Пантикапей

Среди городов боспорского государства первое место принадлежало его столице — Пантикапею. Исследования Пантикапея ведутся уже без малого полтора столетия, однако они еще далеки от завершения: так грандиозен и сложен этот первоклассный археологический памятник, в который входят многослойное городище, обширный грунтовой и курганный некрополь и мощные мусорные свалки. Пантикапей1 находился на месте нынешней Керчи. Во времена, когда город достигал наибольших размеров, площадь его была более 100 га. В это время он занимал вершину и склоны горы Митридата до их подножия на юге, на востоке он доходил до моря, а на севере простирался довольно далеко, почти до устья речки Мелек-Чесмы.

Древнейшее поселение — торговая фактория и город в первые времена своего существования в VI—V вв. до н. э. — занимали значительно меньшее пространство, главным образом по восточному склону горы и прилегающим к нему местам. В дальнейшем границы города неоднократно расширялись преимущественно в западном и, вероятно, в северном направлениях, В IV в. до н. э. они включали западные склоны вершины, именуемой «Первое кресло Митридата». В III в. до н. э. город занимал часть седловины между вершинами «Первое» и «Второе кресло Митридата». Наконец, во II в. до н. э. в черту города вошли вершина с северным и отчасти южным склонами Второго кресла Митридата. В основном в этих границах город оставался до разрушения его в последних десятилетиях IV в., после чего в течение долгого времени поселение ограничивалось небольшим участком у самого берега моря.

О городских остатках Пантикапея доспартокидского времени (т. е. до 438 г. до н. э.) нам известно сравнительно мало. Крытые черепицей сырцовые или чаще каменные дома, видимо, были довольно скромными. На вершине горы еще в VI в. до н. э. был сооружен из известняка довольно большой храм ионийского ордера, вероятно, посвященный Аполлону; от этого храма до нас дошли незначительные фрагменты. В том же столетии город, по-видимому, был обнесен оборонительной стеной.

Период ранних Спартокидов (конец V—IV вв. до н. э.) был временем большого расцвета Пантикапея. Город увеличился в размерах и достиг значительного благоустройства. Характерная черта планировки Пантикапея отчетливо выступает в это время. Выше уже отмечалось, что в отличие от других больших северопонтийских городов, в основе плана которых лежала сетка прямых пересекающихся под прямыми углами улиц, Пантикапей имел террасную планировку, тесно связанную с рельефом местности. Гора, которую занимал город, была опоясана террасами, поддерживавшимися подпорными стенами. Вероятно, к тому же времени относятся грандиозные подтески выходов материковой скалы, превращавшие последние в основания стен и башен акрополя Пантикапея. В храмах и общественных местах боспорской столицы ставились монументальные статуи. Таковы, вероятно, храмовая статуя Диониса, найденная у подошвы южного склона Митридатовой горы, и грандиозная портретная статуя одного из Спартокидов, вероятно, сына Левкона — Аполлония2. О жилых домах рассматриваемого времени известно немного, по всей видимости, они стали более обширными и комфортабельными.

В продолжавшем разрастаться Пантикапее III—II вв. до н. э. известны обширные, богатые жилые дома, а также общественные здания. Раскопки, особенно конца XIX в., познакомили нас с богатой отделкой этих сооружений3. К ней принадлежат приставные колонны, увенчанные полихромными капителями, по своему характеру занимающими промежуточное положение между ионийскими и коринфскими. Стены таких построек покрывались штукатуркой и украшались раскраской и росписью.

Бурные события в истории Боспора конца II и первой половины I в. до н. э. и грандиозное землетрясение 63 г. до н. э. вызвали сильное разрушение Пантикапея. При восстановительных работах I в. до н. э. и I в. н. э. заново приходилось не только отстраивать дома, но и сооружать подпорные стены террас. Характерной особенностью некоторых построек этого времени является применение хищнической кладки: камень для новых построек строители брали из развалин разрушенных разновременных зданий.

К этому вновь восстановленному городу относится краткое, но весьма содержательное описание Страбона4: «Пантикапей представляет собою холм, со всех сторон заселенный, окружностью в 20 стадий5; с восточной стороны от него находится гавань и доки приблизительно для 30 кораблей, есть также акрополь».

