Освобождение Крыма в 1944 году

Войска 4-го Украинского фронта (командующий — генерал армии Ф.И. Толбухин) в ходе проведения Мелитопольской операции 30 октября 1943 года заняли Геническ и вышли на побережье Сиваша, форсировали залив и овладели плацдармом на его южном берегу. А 1 ноября, преодолев укрепления Турецкого вала, ворвались на Перекопский перешеек. 19-му танковому корпусу под командованием генерал-лейтенанта танковых войск И.Д. Васильева удалось с боями пробиться через укрепления на Турецком валу и выйти к Армянску. Используя отрыв танкистов от кавалерии и пехоты, немецкое командование сумело закрыть брешь в своей обороне и временно блокировать танковый корпус. Но к 5 ноября основные силы 51-й армии генерал-лейтенанта Я.Г. Крейзера также преодолели Перекоп и соединились со сражавшимися в окружении танкистами. Бои на этом направлении постепенно прекратились. Таким образом, к ноябрю 1943 года советские войска вышли к низовьям Днепра, овладели плацдармом в Крыму на южном берегу Сиваша и подступами к крымским перешейкам.

Выход советских войск на непосредственные подступы к Крымскому полуострову поставил на повестку дня задачу его освобождения от немецко-фашистских захватчиков. Еще в первых числах февраля 1944 года, когда советские войска вели бои за Никопольский плацдарм, Маршал Советского Союза А.М. Василевский представил в Ставку ВГК разработанные совместно с командованием 4-го Украинского фронта соображения по организации наступательной операции с целью освобождения Крыма. Они считали, что такую операцию можно начать 18—19 февраля. Однако Верховное главнокомандование приняло решение провести ее после того, как будет очищено от противника нижнее течение Днепра до Херсона и 4-й Украинский фронт высвободится от решения других задач.

В связи с разгромом никопольской группировки противника 17 февраля Ставка приказала начать наступление в Крыму не позднее 1 марта независимо от хода операции по освобождению правого береге Днепра. Однако из-за ненастной погоды и штормов на Азовском море, задержавших перегруппировку войск фронта и их переправу через Сиваш, операцию пришлось отложить. Поэтому Ставка ВГК приняла решение начать активные действия по освобождению Крыма после овладения войсками 4-го Украинского фронта районом Николаева и выходом к Одессе.

Ставка ВГК планировала совместное участие в операции по освобождению Крыма войск 4-го Украинского фронта, Отдельной Приморской армии, Черноморского флота, Азовской военной флотилии и крымских партизан.

В ходе Керченско-Эльтигенской десантной операции, проведенной в период с 1 по 11 ноября 1943 года, войсками Северо-Кавказского фронта хотя и не был достигнут планировавшийся результат, но был создан оперативный плацдарм севернее Керчи. После ее окончания Северо-Кавказский фронт был ликвидирован, а находившаяся на плацдарме 56-я армия преобразована в Отдельную Приморскую армию. Ее войска должны были наступать на противника с востока.

Советский Черноморский флот, лишенный возможности базирования в портах Крымского полуострова, испытывал большие трудности в ведении операций на море. Поэтому Ставка ВГК, учитывая важность действий советских боевых кораблей на Черном море, к началу операции по освобождению Крымского полуострова издала специальную директиву, в которой излагались задачи Черноморского флота. Главной задачей определялось нарушение коммуникаций противника на Черном море силами подводных лодок, бомбардировочной, минно-торпедной авиации, штурмовой авиации и торпедных катеров. При этом операционная зона Черноморского флота должна постоянно расширяться и закрепляться. Флот должен был обеспечить свои морские коммуникации от воздействия противника, в первую очередь обеспечив надежную противолодочную оборону. На дальнейшую перспективу приказывалось готовить к морским операциям крупные надводные корабли, а силы флота — к перебазированию в Севастополь.

В условиях, когда Советская Армия очистила от оккупантов всю Северную Таврию, крымская группировка противника угрожала советским войскам, действовавшим на Правобережной Украине, и сковывала значительные силы 4-го Украинского фронта. Потеря Крыма, по мнению гитлеровского командования, означала бы резкое падение престижа Германии в странах Юго-Восточной Европы и Турции, которые являлись источниками ценных и остродефицитных стратегических материалов. Крым прикрывал балканский стратегический фланг фашистской Германии и важные морские коммуникации, ведущие через черноморские проливы к портам западного побережья Черного моря, а также вверх по Дунаю.

Поэтому, несмотря на потерю Правобережной Украины, на 17-ю армию под командованием генерал-полковника Э. Енеке была возложена задача до последней возможности удерживать Крым. Для этого армия в начале 1944 года была увеличена на две дивизии. К апрелю она имела в своем составе 12 дивизий — 5 немецких и 7 румынских, две бригады штурмовых орудий, различные части усиления и насчитывала более 195 тыс. человек, около 3600 орудий и минометов, 250 танков и штурмовых орудий. Ее поддерживали 148 самолетов, базировавшихся на крымские аэродромы, и авиация с аэродромов в Румынии.

