Сугдея

 5720 г. «от сотворения мира», т. е. в 212 г. н. э., как сообщает греческая средневековая рукопись, была построена крепость Сугдея.

Гора, господствующая над Судакской бухтой и долиной (150 м над уровнем моря), была идеальным местом, как бы самой природой предназначенным для возведения здесь крепости. Крутые склоны делают ее почти неприступной со всех сторон, кроме пологой северной. До сих пор оборонительные сооружения, разместившиеся на склонах и вершине горы, поражают своей мощью и величием.

Крепость защищала город, впоследствии известный по русским летописям под именем Сурожа. Византийцы называли его Сугдея, западноевропейские авторы — Солдайя, у восточных географов и арабских купцов он был известен как Судак-Суудаг-Сурдак.

Год постройки крепости жители Сугдеи считали датой основания своего города, хотя поселение на его месте существовало, по всей видимости, и ранее. Точных сведений об этническом составе первых сугдейцев нет. Некоторые ученые связывают происхождение названия города с языком аланов. Эти ираноязычные племена сарматского происхождения, предки нынешних осетин, появились в Крыму во II—III вв. н. э. В окрестностях Судака обнаружены следы аланских поселений. Видимо, и в самом городе прослойка аланов была довольно значительной. Во всяком случае, целый ряд русских историков, некоторые советские исследователи, известный швейцарский путешественник и ученый Дюбуа де Монпере считали Судак главным портом аланов.

Точно так же есть все основания полагать, что город с самого начала своего существования имел греческое население. И близость античного Боспора, и тенденция эллинов к освоению крымского побережья, и каменная плита с посвящением Деметре, и многие находки древнегреческих предметов в районе Судака и Судакской бухты говорят в пользу этого предположения.

Особенно увеличилось греческое население Сугдеи, по-видимому, начиная с VI в. н. э., когда все южное и восточное побережье Крымского полуострова от Херсона (средневековое название Херсонеса) до Боспора оказалось под властью Византии. При византийском императоре Юстиниане I (527—565 гг.), проводившем активную внешнюю политику с целью восстановления былого могущества Римской империи, в Таврике началось интенсивное крепостное строительство. Именно к этому времени относится сооружение византийцами крепостей Алустий (в иной транскрипции Алустон, ныне Алушта) и Горзувиты (в других источниках Гурзувиты, ныне Гурзуф) на южном побережье. Археологические раскопки, проведенные экспедицией под руководством М.А. Фронджуло в Судаке, выявили на южном, приморском склоне Крепостной горы фундаменты и стены мощного укрепления VI в., которое, как считает исследователь, было также возведено византийцами.

Значительный прилив византийских греков на полуостров наблюдается с середины VIII в., когда в империи началась жестокая борьба между иконоборцами и иконопочитателями. После победы иконоборцев (противников почитания икон) иконопочитатели вынуждены были искать убежища на периферии государства, в том числе на удаленном от центральных провинций полуострове. Они активно заселяли его южную часть, главным образом Таврику, воздвигали там множество церквей и монастырей н таким образом способствовали быстрой христианизации местного населения.

Все указанные явления в полной мере характерны для города Судака и его окрестностей. Подтверждением тому — многочисленные надгробия и остатки храмов и монастырей византийского типа, воздвигнутых в VI—X вв. Целый ряд их был обнаружен во время археологических изысканий 60-х гг. нынешнего столетия.

В результате борьбы между Византией и Хазарским каганатом под властью хазар оказалась часть византийских владений в Крыму, в том числе и Судак. В Судаке находилась резиденция хазарского наместника — тархана, или тудуне. Одновременно Судак являлся центром православной епархии (церковного округа) во главе сначала с епископом, а с X в. — архиепископом.

Как известно, местопребыванием столь высоких иерархов церкви избирались наиболее значительные города. Что Судак относился к их числу, видно также и из сообщений «Жития Стефана Сурожского» — церковного жизнеописания, посвященного одному из архиепископов города. В «Житии» рассказывается, в частности, что гроб умершего Стефана был щедро украшен золотом и драгоценными камнями, жемчугом и дорогими тканями («на горе царьское одеяло, и жемчуг, и злато, и камень драгый, и кандила злата и сосудов златых много»). Безусловно, только очень богатая епархия могла позволить себе столь пышные похороны.

Торговый Сурож
В IX в. Судак был хорошо известен на Руси как большой, богатый и сильно укрепленный город. Некоторые исследователи полагают, что именно слава и широкая молва о богатстве Судака явились причиной нападения на него одного из восточнославянских князей в начале IX в. Об этом событии рассказывается в «Житии Стефана Сурожского».