Состав населения вновь восстановленного Пантикапея изменился: в него проникло значительное количество представителей местных племен, в той или иной мере воспринявших эллинскую культуру.

Пантикапей первых веков нашей эры значительно отличался от боспорской столицы времени Спартокидов. В нем более резко выступает различный характер отдельных частей города. Акрополь, видимо, остается парадной частью столицы. На нем, во всяком случае в I и II вв. н. э., сооружались новые террасы, поддерживавшиеся мощными подпорными стенами. Для насыпей этих террас производились иногда грандиозные земляные работы. Здания, стоявшие на акрополе, украшались облицовками из плиток белого мрамора, а также пестрого и цветного камня. В других частях города, помимо остатков жилых построек, встречались: в прибрежном районе рыбозасолочные цистерны, а дальше от моря на запад — гончарные печи, сельскохозяйственные сооружения — развалины виноделен, начиная же со II в. н. э. и особенно позднее — ямы для хранения зерна, говорящие о появлении на территории Пантикапея больших зерновых хозяйств. Это явление, свидетельствовавшее о русификации города, было тесно связано с постепенным переходом к натуральному хозяйству и началом распада рабовладельческих отношений.

Жилые постройки рассматриваемого времени свидетельствуют о значительной имущественной дифференциации. На западной окраине города, видимо, находились жалкие домишки бедноты, стены которых были небрежно сложены из рваного камня; эти постройки были настолько несовершенны, что постели фундаментов далеко не всегда были горизонтальными: на склонах горы они были нередко наклонными, следуя рельефу местности.

На южном склоне Митридатовой горы была раскопана часть города III в. н. э. — «трехдорожный» перекресток, образованный улицей и переулком. Неширокая (около 3 м) улица шла почти горизонтально, опоясывая гору; прямо вверх от нее круто поднимался узкий (около 1½ м) переулок, по-видимому, переходивший в лестницу. Перекресток обрамляли три дома с довольно солидно возведенными каменными стенами. Остатки более монументальных жилых построек, сооруженных на террасах, поддерживаемых подпорными стенами, были обнаружены (в 1956—1958 гг.) в восточной части северного склона Митридатовой горы. О более богатом характере этого района свидетельствуют обнаруженные там же термы III—IV вв. н. э.

Пантикапей рассматриваемого времени был обнесен мощной оборонительной стеной, остатки которой найдены на западном склоне Второго кресла. Сохранились развалы больших глыб бутового камня и остатки вымосток «стратегической» улицы, проходившей вдоль внутренней стороны стены; назначением ее было обеспечить передвижение вооруженных сил, защищавших город, подвоз необходимых боевых припасов, а также строительных материалов для починки стены в случае повреждения ее осадными машинами противника.

Все эти перечисленные выше сведения добыты в результате раскопок Пантикапея, которые велись преимущественно в 40-х и 50-х годах текущего столетия. Как уже отмечалось, Пантикапей представляет собой очень сложный археологический памятник, количество слоев в котором достигает девятнадцати. Расположение его на склонах, иногда весьма крутых, система террасной планировки с залеганиями слоев на различных уровнях, нередкие оползни, не говоря уже о сильной изрытости в различные времена, что в значительной мере вызвано очень интенсивной жизнью боспорской столицы, — все это создает большие трудности для исследования города.

Вещевые находки с пантикапейского городища, исключительно обильные и многообразные, освещают самые различные стороны античной культуры: тара для транспорта и хранения продуктов сельского хозяйства, кухонная, столовая и туалетная посуда, орудия труда, оружие, украшения, монеты, весовые гири, светильники, надписи на мраморе и камне, произведения скульптуры, различного вида архитектурные детали и пр.

Некрополь6 Пантикапея изучен довольно основательно исследователями XIX и начала XX в., хотя, к сожалению, в отчетах, особенно о старых раскопках, далеко не всегда точно указывалось местонахождение могил; кроме того, нередко случалось, что инвентари целой группы гробниц смешивались вместе. Преобладающим типом погребения в Пантикапее было трупоположение; трупосожжение применялось во все времена, но значительно реже. Несколько чаще, чем в другие периоды, трупосожжение встречалось, но отнюдь не преобладало, в VI — начале V в. до н. э., а также в неспокойные времена — I в. до н. э. Доминирующим типом могилы всегда была простая грунтовая яма, иногда снабженная уступами и перекрывавшаяся деревянными досками или каменными плитами. Помимо перекрытия иногда применялась обкладка стенок и пола гробницы каменными плитами, и таким образом покойник оказывался захороненным в каменном ящике. По сравнению с простыми ямными гробницами значительно реже применялись подбойные могилы с каменным, черепичным или иным закладом.