Основные силы 17-й армии, 49-й немецкий горно-стрелковый и 3-й румынский кавалерийский корпуса (четыре немецких — 50, 111, 336, 10-я, одна румынская — 19-я дивизии и 279-я бригада штурмовых орудий), оборонялись в северной части Крыма. На Керченском полуострове действовал 5-й армейский корпус (73-я, 98-я немецкие пехотные дивизии, 191-я бригада штурмовых орудий), 6-я кавалерийская и 3-я горно-стрелковая дивизии румынской армии. Южное и западное побережье прикрывалось 1-м горно-стрелковым корпусом (три румынских дивизии).

Противник принял все меры к созданию сильной обороны, особенно на важнейших направлениях, где он ожидал наступления советских войск.

На Перекопском перешейке на глубину до 35 км были оборудованы три полосы обороны: первая полоса, Ишуньские позиции и рубеж по реке Чатарлык. Перед плацдармами советских войск на южном берегу Сиваша противник в узких межозерных дефиле оборудовал две-три полосы. На Керченском полуострове на всю его 70-км глубину были построены четыре оборонительные полосы. В оперативной глубине готовилась оборона на рубеже Саки, Сарабуз, Карасубазар, Белогорск, Старый Крым, Феодосия.

Советские войска занимали следующее положение.
На Перекопском перешейке на 14-км фронте была развернута 2-я гвардейская армия, которая имела в своем составе 8 стрелковых дивизий. Плацдарм на южном берегу Сиваша занимала 51-я армия, имевшая 10 стрелковых дивизий. В резерве командующего фронтом находился 19-й танковый корпус (четыре танковых и одна мотострелковая бригады), который располагался своими основными силами на Сивашском плацдарме. Левее 51-й армии до Геническа оборонялся 78-й укрепленный район.

Для обеспечения войск на плацдарме инженерные войска 51-й армии построили две переправы через Сиваш: мост на рамных опорах длиной 1865 м и грузоподъемностью 16 т, две земляные дамбы длиной 600—700 м и понтонный мост между ними длиной 1350 м. В феврале — марте 1944 года мост и дамбы были усилены, их грузоподъемность доведена до 30 т, что позволило обеспечить переправу танков Т-34 и тяжелой артиллерии. Переправа танков 19-го танкового корпуса была исключительно сложной. Она проводилась с 13 по 25 марта. Из состава корпуса в ночь переправлялось по несколько танков, которые в кратчайший срок тщательно маскировались и укрывались от наблюдения противника. Немецкому командованию не удалось обнаружить переправу и сосредоточение танкового корпуса, что впоследствии сыграло свою роль.

На Керченском полуострове была сосредоточена Отдельная Приморская армия (командующий — генерал армии А.И. Еременко).

Черноморский флот (командующий — адмирал Ф.С. Октябрьский) базировался на порты Черноморского побережья Кавказа, Азовская военная флотилия (командующий — контр-адмирал С.Г. Горшков) — на порты Таманского полуострова.

На Крымском полуострове действовала группировка советских партизан, насчитывавшая 4,5 тыс. человек.

Во второй половине 1943 года на полуострове начало все чаще проявляться общее недовольство оккупационным режимом; все больше и больше крымских татар начали желать возвращения прежней власти. Выражалось это недовольство прежде всего в том, что они стали поддерживать ее «длинную руку» на полуострове — партизан. По мере приближения советских войск к полуострову удары партизан по оккупантам начали усиливаться. Все большую помощь им стало оказывать советское командование. Налаживалась постоянная связь с населением. Жители многих сел укрылись в лесах, сотни из них вступили в партизанские отряды. Крымские татары составляли примерно шестую часть численности этих отрядов.

Всего к январю 1944 года на Крымском полуострове действовали советские партизаны в количестве около 4 тыс. человек. Но это были не разрозненные партизанские группы и отдельные отряды. В январе- феврале 1944 года было сформировано 7 партизанских бригад. Эти бригады были объединены в три соединения: Южное, Северное и Восточное. В Южном и Восточном было по две бригады, в Северном — три.

Наиболее крупным по составу было Южное соединение (командир — М.А. Македонский, комиссар — М.В. Селимов). Это соединение действовало в горно-лесистой местности южной части Крыма и насчитывало более 2200 человек. В горно-лесистом районе юго-западнее Карасубазара действовало Северное соединение (командир — П.Р. Ямпольский, комиссар — Н.Д. Луговой) численностью 860 человек. К югу и юго-западу от Старого Крыма был район действий Восточного соединения (командир — В.С. Кузнецов, комиссар — Р.Ш. Мустафаев) в количестве 680 человек.

Партизаны контролировали значительные районы горно-лесистой местности юга Крыма, что давало им возможность наносить удары по частям немецко-румынских войск, передвигавшимся по дорогам, ведущим с южного берега в северные и восточные районы полуострова.

Подпольные организации советских патриотов действовали в различных городах Крыма — Евпатории, Севастополе, Ялте.

Руководство деятельностью партизан осуществлял Крымский штаб партизанского движения, имевший надежную связь с соединениями и отрядами по радио, а также с помощью самолетов 2-го авиационного транспортного полка 1-й авиационной транспортной дивизии, находившегося в 4-й воздушной армии. Наиболее широко использовались для связи и снабжения партизан самолеты По-2 и Р-5 9-го отдельного авиационного полка ГВФ.

Подчинявшиеся в оперативном отношении командованию Отдельной Приморской армии партизанские соединения на период проведения наступательной операции получили приказ о нанесении ударов по тыловым частям оккупантов, уничтожении узлов и линий связи, препятствовуя планомерному отходу вражеских войск, разрушая отдельные участки железных дорог, устраивая засады и делая завалы на горных дорогах, не допуская разрушения врагом городов, промышленных предприятий и железных дорог. Основной задачей Южного соединения являлся контроль над Ялтинским портом, нарушение его работы.

