Страна Дори

В 395 году Римская империя была окончательно разделена на две части: Западную Римскую империю со столицей в Риме и Восточную Римскую империю со столицей в Константинополе. Рим ждала незавидная участь. «Вечный город» все больше погружался в пучину анархии и варваризации. Сообщения римских и византийских историков этого периода рисуют мрачную картину всеобщей деградации, интеллектуального упадка и безволия политической элиты.

«Большие дворцы опустели, и всё в них было мертво, римляне двигались как привидения по городу, который был слишком велик для их замирающей жизни». Рим представлял собой «картину торжественного умирания города, в величественных пространствах которого уже не катится волна народного движения, и повсюду воцаряется могильная тишина»1.

В 410 году Рим был взят готскими войсками Алариха, в 455 году опустошен вандалами. «Мир гибнет, и мы пребываем в наших грехах; императорский город и главу Римской империи пожрал огонь», — восклицал современник этих событий блаженный Иероним. Наконец, в 476 году германец Одоакр*, захвативший власть в Риме в результате очередного переворота, отказался сделаться императором и отослал знаки императорского достоинства (корону и пурпурную мантию) в Константинополь. По его приказу римский сенат принял решение, что Западной Римской империи больше не нужен свой император — для всей империи вполне достаточного одного императора в Константинополе.

В то же самое время в Восточной Римской империи происходили другие процессы. Политической элите этого государства удалось создать сложный синтез эллинистической культуры и христианства, который оказался намного более жизнеспособным, чем старая римская система. Несмотря на набеги варваров и ожесточенные религиозные споры, потрясавшие Восток в V веке, константинопольские императоры смогли не только отстоять целостность государства и аутентичность культуры, ассимилировавшей многочисленные варварские народы, но и создать потенциал для предпринятой в VI веке императором Юстинианом Великим** попытки восстановления Римской империи в ее прежних границах.

И хотя эта попытка оказалась неудачной, во многом надорвав силы государства, созданная Юстинианом и его предшественниками Ромейская империя (которая в поздней историографии получила название Византийской) просуществовала более тысячи лет, причем в течение всего тысячелетия ее политический и культурный авторитет в Средиземноморье был неоспорим.

Византия не была обычным государством. Это была целая цивилизация, распространившая сферу своего культурного влияния на огромные территории Евразии от Ирландии до Китая. Границы Византии простирались в период ее расцвета от Испании на западе до Месопотамии на востоке, от Альп и Карпат на севере до южных границ Египта. А за пределами этих границ находились государства так называемого «Византийского содружества наций», народы которого исповедовали восточное православное христианство и признавали константинопольского патриарха первенствующим иерархом Вселенской церкви, а ромейского императора — защитником веры. Одним из таких государств и стала Крымская Готия, или Страна Дори.

Когда императорам в Константинополе удалось отстоять центральные области империи от набегов варваров и разрешить внутренне проблемы государства, они обратили свой взор на северные границы. В 488 году в Крым был послан императорский комит Диоген для проведения фортификационных работ в Херсонесе. В годы правления императора Юстина I (518—527) жители Боспора решили подчиниться императору Византии, для чего в Крым отправился племянник покойного императора Анастасия патрикий Пров, который, правда, не достиг успеха в своем предприятии из-за раздоров среди варваров.

Преемник Юстина император Юстиниан I, склонный к волевым решениям, решил эту проблему просто — он отправил на Боспор войска и присоединил Керченский полуостров к владениям Византийской империи.

Именно к годам правления Юстиниана I относится первое упоминание загадочной страны крымских готов — Дори.

Строительная деятельность этого императора была столь широка, что византийский историк и префект Константинополя Прокопий Кесарийский написал о ней целых шесть книг под общим названием «О постройках».

В одной из них он сообщает: «Сверх того, что касается городов Боспора и Херсона, которые являются приморскими городами на том же берегу (Черного моря)*** за Меотидским болотом, за таврами и тавроскифами, и находятся на краю пределов римской державы, то застав их стены в совершенном разрушении, он (император Юстиниан I) сделал их удивительно красивыми и крепкими. Он воздвиг там и два укрепления, так называемые Алуста и в Горзубитах... Здесь же, на этом побережье, есть страна по имени Дори, где с древних времен живут готы, которые не последовали за Теодорихом, направлявшимся в Италию. Они добровольно остались здесь и в мое еще время были в союзе с римлянами, отправлялись вместе с ними в поход, когда римляне шли на своих врагов... когда императору было это угодно. Они достигают численностью населения до трех тысяч бойцов, в военном деле они превосходны.