Некрополь Пантикапея доспартокидского времени, по-видимому, занимал сравнительно небольшое пространство по северному, западному и южному склонам Второго кресла Митридата. Обычно это — простые грунтовые могилы с закладом из плит или досок; стенки гробниц иногда были обложены сырцовым кирпичом. Инвентарь их довольно бедный, золотые предметы встречаются весьма редко, преобладает глиняная посуда, в том числе расписные вазы: ионийские (среди них самосские), коринфские, аттические чернофигурные и редко краснофигурные строгого стиля. Оружие — наконечники копий и стрел, реже мечи — встречается сравнительно часто (до 12% погребений).

Расцвет Пантикапея в раннеспартокидское время (конец V—IV вв. до н. э.) ярко сказался на его некрополе. Грунтовой некрополь, занявший обширное пространство, простирался примерно на 3 км на запад от Второго кресла Митридата, доходя до Золотого кургана. На север от Митридатовой горы могилы тянулись не менее чем на 2 км и еще более на северо-восток. Еще дальше от города находились многочисленные курганы, расположенные в различных направлениях. Так, к северу от города возвышался Мелек-Чесменский курган, к северо-востоку — Царский, к западу — Куль-Обский; в нескольких километрах к югу и юго-западу от Пантикапея тянулась цепь курганов, расположенных по хребту Юз-Оба.

Резкое различие двух основных типов гробниц — простых грунтовых и подкурганных склепов — ярко свидетельствует о значительно возросшей социально-экономической дифференциации населения боспорской столицы.

Рядовые погребения рассматриваемого времени чаще всего представляли простые грунтовые ямы, иногда крытые плитами, деревянными досками или черепицами. Встречаются и плитовые гробницы (каменные ящики). Инвентарь их примерно такой же, как и в более ранних пантикапейских грунтовых могилах, но несколько богаче, чем в последних. Преобладают различные расписные и чернолаковые вазы, в том числе лекифы, алабастры и другие сосуды для оливкового масла, которым атлеты натирали тело перед борьбой. Часто встречаются также стригили — железные или бронзовые скребки. С обиходом греков, занимавшихся физической культурой, были связаны и губки для мытья, которые также нередко клали в могилы. Все эти находки указывают на значительную роль палестры в жизни рядового гражданства Пантикапея в раннеспартокидское время, а, следовательно, на чисто эллинский характер культуры последнего в это время. В отличие от гробниц более раннего времени, оружие — мечи, кинжалы, наконечники стрел — в могилах рассматриваемого периода встречалось гораздо реже (около 6% общего числа захоронений). В спартокидское время иногда хоронили умерших в простых ямных гробницах, сооружая над трупом постройку на два ската из кровельных черепиц наподобие карточного домика. Реже применялись деревянные и особенно каменные саркофаги; они встречаются лишь в богатых погребениях.

Кроме грунтовых погребений, в пантикапейском могильнике встречаются и погребения под курганами. Курганные погребения известны с начала V в. до н. э.; эти курганы сравнительно невелики, высота их вряд ли была более 3 м. Значительно чаще встречаются подкурганные захоронения в монументальных каменных склепах в IV—III вв. до н. э., а также в I—II вв. н. э. Курганы, содержащие эти захоронения, весьма значительны по размерам: обычно они имеют несколько метров в высоту; нередко встречаются курганы вышиной более 10 м. Для склепов IV—III вв. до н. э. характерно применение уступчатых перекрытий.

Такие склепы тщательно сооружались из прекрасно отесанных каменных блоков, выкладывавшихся насухо. Плиты иногда соединялись металлическими скрепами. Склепы состояли из крытого хода — дромоса и одной или двух погребальных камер с уступчатыми перекрытиями.

Реже встречаются склепы с горизонтальными перекрытиями, а около начала III в. до н. э. появляются погребальные камеры, крытые полуциркульными сводами.