К началу операции в составе 4-го Украинского фронта и Отдельной Приморской армии имелось 470 тыс. человек, 5982 орудия и миномета, 559 танков и САУ. В 4-й и 8-й воздушных армиях насчитывалось 1250 самолетов. Сопоставляя силы сторон, видно, что советское командование сумело добиться создания серьезного превосходства над противником (по личному составу в 2,4 раза, по артиллерии — в 1,6, по танкам — в 2,6, по самолетам — в 8,4 раза).

Общий замысел разгрома противника в Крыму заключался в том, чтобы одновременными ударами войск 4-го Украинского фронта с севера, от Перекопа и Сиваша, и Отдельной Приморской армии с востока, с плацдарма в районе Керчи, при содействии Черноморского флота, соединений авиации ДД и партизан, в общем направлении на Симферополь, Севастополь расчленить и уничтожить вражескую группировку, не допустив ее эвакуации из Крыма.

Главную роль в разгроме противника в Крыму отводилась 4-му Украинскому фронту, войска которого должны были прорвать вражескую оборону в северной части Крымского полуострова, разгромить войска немецкой группировки и развить стремительное наступление на Севастополь с целью не дать противнику возможности организовать прочную оборону в районе этого города.

На Отдельную Приморскую армию была возложена задача прорвать оборону противника на Керченском полуострове и развить успех на Симферополь и Севастополь. Армия должна была перейти в наступление на несколько дней позже 4-го Украинского фронта, когда будет создана угроза тылу керченской группировки противника.

На Черноморский флот была возложена задача блокировать Крым, нарушать морские коммуникации противника, содействовать сухопутным войскам на приморских флангах и быть готовым к высадке тактических десантов. Флот привлекался также для содействия сухопутным войскам своей авиацией, а в прибрежной полосе и огнем корабельной артиллерии. Бригады торпедных катеров из Анапы и Скадовска должны были уничтожать вражеские суда на ближних подступах к Севастополю и непосредственно в портах; бригада подводных лодок — на дальних подступах и авиация — на всем протяжении коммуникаций противника. Азовская военная флотилия, оперативно подчиненная командующему Отдельной Приморской армией, обеспечивала все перевозки через Керченский пролив.

Авиационное обеспечение в 4-м Украинском фронте возлагалось на 8-ю воздушную армию (командующий — генерал-лейтенант авиации Т.Т. Хрюкин) и авиационную группу ВВС Черноморского флота. Воздушная армия должна была поддерживать наступление войск 51-й армии и 19-го танкового корпуса, ВВС Черноморского флота — 2-ю гвардейскую армию. Войска Отдельной Приморской армии должны были поддерживаться самолетами 4-й воздушной армии (командующий — генерал-майор авиации Н.Ф. Науменко).

Военно-воздушным силам в Крымской операции ставились задачи по ведению воздушной разведки, нанесению ударов по кораблям и транспортам противника на коммуникациях и в портах, обеспечению боевых действий 19-го танкового корпуса в ходе развития успеха в глубине обороны противника. В ходе авиационного наступления должны были поражаться группировки сухопутных войск, опорные пункты, артиллерия противника.

Крымские партизаны получили задачу громить тылы оккупантов, уничтожать их узлы и линии связи, нарушать управление, препятствовать организованному отходу фашистских войск, нарушать работу Ялтинского порта, а также препятствовать разрушению врагом городов, промышленных и транспортных предприятий.

Координацию действий всех привлекаемых к операции сил и средств осуществлял представитель Ставки ВГК Маршал Советского Союза А.М. Василевский. Представителем Ставки в Отдельной Приморской армии был Маршал Советского Союза К.Е. Ворошилов. Представителем по авиации был назначен генерал Ф.Я. Фалалеев.

В соответствии с замыслом операции командующий 4-м Украинским фронтом генерал армии Ф.И. Толбухин решил прорывать оборону противника на двух направлениях — на Перекопском перешейке силами 2-й гвардейской армии и на южном берегу Сиваша силами 51-й армии. Главный удар фронт наносил в полосе 51-й армии, где, во-первых, противник считал нанесение главного удара маловероятным; во-вторых, удар с плацдарма выводил в тыл укреплений противника на Перекопском перешейке; в-третьих, удар в этом направлении позволял быстро овладеть Джанкоем, что открывало свободу действий в сторону Симферополя и Керченского полуострова.

Оперативное построение фронта было одноэшелонным. Подвижную группу составлял 19-й танковый корпус, который должен был войти в прорыв в полосе 51-й армии с четвертого дня операции, после прорыва тактической и оперативной обороны противника. Развивая успех в общем направлении на Джанкой, Симферополь на четвертый день после ввода в прорыв, корпус должен был овладеть Симферополем. Выдвинувшись частью сил на Сейтлер, Карасубазар, корпус должен был обеспечить левый фланг фронта от возможного удара группировки противника со стороны Керченского полуострова.

Вся операция 4-го Украинского фронта планировалась на глубину до 170 км продолжительностью 10—12 суток. Среднесуточный темп наступления намечался для стрелковых войск 12—15 км, а для 19-го танкового корпуса — до 30—35 км.

