и методы их охраны и рационального использования.

Полнее всего роль этих ландшафтных эталонов природы выполняют Крымское заповедно-охотничье хозяйство и 32 небольших, разбросанных по Главной гряде заповедных объекта. Эти памятники природы имеют ряд неповторимых черт и особенностей. В одном случае это особенности геологического строения, в другом - оригинальные формы рельефа, в третьем - чарующие красотой растительные сообщества.

По западным яйлам
Главная гряда простирается от мыса Фиолент на юго-западе до мыса Ильи на северо-востоке (у Феодосии). Общая ее протяженность в этом направлении достигает 180 км. Так что путь предстоит большой; но его можно выполнить по частям, путешествуя от одного ландшафтного памятника к другому. Мы подробно опишем и предложим посетить только некоторые из них. Остальные охарактеризуем лишь вкратце.

Если окинуть взором самую западную часть Главной гряды, именуемую Балаклавскими высотами, то нетрудно подметить нарастание абсолютных высот в восточном направлении. В этом же направлении заметно увеличивается облесенность горных склонов, уменьшается хозяйственное воздействие человека на ландшафт.

На крайнем юго-западе этого района красивой зубчатой скалой выступает в Черное море заповедный с 1968 г. мыс Фиолент. На протяжении почти 6 км. к востоку от него узкой полосой вдоль берега высятся островерхие скалы, сложенные вулканическими породами: темной спилитовой брекчией, зеленоватыми кератофирами и разноцветными туфами. На высоких обрывистых берегах хорошо наблюдаются в кератофирах оригинальные призматические отдельности. Извержения из недр земли здесь происходили давно, около 150 млн. лет назад. Ныне - это памятник среднеюрского вулканизма.

Изверженные породы залегают в районе мыса Фиолент в виде отдельных чередующихся даек большой мощности. На восточной окраине вулканический массив ограничен Мраморной балкой и долиной Эхо. За балкой начинаются Балаклавские высоты, сложенные розоватыми мраморовидными известняками верхней юры. Здесь-то, собственно, и начинается Главная гряда.

На северных склонах Главной гряды реки пропилили глубокие ущелья и долины. Многие из этих долин представляют собой огромные естественные амфитеатры с террасами на склонах, свидетельствующими о длительном процессе врезания долин в толщу гор. Таковы, например, лежащие по пути на запад Варнутская, Узунджинская и огромная Байдарская долины-котловины. С окружающих Байдарскую котловину гор, с высоты около 700 м. над уровнем моря, открывается широкая панорама. По всей площади видны села и пашни, сады и плантации табака, островками разбросаны лесные массивы.

В долине формируются верховья одной из самых полноводных рек Крыма - Черной. Верховья эти образуют систему 16 речек. Все реки чернореченской системы зарождаются у основания известняковых яйлинских массивов, изобилующих карстовыми полостями.

На склоне Байдарской долины находится заповедная с 1947 г. Скельская сталактитовая пещера. Открыта она и впервые пройдена в 1904 г. местным учителем Ф. А. Кирилловым. Скельская пещера имеет значительные размеры и отличается сравнительно хорошей сохранностью кальцитовых натечных образований.

В пещере имеется несколько соединенных проходами залов, из которых самый большой и красивый - второй. Длина этого зала, вытянутого с севера на юг, равна 80 м., средняя ширина 10-18 м., высота готического свода до 25 м., Стены его украшены многочисленными кальцитовыми натечными занавесями и ребрами, оригинальными нишами-ванночками. Тут же, словно подпирая стены, высятся колонны, образовавшиеся в результате сращивания висящих сверху сталактитов и поднимающихся навстречу им сталагмитов. Но самой большой достопримечательностью второго зала и в целом Скельской пещеры является семиметровый сталагмит. В пещере имеется несколько вертикальных колодцев глубиной 25-45 м. Они соединяют верхние залы пещеры с молодыми, формирующимися этажами, лежащими глубже. Протяженность галерей пещеры достигает 570 м. Совсем недавно, в 1960 г., в пещере были найдены кости вымерших теперь в Крыму животных: лесного кота, антилопы и др.

Воды, собираемые Черной речкой в Байдарской долине, устремляются к северу, и ущелья, разработанные в известняках, настолько глубоки, а склоны их настолько круты и обрывисты, что их справедливо именуют каньонами. Чернореченский каньон - один из памятников природы (объявлен заповедным в 1947 г.) Это глубокое и узкое ущелье образовалось в результате эрозии в верхнеюрских известняках низкогорного ландшафта. На протяжении более 12 км., начиная от скалы Кизил-Кая на границе Байдарской долины и почти до с. Чернореченского, река Черная протекает в теснине, сдавленной с обеих сторон скалами высотой в несколько десятков метров, местами это каньонообразное ущелье труднопроходимо: русло реки изобилует обширными перекатами и каскадами, навалами каменных глыб. Каньон Черной реки, который называют миниатюрным крымским Дарьялом, - наглядный пример могущества текучих вод горной реки.

Завершив экскурсию по окраине Главной гряды, поднимемся на платообразную поверхность западных яйл. Цепочка этих не разорванных перевалами яйлинских массивов простирается, постепенно повышаясь, от Байдарской долины вплоть до Кебитского перевала под Чатыр-Дагом. Поднявшись на одну из самых красивых вершин Ай-Петри (1233 м.), можно подолгу любоваться яйлой. На юге - глубокий, в несколько сот метров, почти отвесный обрыв "яйлинской стенки". А по сторонам простирается бело-зеленая мозаика яйлинского плато. Беловатые полосы и пятна на поверхности - это выходы оголенных верхнеюрских известняков, а изумрудные цвета вписывают разбросанные по поверхности яйл луговины и островные леса. Хорошо заметны замкнутые карстовые понижения - воронки и котловины, куэстоподобные гряды и карровые поля. Путешествуя по яйлам, можно заметить, что на разных участках плато число поверхностных карстовых форм неодинаково. Оно зависит от чистоты карстующихся известняков, характера простирания и падения их пластов, трещиноватости и других причин. В западной части Ай-Петринской яйлы, например на Мердвенском плато, число поверхностных карстовых форм в среднем достигает 40 и более на 1 км.2, а на Бабуган-яйле - только 5-6.

В некоторых местах яйлы зияют входы в карстовые колодцы - шахты и пещеры. На Ай-Петринской яйле их насчитывается более 230, на Ялтинской и Никитской - около 30 и на Бабугане более 30. Некоторые из них сохранила на своем дне костные остатки былой фауны Крыма (пещерного льва, бурого медведя, рыси, сайгака и др.) и представляют поэтому большую научную ценность. Другие отличаются интересными формами натечных образований, многолетними скоплениями снега, питающими трещинно-карстовые воды. Такие пещеры и шахты взяты в 1968 г. под заповедную охрану. К этим памятникам природы относятся: на Ай-Петринской яйле шахта Кристальная имени Г. А. Максимовича (113 м.), пещеры Висячая (401 м.) и Медовая (205 м.); на Ялтинской яйле - шахта Медвежья (50 м.).

