Николай 1 в Крыму

Владельцем Ореанды стал Император Николай I. Его супруга, Императрица Александра Федоровна, на отдых ездила обычно на остров Сицилию, в Палермо. Чтобы избежать лишних расходов, связанных с такими поездками, Император решил подарить Ореанду своей жене.

По желанию Александры Федоровны, в ее присутствии на укрепленном утесе был установлен 11-метровый чугунный крест. С тех пор известная гора в Ореанде стала называться Крестовой. Крест на лесистой скале над морем, установленный по приказу государыни, виден издалека и служит ориентиром для мореплавателей.

Строительство дворца в Ореанде было поручено любимому архитектору Николая I Андрею Ивановичу Штакеншнейдеру. Осенью 1841 года он приехал в Ореанду с проектом будущего дворца, чтобы выбрать место для его строительства и внести необходимые уточнения в свой замысел.

Вся подготовительная работа велась под контролем Новороссийского генерал-губернатора графа М.С. Воронцова, который поручил английскому архитектору Гунту, строившему дворец в Алупке, составить смету первоначальных работ.

В январе 1843 года начались строительные работы. Председателем комиссии по строительству дворцовых зданий был назначен статский советник Вильгельм Николаевич Олив, происходивший из древнего французского рода. Он поступил на русскую службу в 1820 году, многие годы жил в Крыму, занимая должности предводителя дворянства — то ялтинского уездного, то Таврического губернского. Николай I был очень доволен деятельностью В. Олива в Крыму и, выражая ему особое благоволение, пожаловал его придворным чином камергера.

Строительные работы еще не были закончены, когда в сентябре 1850 года Ореанду посетил Великий князь цесаревич Александр Николаевич, будущий Император Александр II. О посещении императорской фамилией имения в Ореанде членами комиссии был написан рапорт обер-гофмаршалу Двора Его Императорского Величества графу Андрею Петровичу Шувалову.

«Его Императорское Высочество Великий Князь Цесаревич Александр Николаевич, следуя по пути из Севастополя 11 числа сего месяца, в 8 часов по полудни прибыл в имение генерала Адъютанта Князя Воронцова Алупку, где имел ночлег, а на другой день в 12 часов утра изволил посетить Ореандское Государыни Императрицы имение в сопровождении Г.Г. Исправляющего Должность Новороссийского и Бессарабского Генерал Губернатора, Таврического Гражданского Губернатора, Исправляющего Должность Таврического Губернского предводителя дворянства и прочих лиц, составляющих свиту Его Императорского Высочества.

Проехав через арендную дачу наследников графа Дибича и посетив гору Ореанду, на которой находится лавровое дерево, посаженное Государынею Императрицею во время пребывания Ее Императорского Величества на южном берегу Крыма в 1837 году, Его Императорское Высочество спустился мимо оранжерей по новоустраиваемой дороге к Дворцовым зданиям, где, рассмотрев сперва Высочайше утвержденные планы, изволил потом осматривать верхний бельэтаж Дворца, кухню с подземным ходом и начатую постройку конюшни с флигелями, причем Великий Князь Цесаревич обратил Всемилостивейшее внимание на трудность работ и на болезненные лица большей части рабочих людей, находившихся в сборе у построек.

От Дворцовых построек Его Императорское Высочество изволил проехать чрез сад мимо каскада к Императорскому домику, а оттоль чрез зверинец и имение графа Потоцкого Ливадию в г. Ялту, объявив свое удовольствие Главному смотрителю Ореандского имения за порядок и чистоту, с которым содержатся сад и дороги в Ореанде.

После обеденного стола на пароходе «Владимир» Его Императорское Высочество изволил объезжать парк в имении князя Воронцова Массандре и находящиеся в Ялтинской долине татарские деревни Айвасиль и Лирикой с прилегающими к ним дачами разных владельцев, а по возвращении в г. Ялту в седьмом часу по полудни отправился морем в дальнейший путь.

О таковом посещении Ореандского имения Его Императорским Высочеством Великим Князем Александром Николаевичем, строительная комиссия долгом своим считает довести до сведения Вашего Сиятельства.

