Присоединение Крыма к России 1783 год

В сентябре 1764 года польский сейм выбрал королем российского кандидата Станислава Понятовского. 31 марта 1765 года между Россией и Польшей был заключен военный союз. В феврале 1768 года по решению польского сейма православные и католики были уравнены во всех правах. Польские националисты не желавшие этого, создали в Подолии так называемую Барскую конфедерацию и подняли восстание. Разбитые в самой Польше отряды барских конфедератов отступили на юг, к турецким владениям и попросили помощи у Турции.

25 сентября 1768 года турецкий великий визирь потребовал от русского посла Обрезкова отмены постановлений польского сейма о равноправии и вывода русских войск из Польши. Посол этого обещать не мог, был арестован и тем самым Турция объявила войну Российской империи. Оттоманская Порта планировала сосредоточить войска у крепости Хотин на Днестре и нанести главный удар на Варшаву, взять ее и наступать двумя армиями на Смоленск и Киев. Третья турецкая армия с Северного Кавказа наступала на Астрахань. Татарские отряды должны были сковать русские войска, расположенные на Украине. Генерал-губернатор Малороссии, президент Малороссийской коллегии П.А. Румянцев 17 октября 1768 года писал Екатерине II: «Собрание на границе многочисленных татарских и других войск, запасение магазейнов и распоряжения при самом султанском дворе являют вид намереваемой против областей вашего императорского величества непременной войны». В Петербурге при высочайшем дворе был образован Совет, принявший решение развернуть на Украине две армии. Первой армии из Киева предстояло оттеснить турок за Днестр, второй — сосредоточиться у города Бахнута и защищать южную границу Российской империи. Первой армией командовал князь Голицын. Командующим второй армией рескриптом Екатерины II от 5 ноября 1768 года был назначен П.А. Румянцев.

27 января 1769 года семидесятитысячное татарское войско Крым Гирея перешло русскую границу. Крымские татары сумели дойти только до Елисаветграда (нынешнего Днепропетровска) и Бахмута, где были остановлены и отброшены полками Румянцева. Захватив две тысячи пленных, татары ушли за Днестр, в Каушаны, где была устроена ханская ставка. Этот набег был последним в русской истории. 5 февраля 1769 года Румянцев доложил Екатерине II об отражении татарского нападения.

В июле 1769 года по приказу Румянцева русский корпус генерал-поручика Берга подошел к Сивашу у Генича для проведения глубокой разведки и сковывания татарских войск, находящихся в Крыму, о чем Румянцев 12 июля доложил Екатерине II. Позднее Берг отошел к Молочным водам и стал у реки Калмиус. В июле и сентябре 1770 году его корпус дважды подходил к Перекопу, прикрывая крепости Азов и Таганрог и угрожая татарским войскам, расположенным на Крымском полуострове.

В начале июля 1769 года русская армия начала осаду крепости Хотина, чтобы не допустить соединения турецких войск с отрядами польских конфедератов. К гарнизону на помощь по приказу великого визиря Магомета Эмина-паши был направлен сорокатысячный отряд крымско-татарской конницы. Татары напали на русскую армию, осаждавшую Хотин, но был отбиты. Однако потом подошедшее стотысячное турецкое войско, соединившееся с татарами, вынудило русские полки отступить от Хотина и уйти за Днестр. Перешедшее Днестр турецко-татарское войско у Каменца вступило в бой с русской армией, но в результате нескольких сражений было отброшено. 10 сентября 1769 года российские войска заняли пустой Хотин, а 26 сентября Яссы. После этого был взят Бухарест, а в начале 1770 года — Азов и Таганрог. В Польше барских конфедератов разбили и утихомирили русские войска генерал-поручика Веймарна, где выделялся А.В. Суворов, Произведенный за успешное прекращение польского мятежа в генералы.

16 октября 1769 года Екатерина II направила командующему 2-й русской армией генерал-аншефу П.И. Панину указ: «Мы заблагорассудили, не можно ли будет при настоящих войны обстоятельствах Крым и все татарские народы поколебать в верности Порте Оттоманской внушением им мысли к составлению у себя независимости ни от какого правительства и обещанием им в том с нашей стороны действительного вспоможения». Панин решил начать с ногайцев — Буджакской, Едичкульской, Емболуцкой и Едиссанской орд. В места их кочевок были посланы русские эмиссары.

17 июня командующий 1-й армии будущий фельдмаршал Петр Румянцев у Рябой Могилы разгромил двадцатитысячный турецкий корпус. 7 июля 1770 года Петр Румянцев с двадцатитысячным войском разбил восьмидесятитысячную турецко-татарскую армию при реке Ларге, применив созданные им новые правила построения войск для нападения на турецко-татарскую армию — в виде нескольких больших каре, составлявших боевую линии и имевших на флангах егерские каре. Эти правила заменили бывшую до этого линейную тактику, по которой войска шли в бой тремя, а позднее двумя длинными шеренгами. Через три недели у реки Кагул была разгромлена другая турецкая армия, больше русской в десять раз. Во время боя одно из каре было смято атакой янычар, но благодаря штыковой атаке соседнего каре боевой строй был вновь выстроен. Наступление продолжилось и татарско-турецкая армия побежала. Румянцев взял Измаил, Килию, Аккерман, Браилов, Исакчу, Бендеры, а в 1771 году перенес военные действия на Дунай.

Турецкий флот в составе пятнадцати линейных кораблей, шести фрегатов и пятидесяти мелких судов в июне 1770 года при Чесме, у острова Хиос, был разбит и уничтожен русским флотом — эскадрой адмирала Спиридова.