Еще раньше, в 1947 г., была объявлена заповедным памятником природы пещера Иограф с прилегающим участком Ялтинской яйлы. Эта небольшая пещера (длина главного зала 18 м., ширина 10 м.) расположена непосредственно под южной кромкой обрыва яйлы. Натечные сталактиты и сталагмиты дополняются ванночками, в которых найдены пещерные жемчужины. В этой карстовой полости в VIII-IX веках находилась пещерная церковь.

Но возвратимся к начальному месту нашей экскурсии. Близ зубцов Ай-Петри раскинулась заповедная с 1947 г. буковая роща с прилегающим участком закарстованной яйлы. Каменные зубцы горы напоминают крепостную башню, словно охраняющую со стороны Южного берега подступы к Ай-Петринской яйле. Труден подъем, но, оказавшись на вершине, забываешь об усталости: настолько красив и разнообразен этот памятник природы. Словно зубы гигантского дракона, вздымаются скалы Ай-Петри. Их здесь много - больших и малых. Четыре из них достигают 7-19 м. высоты, малых пиков больше. Все эти оригинальные формы выветривания образованы известняками, являвшимися в далеком прошлом рифами верхнеюрского моря. С тех пор прошли десятки миллионов лет, известняка в результате горообразовательных процессов поднялись из морских пучин и, постепенно разрушаясь, образовали знаменитые зубцы Ай-Петри.

Но не только оригинальными формами рельефа и карстом славен богатырь Ай-Петри. Своеобразна и растительность: на площади в 614 га., словно уцепившись за скалы Ай-Петри, раскинулся самый большой на крымской яйле массив старого буково-грабового леса. Мощные, до 10-15 м. высоты и до полуметра в диаметре, деревья создают редкую для безлесных плато картину. Здесь можно встретить эндемичный для Крыма (т. е. нигде на земном шаре больше не встречающийся) клен Стевена, ясень, рябину обыкновенную, изредка крымскую сосну, рябину греческую, клен полевой, лещину и другие виды деревьев. А у самого края яйлы приютились флагообразные лохолистная груша и сосна Самолет, Последняя объявлена в 1964 г. самостоятельным памятником природы.

Исключительный интерес для знатоков и ценителей природы представляют также несколько очень старых экземпляров тиса ягодного, растущих на опушке к северо-востоку от зубцов Ай-Петри. Возраст старейшего из этих могучих исполинов - более 1000 лет. Тис этот - живой свидетель похода киевского князя Владимира в Крым, современник Тмутараканского княжества! Дерево-памятник имеет высоту около 10 м., крона его изрядно потрепана ветрами, а многовековой ствол порос лишайниками. Тис - третичный хвойный реликт Крыма, в далеком прошлом был широко распространен в горных лесах.

Ай-Петринская реликтовая роща является убедительным доказательством того, что на яйле лес может развиваться вполне нормально, выполняя важную почво- и водоохранную роль. Тем более неприятно видеть в заповедной роще поломанные горе-туристами ветви деревьев, общипанный "на память" тис и свежее кострище у сосны Самолет. 

А теперь направимся к северной окраине плато. Туда, где разбросанные небольшими островками лески напоминают оставленные без присмотра парки и плодовые сады. В этих естественных зарослях господствуют клен, лохолистная груша, грабинник, кизил, боярышник. У кромки яйлы, обращенной к предгорьям, высятся скалы, напоминающие своей формой распростертые крылья гигантской птицы. Не случайно они именуются Орлиным залетом. А рядом гора Сююр-Кая - известняковый массив, отделившийся от основной гряды и сползший в голубую (Коккозскую) долину.

Густой дубово-грабовый лес раскинулся у подножия Орлиного залета. В подлеске - мелколистный грабинник, кизил, лещина. Деревья перевиты лианой ломоносом с характерными для нее белопушистыми соцветиями. В лесу много света, нередки полянки с обильным травяным покровом. Но постепенно лес теряет свой первоначальный облик. Выше 600 м. над уровнем моря, в древостоях начинает преобладать бук. Местами деревья и известняковые глыбы обвиты вечнозеленой крымской лианой - плющом. С открытых полян хорошо видны изборожденные многочисленными трещинами известняковые стены горных массивов. Неподалеку от вершины тропа ветвится.

Ближе всего - сталактитовая пещера-грот Данильча (заповедана в 1947 г.). Этот ландшафтный памятник появился в процессе длительного растворения водой известняковой толщи. Пещера небольшая (14x12 м.), в глубине - озеро с хорошей питьевой водой. Площадь подземного водоема - несколько десятков квадратных метров, глубина около 2 м. Стены и куполовидный свод украшены оригинальными натечными образованиями.

Отдохнув у Дальнича-Кобы, пройдем к видовой площадке Орлиного залета. Отсюда, с высоты 981 м. над уровнем моря, открывается захватывающая картина. Внизу, как на ладони, Голубая (Коккозская) и Бельбекская долины, леса, сады, широко раскинувшиеся села Соколиное, Отрадное, Голубинка и другие. Видны обрывистые склоны Внутренней гряды и равнинные дали степного Крыма.

В Великую Отечественную войну на склонах Орлиного залета располагался боевой дозор крымских партизан. А неподалеку, к югу, в лесистом урочище Чайный домик, базировался отряд партизан. Народные мстители наносили фашистам жестокие удары. На месте неравного боя с врагом близ Чайного домика в память о погибших героях-партизанах установлен памятник!

С вершины Орлиного залета туристские тропы ведут в разные стороны: на юго-восток - к зубцам Ай-Петри, на запад - в Байдарскую долину, на восток - в Большой каньон Крыма. И только на север путь закрыт пятисотметровым обрывом.

На противоположной, восточной, стороне Голубой долины находится другой памятник природы - Большой каньон Крыма (заповедан в 1947 г.). Чудо природы - так называют это самое величественное ущелье на полуострове. Запрятанный в глубине северного склона Ай-Петринской яйлы, в 4 км. к юго-востоку от с. Соколиного, Большой каньон поражает суровой простотой и уникальностью. Не случайно здесь сходятся многие туристские и экскурсионные маршруты. У входа в каньон возникла даже своя туристская "полевая почта", почтовым ящиком которой служит дупло огромного 500-летнего дуба.