Председатель комиссии В. Олив. Члены комиссии судья Ветлицкий, архитектор Эшлиман, старший чиновник Одаровский».

Этот документ интересен нам и как пример служебной переписки чиновников того времени, и как дополнительный исторический материал о царском имении в Ореанде и ее окрестностях.

К каждому приезду членов Императорской фамилии в имении готовились тщательно.

Так, заблаговременно узнав о прибытии Николая I в Севастополь в октябре 1852 года, главный смотритель имения не только побеспокоился о чистоте и порядке во дворце и парке, но и на случай посещения Императором Ореанды назначил почетный караул из 35 человек нижних чинов Греческого Балаклавского батальона под командою одного капитана и еще двух обер-офицеров.

Весной 1852 года все работы на территории имения были завершены, и комиссия приступила к сдаче зданий и всех построек.

Прекрасный Ореандский дворец и все остальные сооружения были выстроены с примерной бережливостью, скоростью и четкостью. Владельцы имения были очень довольны работой, выполненной быстро и качественно. Труд архитектора Гунта, столярного мастера Вильямса, архитектора К.И. Эшлимана, председателя комиссии В. Олива и многих других участников строительства был высоко оценен Императором.

Гунт и Вильямс были награждены медалями для ношения на шее с надписью «За усердие», первый — золотой на Владимирской ленте, второй — серебряной на Аннинской ленте.

Двух сыновей Эшлимана, под непосредственным наблюдением которого производились все Ореандские постройки, — Александра и Эммануила — приняли на воспитание в благородный пансион при Симферопольской гимназии пенсионерами с оплатой за каждого через Собственную Его_ Императорского Величества контору по 230 рублей серебром в год. Впоследствии директор училищ Таврической губернии должен был докладывать в контору Николаевского дворца об успехах и поведении пенсионеров.

Отмечен был и труд крестьян. Крепостному помещика ротмистра Ратынского Орловской губернии Илье Макарову, «который с начала 1850 года и по апрель 1852 года занимался проложением дорог и каменными при этом работами, вел себя похвально, работами занимаясь усердно, Высочайше пожалован парадный кафтан, украшенный золотыми галунами, петлицами и кистями». Таким же кафтаном был награжден и крестьянин князя М.С. Воронцова Иван Викторов за то, что находился при дворцовых постройках с самого начала по день окончания 1 апреля 1852 года — сначала каменотесом, а впоследствии десятником каменотесов. О получении царских подарков «кафтанов темно-зеленого тонкого сукна на деликатной такого же цвета подкладке» крестьяне дали расписку главному смотрителю Ореандского имения Козьмину.

Председатель комиссии В.Н. Олив получил в подарок золотую табакерку, украшенную бриллиантами, с вензелями Ее Величества Императрицы.

В ходе многочисленных работ были возведены дворец, дом главного смотрителя, в подвале которого находились винодельня и хлебный магазин, дома для винодела и канцелярии, для садового мастера, для смотрителя магазинов, оранжерея. Был построен и экономический двор с прилегающими к нему строениями: казармой, флигелем, конюшней, коровником, кузницей, кладовой, сараем и другими помещениями.

Дворец в Ореанде был выполнен в итальянском стиле и представлял собой двухэтажное четырехугольное здание (32 метра в длину и 40,5 м в ширину) с небольшим внутренним двориком и обширной террасой. Стены его были из инкерманского, ореандского и керченского камня, а также из феодосийского кирпича. Лес привозили через Херсон из Брянска.

Для полов и потолков вместо земли использовали мелко рубленное старое сено, смешанное с песком и известью и разведенное водой. Смесь эта была похожа на тесто. Над окнами и дверьми, где дерево касается камня или кирпича, мазали кипящей сосновой смолой. Строители предпринимали все меры предосторожности, чтобы дворец был сухим и прочным.

Внутри дворца особенно замечателен был так называемый «помпейский дворик», украшенный стенной живописью: фрески в нем напоминали утонченное искусство древних мастеров Помпеи. Потолок во дворике был стеклянный и поддерживался большими колоннами из темного мрамора удивительной полировки. В центре дворика бил фонтан. Вокруг бассейна были выложены дорожки из ореандского мрамора, по углам же, у колонн, располагались чудные тропические растения.