Одновременно с военными действиями российская императрица Екатерина II поручила канцлеру графу Никите Ивановичу Панину провести с крымским ханом Селим Гиреем III, сменившим умершего Крым Гирея, переговоры по отделению Крымского ханства от Турции. На российские предложения крымский хан ответил: «Объясняешь, что твоя королева желает прежние вольности татарские оставить, но подобные слова тебе писать не должно. Мы сами себя знаем. Мы Портою совершенно во всем довольны и благоденствием наслаждаемся. А в прежние времена, когда мы еще независимы от Порты Оттоманской были, какие междоусобные брани и внутри Крымской области беспокойства происходили, все это пред светом явно; и потому прежние наши обыкновения за лучшие нам представлять какая тебе нужда. В этом твоем намерении, кроме пустословия и безрассудства, ничего не заключается». Однако донесения русских разведчиков свидетельствовали о том, что татары были недовольны новым ханом. П.А. Румянцев в письме Екатерине II писал: «Человек, принесший письма, сказывает, что новый хан весьма нелюбим мурзами и татарами и почти ни с кем сообщения не имеет, а татары же в великой скудости в пропитании и лошадях находятся... Татарское же общество, хотя под протекцию российскую предаться и желает, однако о том просить не в состоянии по причине, что нынешний хан содержит их в немалой строгости и к пресечению того весьма наблюдает».

После побед Петра Румянцева у Ларги и Кагула нагайские орды, вытесненные после похода с Крым Гиреем со своих кочевий к реке Прут, обратились в июле 1770 года с письмом к П.И. Панину с просьбой дать разрешение пройти на свою оставленную родину — Приазовье и Причерноморье. После разрешения, полученного от П.И. Панина с условием перехода ногайцев в Российское подданство и согласившись с этим, Едисанская, Буджакская и Белгородская (Аккерманская) Орда вернулись к себе домой уже подданными Российской империи. Панин писал Екатерине II: «Подлинно не только все без изъятия белогорские, буджацкие и едисанские орды со всеми их султанами, мурзами и старшинами по их закону присягою, в следствие моего присланного к ним письма, но и находящиеся при хане несколько человек крымских чиновников утвердились навсегда в отступлении из подданства турецкого скипетра». Впоследствии к ним присоединились ногайцы едичкульской и джамбулукской орды.

Однако с крымскими татарами все было не так просто.

В сентябре 1770 года крымский хан Селим Гирей, находившийся в главном лагере турецких войск, прорвался через русские заслоны и ушел в Крым. На полуостров для организации обороны в помощь хану и командующему в Крыму турецкими войсками Ибрагим-паше прибыл из Стамбула один из лучших военачальников Турции Абазех-Мухаммед-паша с двадцатью советниками.

В конце 1770 года 2-я русская армия с новым главнокомандующим, боевым генералом князем Василием Михайловичем Долгоруким, сменившим генерала Петра Панина, начала завоевание Крыма.

Основная часть российских войск подошла к Перекопу степями, а отряд генерала Щербатова на судах Азовской военной флотилии высадился на крымском берегу в пятидесяти километрах от Перекопа.

Первое сражение произошло у Перекопской крепости 14 июня 1771 года. Отряд российский войск генерала Прозоровского переправился через Сиваш и обошел Перекопскую крепость слева, оказавшись в тылу татарско-турецких войск. Хан пошел к нему навстречу, но был отброшен ружейным огнем. Одновременно штурмовые колонны князя Долгорукова пошли на перекопские укрепления. Селим Гирей отступил в глубь полуострова и остановился в селении Тузла. Сорокатысячная российская армия завладела перешейком, разбив и рассеяв семидесятитысячную армию хана Селим Гирея и семитысячный турецкий гарнизон крепости. 17 июня Долгоруков начал наступление на Бахчисарай, отряд генерал-майора Брауна двинулся на Гезлев, а отряд генерала Щербатова пошел к Каффе. Вторично разбив 29 июня уже стотысячную армию крымских татар в сражении при Феодосии, русские войска заняли Арабат, Керчь, Еникале, Балаклаву и Таманский полуостров. Штаб-квартира князя Долгорукова была устроена на реке Салгир, недалеко от Ак-Мечети. Аба-зех-Мухаммед-паша бежал с полуостров. Хан Селим Гирей прислал письмо, предлагая переговоры и «вступить в дружбу с Россией». Долгоруков получил и письмо от князей, беков и духовенства Крыма с предложением союза и дружбы Крымского ханства с ханом Селим Гиреем и Россией. Но при приближении русских войск к Бахчисараю, предпринятому для захвата гаваней Балаклавы, Бельбека и Ялты, крымский хан бежал в Стамбул. 27 июня к князю Долгорукову из Карасубазара приехал ширинский мурза Измаил с подписанным стодесятью знатными татарами присяжным листом об утверждении вечной дружбы и неразрывного союза с Россией. Новым крымским ханом стал сторонник крымско-российского сближения Сахиб Гирей. Турция, занятая войной на Дунае, не могла оказать военную помощь ханству. 1 ноября 1772 года в Карасубазаре крымский хан подписал с князем Долгоруковым договор, по которому Крым объявлялся независимым ханством под покровительством России. К России переходили морские черноморские порты Керчь, Кинбурн и Еникале. Оставив гарнизоны в крымских городах и освободив более десяти тысяч русских пленников, армия Долгорукова ушла к Днепру.

В 1772 году прибывший в дунайскую армию Румянцева Александр Суворов нанес туркам серию поражений, одно из которых — при Козлуджи — окончательно решило исход войны. После такого разгрома своих войск турецкий султан запросил Россию о мире. Екатерина не очень желала этого, но Австрия, Англия и Франция, не хотевшие усиления России за счет Турции, делали все возможное для того, чтобы не допустить полного разгрома Турции. В это же время происходили и другие важные для России события. В июне 1772 года в результате раздела Польши между Австрией, Пруссией и Россией, под мощным тройным давлением утвержденным наполовину подкупленным польским сеймом в сентябре 1773 года, к России наконец-то вернулась часть древних земель, захваченных в XIV веке у нее Великим княжеством Литовским — земли по Западной Двине, часть Верхнего Приднепровья — воеводства Полоцкое, Витебское, Мстиславское, часть Минского, часть польской Ливонии-всего более восьмидесяти тысяч квадратных километров. По второму разделу Польши к России вернулась Белоруссия с Минском и Правобережная Украина.

Позднее, после потерпевшего неудачу польского восстания Тадеуша Костюшко в начале 1795 года Польша была разделена окончательно. Россия получила Литву, Западную Белоруссию, Западную Волынь и Курляндское герцогство, являвшееся вассалом Польши.