Сама область Дори лежит на возвышенности, но она не камениста и не суха, напротив, земля очень хороша и приносит самые лучшие плоды. В этой стране император не построил нигде ни города, ни крепости, так как эти люди не терпят быть заключенными в каких бы то ни было стенах, но больше всего любили они жить в полях. Так как казалось, что их местность легкодоступна для нападения врагов, то император укрепил все места, где можно врагам вступить, длинными стенами и таким образом отстранил от готов беспокойство о вторжении в их страну врагов»2.

В течение долгого времени ученые вели дискуссию о локализации упомянутой Прокопием области Дори и ее столицы — населенного пункта Дорос. Одни исследователи полагали, что она охватывала только узкую полосу Южного берега Крыма, тогда как другие локализовали ее на всей территории Юго-Западного Крыма. В настоящее время возобладала вторая точка зрения, сторонники которой считают, что Дорос находился на горном плато Мангуп.

Академик О.Н. Трубачев полагал, что топонимы «Дори» и «Дорос» происходят от слова праиндийского происхождения «дорант», которое означает «пещерная страна», или «страна, богатая пещерами».

Эта интерпретация как нельзя лучше подходит именно к Юго-Западному Крыму, где находится множество как естественных, так и вырубленных в известняковых горах пещер.

В центре этой горной страны в 20 километрах к юго-западу от Бахчисарая и возвышается Мангуп — гора-останец с ровным плато на ее вершине, общей площадью около 90 гектаров и богатая источниками воды, которая, кажется, самой природой создана быть неприступной крепостью. Плато возвышается в виде скального острова, превышая уровень окрестных долин на 250—300 метров. Высота его над уровнем моря достигает 584,5 метра. Между плато и находящимся на север от него массивом Чардаклы-Баир пролегает глубокая долина Джан-Дере. С юго-восточной стороны находится долина Алмалык-Дере, по склонам которой в древности проходила главная дорога в город. Южное подножие обращено в обширную долину, именовавшуюся ранее Ай-Тодор. От массива Шулдан, где расположен средневековый христианский монастырь, Мангуп отделен ущельем Ураус-Дере, по которому проходит шоссе Севастополь — Бахчисарай. Мангупское плато часто сравнивают с растопыренной четырехпалой кистью руки, поскольку с севера и северо-востока массив прорезают три ущелья, боковые обводы которых образуют обрывы четырех мысов.

С глубокой древности плато Мангуп пользовалось большим почитанием среди автохтонного населения Крыма. Свидетельством тому — само его название, которое, по мнению О.Н. Трубачева, происходит от индоарийского «man кар» — «мать гор», «материнская гора». Позже татары перевели этот топоним как «Баба-даг» — «отчая гора».

Согласно древней крымской легенде, раньше Крым был окруженным водой островом. В те времена люди жили на современных горных массивах: Мангупе, Эски-Кермене, Чуфут-Кале, долины же между скал были прежде заливами. Об этом еще совсем недавно якобы свидетельствовали укрепленные на большой высоте железные кольца, которые, по преданию, служили для привязывания судов3.

Академик Паллас в своем «Путешествии по Югу России» упоминал, что одна из долин, лежащих под подножием Мангупа, называлась греками Пелагос, что означает «море»: «Долина эта в отдаленные времена искони могла быть внутренним, включенным в нее морем; ибо она со всех сторон окружена высокими известковыми и меловыми горами, которые там, где втекает в долину ручей Ай-Тодор, равно и там, где он из нее вытекает, смыкаются скалами, образующими нечто вроде ворот, через которые скопившаяся вода, быть может, и прорвалась»4.

С древних времен Мангуп был заселен людьми. Об этом свидетельствуют находки на нем таврской керамики. Не исключено, что уже в I веке н. э. здесь появилось греко-римское поселение.

Несколько лет назад при раскопках Мангупской базилики была найдена мраморная плита с греческой надписью. В ней чествуется некий человек, который во время засухи прошел через вражеские земли и добыл хлеб для своих сограждан. Он также организовал посольство к наместникам римской провинции Мезия Сабину и Элиану и, видимо, получил у них деньги на покупку хлеба. Во время посещения им Мезии началась война с сарматами, и гражданин сообщил римлянам всё, что знал об их планах. Вернувшись от римлян, он поехал к варвару Уабию и «величайшим царям Аорсии», которые, вероятно, были союзниками Рима.

Предполагается, что события, о которых говорится в посвятительной надписи, происходили в 62 году.

На плато найдены многочисленные фрагменты позднеантичной керамики, монеты с изображением Юлии Домны (193—211), Феодосия I (379—395), боспорского царя Фофорса, или Рескупорида (341). Все это позволяет говорить о том, что уже, по крайней мере, в IV веке на Мангупе было поселение, имевшее экономические связи с близлежащими Херсонесом и Боспором.