Все здание было обнесено террасами, на которых красовались клумбы редких растений и множество ярких цветов; гирлянды роз и множество вьющихся растений украшали все балюстрады и балконы дворца. Особенно красив был балкон, обращенный к морю и поддерживаемый восемью роскошными кариатидами. В галереях и на балконе пол был покрыт плитами итальянского мрамора, а в гостиной, зале, кабинете, в будуаре, устроенном в стиле Помпадур, в спальне — выложен паркетом из кленового, дубового и орехового дерева с плинтусами из сосны и дуба. Почти в каждой комнате были установлены мраморные камины с бронзовыми украшениями или шведские и голландские печи белого мрамора. Виды из дворца со всех сторон были восхитительны.

По признанию некоторых современников, дворец в Ореанде, построенный по проекту архитектора А.И. Штакеншнейдера, был великолепен. Существовало и другое мнение: дворец, несмотря на великолепную отделку и строгий стиль, не представлял собой ничего особенного: «Он слишком напоминал европейские дворцы и скорее хорош был бы в равнине, чем в горном мусульманском уголке».

Так или иначе, дворец среди прекрасного парка с аллеями вечнозеленых деревьев, с темными прудами и белыми лебедями, с беседками, увитыми виноградником, с яркими коврами цветов стал на многие годы любимым местом отдыха для всех членов царской семьи.

В октябре 1857 года в Ореанде провел несколько дней Великий князь Николай Николаевич, младший брат Великого князя Константина Николаевича (будущего владельца имения). Пробыв в Ореанде несколько дней, он оставил свои интересные предложения по благоустройству парка и всей территории имения.

Он рекомендовал устроить по всему саду каменные скамейки для сидения, украсить клумбы в Помпейском дворике и в саду разными пнями и камнями с покрытием их плющом и климатисом, чтобы «подражало» природе. Еще — провести воду ручейками по дорожкам как можно больше, а ручейки выстлать морскими камешками, дороги около дворца посыпать морским песком. На овальном газоне с западной стороны между дворцом и кухней князь предложил посадить кедр ливанский или что-нибудь в этом роде посередине, а по сторонам — четыре павлонии. На длинной клумбе у льва с западной стороны он советовал разместить несколько хвойных деревьев и акаций разных сортов. Советов и предложений по благоустройству Ореанды Великий князь оставил немало, и часть их была воплощена в этом прекрасном уголке Крыма.

О пребывании Великого князя Николая Николаевича смотрителем имения было составлено подробное донесение. Этот любопытный документ, дающий представление о том, как проводил время в Ореанде Великий князь и о трудностях, возникших при этом, приведем полностью.

«Н.Н. Старший по случаю проезда своего через Южный берег посетил Ореандское имение. Великий князь обозрел город Севастополь и его окрестности, прямо из Байдар следовал верхом безостановочно по Южному берегу и изволил со свитою прибыть в Ореандский дворец 12 октября в 6 часов вечера и остановился в комнатах в Бозе почившего Своего Родителя, а свиту приказал разместить по комнатам верхнего же этажа дворца. После обеденного стола Его Высочество, обозрев Дворец и сад, возвратившись, приказал вместо чая подать земляники со сливками, и в 10 часов лег спать.

13-го числа утром Его Высочество со свитою прогуливался по саду пешком и на лошадях, а после чая изволил охотиться в Ореандском зверинце. После большого завтрака Его Высочество со свитою выехал в 2 час. 30 мин. в Алупку, где имел обеденный стол, а вечером при иллюминации кушал чай, ночлег же имел в Ореанде.

14 октября Великий князь после чая делал в Ореандском зверинце большую охоту с загонщиками, потом обходил сад, где и назначал работы, после обеденного стола сего числа в 4 часа по полудни благополучно выехал из Ореанды на Симферополь в Санкт-Петербург».

Далее главный смотритель имения Козьмин делает замечания о тех трудностях, которые возникли у него при встречи в Ореанде именитых гостей.