Для погребений в описанных склепах обычно характерно трупоположение. Тело покойника клали в большой, нередко богато разукрашенный саркофаг и вместе с ним помещали в могилу обильный и дорогой инвентарь. На голову покойного обычно надевали венок из золотых листьев; в могилы клали и другие ювелирные изделия — золотые перстни с резными камнями, а в женские погребения, кроме того, золотые серьги, ожерелья, бронзовые зеркала. В значительном числе встречается глиняная посуда: краснофигурные пелики особого «боспорского» типа, а также арибаллические лекифы, чернолаковые реберчатые сосуды с накладной росписью и алебастровые алабастры. Помещались в склепы и остродонные амфоры. Сравнительно редки в этих могилах монеты, а также оружие (шлемы, поножи, наконечники стрел, мечи).

Для богатых погребений в пантикапейском некрополе, помимо подкурганных склепов, начиная с IV в. до н. э. нередко применяли погребальные комнаты, вырытые в твердой материковой глине или высеченные в скале. Такие гробницы в старой литературе нередко неправильно называются катакомбами. Выкапывалась глубокая яма, от которой небольшой коридор вел в погребальную комнату, прямоугольной или трапецевидной формы, обычно с немного сводчатым потолком. Иногда за первой комнатой располагалась вторая, в которую вел коридор.

В последующий период поздних Спартокидов (III—II вв. до н. э.) подкурганные каменные склепы вытесняются только что описанными подземными комнатами, вырезанными в скале или материковой глине. Вместе с тем в это время встречаются богатые захоронения и в монументальных плитовых гробницах под курганными насыпями. Не исчезают и склепы с уступчатыми перекрытиями, хотя и применяются значительно реже, чем прежде; примером такой гробницы может служить Керченский склеп 1956 г., относящийся к II в. до н. э.7.

Эти погребения содержат различные предметы роскоши: золотые венки, золотые перстни с камнями, серьги, ожерелья, серебряные сосуды различных форм, монеты и разнообразную глиняную посуду работы средиземноморских мастеров; вазы позднего краснофигурного стиля, чернолаковую посуду, в частности реберчатую с накладной росписью, арибаллические лекифы с сетчатой росписью, алабастры, расписные кувшины для вина — лагины, «мегарские» чаши. Еще обильнее изделия местной пантикапейской работы: желтоглиняные или сероглиняные пелики, украшенные довольно непрочной акварельной росписью, вероятно, специально приготовлявшиеся для похоронных обрядов. Сюжеты росписей этих пелик часто близки рисункам на краснофигурных боспорских пеликах. Встречаются также в могилах терракотовые статуэтки, в мужских погребениях нередки стригили, в женских — бронзовые зеркала.

Инвентарь рядовых гробниц этого времени значительно беднее, но по типу не отличается сколько-нибудь заметно от богатых. Обычно это — чернолаковая посуда, «мегарские» чаши, терракотовые статуэтки, бронзовые серьги, легнитовые бусы, иногда мелкие золотые бляшки.

Пантикапейский некрополь периода бурных событий конца II — первой половины I в. до н. э. сравнительно мало известен. Видимо, это было время, когда несколько чаще, чем в предшествующий период, стала применяться кремация покойников. Для захоронения сожженного праха применялись глиняные урны, обычна с четырьмя ручками, часто украшенные росписью. На этих сосудах нередко писались красной или черной краской имена, а иногда и отчества, вероятно, покойников.

К периоду сарматизации Боспора относится очень большое количество могил пантикапейского некрополя. Могильник Пантикапея этого времени растянулся на очень обширном пространстве, несколько большем, чем во времена расцвета города в IV в. до н. э. Особенно велико число могил I в. н. э.; это позволяет заключить, что население боспорской столицы в названном столетии значительно возросло по сравнению с предшествовавшим временем. В рассматриваемый период преобладали простые ямные и плитовые гробницы, которые сооружались не только в прилегавшей к городу ровной степи, но нередко также впускались в насыпи курганов того же времени. В I—II вв. н. э. сооружались монументальные склепы, нередко впускавшиеся в насыпи старых курганов. Эти склепы состояли из дромоса и одной-двух или большего числа расположенных одна за другой камер, перекрытых полуциркульными сводами; однако большей популярностью пользовались подземные погребальные комнаты, иногда украшенные росписью, но чаще без каких-либо украшений на стенах или потолке; начиная со II в. н. э. они нередко снабжались лежанками для покойников в виде более или менее широких ниш, вырезанных по двум или трем стенам. Во II—III вв. н. э. постоянно использовались для повторных погребений не только склепы первых веков нашей эры, но также и значительно более раннего времени (до IV в. до н. э. включительно). В рассматриваемое время кремация покойников почти исчезла, трупоположение стало доминировать, получили применение богато украшенные деревянные саркофаги и особенно простые гробы.

