Горный Крым

Одним взглядом Крымские горы не окинуть, в двух словах не описать. Чтоб хотя бы как-то разобраться в них, необходимо взглянуть на карту. Четыре пятых территории полуострова — равнина. Невысокие возвышения, что подобно пологим ленивым волнам сменяют друг друга в северо-западной части (они хорошо заметны на автодороге Красноперекопск — Симферополь), не в счет. Не в счет и мелкогорье Керченского полуострова.

Заметить начало собственно Крымских гор мудрено. Так называемые предгорья начинаются исподволь. Вы можете даже не обратить внимания на легкий подъем полей и виноградников все далее к югу. Можете не заметить неглубоких балок, не отметить выходов известняка на их склонах — так постепенно и вкрадчиво на ваших глазах горные отроги подбираются к плоской равнине центрального степного Крыма.

Ваше внимание будет занято синими хребтами, стоящими впереди. Монотонность степи усыпит бдительность элементарного любопытства. И когда вдруг обнаружите, что стоите на косогоре, круто уходящем из-под ваших ног вниз, когда перед вами распахнется просторная, полная света и синего воздуха долина, поймете, что первое свое восхождение уже совершили, не сознавая этого.

Вдали, накладываясь друг на друга и громоздясь, зеленеют, синеют, голубеют бесчисленные вершины и хребты. А вы стоите на самом крайнем из них.

Так начинается горный Крым
Равнина, незаметно возвышаясь, переходит в один из трех хребтов, вернее, в одну из горных гряд, которые и составляют Крымскую горную страну. Горы широкой и плавной дугой, вершина которой направлена точно на северо-запад, опоясывают южную и юго-восточную оконечность полуострова. Ширина дуги в самой солидной части по прямой не более 48—50 километров, длина же по дуге (если мерить от мыса Св. Ильи под Феодосией до мыса Фиолент под Севастополем) — около 180 километров. Горных гряд три, и называются они Первая, Вторая и Третья. Нумерация идет с юга на север. Приморская гряда и является Первой горной грядой, остальные — по порядку номеров. Та, на которой мы с вами только что побывали, самая низкая, носит название Третьей горной гряды. Первую, самую высокую, еще называют Главной грядой, вторую — Средней, или Внутренней, а самую северную — Внешней грядой. Конфигурация гряд не одинакова. Если Вторая и Третья представляют собой почти правильную дугу, то Первая гряда в общем напоминает латинскую букву «S».

Таковы самые первые и общие очертания «портрета» Крымских гор. На местности горные гряды определить можно следующим образом. Шоссе Севастополь — Симферополь — Феодосия — наша главная ось отсчета. Оно проходит по межгорному понижению, разделяющему эти гряды. Если мы едем по этой дороге, скажем, от Севастополя к Белогорску, возвышения и горы, тянущиеся на всем пути с некоторыми перерывами по левой стороне,— это и есть Внешняя (Третья) гряда. Обращенный к дороге склон этих возвышений хорошо выражен и довольно крут, противоположный же, как мы уже знаем, представляет собой слабо наклоненную к северу (распаханную, засеянную и засаженную) поверхность, местами рассеченную балками и речными долинами.

Правее дороги все время видятся на фоне дальних вершин гребни и возвышенности — Внутренняя (Вторая) гряда. Это на ее северном склоне расположены южная, юго-восточная окраины Симферополя. Вершины этих гряд имеют общую особенность — все они асимметричны: северные скаты их пологи, южные — круты, обрывисты. Синея, издалека они напоминают гигантские волны какого-то фантастического моря. С тяжелой неотвратимостью и размеренностью катились они друг за другом, упрямо тараня подножие Главной гряды. Да так и окаменели.

За Белогорском вдоль шоссе слева по-прежнему тянется куэстовая гряда (Куэста — гора с резко асимметричными склонами, пологими с одной стрроны, крутыми — с противоположной), но мы напрасно будем думать, что это старая наша знакомая,— Внешняя гряда незаметно отошла севернее и пропала из виду, а ее у дороги сменила Внутренняя гряда. И так до Старого Крыма. Высота Внешней гряды не превышает 362 метров (гора Куш-кая у села Верхнесадового), а Внутренней — 766 метров (гора Кубалач у села Тополевки).