Командующий 2-й гвардейской армией генерал Захаров Г.Ф. в основу своего решения заложил идею рассечения обороняющейся на перекопских позициях группировки противника на две части, в последующем развитием наступления в юго-восточном и юго-западном направлениях прижать эти группировки к Сивашу и Перекопскому заливу, где их и уничтожить. В тыл обороняющемуся на перекопских позициях противнику планировалось высадить десант на лодках в составе усиленного стрелкового батальона.

Командующий 51-й армией генерал Крейзер Д.Г. решил прорвать оборону противника, нанося главный удар двумя стрелковыми корпусами на Тархан и вспомогательные удары силами 63-го стрелкового корпуса на Томашевку и Пасурман 2-й; в последующем развивать успех 10-м стрелковым корпусом на Ишунь, в тыл ишуньских позиций, а 1-м гвардейским стрелковым корпусом — на Воинка (10 км южнее Тархан) и на Ново-Александровка. Силами одной стрелковой дивизии намечалось развивать наступление от Пасурман 2-й на Таганаш.

Во 2-й гвардейской армии планировалось за первые двое суток прорвать главную полосу оборону на глубину до 20 км, затем, развивая наступление, в следующие два дня прорвать вторую и армейскую полосы на глубину 10—18 км.

В обеих армиях для наращивания усилий и развития успеха корпуса строили боевые порядки в два-три эшелона, такое же построение имели и дивизии первого эшелона.

На участках прорыва сосредоточивалось почти 100% всех сил и средств, создавая плотности от 3 до 9 стрелковых батальонов, от 117 до 285 орудий и минометов, 12—28 танков и САУ на 1 км участка прорыва. При таких плотностях стрелковые корпуса превосходили противника в 1,8—9 раз по стрелковым батальонам, в 3,7—6,8 раза — по орудиям и минометам, в 1,4—2,6 раза — по танкам и САУ.

Командующий Отдельной Приморской армией решил нанести два удара. Один удар, главный, планировалось нанести смежными флангами двух стрелковых корпусов, прорывая оборону севернее и южнее сильного опорного пункта Булганак и развивая наступление в направлении Керчь-Владиславовка. Второй удар силами одного стрелкового корпуса планировался на левом фланге, вдоль побережья Черного моря, и общими усилиями двух группировок нанести поражение противнику и освободить Керченский полуостров. После этого основные силы армии должны наступать на Симферополь, а остальная часть сил — продолжать наступление вдоль побережья, отрезая противнику пути отхода к морскому побережью.

Полосы наступления стрелковых соединений были узкими: 2,2—5 км — стрелковых корпусов, 1—3 км — стрелковых дивизий. Еще у же были участки прорыва соединений: 2—3 км стрелковых корпусов и 1—1,5 км — стрелковых дивизий.

В период подготовки операции командование и политорганы, партийные и комсомольские организации проводили широкую воспитательную и агитационную работу с личным составом. В этой работе большое внимание уделялось героическому прошлому, связанному с борьбой за Крым в годы Гражданской войны, с обороной Перекопа и Севастополя в первом периоде Великой Отечественной войны. Приводились примеры из опыта боев войск Южного фронта под командованием М.В. Фрунзе в 1920 году, напоминалось о героической обороне Севастополя в 1941—1942 годах. Для таких бесед привлекались участники штурма Перекопа, герои-севастопольцы, защищавшие город в начале войны. Проводились митинги личного состава, партийные и комсомольские собрания.

Переходу войск 4-го Украинского фронта в наступление предшествовал период разрушения долговременных сооружений врага на Перекопском перешейке. Тяжелая артиллерия на протяжении двух суток вела по ним огонь. Применение здесь орудий калибром 203 мм убеждало командование противника в том, что главный удар советских войск последует именно из района Перекопа. Генерал Э. Енеке в своих воспоминаниях писал: «Чем больше тянулось время, тем все яснее вырисовывались подготовительные грандиозные мероприятия русских к наступлению под Перекопом и несколько меньше на сивашском предмостном укреплении».

7 апреля в 19.30 во всей полосе фронта была проведена разведка боем, в результате которой удалось уточнить систему огня противника, а в полосе 267-й стрелковой дивизии (63-го стрелкового корпуса) — захватить участок его первой траншеи, куда выдвинулись три стрелковых батальона из состава главных сил полков первого эшелона.

8 апреля в 10.30, после 2,5-часовой артиллерийской и авиационной подготовки одновременно перешли в наступление войска 2-й гвардейской и 51-й армий. В ходе артиллерийской подготовки, проведенной с рядом ложных переносов огня, часть огневых средств врага была уничтожена или подавлена. Во 2-й гвардейской армии, когда был осуществлен ложный перенос огня, 1500 солдат с чучелами бросились вперед по заранее вырытым «усам». Противник, обманутый этой ложной атакой, занял свои позиции в первой траншее и тут же был накрыт огнем артиллерии.

На Перекопском перешейке в течение первого дня противник был выбит из первых двух траншей главной полосы обороны, части 3-й гвардейской и 126-й стрелковых дивизий овладели Армянском. В центре Перекопского перешейка оборона противника была прорвана на глубину до 3 км. К концу второго дня операции войска 2-й гвардейской армии полностью прорвали первую оборонительную полосу противника. Враг начал под прикрытием арьергардов постепенный отвод войск на Ишуньские позиции. Успеху наступления войск 2-й гвардейской армии способствовали решительные действия войск 51-й армии на ее левом фланге, а также высадка в тылу противника десанта в составе усиленного стрелкового батальона из состава 387-й стрелковой дивизии.