Уже с тропы, ведущей в Большой каньон из Голубой долины, открывается величественная панорама гигантской теснины. Справа и слева на десятки и сотни метров круто вверх поднимаются стены скалистого ущелья, над головой нависают грозные утесы. С каждого из этих выдвинутых внутрь каньона мысов-утесов - Сторожевого, Соснового, Четвертого, Пятого, Трапис и других - открывается неповторимая, по-своему захватывающая картина. Бросается в глаза коленчатость каньона, с высоты птичьего полета он напоминает гигантского мифического дракона. Особенно замечательная панорама открывается с Пятого утеса: каньон отсюда виден почти во всю свою более чем трехкилометровую длину.

По мере продвижения вглубь каньона все выше и отвеснее становятся склоны, ближе подступают друг к другу противоположные стены. Некоторые сужения не превышают 2-3 м. Глубина же достигает 250-320 м. В таких местах опасно громко разговаривать - возможны вызванные эхом камнепады.

Главный скульптор в каньоне - вода. По дну течет бурная речка Аузун-Узень (Розовая). Текучие воды в течение тысячелетий пропилили каменную толщу и глубоким ущельем отделили от северной окраины Ай-Петринской яйлы столообразный массив Бойка. О грандиозной работе реки можно судить по встречающимся на дне каньона порогам, водопадам, нагромождениям валунов мраморовидного известняка. Веками перемещаемые водой, эти природные ядра-жернова высверливают в известняковом ложе своеобразные котлы и ванны. Некоторые из них достигают 5-6 м. в поперечнике и 2-3 м. глубины. В каньоне насчитывается более 150 подобных образований.

Чистая вода в котлах и ваннах, как и в самой реке, зимой и летом имеет почти одинаковую температуру - около 11°. В проточных водах обитает ценная рыба - ручьевая форель. Обычно в каньоне шумит поток, и только во второй половине лета и осенью, когда в горах выпадает мало дождей, ложе каньона становится почти сухим и более доступным для осмотра.

На сложенных светло-серыми и розоватыми известняками склонах каньона отчетливо выделяется зелень небольших групп крымских сероствольных сосен. Только в нижней части ущелья деревья образуют почти сплошные лесные заросли. Здесь растут граб, бук, ясень, полевой клен, рябина берека, липа. Всюду обилен и достигает больших размеров плющ. Подлесок образуют кустарники: лещина, кизил, барбарис, крушина, скумпия, грабинник. Особо следует отметить наличие в лесу Большого каньона деревьев ягодного тиса. Их насчитывается здесь более полутора тысяч. Старые деревья этого вымирающего третичного реликта достигают 1,5 м. в обхвате и 10-12 м. высоты. Большой интерес представляют редкие папоротники, реликтовая подъязычная иглица, эндемичная камнеломка и другие растения. В сумрачной теснине Большого каньона, куда только на короткое время проникают солнечные лучи, развитие растительности по сравнению с окружающими лесами запаздывает на 3-4 недели. Однако в прошлом, в ледниковую эпоху, хорошо изолированный каньон представлял убежище для теплолюбивой флоры.

А теперь - в дорогу. Осмотрев музей Крымского заповедно-охотничьего хозяйства в Алуште (ул. Пуцатова, 44) и получив разрешение на въезд в заповедник, направимся в горы. Шоссейная дорога ведет на запад - северо-запад, вверх по долине р. Улу-Узень к Кебитскому перевалу. Широкая долина занята фруктовыми садами, склоны гор - лесами.

Слева тянется цепочка "неудавшихся вулканов", гор-лакколитов: Кастель, Урага, Сераус и Чамны-Бурун.
Справа от шоссе по направлению к Чатыр-Дагу тянется невысокий хребет. Там на севере видна высшая точка Чатыр-Дага - Эклизи-Бурун (1525 м.). Ее острый скалистый мыс с одной стороны и скалы Бабугана с другой словно охраняют расположенное между ними понижение Кебитского перевала (596 м.). В этот межгорный проход и ведет путь. В древности этот проход, как и все остальные перевалы Главной гряды, был закрыт длинными каменными стенами; остатки их сохранились под Эклизи-Буруном, на Караби-яйле и в других местах. По-видимому, это были те самые стены, которые, по словам византийского автора VI в. Прокопия Кесарийского, преграждали доступы в "страну Дори", предположительно занимавшую южное побережье между Ласпи и Судаком.

У слияния рек Софу-Узень, стекающей с Чатыр-Дага, и Узень-Баш, берущей начало на склоне Бабугана, от основного пути отходит влево дорога к водопаду, носящему имя Н. А. Головкинского - известного геолога, чья деятельность была многие годы связана с Крымом. Расположен водопад на реке Узень-Баш. В глубоком малодоступном ущелье Яман-Дере речка низвергает свои воды по каменной лестнице, состоящей из восьми естественных террас. Собственно водопад Головкинского, падающий с высоты 12 м., находится в 200 м. ниже этой системы каскадов.

Очень своеобразна растительность в этом ущелье. Помимо обычных для верхней части склонов Бабуган-яйлы бука, граба, осины, сосны, на высоте более 1000 м. сохранился уникальный в Крыму уголок северного леса: небольшая роща березы бородавчатой - реликта ледниковой эпохи.

За кордоном Садовым начинается заповедно-охотничье хозяйство. На юг, к Бабугану, уходит невысокий хребет Конек. Но мы, перевалив через гряду, спустимся в Центральную котловину заповедника, которая находится в 18 км. от Алушты. Этот веерообразный лесистый амфитеатр в верховьях р. Альмы - один из самых живописных и наиболее сохранившихся уголков горного Крыма. Расположенная на высоте около 700 м. котловина зажата со всех сторон высокими горами: на юге - скалистая Бабуган-яйла, с юго-запада ее прикрывают горы Малая Чучель (1288 м.) и Большая Чучель (1337 м.), а с запада и северо-запада гора Черная (1311 м.). В отдалении на севере видны все те же утесы Чатыр-Дага.

На заповедных яйлах обильны карстовые формы рельефа, воронки, естественные шахты, колодцы и пещеры. В горах берут начало Кача, Альма, притоки Салгира, Дерекойка, Авунда и другие реки Крыма. Поэтому охрана этой обширной водосборной площади играет большую народнохозяйственную роль.

Бережливый хранитель воды и естественный регулятор ее запасов - растительный покров заповедника. Леса из дуба, бука и сосны (обыкновенной и крымской) занимают почти 95 % территории заповедника. Безлесны лишь отдельные участки яйл и немногочисленные поляны. Флора заповедника состоит почти из 800 видов растений, в том числе из ряда эндемичных для Крыма растений: клена Стевена, крымского "эдельвейса", эспарцета Палласа и др. Путешествуя по лесам, можно встретить деревья-гиганты: дуб, тис, ольху, сосну и др. Всего таких исполинов в заповеднике насчитывается более 200. В долине р. Улу-Узень растет самое толстое дерево - липа, ствол которой в обхвате достигает почти 6,5 м. (всего же в Крыму насчитывается около 800 деревьев-великанов, окружность ствола которых превышает 3 м.).