31 марта 1774 года управлять образованной за десять лет до этого Новороссийской губернией вместо генерал-поручика Мельгунова был назначен Григорий Александрович Потемкин. Потемкин происходил из древнего дворянского рода. Известно, что один из его предков Федор Потемкин в 1581 году по поручению Ивана Грозного встречал на русско-польской границе посла римского папы Григория VIII Антонио Поссевино. Второй, окольничий царя Федора Алексеевича Петр Иванович Потемкин, в течение многих лет был российским послом в Испании, Франции, Англии и Дании. Отец Потемкина послужил в армии более тридцати лет, участвовал во многих сражениях и вышел в отставку подполковником. Григорий Александрович Потемкин родился в 1739 году в отцовском имении Чижове, находившемся в Духовщинском уезде Смоленской губернии. Потемкин принимал участие в воцарении на российский престол Екатерины II, героически воевал в первой русско-турецкой войне и в 1774 году был генерал-аншефом и вице-президентом военной коллегии. Годом позже Екатерина II писала Григорию Александровичу Потемкину:

«Препоруча хозяйственному попечению вашему Новороссийскую и Азовскую губернии, вверяем в то же время и укрепления апробованной нами днепровской линии, со всем принадлежащим к оной в полное ведение и команду вашу. Утверждался на испытанном усердии и ревности вашей к нам и отечеству, остаемся мы в полной надежде, что высочайшее наше намерение, с которым устраиваем мы сию линии к совершенному обеспечению той части пределов от набегов татарских с желаемою точностью исполнено будет».

15 июля 1774 года в небольшой болгарской деревне Кучюк-Кайнардже на правом берегу Дуная Петром Александровичем Румянцевым и верховным визирем Муссун-заде Мегмет-пашой был подписан мирный договор России и Турции, по которому к России отходили земли от Буга и крепости Кинбурн при устье Днепра до Азова с Прикубаньем и Приазовьем, крепости Керчь и Еникале, запиравшие выход из Азовского в Черное море. Керченский пролив стал российским, что имело большое значение для южной торговли России. Крымское ханство было объявлено независимым от Турции. Русские торговые суда получили право проходить Босфор и Дарданеллы наравне с английскими и французскими. Турция оплачивала России контрибуцию в четыре с половиною миллионов рублей. Историческая задача выхода России в Черное море наполовину была решена.

В мирном договоре об этом было сказано так: «Арт.З. Все татарские народы: крымские, буджатские, кубанские, едисанцы, жамбуйлуки и едичкулы без изъятия от обеих империй имеют быть признаны вольными и совершенно независимыми от всякой посторонней власти, но предающими под самодержавной властью собственного их хана чингисского поколения, всем татарским обществом избранного и возведенного, который да управляет ими по древним их законам и обычаям, не отдавая отчета ни в чем никакой посторонней державе, и для того ни российский двор, ни Оттоманская Порта не имеют вступаться как в избрание и в возведение помянутого хана, так и в домашние, политические, гражданские и внутренние их дела ни под каким видом...

Арт.19. Крепости Еникале и Керчь, лежащие в полуострове Крымском с их пристаньми и со всем в них находящимся, тож и с уездами, начиная от Черного моря и следуя древней Керченской границе до урочище Бугак и от Бугака по прямой линии кверху даже до Азовского моря, остаются в полное, вечное и непрекословное владение Российской империи».

Профессор университета в Галле Иоганн Эрлих Туннманн в своей работе «Крымское ханство», опубликованной в 1784 году, писал:

«Крымский хан со времени заключения Кучук Кайнарджийского мира 10 июля 1774 года владеет, как независимым государством, рядом обширных стран как на европейской, так и на азиатской стороне Черного и Азовского морей. Основную ее область составляет Крымский полуостров, где хан обыкновенно имеет свою резиденцию. В Европе, кроме того, ему принадлежат: Восточный Ногай между р. Бердой и Днепром, Едисан, или Западный Ногай, между Бугом и Днестром и большая часть Бессарабии, или Буджака, между Днестром и Дунаем. В Азии он владеет Кубанью по обе стороны реки Кубани и претендует на верховную власть над обоими Кабардами. Но фактическое владение Кабардами за ним не признается. Хану принадлежат: публичная молитва (хутба), издание законов, командование войсками, чеканка монеты, право устанавливать пошлины и подати. Во всем другом его власть крайне ограничена. Он обязан управлять по древним законам и обычаям. Он не может начинать войну или иные государственные дела без согласия кырым-бегов и ногайских мурз. В таких случаях они все созываются ханом в Бахчисарай или Карасу, чтобы принять или отвергнуть делаемые им предложения. Никакие договоры, законы или распоряжения, относящиеся к нации, не имеют ни малейшей силы, если они не утверждены и не подписаны этими бегами и этими мурзами».

Ситуация в Крыму была неопределенна и сложна. Турция, хоть и согласившись на признание независимости Крыма, готовилась к новой войне. Турецкий султан, являясь верховным калифом, держал в своих руках религиозную власть и утверждал новых ханов, что оставляло возможность реального давления на Крымское ханство. В итоге крымские татары в Крыму разделились на две группы — русской и турецкой ориентации, столкновения между которыми доходили до настоящих сражений.