«Его Императорское Высочество приехал в Ореанду со свитою без кухни и должностных приборов, совершенно неожиданно к обеденному столу, за которым находилось 13 особ каждый день, кроме камердинера, 2-х рейткнехтов, фельдъегеря, помощника лекаря, магазин-вахтера, свитской прислуги и других должностных чиновников, которым следовало дать помещение и продовольствие. В страшном затруднении в приеме Его Высочества обратился за содействием к Его Сиятельству графу Василию Алексеевичу Перовскому и в экономию князя Воронцова, имея в запасе заготовленную прежде мною провизию, живность и припасы для графа Перовского. Таковым моим распоряжением я только мог принять во Дворце Великого князя к полному удовольствию Его Высочества».

В связи с этим смотритель добавляет: «Во избежание на будущее время затруднений в приеме Особ Императорской фамилии в Ореандском дворце я покорнейше прошу Контору Собственного Его Императорского Величества Николаевского Дворца снабдить оный кухонною посудою, сервизами, столовым бельем и другими вещами или поручить мне искупить все потребное в г. Одессе, о приезде же давать мне знать, сколько будет известно Конторе, благовременно».

В этом послании главный смотритель имения замечает: «В.А. Перовский изволил приказать, что употребленную провизию и припасы для приема в Ореанде Великого князя Николая Николаевича отнести на счет Его Сиятельства, исключая освещение комнат, вина, фруктов и овощей — присовокупляя к сему, что во время проживания 10,5 сажен отопления в расчет свои не принял».

Генерал-адъютант генерал от кавалерии граф Василий Алексеевич Перовский приехал в Ореанду по приглашению Императрицы Александры Федоровны. Имение его брата графа Льва Алексеевича Перовского в Мелласе было разорено в годы Крымской войны, поэтому он и воспользовался предложением Императрицы.

Еще в августе 1857 года обер-гофмаршал А.П. Шувалов просил главного смотрителя Ореандского имения подготовиться к прибытию графа Перовского и оказывать ему содействие как в изыскании припасов продовольствия, так и всеми необходимыми хозяйственными вещами. О пребывании больного генерала в царской Ореанде главным смотрителем имения был составлен позже подробный отчет.

«Граф Василии Алексеевич Перовский 14 сентября благополучно прибыл в Ореандское имение и изволил избрать для своего жительства комнаты в бельэтаже Дворца по плану № 13, 14, 15 и 16 и присоединить буфет № 12. Для временного пребывания Г. флигель-адъютанта графа Бориса Алексеевича Перовского (брата — Примечание авторов.) назначены комнаты в том же этаже № 9, 10, 12 и 13 (для доктора Крунева комнаты в верхнем этаже № 12 и 13, для аптеки, фельдшера и хранения вещей три комнаты в антресольном этаже у мраморной лестницы, для приготовления кушанья к столу — в подвальном этаже и буфет с плиткою; для помещения лошадей и экипажей отведены несколько стойл и сарай на дворцовом конюшенном дворе.

Для графа В.А. Перовского приготовлен был также Императорский домик, но тесность и удаление от оного кухни, нашел жительство своего не удобным. Его Сиятельство по приезде своем в Ореанду, не смотря, что имел ночлег в Ялте, был чрезвычайно слаб, дыхание было весьма затруднительное, так что, вышедши у Дворца с помощью людей из экипажа, он попросил стул — посидевши не мало, все-таки не мог следовать пешком до Императорского домика, который желал осмотреть прежде комнат, приготовленных ему в бельэтаже Дворца, которые теперь занимает. В первые дни не мог много ходить ибо, как я слышал от медика, по случаю большой опухоли в ногах, но потом оная уменьшилась, и граф начал прогуливаться вокруг дворца на небольшой террасе, где и пребывает большую часть времени.

Образ жизни ведет следующий: утром в четыре часа кушает кофе, после оного ложится в постель, встает в шесть часов, погуляв по террасе, а иногда по саду, продолжает прогулку верхом по разным местам Ореанды без провожатого; возвратившись во дворец, по малом отдыхе в 11 часов изволит завтракать, или лучше сказать обедать, потом ложится в постель.