Топонимика и систематика горного Крыма не так проста, как может показаться человеку несведущему. В общем-то, географы настоящими горами считают Главную гряду. Территория же Внутренней и Внешней гряд именуется ими Предгорье. А Внутреннюю гряду, случается, называют Предгорной.

Главная гряда представляет собой сложную систему хребтов и массивов, изрезанных речными долинами, ущельями, каньонами, оврагами. Но при всей своей расчлененности она представляет собой единый, непрерывный водораздельный хребет, каковыми Вторая и Третья грады не являются. Наиболее высока она в центральной части, где вершины достигают высоты полутора километров с небольшим. К востоку и западу горы мельчают, переходя в отдельные холмы и скалы.

Главная гряда очень живописна. Склоны ее то залесенные, то представляют собой многометровые и даже многосотметровые обрывы, что называется, вертикальные стены. Склоны, обрывы имеют различную крутизну и экспозицию. И хотя к Главной гряде определение куэста вряд ли применимо, закономерным является то, что и тут склон, обращенный (в общем) к югу, к морю, как правило, крут и обрывист.

В Крыму очень распространены останцевые столовые формы гор, когда вместо ярко выраженного скального пика или округлого «темени» вершина представляет собой плоскость, плато. В иных случаях плато действительно бывает плоским, в других оно лишь менее изрезано и расчленено, чем окружающий ландшафт. Таких плато много в центральной и в западной части Главной гряды. Таким плато и является трапециевидный Чатыр-даг. И это единственный пример, когда плато настолько компактно, что смотрится целиком, как отдельная гора, и таковой считается. Остальные же плато имеют столь причудливые и протяженные очертания, так слабо выделяются в общей массе гор, что о них знают лишь специалисты да записные краеведы.

Хребет от массива Бабуган до седловины Байдарских ворот по сути является единым сплошным плато, хотя территориально делится исследователями-географами на Бабуган-яйлу, Гурзуфскую, Никитскую, Ялтинскую, Ай-Петринскую, Байдарскую яйлы. (Некоторые авторы Байдарскую и Гурзуфскую яйлы не выделяют). Да и сам Чатыр-даг не столь уж простой пример, поскольку представляет собой массив из двух разновысоких плато.

Тут впервые упомянут термин «яйла». Слово «яйла» можно встретить в Турции, в Болгарии, «яйлю» — на Алтае. Означает оно безлесную возвышенность (плато); каменистую поросшую травой и кустарником пустошь; теплое удобное для содержания скота место, а то и просто пастбище. На Крымских яйлах действительно издавна выпасали скот.

Но крымские, истые чабаны называют летние пастбища словом «джайлява». Оно (джайляу, джайлоо, джайла) очень распространено среди северных тюрков и означает лишь одно — летнее пастбище. «Джайлявой» в Крыму называют целинное пастбище, достаточно удаленное от жилья, на невысоких буграх Тарханкута, на куэстах и останцах Бахчисарая, на склонах и вершинах окрестностей Судака, на плоскогорьях Ялты. Словом «яйла» географы, натуралисты, перво-исследователи Тавриды (Таврида, Таврия — так стали называть Крымский полуостров, а затем и Северное Причерноморье в России с XVIII века) обозначали раньше приморский хребет, окаймляющий Южный берег Крыма в тех границах, в каких его выделяли в те времена — от Фороса до Алушты. Изначально же «яйлой» называли амфитеатр ялтинских гор. В изданиях прошлого века можно встретить иллюстрации (фотографии, зарисовки), изображающие известняковые обрывы над Алупкой, Ялтой, с надписью: «Обрывы Яйлы» или «Яйла» — термин «Главная гряда» принят не так давно.

Теперь яйлами обозначают плосковершинные горные массивы, целые нагорья, орографически и морфологически входящие в состав Главной гряды.

Помимо названных яйл .существуют еще: Демерджи-яйла, Долгоруковская яйла с Тырке, Караби-яйла с Кара-тау. Кроме того, отдельные небольшие плато именуются сыртами (сырт — спина — распространенный термин), самое значительное из них Орта-сырт (между Долгоруковской яйлой и Караби). Есть еще Узун-сырт севернее Планерского. Эти яйлы вместе с Чатыр-дагом составляют группу восточных яйл, которые сильно разобщены речными долинами и ущельями. Но почему же все-таки «яйла», а не, скажем, «джайла»! Самое простое объяснение — слово «яйла» пришло в Крым из Малой Азии. Действительно, после захвата Крыма турки охотно селились в южной части полуострова.