В заповедных лесах обитают благородный олень, косуля, лисица, барсук и другие млекопитающие - всего 36 видов. Здесь успешно акклиматизированы корсиканский муфлон, алтайская белка и дальневосточный кабан.

Гордость заповедных лесов - крымский олень. Это самое крупное и красивое животное горного Крыма. В заповедных лесах в 1970 г. их насчитывалось более 1300. Косуль здесь было 270, диких кабанов - 350, муфлонов - 170. По числу копытных на единицу площади Крымское заповедно-охотничье хозяйство самое перенаселенное в Европе. Возникшее резкое несоответствие между поголовьем диких копытных и растительной кормовой базой весьма отрицательно сказывается на возобновлении молодого, в первую очередь букового леса. Да и стадо копытных ухудшается в качественном отношении. Питаясь ветвями и корой деревьев и кустарников, олени, например, уничтожают свыше 2/3 всего древесного подроста. Под угрозой гибели оказались прежде всего участки старых (200-300-летних) перестойных буковых лесов.

Естественно, возникла необходимость провести плановое сокращение оленьего стада, в первую очередь путем отлова и переселения. Крымский олень уже пополнил фауну многих областей Украины. Другой путь спасения молодого подроста деревьев - огораживание на 5-10 лет участков перестойных буковых лесов с тем, чтобы дать возможность подняться и окрепнуть молодому подросту. Так ученые и специалисты поддерживают необходимое равновесие в природе, заботятся о сегодняшнем и завтрашнем дне горнолесного Крыма.

Заповедные леса хранят многочисленные следы исторического прошлого Крыма. Здесь известны стоянки первобытного человека (на Гурзуфском седле), поселения древних жителей полуострова тавров (у кордона Криничка), остатки средневековых сооружений (на Чатыр-Даге, горе Кермен) и другие.

В годы гражданской и Великой Отечественной войн в лесах заповедника базировались отряды партизан, наносившие ощутимые удары белогвардейцам и фашистским захватчикам. Многие места в заповеднике, связанные с героическими делами народных мстителей, носят памятные названия: урочище Партизанское, кордон Аэродромный, Штабная поляна и др.

Осмотрев леса Центральной котловины и пруды форельного хозяйства, отправимся в дальнейший путь. Дорога, идущая через буковый лес, поднимается вверх к Чучельскому перевалу. Отсюда с высоты 1150 м. открывается великолепная панорама горного Крыма. На юге возвышается Бабуган-яйла с Роман-Кошем, несколько западнее и дальше видны горы Демир-Капу и Кемаль-Эгерек. В далекой голубой дымке проглядывают северные отроги Главной и обрывистые склоны Внутренней горных гряд.

Шоссе оставляет слева Роман-Кош, взбирается на так называемое Гурзуфское седло - очень узкое понижение в цепи гор, соединяющее яйлы Бабуган и Никитскую. У южной бровки яйлы, над самым обрывом, примостилась белокаменная "Беседка ветров". Отсюда открывается изумительно красивый вид на Южный берег Крыма. Внизу скалистые кручи, поросшие лесом, а далее - виноградники, парки и долины Гурзуфа. У самого берега моря видна гора Аю-Даг. С высоты она кажется огромным приплюснутым караваем.

Рядом с "Беседкой ветров" - карстовые воронки и шахты. На Никитской яйле видны обширные насаждения сосны. Среди деревьев, у дороги - указатель: "Партизанские землянки". В этих местах, в семистах метрах от шоссе, в годы Великой Отечественной войны базировались ялтинские партизаны. Неподалеку обелиск-памятник павшим в боях героям-партизанам.

Шоссе ведет на Южный берег Крыма. Небольшой спуск - и мы на поляне Красный камень, Окружающие склоны действительно имеют красноватый оттенок. Поляна окружена вековым сосновым лесом. Воздух чист, напоен смолистым ароматом.

С видовой площадки открывается панорама ялтинского горного амфитеатра. Вдали вырисовываются зубцы Ай-Петри, у моря раскинулась Ялта. Массандровский спуск. Шоссе, извиваясь, уводит вниз, к ущелью Трех гор. Дорогу обрамляет высокоствольный сосновый лес. Изредка видны искусственные посадки ели, пихты, кедра. Изумительно красивые места! Но вот и кордон Грушевая поляна. Здесь граница заповедно-охотничьего хозяйства.

Прежде чем покинуть заповедно-охотничье хозяйство, следует особое слово сказать о крымской березе, ибо на ее примере весьма ярко проявляется забота советских людей о природе. Слово о березе здесь еще и потому, что единственный аборигенный участок ее произрастания, как мы уже отметили, расположен в пределах заповедника, у водопада Головкинского.

По определению академика В. Н. Сукачева, береза бородавчатая является для Крыма вымирающим реликтовым растением. В естественных лесных насаждениях полуострова в настоящее время осталось всего около 200 ее особей. Каждая из этих белокорых красавиц - живая наследница далекой ледниковой эпохи, когда в условиях сурового климата на яйлах образовывались обширные снежные поля и в лесах на склонах гор береза занимала обширные пространства. Последнее обстоятельство подтверждается археологическими данными. На древнейших стоянках палеолитического человека в Крыму (пещеры Киик-Коба, Чокурча и др.) в очажном слое при раскопках найдено много березовых углей.

Постепенно, по мере потепления и изменения природных условий на Крымском полуострове, северянка-береза стала вымирать, сохраняясь в небольшом числе в самых труднодоступных, затененных и влажных местах лесов Главной гряды.

Поэтому случилось так, что до включения Крыма в состав России (1783 г.) о березе в Крыму науке ничего не было известно. Не находим мы упоминания о ней и в первых физико-географических описаниях полуострова, выполненных такими известными первоисследователями Крыма, как В. Ф. Зуев (1783), К. К. Таблиц (1785), П. С. Паллас (1795).

Интересно, что первым обнаружил березу в Крыму не ученый-ботаник, а наш великий поэт А. С. Пушкин. Преодолевая в 1820 г. Главную гряду через древний перевал Шайтан-Мердвен (Чертова лестница), ведущий с Южного берега в Байдарскую котловину, он стал первооткрывателем березы в Крыму. В одном из своих писем Дельвигу А. С. Пушкин вспоминает: "Мы переехали горы, и первый предмет, поразивший меня, была береза, северная береза! Сердце мое сжалось: я начал уже тосковать о милом полудне, хотя все еще находился в Тавриде, все еще видел и тополи и виноградные лозы".

Одним из первых ученых, отметивших присутствие березы в Крыму, был лесничий П. Е. Зубковский. Он обнаружил в 1846 г. самый значительный (75 га.) участок березового леса в верховьях реки Альмы, на северном склоне Главной гряды. В разное время были найдены также небольшие реликтовые насаждения березы в верховьях р. Улу-Узени (ущелье Яман-Дере близ водопада Головкинского), в верховьях р. Качи, в долине Сухой Альмы и даже на самом высоком в Крыму диабазовом лакколите Чамны-Буруне (1212 м.).