С именем Юстиниана I Великого связывается строительство на Мангупе так называемой «Большой базилики», или «Базилики Святых Константина и Елены». Во время раскопок, проводимых Х. Лепером в начале прошлого столетия, был обнаружен обломок плиты из известняка, обитый с трех сторон, с половиной надписи, хорошо читаемой как: «Юстиниан автократор» («(Ι)ουστινιαν...Αυτοχρατο(ροζ)»).

Х. Леппер считал, что она «была заложена в зиждительный столб, поставленный между южным и средним нефами», правда, к сожалению, он не указал, где именно им была найдена плита5.

Пока это единственный эпиграфический памятник с упоминанием имени византийского императора Юстиниана I, который, как известно из трактата Прокопия Кессарийского «О постройках», был инициатором проведения больших строительных работ в Таврике.

С Юстинианом связывается и строительство укреплений у подножия Мангупа — первой линии обороны, перекрывающей горные проходы в районе горы. На подступах к Мангупу были построены защитные стены, перегораживающие балки. Одна из них перегораживала балку Каралез (Сторожевая): стена длиной 150 метров и толщиной 2,4 метра имела высоту не менее 2,5 метра и была сложена из двух рядов подогнанных друг к другу известняковых блоков, увенчанных зубцами.

В средней части стены были сделаны ворота, а в скале вырублены небольшие караульные помещения. Возможно, именно о подобного рода сооружениях и поведал потомкам Прокопий Кесарийский, назвав их «длинными стенами»6.

К этому же периоду — времени правления Юстиниана I и его преемников — относится и строительство или восстановление других крепостей в Таврике: Эски-Кермена, Чуфут-Кале, Баклы. Высказывались предположения о том, что византийскими крепостями этого периода могут быть Тепе-Кермен7, Каламита и Сюйрень8. Датировки создания этих укреплений разнятся. Ряд авторов не исключают возможность того, что расцвет византийского крепостного строительства на полуострове начался еще в доюстиниановскую эпоху9. Другие предполагают, что строительство оборонительных сооружений в юго-западной части второй гряды Крымских гор было вызвано захватом тюрками Боспора в 580 году10.

При этом если оборонительные сооружения Баклы и Мангупа строились на месте существовавших ранее поселений и защищали их местные жители, то Эски-Кермен был, вероятно, сразу создан как крепость с постоянным византийским гарнизоном. Постройки этого периода разнообразны по своему типу, они включают укрепленные убежища, крепости, небольшие укрепления, заградительные стены и другие оборонительные сооружения.

Создание подобного рода систем укреплений было характерно для времени правления Юстиниана. Так, тот же Прокопий Кесарийский упоминает, что в пограничных областях около Истра (Дуная) император «выстроил частые крепостцы, так, чтобы каждый участок имел свое заботливо сооруженное укрепление или был по соседству с местом, обнесенным стенами». Строительная активность зафиксирована письменными источниками и археологическими исследованиями для этого периода в Месопотамии и других пограничных районах Византийской империи11.

Однако под конец правления Юстиниана стало ясно, что материальных и людских ресурсов правительства в Константинополе недостаточно для восстановления Римской империи. Многие сторожевые укрепления были заброшены ввиду их большого количества (только на Дунае известно более 100 крепостей), так как их просто некому было охранять.

Гарнизоны, имеющиеся в некоторых крепостях, были настолько слабы и малочисленны, что оказывались не только не в состоянии защищать вверенную им территорию, но и следить за передвижением противника. По сообщению византийского историка Агафия, когда кутургуры совершили грабительский рейд в самый центр империи, «они легко преодолели длинные стены и подошли к укреплениям, расположенным внутри. Вследствие старости и заброшенности великое укрепление во многих местах рухнуло и распалось. Не было там никого, кто бы сопротивлялся им. Не было там никакого военного гарнизона, никаких орудий для отражения врагов»12.

Нехватка людей и материальных ресурсов, кризис системы административного и военного управления империи заставили Византию сосредоточиться на обороне своих рубежей и проводить внешнюю политику, основанную на использовании противоречий соседних народов и натравливания одних варваров на других, а также на патернализме по отношению к христианизированным варварским народам.

Именно в связи с набегами кутургуров на Византию в середине VI века существует упоминание крымских готов, которое как нельзя лучше характеризует их взаимоотношения с империей в этот период. Имперское правительство путем дипломатических мер попыталось обратить против кутургуров их восточных соседей — племя утургуров, кочевавшее в Северном Причерноморье и ввиду своей удаленности от границ менее опасное для империи.

В походе утургуров на кутургуров, состоявшемся в 551 году, принял участие двухтысячный отряд крымских готов. Во главе армии стоял князь Сандил. За несколько лет до этого готское посольство посетило Константинополь и советовало воспользоваться разногласиями среди варварских племен для укрепления влияния в регионе.