В начале 1774 года турецкая группировка поставила ханом тут же утвержденного турецким султаном-калифом Девлет Гирея, который попытался занять место своего низложенного брата Сахиб Гирея. Дев лет Гирей высадился в июле 1774 года с турецким десантом в Алуште, однако туркам пройти в глубь Крыма не позволили. 23 июля 1774 года трехтысячный русский отряд выбил турецкий десант, укрепившийся в Алуште и у деревни Шумлы, В этом бою получил ранение в глаз командир гренадерского батальона Михаил Илларионович Кутузов. Главнокомандующий Крымской армией генерал-аншеф Василий Михайлович Долгоруков докладывал Екатерине II 28 июля 1774 года: «Вследствие донесения моего Вашему императорскому величеству от 18 числа настоящего месяца о предпринятом мною походе на отражение неприятеля, выгрузившего флот и поставившего лагерь свой при местечке Алуште, поспешил я туда, всемилостивейшая государыня, с всевозможною скоростию, присовокупя еще к себе пять баталионов пехоты от войск, расположенных на речке Булзыке. 22 числа прибыл я, всемилостивейшая государыня, к деревне Янисаль, в самую внутренность гор, откуда лежащая к морю страшною ущелиною дорога окружена горами и лесом, а в иных местах такими пропастьмы, что с трудом два только человека в ряд пройти и по крайней мере трехфунтовые орудия везены быть могут, одни же только войски Вашего императорского величества, на собственных своих раменах, открыли ныне там путь двенадцатифунтовым новой пропорции единорогам. 23 числа отрядил я, всемилостивейшая государыня, к поискам над неприятелем генерал-порутчика и кавалера графа Мусина-Пушкина с семью баталионами пехоты, в числе находящихся под ружьем двух тысяч осьми сот пятидесяти человек, сам же я остался с двумя баталионами пехоты и двумя конными полками прикрывать тыл его, чтоб не быть ему отрезану. Между тем турки, отделясь от главного своего при Алуште лагеря, по уверению пленных, тысячах в семи или осьми, заняли весьма твердую позицию в четырех верстах от моря, пред деревней Шумою, на весьма выгодном месте, с обеих сторон которого были крутые каменные стремнины укреплены ретраншементами. Как скоро войски Вашего императорского величества повели на оные свою атаку двумя каре, то встречены были жесточайшим из пушек и ружей огнем. Неприятель пользуясь удобностию места и превосходством сил, защищался из ретраншементов с такою упорностию, что более двух часов, когда оба каре, подаваясь вперед непроходимыми стезями, приобретали каждый шаг кровию, не умолкала с обеих сторон производимая из пушек и ружей наисильнейшая борьба. По приближении к обеим ретраншементам, генерал-порутчик граф Мусин-Пушкин, которого храбрость и ревностное к службе Вашего императорского величества усердие довольно Вашему императорскому величеству известны, приказал, приняв неприятеля в штыки, пробраться в ретраншемент, что и было исполнено с левой стороны, где самое сильнейшее было сопротивление Московского легиона гренадерским баталионам под собственным приводством храброго господина генерал-майора и кавалера Якобия, с другой же секунд-майором Шипиловым, подкрепляемым от полковника Либгольта столь удачно, что турки, возчуствовав о поражении ударивших в них войск Вашего императорского величества бросились стремглав к Алуште, оставя свои батареи и будучи гонимы к обширному лагерю своему, на берегу стояшему. В сем случае генерал-майор Якобий хотя командовал, всемилостивейшая государыня, и второю бригадою, но по ближайшему оныя положению, будучи употреблен ко взятию ретраншемента, в жесточайшем огне поступал с отменною неустрашимостию, получил контузию, застрелена под ним лошадь и близ него убиты собственные его два человека. Господин же генерал-майор Грушицкий, приближаясь с баталионом гренадер, и произведением жестокой канонады делая великий вред неприятию, способствовал войскам, ретраншемент атакующим, скорее оного достигнуть, когда между тем и секунд-майор Преториус разбил и прогнал многочислие неприятеля из деревни Демерджи, из которые удобно было оным зайти в тыл графу Мусину-Пушкину. Числа побитого неприятеля наверное знать не можно, поелику и в пропастях и между каменьями повержены тела их, но на месте осталось более трех сот трупов; взятых же в плен: один байрактар и два рядовых турков, четыре пушки и несколько знамен. Из числа же всего войска Вашего императоского величества убитых: унтер-офицеров, капралов и разного звания рядовых тридцать два. Ранены: Московского легиона подполковник Голенищев-Кутузов, приведший гренадерский свой баталион, из новых и молодых людей состоящий, до такого совершенства, что в деле с неприятелем превосходил оный старых солдат. Сей штаб-офицер получил рану пулею, которая, ударивши между глазу и виска, вышла на пролет в том же месте на другой стороне лица».

По Кучук-Кайнарджийскому мирному договору турки должны были уйти из Крыма, но не спешили это сделать, а расположились в Каффе. Крымским ханом стал Девлет Гирей IV.

Действия турок дали возможность русскому корпусу генерал-поручика А.А. Прозоровского в ноябре 1776 года войти в Крым и не встречая сопротивления укрепиться в Перекопе. Поводом послужил сбор оставленного с 1774 года в Крыму военного интендантского имущества. Одновременно с этим новый русский ставленник из семьи Гиреев — Шагин Гирей, ставший ханом Кубани, утвердился на Таманском полуострове. Девлет Гирей сосредоточил свои отряды у Карасубазара и на реке Индаль. Ему противостоял генерал-поручик Александр Суворов, 17 декабря 1776 года с полками своей Московской дивизии прибывший в Крым под начало Александра Александровича Прозоровского и 17 января 1777 года вступивший во временное командование двадцатитысячным русским корпусом. В начале марта 1777 года суворовские отряды майоров Георгия Богданова и Людвига Гервата подошли к Кара-субазару и Индал и. Узнав о подходе русских, татарские войска рассеялись. Девлет Гирей с небольшой свитой отошел к Бахчисараю, где опять начал собирать татар. Шагин Гирей высадился в Еникале, у современной Керчи. Большая часть местной татарской знати перешла на его сторону. 20 марта Ряжский пехотный полк занял Каффу. Девлет Гирей с турецким десантом уплыл в Стамбул. Суворов доложил Прозоровскому о том, что находившиеся в Бахчисарае вражеские войска распущены. Шагин Гирей был избран крымским ханом. По его просьбе русские войска остались в Крыму, расположившись у Ак-Мечети.

В «Памятной книжке Таврической губернии», изданной в Симферополе в 1867 году приведен документ — «Роспись государственных расходов Крымского ханства» во время правления Шагин Гирея, по которому жалованье в турецких левах и русских рублях получали 152 человека. Там же указаны государственный и придворный штаты Крымского ханства: «Штат всего гражданского и военного управления Крымского государства: I. Первые чины:

— калга-султан, считавшийся преемником хана; 
— нуреддин-султан, второй наследник; 
— султаны, т.е. принцы из рода Гиреев; 
— op-бей — комендант и губернатор крепости Ор-капи (Перекопа), из рода Гиреев; 
— ханский визир; 
— муфтий, глава духовенства; 
— казы-аскер, главный духовный судья; 
— великий ага; т.е. министр полиции; 
— главный казнодар; 
— первый дефтердар, т.е. министр финансов; 
— беи — Ширинский, Барынский, Мансурский, Аргинский, Яшлавский и др. П. Вторые чины: 
— нуредин, т.е. наместник великого аги; 
— вторые дефтердары; 
— силихтер, т.е. меченосец; 
— кятиби-диван, т.е. секретарь Совета; 
— ак-меджи-бей, т.е. хранитель гарема; 
— каймаканы провинций, городов и орд ногайских; 
— мурахасы, т.е. представители при дворе дворянских родов; 
— баш-булюк-баш, т.е. начальник штаба. III. Третьи чины: 
— кади, т.е. судьи; 
— муселими-губернаторы, т.е. управители; 
— сердары, вообще командиры; 
— дыздары, т.е. коменданты; 
— регистраторы монетного двора и таможен; 
— писари, т.е. секретари каймаканств и таможен.