Пробудившись и сделав прогулку по террасе, в 2 часа садится за обеденный стол, за которым, кроме супа, немного вина, фруктов и кофе, ничего более не кушает, после обеда нередко совершает прогулку в экипаже на 5 верст по почтовой дороге в одну или в другую сторону Ореанды, в 5 часов вечера садится за чайный стол, но вместо чая кушает молоко с водою, в 10 часов ужинает, в 11 часов вечера ложится в постель, но спит беспокойно и поэтому очень часто ночью гуляет по террасе, а иногда засыпает на поставленных на оной диванах или в павильоне пред уборной Ея Величества.

Помещением своим в Ореандском дворце граф В.А. Перовский совершенно доволен, местность Ореанды чрезвычайно ему нравится, здешний климат вполне сравнивает с климатом Неаполя. Погода во время пребывания Его сиятельства стоит превосходная — 22 сентября в воскресенье Его сиятельство изволил выезжать в имение покойной княгини Анны Сергеевны Голицыной, отстоящее от Ореанды в шести верстах, где в церкви изволил слушать Божественную Литургию от начала до конца.

Во время пребывания графа В.А. Перовского в Ореанде посещали Его сиятельство и были приглашены к обеденному столу: проживающий на Южном берегу в своем имении господин генерал от кавалерии фон Гельфрейх и господин военный губернатор Симферополя Таврический гражданский губернатор генерал лейтенант Жуковский, посещением сих особ граф остался доволен...»

В следующем рапорте смотритель отмечает: «Со дня приезда Его Сиятельства в Ореанду до сего числа силы его довольно поправились, одышка уменьшилась, голос стал тверже, в ногах имеет более крепости, цвет лица живее, аппетит несравненно лучше прежнего.

Граф В.А. Перовский, осведомившись, что Ореандский дворец с прочими зданиями после окончания постройки не освящен, изволил приказать пригласить для этого благочинного священника, что сим в присутствии Его Сиятельства 3 числа сего октября и совершено. Попросил иконы для дворца.

...В последнее время, чувствуя внутренне, что болезнь его с каждым днем усиливается и становится для него тяжелее, не надеется в продолжение своей жизни, сознавая при том, что если кончина его наступит в Ореанде, то смертью своею оставит для дворца мрачное впечатление, а потому заблагорассудил 20 октября выехать из Ореанды на жительство в Алупку».

30 ноября во дворец были присланы шесть икон. В гостиной установили образ благоверного князя Александра Невского, в кабинетах Великого князя Константина Николаевича — икону святого Георгия Победоносца и образ Успения Пресвятой Богородицы, в императорском домике — икону святого Николая.

По завещанию матери, Императрицы Александры Федоровны, имение в Ореанде досталось второму сыну Николая I — Великому князю Константину Николаевичу. Он очень любил свое южнобережное имение и подолгу жил в нем.

Т. Брагина

Фото красивых мест Крыма

Назад в раздел

Туры на Новый год и Рождество

Активные, приключенческие, развлекательные, экскурсионные туры по России. Города Золотого кольца России, Тамбов, Санкт-Петербург, Карелия, Кольский полуостров, Калининград, Брянск, Великий Новгород, Великий Устюг, Казань, Владимир, Вологда, Орел, Кавказ, Урал, Алтай, Байкал, Сахалин, Камчатка и в другие города России.

Туры на Новый год по России

Маршруты: горы - море

Адыгея, Крым. Вас ждут горы, водопады, разнотравье альпийских лугов, целебный горный воздух, абсолютная тишина, снежники в середине лета, журчанье горных  ручьев и рек, потрясающие ландшафты, песни у костров, дух романтики и приключений, ветер свободы! А в конце маршрута ласковые волны Черного моря.

Маршруты: горы - море

Легендарная Тридцатка, маршрут

Через горы к морю с легким рюкзаком. Маршрут 30 проходит через знаменитый Фишт – это один из самых грандиозных и значимых памятников природы России, самые близкие к Москве высокие горы. Туристы налегке проходят все ландшафтные и климатические зоны страны от предгорий до субтропиков, ночёвки в приютах.

Легендарная Тридцатка, маршрут
Задайте вопрос...
Напишите Ваш вопрос. Наши специалисты обязательно Вам ответят!