Многое сделали по выявлению и описанию березы в Крыму В. М. Агеенко (1890), В. И. Талиев (1908), Е. В. Вульф (1926), Г. И. Поплавская (1928) и другие исследователи. Они отмечали, что береза произрастает в Крымских горах небольшими деградирующими группами на высоте 900-1200 м. над уровнем моря. В скалистых местах береза занимала второй ярус леса, достигая высоты 12-16 м. и в диаметре ствола - 20-45 см. В этих рощицах изобиловал сухостой (до 25-30% всех стволов березы) и обращало на себя внимание почти полное отсутствие естественного лесовозобновления. И хотя В. М. Агеенко отмечал, что обстановка, в которой произрастает береза в Крыму, приближается к той обстановке, в которой мы привыкли ее видеть на севере, березовые насаждения на полуострове к настоящему времени почти полностью исчезли. Свою роль сыграли при этом бессистемные рубки леса, практиковавшиеся в дореволюционное время. Не осталось, к сожалению, и следов березовой рощи, упомянутой А. С. Пушкиным.

Ныне сохранился в горах лишь один естественный лесок на территории Крымского заповедно-охотничьего хозяйства. С искривленными стволами стоят последние березовые деревья. Высота их достигает 14-18 м., диаметр ствола - до 30 см. Деревья имеют явно угнетенный вид, молодого подроста не наблюдается.

Однако советские ученые и лесоводы не смирились с уходом березы из крымских лесов. Не раз предпринимались попытки вернуть белокорую красавицу в леса горного Крыма. Не все они были успешными. Нужен был массовый эксперимент. В 1960 г. областное управление лесного хозяйства завезло в Крым из Житомирской области около 30 тыс. березок. Они были высажены на Ай-Петринской яйле. Через три года на полуостров было доставлено еще 100 тыс. саженцев березы с Волыни. 

Высаженные вместе с другими древесными породами на Ай-Петринской яйле и Демерджи березы хорошо прижились и успешно развиваются. В насаждениях на Ай-Петринской яйле на высоте около 1000- 1100 м. над уровнем моря береза в сплошных насаждениях достигла 4-5 м. высоты и 4-7 см. в поперечнике ствола. В большинстве случаев деревья развиваются нормально, идет интенсивный прирост. На многих участках уже сомкнулись кроны.

Таким образом, вековая проблема облесения яйлы решается путем создания лесных насаждений из березы, сосны, клена и других древесных пород. А это значит, что по мере развития нагорных лесов зимой значительно сократится ветровой снос снега с яйлы, улучшится аккумуляция осадков, более равномерным станет расход накапливаемых лесом осадков. Облесение яйл - верный путь к решению острой для Крыма водной проблемы. Покидая западные яйлы, нельзя не побывать на Роман-Коше.

Главная гряда, венчающая горный Крым, наибольшей высоты достигает в своей центральной части. Здесь находятся все крымские "полуторатысячники" - вершины, поднимающиеся выше 1500 м. над уровнем моря.

Их немного - менее десятка. Наиболее известны из этих вершин Эклизи-Бурун на Чатыр-Даге (1525 м.), Кемаль-Эгерек (1527 м.) и Демир-Капу (1540 м.) на стыке Ялтинской и Гурзуфской яйл, Зейтин-Кош (1534 м.) и Роман-Кош (1545 м.) на Бабуган-яйле. Каждая из этих самых высоких вершин Крыма по-своему примечательна. Остроконечный мыс Эклизи-Бурун не случайно называют Кругозором Крыма. Вершины Кемаль-Эгерек и Демир-Капу, словно гигантские крепостные бастионы, прикрывают с севера яйлинские плато от наступающих вверх по склонам лесов. Менее выделяются в рельефе Бабуган-яйлы Зейтин-Кош, расположенный у южной бровки яйлы, и Роман-Кош - у ее северной окраины.

Гора Роман-Кош - высшая точка Крыма. Она не видна с Южного берега, а с севера почти не выделяется на общем фоне высокоподнятой Бабуган-яйлы. Вот почему для того, чтобы осмотреть Роман-Кош, нужно взойти на его вершину.

Путь на Роман-Кош можно проложить с юга - из гурзуфского горного амфитеатра. Идут на главную вершину Крыма большие и малые группы туристов, поднимаются отряды артековцев. У бюста В. И. Ленина, установленного на вершине Роман-Коша, почти всегда можно встретить туристов и любителей природы. Взгляд Ильича обращен на север, к Москве. А рядом, у подножия Бабуган-яйлы, раскинулись леса Крымского заповедно-охотничьего хозяйства. Прекрасно видны горы Малая и Большая Чучель, Черная, вдали - утесы Чатыр-Дага. На западе - темно-зеленое море буковых лесов, вдали - Внутренняя и Внешняя гряды, а за ними виднеется равнинный Крым.

Можно часами любоваться многоплановой панорамой, открывающейся с Роман-Коша. Но не менее интересна и сама вершина. Венчает ее двухметровый каменный тур, сложенный туристами. Над туром - высокая деревянная мачта, на которой ветер полощет десятки туристских вымпелов, водруженных покорителями Роман-Коша. Среди травянистых растений на склонах горы много злаков, встречаются заросли крымского "эдельвейса". Наконец большой интерес представляют и первые сосенки, появившиеся за последние 8-10 лет в непосредственной близости от вершины Роман-Коша. Отдельные из них, кажется, вот-вот взбегут на вершину. Растут они уверенно: годичный прирост их составляет 4-10 см. Это подтверждает правильность курса на облесение яйл, взятого крымскими лесоводами.

По восточным яйлам
К востоку от Бабугана, за Кебитским перевалом, протянулась цепочка восточных яйл. В отличие от западных, яйлинские массивы здесь разобщены широкими (3-5 км.) горными проходами. И еще одна особенность восточных яйл: все они исполинскими ступенями опускаются к северу. Нижние плато этих яйл представляют собой обширные активно закарстованные покатые поверхности. Предполагают что они были сформированы в прошлые геологические эпохи абразией (волноприбойной деятельностью) моря. Верхние же, небольшие по площади ступени яйл, приподнятые над нижними на 200-400 м. по мнению геологов, являются останцами (реликтами) древнего плиоценового рельефа. С запада на восток отдельные массивы восточных яйл расположены в такой последовательности: яйла Чатыр-Дага (800-1500 м. над уровнем моря). Долгоруковская яйла и Демерджи (700-1300 м.), Караби-яйла (650 - 1250 м.) и несколько обособленно - Агармыш (500 - 700 м.).