Этот десант был подготовлен в 1271-м стрелковом полку в составе 2-го стрелкового батальона под командованием капитана Ф.Д. Диброва, усиленного имевшим боевой опыт личным составом из других подразделений. В батальоне имелось более 500 человек личного состава, две 45-мм пушки, шесть 82-мм минометов, 45 пулеметов, винтовки, автоматы. Бойцы имели осколочные и противотанковые гранаты. Перевозку их на лодках осуществляли назначенные саперы. В полночь 9 апреля лодки отчалили от пристаней, и в 5 часов утра батальон в полном составе высадился на берег в назначенном месте. Высадившись, батальон приступил к нанесению ударов по противнику. Была захвачена батарея шестиствольных минометов, подбито три танка, нанесен ущерб живой силе. Обнаружив отход пехоты противника, командир батальона приступил к преследованию и разгромил большую группу врага. В конце дня батальон соединился с наступавшими частями 3-й гвардейской стрелковой дивизии. За проявленную отвагу все солдаты и офицеры были награждены орденами и медалями. Командиру батальона капитану Диброву было присвоено звание Героя Советского Союза.

В полосе 51-й армии противник оказал сильное сопротивление. Главная ударная группировка армии в составе 10-го и 1-го гвардейского стрелковых корпусов, наступавшая на тарханском направлении, в течение первого дня операции из-за недостаточного подавления обороны противника огнем артиллерии смогла овладеть лишь его первой траншеей.

Наибольшего успеха 8 апреля добились части 63-го стрелкового корпуса, наступавшие на Каранки и Пасурман 2-й, где противник был выбит из всех трех траншей первой полосы и продвижение составило более 2 км.

Результаты первого дня наступления позволили выявить места наиболее упорного сопротивления противника. Командующий фронтом немедленно дал указания усилить войска на каранкинском направлении, которое до этого считалось вспомогательным. Для развития успеха было решено ввести в сражение второй эшелон (417-ю стрелковую дивизию) 63-го стрелкового корпуса и 32-ю гвардейскую танковую бригаду из состава 1-го гвардейского корпуса.

Кроме того, сюда передавались два самоходно-артиллерийских полка. Для содействия частям на этом направлении часть сил 346-й стрелковой дивизии должна была форсировать Айгульское озеро и выйти во фланг оборонявшимся войскам противника. На это же направление нацеливались основные силы 8-й воздушной армии и передавались почти четыре артиллерийских бригады. Плотность орудий и минометов возрастала в полтора раза.

Перенос основных усилий на каранкинско-тома-шевское направление, где оборонялись менее устойчивые части 10-й румынской пехотной дивизии, позволил войскам 51-й армии 9 апреля развить свой успех. Дивизии 63-го стрелкового корпуса (командир — генерал-майор П.К. Кошевой), преодолевая сопротивление румын, отражая контратаки их пехоты, поддерживавшейся штурмовыми орудиями, продвинулись от 4 до 7 км. Помогли в этом и действия 1164-го стрелкового полка 346-й стрелковой дивизии, вброд преодолевшего Айгульское озеро и нанесшего удар во фланг противнику, и своевременный ввод в бой дивизии второго эшелона корпуса, усиленной 32-й гвардейской танковой бригадой. Была прорвана главная полоса обороны противника, и войска 63-го корпуса вышли к его второй полосе.

В результате напряженных боев войск 2-й гвардейской и 51-й армий, маневра по переносу усилий на направление обозначившегося успеха, 10 апреля наметился перелом в ходе боевых действий в северной части Крыма. Войска 2-й гвардейской армии выходили на подступы к Ишуньским позициям. Для быстрейшего захвата этих позиций командующий армией приказал в дивизиях 13-го гвардейского и 54-го стрелкового корпусов сформировать подвижные передовые отряды в составе стрелковых батальонов и истребительно-противотанковых полков на автомашинах. Но состав этих передовых отрядов оказался слабым, и они своей задачи не выполнили. К исходу 10 апреля войска армии были задержаны перед Ишуньскими позициями и стали готовиться к их прорыву.

В этот же день 10-й стрелковый корпус, наступавший на Карпову Балку (11 км юго-восточнее Армянска), прорвал главную полосу обороны противника и соединился в районе Карповой Балки с левофланговыми частями 2-й гвардейской армии.

Утром 11 апреля войска 63-го стрелкового корпуса перешли в наступление. В образовавшийся прорыв в направлении Каранки была введена в сражение подвижная группа фронта в составе 19-го танкового корпуса, двух полков 279-й стрелковой дивизии (посаженных на автомобили) и 21-й истребительно-противотанковой артиллерийской бригады. Автомашины для пехоты в количестве 120 единиц были выделены из состава тыла фронта.

Подвижная группа, и прежде всего 19-й танковый корпус, разгромила противостоявшие войска противника и развернула стремительное наступление. Это заставило командование противника начать поспешный отвод частей 19-й пехотной дивизии румын, удерживавших позиции на Чонгарском полуострове.