В другой ведомости находится исчисление издержек на жалованье супругам хана, придворным, на содержание двора, охоты и пр.

Придворный штат:
Корпус телохранителей:

— 16 человек едисанских мурз, 11 человек едичкульских мурз, 11 человек джамбуйлукских мурз, 4 кабардинцев, 5 таман-цев, 8 запинцев; 
— 2 капиджи, т.е. камергеры; 
— кулар-агасы или начальник слуг и пажей; 
— 3 имирюры, т.е. шталмейстеры; 
— 1 смотритель казенных оленей, находившихся в зверинце ханском в Чуфут-Кале, близ Бахчисарая; 
— 1 смотритель соколиных гнезд; 
— 1 ловчий; 
— 1 смотритель над рейсами, т.е. шкиперами и лодочниками; 
— 1 чешничер; 
— 1 щербетчи; 
— 1 подщебертчи; 
— 1 баш-чугадар, т.е. главный фурьер; 
— 28 чугадаров, т.е. фурьеров и скороходов; 
— 4 шатырей, т.е. палаточных надзирателей; 
— 1 капельмейстер; 
— 1 лекарь; 
— 1 матарджи и 1 тюфекжи; 
— 11 пажей; 
— 1 главный кафеджи и 3 младших кафеджи; 
— 1 секретарь хана; 
— 1 смотритель паникадил; 
— Русские извозчики, русские и немецкие повара; палаточные мастера, плотники, серебряники, каменщики, золото-швеи, чубукчи и др».

Учившийся в Салониках и Венеции, знающий несколько языков Шагин Гирей правил не считаясь с национальными татарскими обычаями, и скоро превратился для своего народа в изменника и вероотступника. Почти независимые от хана владения татарской знати он преобразовал в 6 наместничеств-каймакамств — Бахчисарайское, Ак-Мечетское, Карасубазарское, Гезлевское или Евпаторийское, Кафинское или Феодосийское и Перекопское. Каймаканства состояли из 44 кадылыков — округов, в которых насчитывалось 1474 деревни с 14323 дворами. Ханом были конфискованы вакуфы — земли крымского духовенства. При попытке Шагин Гирея создать армию европейского типа в ноябре 1777 года начался бунт. После высадки в Крыму в декабре 1777 года назначенного в Стамбуле ханом Селим Гирея III, восстание охватило весь Крымский полуостров. Началась гражданская война. Восставшие против Шагин Гирея татары были разбиты русскими войсками.

29 ноября 1777 года фельдмаршал Петр Румянцев назначил Суворова командовать Кубанским корпусом. Суворов, 5 января 1778 года принявший кубанский корпус, за короткое время сделал полное топографическое описание Кубанского края и серьезно укрепил кубанскую кордонную линию, бывшую, по сути, границей России и Турции. 23 марта 1778 года Суворов был назначен вместо Прозоровского командующим войсками Крыма и Кубани и 27 апреля прибыл в Бахчисарай. Он разделил Крым на четыре территориальных округа, протянул по побережью линию постов на расстоянии по 3—4 километра между ними. Русские гарнизоны размещались в крепостях и сорока укреплениях-рентраншементах, фельдшан-цах, редутах, вооруженных 90 орудиями. Первый территориальный округ занимал земли: на севере Крымского полуострова — от Перекопа до Чонгара, на востоке — от Чонгара до Карасубазара, на юге — от Карасубазара до Черного моря, реки Булганак, на западе — от Булганака до Перекопа. Центр округа находился в Гезлеве. Второй территориальный округ занимал юго-западную часть Крыма: на востоке — от Карасубазара до Судака, на юге — по крымскому побережью от Судака до реки Булганак. Центр округа был в Бахчисарае. Третий округ находился в восточном Крыму и занимал территорию на востоке — от Геническа по Арабатской стрелке до Арабата, на юге — по побережью Черного моря. Центр округа находился в Салгирском ретраншементе. Четвертый территориальный округ занимал Керченский полуостров с центром в Еникале. За Перекопом была дислоцирована бригада генерал-майора Ивана Багратиона.

16 мая 1778 года Александр Суворов обратился к своим войскам со специальным приказом, по которому русские должны были «соблюдать полную дружбу и утверждать обоюдное согласие между россиян и разных званиев обывателей». Суворову также удалось заставить уйти из Ахтиарской бухты остававшиеся там турецкие военные суда, начав строить укрепления на выходе из бухты и запретив туркам брать на берегу пресную воду из реки Бельбек. Турецкие корабли ушли в Синоп. Чтобы ослабить Крымское ханство Суворов по совету Григория Потемкина содействовал переселению христианского населения из Крыма на новые земли азовского побережья и устья Дона, что вызвало ярость Шагин Гирея и местной татарской знати. С мая по сентябрь 1778 года из Крыма в Приазовье и в Новороссию было переселена тридцать одна тысяча человек.