Восточные яйлы по сравнению с западными еще более насыщены своеобразными карстовыми формами рельефа. В общей сложности здесь насчитывается более 400 карстовых колодцев, шахт и пещер. Имея в виду прежде всего восточные яйлы, известный ученый-географ А. А. Крубер справедливо писал, что на территории "европейской России едва ли какая-нибудь другая местность представляет такую благодатную почву для ознакомления с карстовыми явлениями, как крымская яйла". На восточных яйлах выпадает меньше атмосферных осадков (565- 900 мм. в год), меньше естественных древесно-кустарниковых зарослей, а площади этих яйл намного больше. Поэтому проблема облесения восточных яйл является не только научной, но и важной хозяйственной задачей.

Первым на западе в цепочке восточных яйл высится исполинский шатер Чатыр-Дага (объявлен заповедным памятником природы). Уже древние путешественники подметили оригинальность формы этой горной вершины. Она напоминает стол, и поэтому на старинных картах эта гора называлась Трапезус.

Когда подъезжаешь к Симферополю с севера, из равнинного Крыма, или по Черному морю приближаешься с юга к Алуште, древний горный исполин открывается взору во всей своей величественной красоте. Кажется, огромная палатка раскинулась среди почтительно расступившихся гор. Этим и объясняется современное название массива - Чатыр-Даг, т. е. Шатер-гора.

Чатыр-Даг окаймлен с двух сторон широкими горными проходами - богазами: Ангарским с востока (через этот перевал проложена троллейбусная трасса на Южный берег) и Кебитским - с запада. Не случайно старинный герб города Симферополя украшал величественный контур Чатыр-Дага.

Летом гора эта утопает в зелени. Зимой ее склоны сверкают снежной белизной: ведь Чатыр-Даг достигает 1525 м. над уровнем моря! Снежную вершину Чатыр-Дага, озаренную закатом, великий польский поэт Адам Мицкевич, побывавший в Крыму в 1825 г., называл в своих "Крымских сонетах" маяком, зажженным, "чтобы указывать пути в ночи дремучей мирам, которые во мгле небес кружат". Чатыр-Дагом восторгались, описывали его и другие выдающиеся люди: писатели, ученые, путешественники. На вершину горы в 1825 г. поднимался А. С. Грибоедов.

Чем же примечателен ландшафт Чатыр-Дага? Чтобы узнать об этом, нужно побывать на этой горе. Путь туда не такой уж близкий. От с. Перевального или с. Мраморного поднимемся на нижнее плато. И сразу вокруг - необычная картина: многочисленные карстовые понижения и воронки, почти лишенные почв и растительности, белые пятна карровых полей, луговины, перемежающиеся островками леса. Воронки на Чатыр-Даге иногда достигают 250 м. в диаметре и 50-60 м. глубины. А внутри известняковой толщи формируются обширные пещеры, естественные шахты и глубокие колодцы. Известно около 130 таких подземных полостей. Среди них пещеры: Аянская (550 м.), знаменитая Бинбаш-Коба (Тысячеголовая, длиной 110 м.), Эмине-Баир (250 м.), Суук-Коба (Холодная, 210 м., с подземным озером), шахты Обвальная (110 м.), Бездонная (161 м.), Гугерджин (20 м.) и другие. Одна из шахт носит имя академика АН УССР А. С. Вялова - одного из первых исследователей Чатыр-Дага. Глубина этой шахты 155 м. В подземных лабиринтах - многочисленные сталактиты, сталагмиты, красивые драпировки и другие формы натечных образований, созданные искусной рукой природы. К сожалению, во многих местах эти неповторимые естественные украшения повреждены людьми, не заботящимися о красоте уникальных памятников природы.

Осмотр пещер убеждает в том, насколько велика растворяющая роль воды. Наблюдения за количеством извести, выносимой в растворенном состоянии водой крупнейшего Аянского источника, показали, что карстовые пустоты горного массива увеличиваются с каждым годом на 7260 м3. Это объем нескольких многоэтажных домов!

В формирующихся таким образом пустотах накапливается проникающая с поверхности вода. Она питает подземные водоносные горизонты и, выходя на поверхность, образует более 80 источников на склонах Чатыр-Дага. Таким образом, карстовый массив Чатыр-Дага - огромный аккумулятор, хранитель и распределитель поверхностных и подземных вод. В этом заключается главная народнохозяйственная ценность чатырдагского карстового ландшафта.

Впечатление о Чатыр-Даге будет неполным, если не подняться на его верхнее плато. С высшей его точки - вершины Эклизи-Бурун (Церковный мыс) - пятой по высоте в Крыму - в ясный день можно увидеть на юго-востоке Алушту и Черное море, а на севере - Симферополь и дали равнинного Крыма.

Для яйлы Чатыр-Дага характерна не только хорошо выраженная закарстованность, но и значительные площади сохранившихся лесов. На нижнем плато это преимущественно буковые рощицы, в которых произрастают также граб, осина, груша, рябина, иногда тис. Во многих местах на известняковом фоне карровых полей видны прижавшиеся к земле зеленые подушки можжевельника. Отдельные из них достигают пяти метров в диаметре. Тут и там проглядывают белые войлочные стебельки крымского "эдельвейса". Флора Чатыр-Дага очень богата: на площади всего около 30 км.2 насчитывается 520 видов растений, которые представляют седьмую часть флоры европейской части СССР!

На склонах верхнего плато радуют глаз заросли молодого соснового леса. Эго прекрасная иллюстрация возможности естественного лесовозобновления на яйле.

На Чатыр-Даге немало достопримечательностей. У северной окраины, на границе с г. Таз-Тау, протянулся Малый каньон Крыма. У с. Мраморного находится крупный карьер мраморовидного известняка, использующегося в качестве поделочного камня. А на склоне, ведущем к Ангарскому перевалу, расположено Тисовое ущелье с зарослями третичных хвойных реликтов.

Спустившись по этому ущелью и пройдя от Ангарского перевала (752 м.) к селам Перевальному и Краснопещерному, совершим экскурсию к знаменитым урочищу и пещерам Кизил-Коба (Красные пещеры, заповеданы в 1947 г.). Они расположены на западном склоне Долгоруковской яйлы, в 3,5 км. к востоку от с. Перевального. К пещерам ведет циркообразно врезанное в толщу верхнеюрских известняков ущелье. Оно создано небольшой горной речкой Кизилкобинкой, воды которой выносили из недр Долгоруковского массива растворенную известь, и она отлагалась в виде известковых туфов. Постепенно неподалеку от входа в пещеры, таким образом, сформировалась обширная туфовая площадка, высокий уступ которой, словно плотина, перегораживает ущелье. Объем туфов достигает здесь 400 тыс. м3! Воды реки, устремляясь вниз, образуют на обрывистом склоне площадки водопад-каскад высотой белее 50 м.