Страбон утверждал, что эллинские мореходы пересекали Поит с юга на север, не теряя берег из виду, от мыса Карамбия (побережье Малой Азии) до Криу Метопона (побережье Таврики). Некоторые исследователи античный Криу Метопон (греч.— бараний лоб) отождествляют с Аю-дагом (Медведь-гора). Действительно, можно допустить, что Аю-даг похож не только на медведя, но и на баранью голову. Однако, чтоб страбоновские мореплаватели могли увидеть гору на расстоянии, когда за кормой еще маячил анатолийский берег, высоты Аю-дага (565 м) маловато — Криу Метопон должен был быть вдвое выше.

В древних лоциях-периплах тоже есть упоминание о горе Криу Метопон, стоящей между гаванями Лампада и Символа (Малый маяк и Балаклава). Указанное расстояние меж ними таково, что горой Бараний лоб можно считать или мыс Ай-Тодор, или Ай-Петри, или гору Кошка.

Но, сопоставив разные сообщения, приходим к выводу, что горе Криу Метопон может соответствовать только Ай-Петри (1233 м). В самом деле, эта рогатая гора чем-то напоминала эллинам барана. А может даже дело и не в эллинах... Но об этом позже.

Водораздельная линия Главной гряды осложнена боковыми ответвлениями — хребтами второго порядка: короткими в сторону моря (такими, как Иограф, Пендикюль, Картис-кыр и другие) и довольно протяженными и сложными с материковой стороны, тянущимися на несколько десятков километров вплоть до куэст Внутренней гряды (такими, как Кокия-бель, Биюк-сенон, Басман, Синаб-даг, Куртлер и др.). Восточная часть гряды от Чатыр-дага и особенно от Караби очень усложняется. Тут хребты ветвятся еще более и порой трудно разобраться в их запутанных узлах и системах.

Основные природные ценности Крымских гор приурочены к Главной гряде. Вообще, Главная гряда — это целый комплекс ландшафтных, геологических, ботанических, исторических, археологических, как чисто научных, так и имеющих практический интерес феноменов. И хозяйственное, и познавательное значение их огромно. Тут можно изучать многие естественные, географические дисциплины, вести огромную просветительную, популяризаторскую работу с минимальными затратами — все доступно, все под рукой, все обжито, нет недостатка в дорогах, в кадрах. Это весьма существенно. Ценны рекреационные достоинства Главной гряды. Особенно ценны они в сочетании с теплым морем.

Склон, обращенный к Черному морю, вернее, не весь склон, а нижняя треть его, носит название Южного берега Крыма. Этот берег, эта узкая полоска суши в 3—12 километров шириной, не очень, кстати, удобная, даже прямо сказать — не удобная для заселения и застройки жильем, производственными комплексами, потому что представляет собой довольно крутой склон, вдобавок еще перепаханный долинами, ущельями, оврагами (более пересеченную, труднодоступную местность трудно себе вообразить!), эта полоска и является на сегодняшний день, да и навсегда, главной драгоценностью, главным украшением Крыма.

Из аэропорта в Симферополь или с железнодорожного вокзала мы едем на отдых в горный Крым, в Алушту, Ялту, Алупку в легковых автомобилях, в автобусах, в троллейбусах, живем в приличных гостиницах, санаториях, домах отдыха или снимаем «угол» в частном доме в живописных, многолюдных городах, поселках, спим, едим, весело проводим время.

ЮБК издревле был заселен слабо, во всяком случае слабее, чем северные склоны и долины. Да и как могло быть иначе? Посудите сами. При ужасающей сложности рельефа (а это заметно даже неискушенному глазу) — заросли кустарников и лесов, оползни, обвалы, половодья.

Чтоб проложить, не говорю о дорогах, вьючную тропу, необходимы огромные лесоповальные (а лес был не то, что сейчас, и породы крепкие: дуб, кева, можжевельник — железо не берет, разве что жечь!), корчевальные, земляные (да какая тут земля — сплошная скала!) работы. Необходимо строить если не мосты, то переправы через ручьи и речки. Расстояние в 2—3 километра по прямой из-за всех прихотей рельефа превращалось в головоломный серпантин пяти — семи километров длиною.