Это отступление вскоре превратилось в паническое бегство.
Уже в 11 часов 11 апреля передовой отряд 19-го танкового корпуса (202-я танковая бригада полковника М.Г. Фещенко, 867-й самоходно-артиллерийский полк майора А.Г. Свидерского) и 52-й мотоциклетный полк майора А.А. Недилько вышли к северной окраине Джанкоя. Завязались бои по овладению городом. Противник силою до полка пехоты с артиллерией, поддерживаемый огнем бронепоезда, оказывал упорное сопротивление. Бой затягивался. Но вот к юго-западным окраинам вышла 26-я мотострелковая бригада подполковника А.П. Храповицкого, нанесшая удар по южной окраине города. Летчики 6-й гвардейской бомбардировочной авиадивизии нанесли свои удары с воздуха. Это предопределило конец сопротивления противника. Понеся большие потери, бросив артиллерию, склады с боеприпасами, продовольствием, остатки гарнизона Джанкоя начали поспешное отступление на юг. Почти одновременно 79-я танковая бригада разгромила аэродром противника в районе Веселое (15 км юго-западнее Джанкоя), а 101-я бригада овладела железнодорожным мостом в 8 км юго-западнее Джанкоя.

С овладением Джанкоем оборона противника в северной части Крымского полуострова окончательно рухнула. На степных просторах Крыма противник не имел возможности удерживать советские войска. Немецкое командование еще возлагало надежду остановить наступление советских войск на рубеже Евпатория-Саки-Сарабуз-Карасубазар-Феодосия. Но осуществить это решение возможностей у противника не было.

Успех войск 4-го Украинского фронта в северной части Крыма и выход в район Джанкоя ставили под угрозу окружение группировки противника на Керченском полуострове. Командование противника было вынуждено принять решение на отвод войск с Керченского полуострова на акмонайские позиции. Начался вывоз военного имущества, уничтожение его остающейся части. Артиллерия противника активизировала свою деятельность.

Разведка Отдельной Приморской армии обнаружила приготовления противника к отходу. В связи с этим командующий армией принял решение в ночь на 11 апреля перейти в общее наступление. Оно должно было начаться вечером 10 апреля атакой противника силами передовых батальонов, а передовые отряды и подвижные группы в это время готовились к преследованию противника. На усиленную разведку противника получила приказ 4-я воздушная армия.

В 22 часа 10 апреля передовые батальоны после огневого налета атаковали передний край обороны противника. В 4 часа утра 11 апреля вслед за передовыми батальонами в бой вступили передовые отряды и подвижные группы дивизий, корпусов и армии.

В полосе 11-го гвардейского корпуса (командир — генерал-майор С.Е. Рождественский) к 4 часам утра 11 апреля они овладели всей первой позицией обороны противника. Затем при поддержке артиллерийского огня в бой была введена подвижная группа корпуса, которая преодолела сопротивление частей прикрытия и начала преследование отходившего противника.

События в полосе наступления 3-го горно-стрелкового корпуса (командир — генерал-майор Н.А. Шварев) развивались аналогичным образом.

Действовавший на левом фланге армии 16-й стрелковый корпус (командир — генерал-майор К.И. Провалов) к 6 часам утра 11 апреля освободил г. Керчь. В освобождении Керчи принимала участие 318-я горно-стрелковая дивизия генерал-майора В.Ф. Гладкова, которая отличилась в составе эльтигенского десанта в 1943 году.

Захваченный в плен командир 9-го кавалерийского полка 6-й румынской кавалерийской дивизии показал: «Мой полк занимал оборону южнее города Керчь. Когда русские прорвали немецкую оборону и вышли на шоссейную дорогу Керчь-Феодосия, над полком нависла угроза окружения. Немцы очертя голову удирали, и я отдал приказ отступить на линию Турецкого вала. Не успели мы занять оборону на новом месте, как на левом фланге появились русские танки. Увидев, что немцы побежали, румынские солдаты стали сдаваться в плен целыми эскадронами... Девятый кавалерийский полк полностью разгромлен, ни один солдат не ушел с Керченского полуострова. Вся техника полка и приданная ему артиллерия захвачены русскими»1.

В освобождавшихся городах и селах Крыма начиналось восстановление нормальной жизни. Так, Керчь снова стала советской в 4 часа утра 11 апреля. В первый день после освобождения в городе было всего около трех десятков жителей. Постепенно из освобождаемых районов Крыма в город стали возвращаться люди. Вывозили семьи, прятавшиеся в каменоломнях. Перед городскими властями встали сложные проблемы расселения возвращающихся людей, восстановления разрушенных домов, водопровода, электрической сети. И уже к концу месяца заработали почта, телеграф. Затем все возраставшее количество населения стало получать хлеб с восстановленного хлебозавода, заработали столовая, рыбная лавка. Улучшилось обеспечение водой. В апреле получили первую электроэнергию. Керченский судоремонтный завод был разминирован, в него стало свозиться уцелевшее оборудование, подобрали 80 человек рабочих.

Приступили к восстановлению железорудного комбината, коксохимзавода, железнодорожного пути Керчь-Феодосия. Начали работать предприятия по обслуживанию нужд населения: сапожные, столярные, слесарно-жестяные, шорная, швейная мастерские, начала работать баня. Восстанавливаются рыболовецкие и рыбоперерабатывающие предприятия. Приступила к работе судоверфь по подъему и ремонту судов. В городе стали функционировать три больницы, консультации.