Рядовые погребения I в. н. э. свидетельствуют о значительной зажиточности населения Пантикапея этого времени, не уступая в этом отношении рядовым могилам времени Спартокидов. Во II в. н. э. инвентарь становится значительно беднее, а в III—IV вв. н. э. преобладают очень бедные погребения. Что же касается богатых захоронений в склепах или погребальных комнатах, заключавших весьма обильный, дорогостоящий инвентарь, то их совсем немного на всем протяжении I—IV вв. н. э.

Мужские погребения рассматриваемого периода не имеют палестрического характера, свойственного захоронениям досарматского времени. Вместе с тем в них постоянно встречается оружие: мечи и кинжалы. Эти мечи — сарматского типа, остроконечные, с длинной обоюдоострой полосой и с деревянной или костяной ручкой, увенчанной навершием из полудрагоценного камня или цветного стекла.

На голову покойника нередко надевали диадему из золотых листьев, а тело покрывали пологом, украшенным тонкими золотыми бляшками. На руках встречаются золотые перстни с резными камнями. В могилы клали большое количество посуды — глиняной (флаконы, краснолаковые чашки), стеклянной (бальзамарии), бронзовой и даже серебряной, а также глиняные светильники и терракотовые фигурки.

Богаче других женские могилы с золотыми и серебряными серьгами, украшенными драгоценными камнями, ожерельями, браслетами и перстнями. В большом количестве встречаются бусы из янтаря, сердолика и других камней, легнита и египетской пасты, а также подвески и пронизи. Наконец, следует отметить баночки с косметикой, рабочие ящички и плетеные корзиночки с орехами и фруктами. В детских могилах среди прочих предметов нередки терракотовые фигурки, повозочки, астрагалы.

Как уже отмечалось, в состав населения Пантикапея первых веков нашей эры проникали более или менее эллинизованные сарматы. Наличие их в боспорской столице приводит к тому, что в единичных могилах пантикапейского некрополя еще в I в. в погребальный инвентарь входят пряжки с таврообразными знаками. Возможно, что эти знаки восходят к меткам, которыми сарматы пользовались при таврении8 скота, и вместе с тем вполне вероятно видеть в них зачаточную форму сарматской письменности9. Роль сарматских элементов более отчетливо сказывается в пантикапейских могилах II в. н. э. Это отразилось не только в погребальном инвентаре — пряжках, меловых бусах, бляшках, геометрических по очертаниям, но также и в погребальном обряде, а именно в наличии конских костяков со сбруей, найденных в некоторых богатых могилах, начиная со II в. н. э. Значительно усиливаются черты сарматизации пантикапейских гробниц в III—IV вв. н. э. Могильные сооружения этого времени и общий характер погребального обряда мало меняются по сравнению со II в/н. э. По-прежнему в мужских погребениях встречается оружие (мечи, кинжалы, наконечники копий, а также железные шлемы и кольчатые доспехи), конская сбруя и костяки лошадей. Но теперь широкое применение для украшения парадного оружия и различных ювелирных изделий получает особый полихромный стиль, о котором мы говорили выше.

Для богатых могил последних десятилетий III и IV вв. н. э. характерно широкое применение погребальных комнат. Некоторые из них, судя по надписям на стенах, заключали христианские захоронения.