«Житие» повествует о походе в Крым новгородского князя Бравлина. «С многою силою прииде к Сурожу, за 10 дьний бишася зле межоу себе, и по 10 дьний вниде Бравлин, силою изломив железная врата, и вниде в град...» Кроме Сурожа, славянская рать захватила и некоторые другие крымские города — Корсунь (Херсонес), Корчев (Керчь). Поход Бравлина не мог быть случайным явлением в жизни тогдашней Таврики. Его надо рассматривать как один из важнейших эпизодов в стремлении славян укрепить свое влияние в Северном Причерноморье, утвердиться «у Лукоморья».

Влияние Руси облегчалось еще и тем. что местное население ненавидело хазарских захватчиков и не только оказывало им всяческое противодействие, но даже поднимало против них, как было, например, в 787 г., восстания. Разгром Хазарского каганата Киевской Русью в X в. обеспечил освобождение полуострова от власти хазар. Однако в степях его продолжали оставаться печенеги, которые появились здесь на рубеже IX—X вв. и неоднократно совершали набеги на города и селения Таврики.

Судя по многим данным, Сугдея, несмотря на причиненный ей печенегами ущерб, продолжала существовать как весьма значительный город. Вскоре после взятия Корсуня войсками киевского князя Владимира (988 г.) полуостров прочно входит в сферу военно-политических и торговых интересов Древнерусского государства с центром в Киеве. С тех пор и вплоть до вторжения монголо-татарских орд связи Сурожа с Русью были постоянными и устойчивыми. Они находят весьма широкое отражение в былинах, летописях, упоминаются и в замечательном памятнике древнерусской литературы «Слове о полку Игореве».

В первую очередь это были торговые связи. Из Сугдеи на Русь везли шелк-сырец, хлопчатобумажные и шерстяные ткани, имбирь, перец, гвоздику и другие пряности. Иностранных и сугдейских купцов, торговавших этими товарами, называли «сурожскими гостями». Позже это название распространилось и на русских купцов, торговавших товарами, которые вывозились из Сурожа в Москву и в другие русские города.

Существовали и иные связи между Сурожем и Русью. Русские князья широко привлекали сурожан в качестве переводчиков и для выполнения различных дипломатических и иных поручений. Например, великий князь московский Дмитрий Иванович (впоследствии получивший прозвание «Донской»), отправляясь в поход против татар, взял с собой десять сурожан — как свидетелей будущей великой битвы, а также, по-видимому, и как толмачей.

Расширению и упрочению связей Сугдеи с Русью способствовало и основание на Тамани русского Тмутороканского княжества, в состав которого позднее вошла часть Керченского полуострова с Керчью. Из Тмуторокани русские постепенно расселялись и по другим городам Крыма. Арабский хронист, секретарь египетского султана, Ибн-абд-аз-Захыр сообщает, что в 60-х гг. XIII в. Старый Крым был населен кипчаками, аланами и русскими. Подобное сочетание этнических групп неоднократно встречается у арабских историков, когда речь идет о населении Крымского полуострова к моменту появления там татар. Безусловно, расположенная вблизи от Старого Крыма Сугдея в этом отношении не представляла и не могла представлять исключения.

В «Слове о полку Игореве» Сурож поставлен рядом с Тмутороканью и Корсунем. В ту пору эти два города имели значительную прослойку русского населения. Не исключено, что Сурож приравнен «Словом» к Тмуторокани и Корсуню не только благодаря своей величине и значению, но и в связи с наличием в нем русского населения. Во всяком случае, не вызывает никакого сомнения, что участие тмутороканского князя в защите Сугдеи от турок-сельджуков (о чем несколько подробнее будет сказано позже) также свидетельствует о том, что Русь имела в Суроже определенные экономические и политические интересы, была с ним тесно связана.

В русской летописи XIII в. зафиксировано пребывание сурожских купцов во Владимире-Волынском. Рассказывая о погребении князя Владимира Васильевича Галицкого в 1288 г., летописец отмечает: «И тако плакавшеся над ним все множество володимерцев, немцы и сурожьце, и новгородцы». Упоминание о сурожанах после местных владимирцев и многочисленных там немцев, перед новгородцами — не случайно. Как известно, летописцы считали свою миссию делом в высшей степени богоугодным и полезным своей стране, их важнейшей целью было стремление к исторической правде, поэтому они старались фиксировать все с абсолютной точностью, вплоть до мельчайших подробностей. Следовательно, можно говорить о значительном числе и влияние сугдейцев в отдаленной русской Волыни.