Помощь героическому городу оказывала вся страна. Из разных ее районов в Керчь шли вагоны с лесом, цементом, продуктами, ремонтными материалами. Командование Черноморского флота передало в дар городу судно, с которого началось восстановление рыбного промысла.

Начиная с 11 апреля по всему Крыму развернулось преследование отходивших войск противника. Арьергарды противника старались прикрыть отход войск и эвакуацию военного имущества. Противник стремился оторваться от советских войск, отойти к Севастополю и там организовать оборону. Однако советские войска стремительно продвигались вперед, стремясь выходить на фланги в тыл вражеским арьергардам и не дать противнику совершить задуманное.

2-я гвардейская армия, завершив прорыв Ишуньских позиций, начала преследование противника сильными передовыми отрядами, посадив пехоту на автомашины и усилив ее танками и артиллерией. Выйдя ко второй полосе обороны противника на реке Чатарлык, войска армии стали готовиться к ее прорыву. Но прорывать ее не пришлось, так как в результате успешных действий войск 51-й армии создалась угроза для всей перекопской группировки противника, и в ночь на 12 апреля она вынуждена была начать отход за реку Чатарлык. Подвижные отряды правофлангового корпуса, переправившись через Чатарлык и пройдя с боями более 100 км, утром 13 апреля овладели городом и портом Евпатория. Части 3-й гвардейской стрелковой дивизии утром 13 апреля освободили город Саки. 14 апреля были освобождены города Ак-Мечеть и Караджа. Вся западная часть Крыма была очищена от врага, и освободивший этот район 13-й гвардейский стрелковый корпус был выведен в резерв.

Главные силы 2-й гвардейской армии (54-й и 55-й стрелковые корпуса) продолжали развивать наступление в общем направлении на Севастополь. Они с ходу форсировали реки Альма, Кача и 15 апреля вышли к реке Бельбек, где встретили упорное сопротивление противника на подступах к Севастополю.

В полосе 51-й армии преследование противника вела фронтовая подвижная группа. Преследование велось вдоль железной дороги и шоссе Джанкой-Симферополь-Бахчисарай. Левее вели преследование противника еще два передовых отряда. Один наступал на Зуя, второй — через Сейтлер на Карасубазар. Оба этих отряда имели задачей перерезать дорогу Феодосия- Симферополь и перекрыть противнику пути отхода с Керченского полуострова.

Фронтовая подвижная группа к исходу 12 апреля выходила на подступы к Симферополю. Первый передовой отряд в районе Зуи разгромил крупную вражескую колонну и, овладев Зуей, организовал круговую оборону, не допуская движения войск противника на запад. Второй передовой отряд в этот день овладел Сейтлером.

Главные силы 19-го танкового корпуса утром 13 апреля подошли к Симферополю. Ворвавшись в город, танкисты совместно с партизанами 1-й бригады (командир — Ф.И. Федоренко) Северного соединения (17-й отряд под командованием Ф.З. Горбаня и 19-й отряд под командованием Я.М. Саковича) к 16 часам полностью освободили город от оккупантов. В честь освобождения Симферополя от фашистских захватчиков в Москве был дан артиллерийский салют.

После овладения Симферополем подвижная группа продолжила преследование отходившего противника. Утром 14 апреля две танковых бригады 19-го танкового корпуса совместно с партизанами 6-й бригады Южного соединения (командир — М.Ф. Самойленко) после непродолжительного боя освободили город Бахчисарай. 26-я мотострелковая бригада от Симферополя была направлена через горы на Алушту, чтобы содействовать войскам Отдельной Приморской армии в овладении южным берегом Крыма. 202-я танковая бригада из Симферополя была направлена в город Качу, которым овладела к 18 часам, разгромив гарнизон противника и соединившись с войсками 2-й гвардейской армии.

Части 19-го танкового корпуса передовыми отрядами вышли к реке Бельбек восточнее Мекензия, где противник оказал упорное сопротивление. Сюда же вскоре подошли войска 51-й армии.

Следует отметить, что войска 51-й армии и 19-го танкового корпуса в ходе преследования подвергались активному воздействию вражеской авиации, что вызывало потери в личном составе и технике и снижало темпы наступления. Действия советской авиации сдерживали ограниченные запасы горючего.

Отдельная Приморская армия преследовала противника передовыми отрядами. В середине дня 12 апреля они подошли к Ак-монайскми позициям и попытались с ходу прорвать их. Попытка не удалась. Потребовалось перебросить в короткие сроки стрелковые части, подтянуть артиллерию и нанести сосредоточенный удар авиацией. После сильной артиллерийской подготовки, мощного бомбоштурмового удара с воздуха, атакой пехоты и танков последняя укрепленная позиция противника была прорвана. Прорвав в упорных 8-часовых боях Ак-монайские позиции, войска Отдельной Приморской армии устремились к Феодосии, которую и освободили 13 апреля. Керченский полуостров был полностью освобожден от захватчиков. В честь этой победы в Москве вновь прогремел артиллерийский салют.

После освобождения Керченского полуострова войска Отдельной Приморской армии основными силами начали развивать наступление в общем направлении на Старый Крым, Карасубазар, а частью сил — вдоль побережья по Приморскому шоссе на Ялту, Севастополь. Ее войска 13 апреля освободили Старый Крым и совместно с войсками 51-й армии при содействии партизан (5-я партизанская бригада Северного соединения под командованием Ф.С. Соловей) 13 апреля освободили Карасубазар. В этом районе произошло соединение войск 4-го Украинского фронта — 51-й армия и Отдельной Приморской армии.