Известна «Высочайшая грамота об устройстве христиан, выведенных из Крыма», подписанная Екатериной II 21 мая 1779 года:

«Божею поспешествующею милостью мы, Екатерина II, императрица и самодержица всероссийская, московская, киевская, владимирская, новгородская, царица казанская, царица астраханская, царица сибирская, государыня тверская и великая княгиня смоленская, княгиня эстлянская, и лифляндская, корельская, тверская, югорская, пермская, вятская, болгарская и иных государыня, и великая княгиня Новагорода, низовския земли, черниговская, рязанская, ростовская, ярославская, белозерская, удорская, обдорская, кондийская и всея северные страны повелительница и государыня иверския земли, черкасских и горских князей, и иных наследная государыня и обладательница. 
... всему обществу, крымских христиан греческого закона, всякого звания всем вообще, и каждому особо наше императорское милостивое слово. 
... рассмотрев посланное к нам от вас из Бахчисарая от 16-го июля сего года общее и на доброй воле основанное прошение о избавлении всех вас от угрожаемого ига и бедствия принятием в вечное подданство Всероссийской империи, соизволяем мы не токмо принять всех вас под всемилостивший наш покров и яко любезных чад успокоив под оным, доставить жизнь толико благоденственную, колико желание смертных и беспрестанное наше о том попечение простираться могут. 
На подлинной подписано собственною ея 
императорского величества рукою тако: 
Екатерина».

В июле 1778 года у берегов Крыма в Феодосийской бухте с намерением высадить десант появился турецкий флот во главе с командующим турецким флотом Гассан-Газы-пашой, состоящий из ста семидесяти вымпелов. Турки прислали письмо с требованием запрета плавания русским кораблям вдоль крымского побережья, угрожая топить их в случае невыполнения ультиматума. Однако твердая позиция Суворова, заявившего в ответном письме, что он будет обеспечивать безопасность Крыма всеми доступными ему способами, не позволила туркам высадить десант. Турецкий флот ушел домой.

Такая же попытка была повторена в сентябре 1778 года, но благодаря Суворову, укрепившему крымское побережье и приказавшему бригаде князя Багратиона войти в Крым и маневрировать с войсками по берегу соответственно движению турецких судов, турки не решились высадиться и ушли домой. Суворов докладывал своему командующему П.А. Румянцеву:

«Сего с 7-го турецкий флот, примерно до 170 больших и малых судов, облег крымские берега из-за Джавадинской пристани, заворотя Балаклаву по разным местам, истинною силою в близости Кафы... Господина генерал-поручика князя Багратиона войск команды его с Козловским пехотным полком господин бригадир Петерсон, вперед его сиятельства прибывший в Крым, приблизился тогда к Кефе, а отряды 3-й бригады распространил на оба крыла под нужные заставы в сравнение турецким эволюциям. Его же сиятельству князю Багратиону сообщено было, чтобы он, высупя от Шангирея перешед перекоп, расположился под Мамшиком на Чертор лике в резерве. 
Дальних подозрений в татарах, но и в светлейшем хане, не примечено. 
Реченного 7-го, 8-го и 9-го числа турецкие разъездные корабли и иные суда непрестанно оказывались вдоль берега близ российских укреплений разноместно. Против того чинил господин бригадир маневры свои с потребнейшим благоразумием, тако ж и протчие ему подчиненные военначальники. 
10-го числа требовали у него турки сходить на берег для прогулки — отказано под карантином; нескольким чиновным досидеть на керченской бирже — отказано; набрать на суда пресной воды — отказано; той воды несколько боченков с полною ласковостью отказано. Не дождавшись моего ответа, вдруг начали они стрелять во всем флоте сигналы и надувши паруса, отплыли в открытое море из виду вон; разные их суда с пунктов берега примечены уклоняющиеся к Константинополю. Вслед за их правым крылом отряженный господином контр-адмиралом и кавалером Клокачевым, флота капитан Михнев, с пятью кораблями прибыл в Кафинскую бухту... 
Посему впредь о происходящем не оставлю вашему сиятельству в покорности моей доносить. 
Генерал-порутчик Александр Суворов»

10 марта 1779 года Россия и Турция подписали Анайлы-Кавакскую конвенцию. Россия должна была вывести свои войска из Крымского полуострова и, как и Турция, не вмешиваться во внутренние дела ханства. Турция признала Шагин Гирея крымским ханом. Турция подтвердила независимость Крыма и право свободного прохода через Боспор и Дарданеллы для русских торговых судов. Российские войска, оставив шеститысячный гарнизон в Керчи и Еникале, в середине июня 1779 года ушли из Крыма и Кубани. Суворов рапортовал Румянцеву:

«В сходство прежних моих вашему сиятельству донесений, Крымского корпуса войски сего числа последние через перекопскую линию перешли и следуют к Шангирейскому ретраншементу, а передовые полки уже через Днепр переправились и располагаются для смотру инспекторского при Кизикермене». Суворов получил новое назначение в Астрахань.

Не смирившись с потерями по Кучук-Кайнарджжийскому мирному договору, Оттоманская Порта стремилась вернуть в полной мере Крымское ханство и земли Северного Причерноморья. Очередное восстание крымских татар, спровоцированное Турцией осенью 1781 года во главе с братом Шагин Гирея — Батырь Гиреем и крымским муфтием, было подавлено, но после серии казней начался новый бунт, вынудивший Шагин Гирея бежать в русский гарнизон в Керчь. При поддержке Турции в Феодосии новым крымским ханом был провозглашен Махмут Гирей. Корпус русской армии генерал-поручика де Бальмена, сформированный в Никополе взял Карасубазар, разбив войско нового хана, возглавленное его братом Алим Гиреем. Махмут Гирея взяли в плен. Потемкин вновь назначил Суворова командующим войсками в Крыму и на Кубани. Шагин Гирей, восстановлений крымским ханом вернувшись в Бахчисарай, вновь начал казни, вызывая очередной мятеж. Екатерина Великая своим повелением посоветовала ему добровольно отказаться от ханства и передать Крым России, на что Шагин Гирею пришлось согласиться. В феврале 1783 года Шагин Гирей отрекся от престола и манифестом Екатерины II от 8 апреля 1783 года Крым вошел в состав Российской империи.

Манифест Екатерины II от 8 апреля 1783 года.

«О принятии полуострова Крымского, острова Тамана и всей Кубанской стороны под Российскую державу. 
В прошедшую с Портой Оттоманскую войну, когда силы и победы оружия Нашего давали нам полное право оставить в пользу Нашу Крым, в руках наших бывший, Мы сим и другими пространными завоеваниями жертвовали тогда возобновлению доброго согласия и дружбы с Портою Оттоманскую, преобразив на тот конец народы татарские в область вольную и независимую, чтобы удалить навсегда случаи и способы к распрям и остуде, происходившим часто между Россиею и Портою в прежнем татар состоянии... Но ныне... по долгу предлежащего нам попечения о благе и величии Отечества, стараясь пользу и безопасность его утвердить, как равно полагая средством, навсегда отдаляющим неприятные причины, возмущающие вечный мир между империями Российскою и Оттоманскою заключенный, который мы навсегда сохранить искренне желаем, не меньше же и в замену и удовлетворение убытков Наших, решилися Мы взять под державу Нашу полуостров Крымский, остров Таман и всю Кубанскую сторону».