Намогильные памятники пантикапейского некрополя представляют каменные, обычно известняковые, значительно реже мраморные плиты с надписями, а нередко с рельефными изображениями. Древнейшие из известных нам надгробий относятся к V в. до н. э. На ранних надгробиях обычны надписи с именами покойных, реже встречаются краткие эпитафии. Такие плиты увенчивались высоким акротерием с растительным орнаментом или фронтоном, который в общих чертах воспроизводил очертания верхней части фасада храмика с отлогой двускатной крышей. Материалом для ранних надгробий нередко служил мрамор, возможно, что некоторые из этих памятников изготовлялись не в Пантикапее, а привозились из-за моря.

В последних веках до нашей эры и особенно в первых веках нашей эры в Пантикапейском некрополе получили широкое распространение украшенные рельефами надгробные памятники местной работы, о которых мы говорили в разделе, посвященном искусству.

Значительно менее, чем город и некрополь, были исследованы мусорные свалки Пантикапея. Наиболее значительные из них расположены за чертой города, к западу от Второго кресла Митридата. Они раскапывались преимущественно в конце XIX и начале XX в. археологами, внимание которых было направлено только на изучение древних могил, так или иначе связанных с этими свалками, а именно гробниц, которые были вырыты в земле задолго до устройства свалки на этом месте, или таких могил, которые в более позднее время были выкопаны в слое свалки. В силу этого самые свалки, мощность пласта которых в этих местах иногда превосходила 10 м, остались, в сущности, почти не исследованными. Нам известно только, что они заключали напластования как спартокидского времени, так и периода сарматизация Боспора. Эта скудность сведений тем более досадна, что содержимое сравнительно небольших насыпей из свалок, обнаруженных в черте города при раскопках последних десятилетий, отличается большой насыщенностью обломками разнообразных предметов, нередко хорошо сохранившихся. Вместе с тем напластования часто позволяют более надежно датировать находки, чем это возможно для обычных городских слоев.

Примечания
1. В.Д. Блаватский. Материалы по истории Пантикапея. План города. — МИА, № 19, 1951, стр. 9 и сл.; Сб. «Пантикапей». — МИА, № 56, 1957.
2. Б.В. Фармаковський. Боспорські Спартокіди в атеньскому різьбярстві, 1927 (отд. отт.).
3. М.И. Ростовцев. Античная декоративная живопись на юге России. СПб., 1913 — 1914, стр. 113 и сл., табл. XXXVII и сл.
4. Strab., VII, 4, 4.
5. 20 стадий составляет около 3,7 км.
6. М.И. Ростовцев. Скифия и Боспор. Л., 1925, стр. 159 и сл., стр. 176 и сл.; Г.А. Цветаева. Грунтовой некрополь Пантикапея, его история, этнический и социальный состав. — МИА, № 19, 1951, стр. 63 и сл.
7. В.Д. Блаватский. Раскопки Пантикапея в 1954—1958 гг. — СА, 1960, № 2, стр. 185 и сл.
8. Э.И. Соломоник. О таврении скота в Северном Причерноморье. — Сб. «История и археология древнего Крыма». Киев, 1957, стр. 210 и сл.
9. В.В. Шкорпил. Заметка о рельефе на памятнике с надписью Евпатерия. — ИАК, вып. 37,1910, стр.23.

В.Д. Блаватский

Патикапей, древний город, Керчь, фото 
Фото красивых мест Крыма

Назад в раздел

Новый год и Рождество

Праздничные и активные туры на Новый год и Рождество по России. Средняя полоса, Карелия, С.Петербург, Север, Юг России, Урал, Алтай, Байкал, Камчатка, Дальний Восток, Сахалин, Курильские острова и другие районы России.

Экскурсии по Москве

Пешие, автобусные экскурсии на автомобиле по Москве. Во время экскурсии по Москве Вы сможете познакомиться с самыми интересными уголками города, сможете сделать красивые фотографии и услышать подробный рассказ о достопримечательностях от опытного гида. Вы сможете увидеть Красную площадь, ГУМ, Храм Христа Спасителя и многое другое.

Легендарная Тридцатка, маршрут

Через горы к морю с легким рюкзаком. Маршрут 30 проходит через знаменитый Фишт – это один из самых грандиозных и значимых памятников природы России, самые близкие к Москве высокие горы. Туристы налегке проходят все ландшафтные и климатические зоны страны от предгорий до субтропиков, все ночёвки в стационарных приютах.

Задайте вопрос...
Напишите Ваш вопрос. Наши специалисты обязательно Вам ответят!