Развивая наступление вдоль Приморского шоссе, часть войск Отдельной Приморской армии 14 апреля заняли Судак, 15 апреля — Алушту, Ялту, 16 — Симеиз, а к исходу 17-го вышли к укрепленным позициям противника под Севастополем. Войска за 6 дней прошли с боями более 250 км. При освобождении Ялты совместно с войсками действовали партизаны 7-й бригады Южного соединения под командованием Л.А. Викмана.

По приказу Ставки ВГК 18 апреля Отдельная Приморская армия была передана в состав 4-го Украинского фронта и переименована в Приморскую армию. Командовать армией стал генерал-лейтенант К.С. Мельник.

В результате преследования отступавшего противника войска 4-го Украинского фронта и Отдельной Приморской армии при содействии кораблей и авиации Черноморского флота выдвинулись на подступы к Севастополю. Попытки немецкого командования задержать наступление советских войск на промежуточных рубежах в центральной части Крыма потерпели полный провал.

Гитлеровское командование, потерпев поражение в оборонительном сражении, приняло решение на эвакуацию своих войск и тылов с полуострова. В создавшейся обстановке не могло быть и речи о планомерной эвакуации войск 17-й армии без организации прочной обороны Севастополя. Прочной обороной на подступах к городу и в самом городе оно стремилось в ходе оборонительных боев сковать значительные силы советских войск, нанести им потери и обеспечить эвакуацию остатков своих войск морским путем.

Для обороны города противник подготовил три оборонительных рубежа, каждый из которых состоял из двух-трех траншей, отсечных позиций и большого количества сооружений из земли и камней. Первый, наиболее мощный, оборонительный рубеж был оборудован в 7—10 км от города и проходил по высотам 76, 9; 192,0; 256,2; и горе Сахарная Головка, восточным скатам Сапун-горы и безымянным высотам западнее Балаклавы. В трех-шести километрах от города проходил второй рубеж и по окраинам Севастополя — третий. Особое значение для удержания первого рубежа имела Сапун-гора, которая была превращена противником в мощный узел сопротивления.

Группировка противника под Севастополем состояла из восьми дивизий 49-го и 5-го армейских корпусов 17-й армии. Общая их численность составляла более 72 тыс. солдат и офицеров, 3414 орудий и минометов, 50 танков и штурмовых орудий. На первом оборонительном рубеже находилось 70% сил и средств, что обеспечивало наличие до 2000 человек и 65 орудий и минометов на 1 км фронта в районах сосредоточения основных усилий. Приняв решение удерживать Севастополь, германское командование усилило свою группировку в этом районе, перебросив по воздуху около 6 тыс. немецких солдат и офицеров.

Таким образом, противник имел на подступах к Севастополю крупную группировку, которая опиралась на весьма выгодные для обороны естественные рубежи и хорошо оборудованные в инженерном отношении позиции.

Более того, непрерывное отступление фашистских войск вынудило Гитлера сменить командующего 17-й армией. В начале мая генерала Э. Енеке заменил командир 5-го армейского корпуса генерал-полковник К. Альмендингер. Новый командующий 3 мая в своем приказе потребовал: «...чтобы все оборонялись в полном смысле этого слова, чтобы никто не отходил, удерживал бы каждую траншею, каждую воронку, каждый окоп... 17-ю армию в Севастополе поддерживают мощные воздушные и морские силы. Фюрер даст нам достаточно боеприпасов, самолетов, вооружений и подкреплений. Германия ожидает, что мы выполним свой долг»2.

Примечания
1. Грылев А.Н. Днепр — Карпаты — Крым. М.: Наука, 1970. С. 237.
2. «Правда», 1944 года, 12 мая.

В. Рунов, Л. Зайцев.

Фото красивых мест Крыма

Назад в раздел

Туры на Новый год и Рождество

Активные, приключенческие, развлекательные, экскурсионные туры по России. Города Золотого кольца России, Тамбов, Санкт-Петербург, Карелия, Кольский полуостров, Калининград, Брянск, Великий Новгород, Великий Устюг, Казань, Владимир, Вологда, Орел, Кавказ, Урал, Алтай, Байкал, Сахалин, Камчатка и в другие города России.

Туры на Новый год по России

Маршруты: горы - море

Адыгея, Крым. Вас ждут горы, водопады, разнотравье альпийских лугов, целебный горный воздух, абсолютная тишина, снежники в середине лета, журчанье горных  ручьев и рек, потрясающие ландшафты, песни у костров, дух романтики и приключений, ветер свободы! А в конце маршрута ласковые волны Черного моря.

Маршруты: горы - море

Легендарная Тридцатка, маршрут

Через горы к морю с легким рюкзаком. Маршрут 30 проходит через знаменитый Фишт – это один из самых грандиозных и значимых памятников природы России, самые близкие к Москве высокие горы. Туристы налегке проходят все ландшафтные и климатические зоны страны от предгорий до субтропиков, ночёвки в приютах.

Легендарная Тридцатка, маршрут
Задайте вопрос...
Напишите Ваш вопрос. Наши специалисты обязательно Вам ответят!