Итак, Византия и государство крымских готов в VI веке имели общие политические интересы и общих противников. Крымская Готия, или Страна Дори, управляемая готскими правителями, находилась в союзническо-вассальных отношениях с Византийской империей. Последнее выражалось, в частности, в выделении воинского контингента для ведения военных операций в Северном Причерноморье против враждебно настроенных по отношению к Византии варварских племен.

Византия, в свою очередь, взяла на себя обязательства по охране территории своих союзников, при этом в страну Дори были направлены имперские администраторы и инженеры для возведения крепостей и укреплений. Таким образом, к концу VI века Крымская Готия прочно вошла в Византийское содружество.

Примечания
*. Одоакр — первый варварский король Италии, в 476 г. ликвидировал Западную Римскую империю и признал первенство Константинополя. Восточно-Римский император Зенон дал ему титул «патриция Рима». В 493 г. столица королевства Одоакра Раввена захвачена остготами, а сам он убит.
**. Юстиниан I — император Византии в 527—565 гг. При нем в состав империи были включены Италия, Северная Африка, часть Испании, Боспор. Несмотря на прорыв армии Юстиниана на западе, на востоке ему так и не удалось добиться успеха. В последние годы его правления ситуация на дунайской границе резко осложнилась. Варвары несколько раз пересекали ее и подходили к стенам Константинополя.
***. Пояснения в цитатах принадлежат переводчикам цитируемых изданий (за исключением тех случаев, где это специально оговорено).
Список цитируемой и упоминаемой литературы
1. Грегоровиус Ф. История города Рима в Средние Века. — Спб., 1903. — Т. 1. — С. 194.
2. Прокопий Кесарийский. О постройках // Вестник древней истории. — 1939. — № 4. — С. 249—250.
3. Струков Д.М. О доисторических памятниках Тавриды. — М., 1879. — С. 9.
4. Паллас П.С. Путешествие по Югу России. 1794—1799 // Записки Одесского общества истории и древностей. — 1881. — № 12. — С. 37; 1883. — Т. 13. — С. 103.
5. Васильев А.А. Готы в Крыму // Известия Государственной академии истории материальной культуры.
6. Сидоренко В.А. «Готы» области Дори Прокопия Кесарийского и «Длинные стены» в Крыму // МАИЭТ.
7. Талис Д.Л. Оборонительные сооружения Юго-Западного Крыма как исторический источник // Археологические исследования на юге Восточной Европы. — М., 1974. — С. 98, 103.
8. Веймарн Е.В. О времени возникновения средневековой крепости Каламита // История и археология средневекового Крыма. — Киев, 1958. — С. 55—62; Веймарн Е.В. «Пещерные города» в свете археологических исследований 1954—1955 гг. // Советская археология. — Киев, 1958. — С. 76.
9. Таллис Д.Л. О классификации и датировании некоторых средневековых городищ Крыма // Экспедиции ГИМ. — М., 1969. — С. 243—244.
10. Айбабин А.И. На окраине византийской цивилизации // Алушта и Алуштинский регион. — Киев, 2002
11. Пиоро И.С. Указ. соч. — С. 81.
12. Агафий Миринейский. О царствовании Юстиниана. — М.: Арктос-Вика-пресс, 1996. — Кн. 5. — Гл. 13.

А.В. Васильев, М.Н. Автушенко.

Фото красивых мест Крыма

Назад в раздел

Туры на Новый год и Рождество

Активные, приключенческие, развлекательные, экскурсионные туры по России. Города Золотого кольца России, Тамбов, Санкт-Петербург, Карелия, Кольский полуостров, Калининград, Брянск, Великий Новгород, Великий Устюг, Казань, Владимир, Вологда, Орел, Кавказ, Урал, Алтай, Байкал, Сахалин, Камчатка и в другие города России.

Туры на Новый год по России

Маршруты: горы - море

Адыгея, Крым. Вас ждут горы, водопады, разнотравье альпийских лугов, целебный горный воздух, абсолютная тишина, снежники в середине лета, журчанье горных  ручьев и рек, потрясающие ландшафты, песни у костров, дух романтики и приключений, ветер свободы! А в конце маршрута ласковые волны Черного моря.

Маршруты: горы - море

Легендарная Тридцатка, маршрут

Через горы к морю с легким рюкзаком. Маршрут 30 проходит через знаменитый Фишт – это один из самых грандиозных и значимых памятников природы России, самые близкие к Москве высокие горы. Туристы налегке проходят все ландшафтные и климатические зоны страны от предгорий до субтропиков, ночёвки в приютах.

Легендарная Тридцатка, маршрут
Задайте вопрос...
Напишите Ваш вопрос. Наши специалисты обязательно Вам ответят!