По приказу Г.А. Потемкина войска Суворова и Михаила Потемкина заняли Таманский полуостров и Кубань, а войска Де Бальмена из Кизикермена вошли в Крым. С моря русские войска прикрывали корабли командующего Азовской эскадрой вице-адмирала Клокачева.

По распоряжению Екатерины II сразу же после присоединения Крыма, к полуострову был направлен фрегат «Осторожный» под командованием капитана II ранга Ивана Михайловича Берсенева для выбора гавани у юго-западного побережья. Осмотрев в апреле 1783 года бухту у поселка Ахтиар, расположенный недалеко от развалин Херсонеса-Таврического. И.М. Берсенева рекомендовал ее в качестве базы для кораблей будущего Черноморского флота. Екатерина II своим указом от 10 февраля 1784 года повелела основать здесь «военный порт с адмиралтейством, верфью, крепостью и сделать его военным городом». В начале 1784 года был заложен порткрепость, названный Екатериной II Севастополем — «Величественным городом».

В мае 1783 года Екатерина II направила в Крым вернувшего из-за границы после лечения М.И. Кутузова, который с блеском решил все дипломатические и политические проблемы, касающиеся российского присутствия на Крымском полуострове.

В июне 1783 года в Карасубазаре, на вершине горы Ак-Кая, князь Потемкин принял присягу на верность России крымской знати и представителей всех слоев крымского населения. Крымское ханство перестало существовать. Было организовано земское правительство Крыма, в которое вошли князь Ширинский Мехметша, Гаджи-Кызы-Ага, Кадиаскер Муследин Эфенди.

Сохранился ордер Г.А. Потемкина командующему русскими войсками в Крыму генералу де Бальмену от 4 июля 1783 года: «Воля ее императорского величества есть, чтобы все войска, пребывающие в Крымском полуострове, обращались с жителями дружелюбно, не чиня отнюдь обид, чему подавать пример имеют начальники и полковые командиры».

В августе 1783 года Де Бальмена сменил новый правитель Крыма генерал И.А. Игельстром, оказавшийся хорошим организатором. В декабре 1783 года он создал «Таврическое областное правление», в которое, вместе с земскими правителями вошла почти вся крымско-татарская знать. 14 июня 1784 года в Карасубазаре прошло первое заседание Таврического областного правления. Указом Екатерины II от 2 февраля 1784 года была учреждена Таврическая область под управлением назначенного и президентом военной коллегии Г.А. Потемкина, состоящая из Крымского полуострова и Тамани. В Указе было сказано: «...полуостров Крым с землею, лежащей между Перекопа и границ Екатеринославского наместничества, учреждая областью, под именем Таврической, покуда умножение населения и разных нужных заведений подадут удобность устроить ее губернию, препоручаем оную в управление нашему генералу, Екатеринославскому и Таврическому генерал-губернатору князю Потемкину, которого подвигом и самое наше и всех сих землях предположение исполнено, предоставляя ему разделить ту область на уезды, назначить города, приуготовить к открытию в течение нынешнего года, и о всех подробностях, к тому относящихся, донести нам и Сенату нашему». 22 февраля 1784 года указом Екатерины II высшему сословию Крыма были предоставлены все права и льготы российского дворянства. Русскими и татарскими чиновниками по приказу Г.А. Потемкина были составлены списки 334 новых крымских дворян, сохранивших за собой земельную собственность.

22 февраля 1784 года Севастополь, Феодосия и Херсон были объявлены открытыми городами для всех народов, дружественных Российской империи. Иностранцы могли свободно приезжать и жить в этих городах, принимать российское гражданство.

В апреле 1784 года Суворов сдал командование в Крыму и на Кубани генерал-поручику Леонтьеву и выехал в Москву. Сохранилось письмо Потемкина Суворову от 5 ноября 1784 года: «Всемилостивейше пожалованную вам золотую медаль, из числа сделанных на присоединение к Российской империи полуострова Крымского, так как имевшему участие в том деле, сим имею честь препроводить к вашему превосходительству, пребывая впротчем с отличным почтением, вашего превосходительства, милостивый государь мой, покорным слугою, Князь Потемкин».

На Крымском полуострове не вводилось крепостное право, татары были объявлены казенными крестьянами. Отношения между крымской знатью и зависимым от них населением не были изменены. Земли и доходы, принадлежавшие крымскому хану перешли к русской казне. Все пленные-подданные России были освобождены. В конце 1783 года в Крыму имелось 1474 деревни, а население Крымского полуострова насчитывало около шестидесяти тысяч человек, основным занятием которого было разведение коров и овец.

В конце 1783 года были отменены внутренние торговые пошлины и сразу увеличился торговый оборот внутри Крыма, стали расти города Карасубазар, Бахчисарай, в котором не дозволялось жить русским переселенцам, Феодосия, Гезлев, переименованный в Евпаторию, и Ак-Мечеть, получивший название Симферополя и ставший административным центром Крыма. Таврическая область была разделена на Симферопольский, Левкопольский, Перекопский, Евпаторийский, Днепровский, Мелитопольский и Фанагорийский уезды. Город Левкополь хотели основать у устья реки Салгир или переименовать Старый Крым, но этого не получилось и в 1787 году уездным городом стала Феодосия и Левкопольский уезд стал Феодосийским.

Весной 1784 года сменивший Игельстрома Василий Каховский начал раздачу новых казенных крымских земель. В Крыму расселились русские казенные крестьяне, отставные солдаты, выходцы из Турции и Польши. Г.А. Потемкин пригласил на полуостров иностранцев-специалистов по садоводству, шелководству, лесному хозяйству, виноградарству. Увеличилась добыча соли, за 1784 год ее было продано более 2 миллионов пудов. По указу Екатерины II от 13 августа 1785 года все крымские порты были освобождены от уплаты таможенных пошлин сроком на 5 лет, а таможенная стража была переведена на Перекоп. В Крыму была создана особая контора для руководства и развития «земледелия и домоводства Таврической области».