Сурож в этот период ведет с Русью широкую торговлю. Русские товары доставлялись в Сурож либо по Днепру, а затем Черным морем, либо так называемым «Залозным путем»: опять же по Днепру до излучины у порогов и потом степью через Перекоп. Одновременно шел и обратный процесс. Оживленной торговле способствовало и то обстоятельство, что в самом Суроже проживало немало русских.

Наличие русских в Суроже подтверждают прежде всего археологические данные. Экспедицией под руководствам М.А. Фронджуло были обнаружены у подножия Крепостной горы медный киотный русский крест, датируемый концом XII — первой половиной XIII в., и два пряслица овручского типа. В Уютном найден русский крест-складень (энколпион), а в верхнем городе, к юго-востоку от главных ворот, близ большого храма, — половинка аналогичного креста того же времени.

Еще при половцах, проникших на полуостров в XI в., Судак становится самым богатым из крымских городов. Арабский историк Элайни называл его «наибольшим из городов кыпчацких», т. е. половецких. По свидетельству арабских и персидских авторов, Судак вел торговлю на путях из стран Средиземноморья на Восток. Как показывают археологические раскопки, в XI—XIII вв. развернулось широкое строительство в прибрежной части города, что также подтверждает его возросшее торговое значение. Сугдея превращается в город международного значения, где встречаются купцы со всех концов мира — из Руси, Западной Европы, Северной Африки, Малой Азии, Индии, Китая.

До середины XIII в. важнейшие торговые пути из стран Западной Европы на Восток проходили через портовые города Сирии, Палестины, Египта. В эти перевалочные пункты прибывали товары из стран Ближнего и Среднего Востока, из Индии, Китая, с Зондских островов и т. д.

В конце XIII в., когда крестоносцы утратили свои владения на восточном берегу Средиземного моря, торговые пути на Восток частично переместились к берегам Черного и Азовского морей. В каком направлении следовали товары из Европы далее, рассказывается в сочинении флорентийца Пеголотти, относящемся к первой половине XIV в. Там подробно описан путь по суше от устья Дона до Китая: он шел из города Таны (в устье Дона) в район современной Астрахани, затем в столицу Золотой Орды город Сарай на Волге, а оттуда в Среднюю Азию и Китай.

Крым, находясь в узле путей Азово-Черноморья, играл важную роль в международной торговле. В крымских портах разгружались суда с товарами из Передней Азии, Египта, Византии, стран Западной Европы и караваны из Золотой Орды и Средней Азии. В то же время Крым являлся связующим звеном в экономических и политических отношениях Византии и государств Балканского полуострова с Русью. А главным портовым городом Крыма в XIII в. становится Сугдея. Возвышению этого города способствовало то, что он был расположен значительно ближе, чем Херсонес, к Керченскому проливу, Азовскому морю и конечному пункту великого караванного пути из Азии — городу Тана. Посол французского короля Людовика IX к монгольскому хану монах-францисканец Гильом Рубрук при описании Судака отметил, что «туда пристают все купцы, как едущие из Турции и желающие направиться в северные страны, так и едущие обратно из Руссии и северных стран, желающие переправиться в Турцию».

Международные экономические свяЗи Сугдеи подтверждаются и археологическими данными. В частности, на северной окраине судакского посада экспедицией М.А. Фронджуло был найден клад, в котором находилось свыше двух десятков византийских золотых монет XIII—XIV вв.

В середине XIII в. численность населения Сугдеи, по греческим источникам, достигала 8300 человек. Историк-византиновед В.Г. Васильевский считал, что под этой цифрой нужно разуметь лишь взрослое мужское население. А в средние века город с 10—15 тысячами жителей — всех жителей, без исключения, — относился к разряду крупных.

С Запада привозили в Сугдею английские и французское сукно, оружие, ювелирные изделия, из Египта и Сирии — хлопковые ткани, ладан, финики, из Индии — кашемировые ткани, драгоценные камни, пряности, из Китая — шелк. Из Руси через Сугдею шли в Западную Европу меха, кожи, зерно, льняной холст, мед, воск, пенька и др. Город был так знаменит, что даже Черное море арабские писатели и путешественники называли Судакским.

Сугдея становится Солдайей
В 1204 г., во время четвертого крестового похода, рыцари напали не на сарацинский Египет, как предполагалось, а на христианский Константинополь, столицу Византии. Империя была разгромлена крестоносцами, а их союзница Венеция получила монопольное право торговли и колонизации в Причерноморье. На крымских берегах появляются венецианские фактории и крепости. Вскоре крупнейшей из них становится Сугдея, которую итальянцы называли Солдайей. Первый известный нам документ, зафиксировавший торговую сделку между венецианскими купцами с конечным пунктом операции в Солдайе, относится уже к 1206 г.