В нижней части склонов и особенно в прирусловой части ущелья растет лес. В зарослях встречаются самые разнообразные деревья и кустарники: граб, клен полевой, груши (обыкновенная и лохолистная), дуб, лещина, кизил, свидина, терн, шиповник и другие. Верхние части склонов ущелья почти отвесны. Они сложены известняками розовато-красноватого оттенка. Отсюда название ущелья и расположенных в нем Красных пещер.

Кизил-Коба - памятник природы республиканского значения. В настоящее время благодаря работам исследователей-карстоведов под руководством Б. Н. Иванова и В. Н. Дублянского установлено, что система всех известных ходов этих пещер достигает 13 100 м. Это самая большая в стране пещера в известняках.

Первые сведения о Кизил-Кобе в печати появились еще в 1843 г. Долгое время считали, что длина проходов пещеры составляет около двух километров. Однако после того, как в 1957 г. был открыт новый ход ("горло" Шаманского), дополнительно обследовано и описано еще более десяти километров подземных полостей: грандиозных залов и обширных галерей, украшенных совершенно нетронутыми кальцитовыми натечными образованиями. Отдельные сталактиты, например, достигают здесь 5-8 м. длины. Красотой ажурных натеков отличаются Индийский и Китайский залы. Величествен Академический зал, имеющий площадь около 300 м.2 и высоту свода до 8 м. Залы, расположенные еще дальше в глубине системы Красных пещер, достигают 30-40 м. высоты и 20-25 м. ширины и тянутся на десятки метров вдоль основного направления галерей.

В старой части нижней пещеры, в 180 м. от входа, в конце Грибоедовского коридора давно были известны небольшие подземные озеро и река. Во вновь же открытых залах обводненные галереи тянутся на сотни метров, а площадь некоторых озер достигает 500 м.2 при глубине 3 м. и более.

Раньше было принято считать нижний вход (Харанлых-Коба - Темная пещера) и верхний вход (Иель-Коба - Ветряная пещера) самостоятельными пещерами. Теперь установлено, что они соединяются между собой вертикальными колодцами. Всего в системе Кизил-Коба насчитывается до шести этажей. В верхних этажах сухо, вода здесь почти прекратила свою работу. Нижние же обводненные этажи пещеры переживают период активного карста.

К Красным пещерам с полным правом можно отнести слова академика-геолога А. Е. Ферсмана, сказанные им о крымских пещерах вообще: "...что особенно замечательно в пещерах, это их наряд украшений; иногда пышное убранство - то из белоснежных, нежных узоров, то из длинных, свешивающихся сверху сосулек, гирлянд, занавесей. Белые, желтые, красные минералы своими отложениями покрывают стенки пещер: в их причудливых формах таятся таинственные диковины, напоминающие то фигуры каких-то застывших великанов, то кости гигантских ящеров..." Пещера известна еще и тем, что в ней найдены кости пещерных медведей и материальные следы людей кизил-кобинской культуры. В настоящее время подземный музей-заповедник благоустраивается.

Почти рядом с Кизил-Кобой можно осмотреть пещеры Ени-Сала II и III (заповеданы в 1968 г.). Они интересны, прежде всего, как святилища людей эпохи железа.

Поднявшись на Долгоруковскую яйлу, можно установить, что она составляет нижнее плато по отношению к Демерджи яйле, образующей южную высокую ступень этой сочлененной яйлинской системы. На противоположной, восточной окраине яйлы находятся два интересных ботанико-географических памятника: Тисовая роща на г. Тырке, в которой насчитывается около 800 деревьев (заповедана в 1968 г.), и лесной массив в долине р. Бурульчи с подлеском из волчеягодника (заповедан в 1968 г.).

Убежище реликтового волчеягодника - своеобразный сюрприз крымской природы. Дело в том, что за годы Советской власти ученые довольно хорошо изучили дикорастущую флору Крыма. В 1969 г. вышел в свет последний, десятый выпуск трехтомной "Флоры Крыма", публиковавшейся с 1927 г. За многие годы удалось не только описать дикорастущие растения, но и установить историю их происхождения, пути развития, использования и преобразования. На фоне сравнительно хорошо изученного растительного покрова Крыма особенно интересной оказалась находка на склоне Долгоруковской яйлы нового кустарника - волчеягодника крымского. По определению М. И. Котова (1970 г.), это новый крымский палеоэндемик - древнее растение, нигде в мире больше не встречающееся.

Поиск начался еще в шестидесятые годы. Тогда лесовод Закарпатской лесной опытной станции П. С. Каплуновский приехал в наш край для изучения буковых лесов и сопоставления их с карпатскими. Путешествуя в горах, он случайно обнаружил у кромки Долгоруковской яйлы неизвестный для Крыма кустарник. Потребовались выезды ученых на место, тщательные определения, повторные сборы материалов, прежде чем был установлен реликтовый, эндемичный характер найденного волчеягодника. Ближайшие родственные виды этого кустарника известны за пределами Крыма на расстоянии 500-700 км.

Волчеягодник крымский образует разреженные заросли на высотах 500-900 м. над уровнем моря. Местообитание его приурочено к каменистым урочищам подножия Долгоруковского массива. Здесь проходит пояс буково-грабового леса, в подлеске которого, кроме волчеягодника, встречаются казацкий стланиковый можжевельник, грабинник, шиповник. Одиночные деревья тиса ягодного и эндемичного клена Стевена дополняют уникальный характер этого убежища реликтов.

Сам волчеягодник - невысокий, до 1 - 1,25 м. Он красиво цветет кремовыми и желтовато-белыми цветами, обладает приятным ароматом. Ягоды темно-красные. Может с успехом использоваться в декоративном садоводстве. Дальнейшее изучение этого эндемичного реликта, родственника вечнозеленых предков средиземноморской флоры позволит уточнить некоторые вопросы формирования и развития флоры Крыма

Продолжая путь на восток, добираемся до самой большой по площади (113 км.2) Караби-яйлы. Здесь исключительно резко проявляются в рельефе карстовые формы: насчитывается до 3500 воронок, более 230 колодцев, шахт и пещер.

Представление о ландшафте этой яйлы можно получить с плато Кара-Тау (1259 м.). Отсюда далеко на север просматривается большое, широко раскинувшееся нижнее плато Караби-яйлы. Картина не имеет себе равных в Крыму. Яйла усеяна воронками разных размеров и формы, всюду видны нагромождения каменных глыб и линейно вытянутых куэстоподобных гряд. Яйла похожа на "бушующее" каменное море. Ландшафт Караби-яйлы наглядно раскрывает содержание южнославянского слова "крас" (карст), означающего "камни", "страна камней".