Первое научное описание Крыма было произведено вице-губернатором Крыма К.И. Таблицей в 1785 году. «Физическое описание Таврической области по всем трем царствам природы» было издано Екатериной II и переведено на английский, французский и немецкий языки.

В 1787 году российская императрица Екатерина II совершила путешествие на Крымский полуостров через Перекоп, посетив Карасубазар, Бахчисарай, Ласпи и Севастополь. На рейде Севастополя ее встретил российский Черноморский флот в составе трех линейных кораблей, двенадцати фрегатов, двадцати небольших кораблей, трех бомбардирских лодок и двух брандеров. После этого путешествия Потемкин получил от Екатерины II название «Таврического».

Началось экономическое и хозяйственное освоение Крымского полуострова. Население Крыма к концу XVIII века увеличилось до ста тысяч человек, в основном за счет русских и украинских переселенцев. В Бахчисарае проживало шесть тысяч человек, в Евпатории — три с половиной тысячи, в Карасубазаре — три тысячи, в Симферополе — полторы. Оборот русской черноморской торговли к концу века вырос в несколько тысяч раз и составил два миллиона рублей.

Турция активно готовилась к новой войне, подталкиваемая Великобританией, не желающей иметь конкурента в торговом мореплавании в лице России, и Пруссией, жаждущей новых земельных захватов в расчлененной Польше и для этого желающей ослабления России. Произошло и столкновение русско-турецких интересов в Дунайских княжествах и Грузии. Оттоманская Порта постоянно оспаривала права России защищать интересы христианского населения Молдавии и Валахии перед Турцией, полученные в Кючук-Кайнарджи. Что касается Грузии, то в соответствии с Георгиевским договором от 23 июля 1783 года, по которому Восточная Грузия перешла под российский протекторат, Россия обязалась гарантировать неприкосновенность Восточной Грузии, что не признала Турция, которая считалась ее покровителем. Кончилось тем, что Султан в категорической форме потребовал от России вернуть Крым, на что получил решительный отказ.

21 августа 1787 года турецкий флот атаковал российский У западных берегов Крыма, что послужило началом к новой войне, начавшейся поражением турецкого десанта от войск Суворова в Кинбурне и вытеснением татар за реку Кубань на Северном Кавказе. Действуя двумя армиями — Екатеринославской под командованием Григория Потемкина в Крыму и на Балканах, и Украинской, под командованием генерал-фельдмаршала П.А. Румянцева-Задунайского, Россия б декабря 1788 года овладела Очаковом, военно-морской базой на побережье Черного моря и Хотином, турецкой крепостью в Бессарабии. Суворов разгромил турок у Фокшан и Рымника, русские войска захватили крепости Гаджибей, Аккерман и Бен-Деры. Черноморский флот под командованием адмирала Ушакова уничтожал турецкий флот в собственных его базах, в Керченском проливе, у острова Тендра, что значительно помогло сухопутным войскам вместе с флотом взять Измаил, Тульчи, Браилов. От окончательного разгрома Турцию в очередной раз спасли серией дипломатических демаршей Англия и Пруссия.

Оттоманская Порта опять просила Россию о мире и 31 июля в Галаце и 29 декабря 1789 года в Яссах ей пришлось подтвердить Кючук-Кайнарджийский мирный договор 1774 года, присоединение Крыма и Очакова к России. Русско-турецкая граница передвигалась с Буга на Днестр. С осени 1792 года по осень 1794 года командующим войсками юга России, расположенными в Екатеринославской губернии и Тавриде, вновь командовал А.В. Суворов, укрепивший и обновивший приграничные крепости. Россия окончательно укрепилась на Черном море.

В справочнике «Списки населенных мест Российской империи — Таврическая губерния», изданным Центральным статистическим комитетом Министерства внутренних дел Российской империи в 1865 году, об этом периоде истории Крыма написано:

«Турция, которая не могла примириться с присоединением полуострова, объявила войну (1787) и снова покушалась завладеть им, между татарами опять возникли возмущения, так что было велено отобрать у них оружие, лошадей угнать за Перекоп, а приморских крымцев переселить на время внутрь полуострова. Вместе с тем после присоединения, татары массами стали уезжать в Румелию и Анатолию. Число ушедших Сумароков, служивший судьей на полуострове в начале нашего века, считает до 300000 обоего пола, не мало татар погибло также во время волнений и от моровой язвы, бывшей в это время, так что полуостров лишился около трех четвертей своего населения, считая в том числе выселившихся греков и армян. В 1802 году татар в Крыму числилось всего около 140000 обоего пола. По Ясскому договору 1791 года, Порта окончательно признала Крым за нами и вместе с тем уступила крепость Очаков, напротив Кинбурна и полосу между Бугом и Днепром».

А.Р. Андреев

Фото красивых мест Крыма

Назад в раздел

Новый год и Рождество в России

Новогодние и Рождественские туры в России. В Подмосковье, Владимир, Великий Новгород, Карелию, Кострому, Калининград, Казань, Крым, Муром, Галич, Мышкин, Орел, Псков, Рязань, Санкт-Петербург, Сахалин, Селигер, Смоленск, Суздаль, Углич, Ярославль, Пенза, Беларусь, Алтай, Байкал, Вологда, Галич, Калуга, Александров, Архангельск, Камчатку и в другие регионы.

Легендарная Тридцатка, маршрут

Через горы к морю с легким рюкзаком. Маршрут проходит через знаменитый Фишт – это один из самых грандиозных и значимых памятников природы России, самые близкие к Москве высокие горы. Туристы налегке проходят все ландшафтные и климатические зоны страны от предгорий до субтропиков, все ночёвки в стационарных приютах.

В край Крымских гор

Недельный тур с проживанием в гостинице у самой красивой горы Крыма - Южной Демерджи. Треккинги, авто-пешеходные экскурсии с осмотром красивейших мест горного Крыма, Долины приведений, каменного хаоса, водопадов, каменных грибов с посещением пещеры МАН и оборудованной Красной пещеры.

Задайте вопрос...
Напишите Ваш вопрос. Наши специалисты обязательно Вам ответят!