Недаром римляне, желая закрепиться в этих отдаленных краях, начали свою деятельность не только с возведения укреплений, но и с постройки хороших дорог.

Так вот, вплоть до присоединения Крыма к Российской империи ЮБК был практически лишен хороших колесных путей. Связь между селениями, лепившимися на склонах и террасах поближе к воде, осуществлялась морем. А берега тут крутые, часто неприступные, открытые ветрам и волнам, море неспокойное, глубокое. Так что плаванье на долбленках или еще каких-то «судах» местного производства — дело рискованное и небезопасное. При отсутствии достаточных транспортных коммуникаций местность густозаселенной и цветущей быть не может.

Даже в такие поздние времена, как первая половина XIX века, самым удобным видом транспорта вдоль ЮБК был корабль. Именно отсутствие достаточно сносной дороги сковывало развитие Ялты как курорта, да и не только Ялты, но и всего южного побережья. Точно в таком положении был весь Горный Крым.

И Россия, завладев этими землями, тоже начала со строительства дорог. Саперные и пехотные части прокладывали их через лесные трущобы и перевалы, осыпи и овраги. Вдоль шоссе от Феодосии до Севастополя еще сохранилось несколько колонн-обелисков. Это так называемые «Екатерининские мили». Они — в честь посещения Тавриды императрицей Екатериной II в 1787 году. Она решила познакомиться с новыми приобретениями империи. Хозяин Тавриды князь Г. Потемкин, стараниями которого эти приобретения включались в хозяйственный и демографический процесс, готовясь к приему «матушки», строил не только бутафорские, но и вполне реальные села, города... В окрестностях Белогорска стоит дворец (вернее то, что от него осталось), возведенный специально для приема царицы. Был срочно восстановлен к такому случаю лежавший в развалинах ханский дворец в Бахчисарае.

Все это привело к тому, что не только на территории полуострова, но и в пределах Горного Крыма национальный состав населения стал фантастически пестрым: греки, крымчаки, караимы, татары, армяне, айсоры, итальянцы, турки, русские, украинцы, белорусы, евреи, эстонцы, поляки, французы, германские, швейцарские и австрийские немцы, молдаване, цыгане, венгры...

А среди названий предгорных сел наряду с тюркскими, греческими были и русские: Мазанка, Новониколаевка, Ивановка, Курцы (от Курска), Чистенькая, а рядом с ними и Нейзац, и Цюрихталь, Розенталь...

Крымское южнобережье удивительно похоже на приморскую Италию и Францию. Близкий к средиземноморскому комфортный климат — теплая зима, нежаркое лето, солнечно, сухо. Вполне средиземноморский ландшафт — море, горы, растительность-Южнобережным пейзажам нет равных в мире! Ни задушевностью, ни очарованием, ни гордым величием с ними сравниться нечему. Все это поставило Крым в особое положение — им заинтересовались, его оценили самые знатные особы Российской империи.

Владимир Терехов

Горный Крым фото

Назад в раздел

Легендарная Тридцатка, маршрут

Через горы к морю с легким рюкзаком. Маршрут 30 проходит через знаменитый Фишт – это один из самых грандиозных и значимых памятников природы России, самые близкие к Москве высокие горы. Туристы налегке проходят все ландшафтные и климатические зоны страны от предгорий до субтропиков, все ночёвки в стационарных приютах.

В край гор и водопадов

Недельный тур а Адыгее, однодневные пешие походы и экскурсии в сочетании с комфортом (трекинг) в горном курорте Хаджох. Туристы проживают на турбазе и посещают памятники природы: Водопады Руфабго, Аминовское ущелье, плато Лаго-Наки, ущелье Мешоко, Азишскую пещеру, Каньон реки Белой, Дольмен, Гуамское ущелье. Программа для всех

В край Крымских гор

Недельный тур с проживанием в гостинице у самой красивой горы Крыма - Южной Демерджи. Треккинги, авто-пешеходные экскурсии с осмотром красивейших мест горного Крыма, Долины приведений, каменного хаоса, водопадов, каменных грибов с посещением пещеры МАН и оборудованной Красной пещеры.

Задайте вопрос...
Напишите Ваш вопрос. Наши специалисты обязательно Вам ответят!