По склону гребня Кара-Тау, ведущему с верхнего плато к нижней террасе, раскинулся старый буковый лес (заповедан в 1960 г.). Абсолютная высота склона 1000-1200 м. Господствуют в роще старые и мощные буки в возрасте 100-200 лет. Средняя высота их - около 15-18 м., поперечник ствола до 1,5 м. В лесу, кроме бука, растут клен Стевена, рябина берека и обыкновенная, ясень и единичные деревья тиса. Как и буковая роща Ай-Петри, лес на Кара-Тау доказывает возможность облесения значительной части поверхности яйлы. На поверхности Караби-яйлы лесокустарниковые разреженные заросли уже сейчас занимают около 8 % площади.

Естественно, что наиболее многочисленные природные памятники Караби-яйлы - это подземные карстовые лабиринты. Многие из них труднодоступны и хорошо сохранили натечные образования. В некоторых найдены остатки древней фауны Крыма (сайга, дикий кот, пещерный лев, гиена). Среди карстовых полостей заповеданы пещеры Мамина (75 м.), Туакская (110 м.), шахты имени Н. А. Гвоздецкого (191 м., названа в честь крупнейшего советского географа-карстоведа), имени А. А. Крубера (280 м.), имени Норбера Кастере (120 м., названа в честь крупнейшего французского карстолога), Монастырь-чокрак (207 м.), Эгиз-Тинах - I, II, III (255, 170, 145 м.), Мира (240 м.), самая глубокая в Крыму шахта Молодежная (261 м.), а также пещера Карасу-Баши (20 м.).

В числе наиболее примечательных творений природы видное место занимают пещеры, в которых по температурным условиям (круглогодично температура держится около нуля), постоянно образуются и сохраняются льдистые образования; ледяные сталактиты, сталагмиты, колонны (столбы) и нередко покровный лед. Такие пещеры принято называть ледяными (в Крыму их более 40). Одна из них - Бузлук-Коба (Большой Бузлук, или Ледяная, заповедана в 1947 г.) находится в средней части Караби-яйлы на высоте около 1000 м. над уровнем моря. Обширный грот протяжением до 80 м., с глубины 35-40 м. от входа в воронку покрыт многолетним льдом. Слева и справа над головой свисают ледяные гирлянды сосулек - сталактитов до 3 м. длины, а на встречу им поднимаются ледяные сталагмиты. В результате их сращивания в центральной нише пещеры в годы с обильными осадками образуется ледяной столб. В дневное время даже летом температура в глубине пещеры - не более одного градуса тепла, каплет вода. Днище пещеры также покрыто прозрачным голубоватым льдом. Однако в отличие от натечных ледяных образований пещеры, покровный лед ее донной части иного происхождения - он образуется из навеваемого сюда зимой снега. Площадь оледенения внутри пещеры ежегодно изменяется, достигая иногда 1000 м2. В нижней части пещеры имеется глубокий (19 м.) колодец диаметром 0,5 м., по дну его протекает вода.

Прежде чем покинуть естественный карстовый музей, каким является Караби-яйла, давайте побываем на ее восточной окраине. Здесь в одной из обширных котловин находится еще один памятник природы - подушечные, заросли крымского "эдельвейса" (заповеданы в 1964 г.).

На яйле нередко поражаешься удивительным сочетаниям лесных, луговых и горностепных растений. Здесь можно встретить величественный тис и горный василек, влаголюбивый бук и австрийский полынок, сосну и степной ковыль. Ландшафты яйл насчитывают 918 видов растений, в том числе 74 эндемичных для Крыма. Среди всего этого уникального флористического собрания большой интерес представляет ясколка Биберштейна, иначе называемая крымским "эдельвейсом".

Крымский "эдельвейс" служит великолепным украшением нагорных плато. Серебристо-белые эллиптической формы листья его нежных стебельков, словно войлочные от покрывающих их густых волосков, напоминают листья альпийского эдельвейса. Однако это сходство - чисто внешнее. Ясколка Биберштейна относится к семейству гвоздичных, это реликтовый эндемик Крыма, происхождением своим связанный с верхнетретичным временем. Цветет крымский "эдельвейс" в мае-августе нежными белыми цветами, На Караби-яйле "эдельвейс" образует оригинальные подушечные заросли. На фоне зеленой задернованной яйлинской поверхности их белые пятна создают неповторимую мозаику.

Крымский "эдельвейс" произрастал раньше, ввиду чрезмерного выпаса скота на яйлах, в труднодоступных урочищах. Ныне же, когда крымские яйлы изъяты из выпасных угодий, "эдельвейс" начинает играть большую роль в яйлинских растительных сообществах, содействуя залужению обнаженных участков и накоплению почвенного покрова.

К востоку от Караби-яйлы, близ г. Старый Крым, лежит небольшой яйлинский массив Агармыш. Буковый лес на его склонах, играющий важную почво-водоохранную роль, объявлен в 1964 г. также заповедным. Наконец в пределах восточной части Главной гряды по дороге из с. Грушевки в Судак есть еще один ландшафтный уникум - гора Лягушка (заповедана в 1968 г.), своеобразная форма выветривания, напоминающая гигантскую лягушку.

Завершая путешествие по достопримечательным природным местам Главной гряды и крымских яйл, следует еще раз подчеркнуть значительность работ по охране и преобразованию уникальных природных богатств. Из общей площади Главной гряды, составляющей около 192 тыс. га., памятники природы занимают 5,3 тыс. га. Вместе с заповедно-охотничьим хозяйством это 19% всей площади Главной гряды. 

В.Г. Ена, Симферополь Издательство "Таврия" 

Назад в раздел

Новый год и Рождество в России

Новогодние и Рождественские туры в России. В Подмосковье, Владимир, Великий Новгород, Карелию, Кострому, Калининград, Казань, Крым, Муром, Галич, Мышкин, Орел, Псков, Рязань, Санкт-Петербург, Сахалин, Селигер, Смоленск, Суздаль, Углич, Ярославль, Пенза, Беларусь, Алтай, Байкал, Вологда, Галич, Калуга, Александров, Архангельск, Камчатку и в другие регионы.

Легендарная Тридцатка, маршрут

Через горы к морю с легким рюкзаком. Маршрут проходит через знаменитый Фишт – это один из самых грандиозных и значимых памятников природы России, самые близкие к Москве высокие горы. Туристы налегке проходят все ландшафтные и климатические зоны страны от предгорий до субтропиков, все ночёвки в стационарных приютах.

В край Крымских гор

Недельный тур с проживанием в гостинице у самой красивой горы Крыма - Южной Демерджи. Треккинги, авто-пешеходные экскурсии с осмотром красивейших мест горного Крыма, Долины приведений, каменного хаоса, водопадов, каменных грибов с посещением пещеры МАН и оборудованной Красной пещеры.

Задайте вопрос...
Напишите Ваш вопрос. Наши специалисты обязательно Вам ответят!