О торговле венецианцев в Солдайе упоминает и прославленный средневековый путешественник Марко Поло. «В то время, — рассказывал он пизанцу Рустичано, записавшему и издавшему его воспоминания о путешествиях, — когда Болдуин (один из вождей крестоносцев. — Ред) был императором в Константинополе, т. е. в 1260 году, два брата, господин Никколо Поло, отец господина Марко, и господин Маттео Поло находились также там; пришли они туда с товарами из Венеции. Посоветовались они между собою да и решили идти в Великое (т. е. Черное. — Ред.) море за наживой да за прибылью. Накупили они всяких драгоценностей да поплыли из Константинополя в Солдайю». Из воспоминаний Марко Поло видно, что Солдайя была хорошо знакома венецианцам и часто посещалась ими: Марко не счел нужным сказать о ней хотя бы несколько слов, зная, что этот город хорошо известен. Венецианцы, надо думать, нередко и оседали в нем. Например, из духовного завещания Маттео Поло явствует, что дядя Марко Поло имел в Солдайе свой дом. А вскоре торговые интересы Венеции в Крыму настолько возросли, что в 1287 г. в Солдайе обосновывается венецианский консул.

Однако восстановление во второй половине XIII в. Византийской империи, чему активно содействовала Генуя, повлекло за собой утверждение на берегах Черного моря генуэзцев, яростных соперников Венеции. Между венецианцами, укрепившимися главным образом в Солдайе, и генуэзцами, овладевшими Кафой (Феодосией), завязалась ожесточенная борьба за гегемонию в Причерноморье. В Уставе генуэзских колоний на Черном море, принятом в 1316 г., содержались специальные статьи, направленные непосредственно против конкурента Кафы — венецианской Солдайи. В Уставе подчеркивалось, что «не должны генуэзцы или те, которые считаются или называются генуэзцами или пользуются, либо привыкли пользоваться благами генуэзцев, ни покупать, ни продавать, ни приобретать, ни отчуждать, ни передавать кому-либо ни лично, ни через третье лицо каких-либо товаров в Солдайе под страхом... штрафа... Никто из генуэзцев... не смеет выгружать или приказывать выгружать или позволять выгружать с судов, над которыми они начальствуют или на которых они находятся, на какую-либо часть побережья от Солдайи до Кафы каких-либо вещей или товаров под страхом штрафа в 100 золотых перперов (византийская монета. — Ред.) с каждого нарушителя за каждый раз».

И все же генуэзцам далеко не сразу удалось подорвать торговлю Солдайи. Судя по арабским источникам, Судак в первой половине XIV в. был городом, о котором хорошо знали далеко за пределами Крыма. Арабские писатели называли «Суудаг» рядом с такими значительными торговыми центрами Восточной Европы и Средней Азии, как Булгар, Сарай, Азов, Хорезм. О большом значении Судака в конце XIII в. говорит и тот факт, что в 1282 г. глава сурожской епархии имел сан митрополита.

Процветающий город привлек алчное внимание обосновавшихся в Малой Азии турок-сельджуков. В 1222 г. их войско появилось под стенами Судака. Из персидских источников известно, что сельджукскому войску противостоял отряд из тысячи хорошо обученных военному делу юношей. Такой гарнизон в средние века мог иметь лишь город со значительным населением, располагавший большими средствами. Интересно отметить, что на помощь сурожанам пришли не только половецкие войска, но и дружина русского князя Тмуторокани, о чем уже упоминалось. Однако силы были слишком неравными. Турки-сельджуки разбили половецко-русское войско, и Судак вынужден был капитулировать. Чтобы избежать разгрома города, сурожане откупились от врагов денежными подарками на сумму в пятьдесят тысяч динаров. Столь солидная по тем временам сумма выкупа также свидетельствует об огромных средствах, которыми располагал Судак.

Сельджуки не сразу ушли из города. Они оставили в крепости свой гарнизон, установили даннические отношения и военно-политическую зависимость Судака от сельджукского султана. Однако в скором времени эта, по-видимому, достаточно эфемерная зависимость сменилась тяжким игом: на город обрушили удары полчища монголо-татар.

С.А. Секиринский, О.В. Волобуев, К.К. Когонашвили.

Фото красивых мест Крыма

Назад в раздел

Новый год и Рождество

Праздничные и активные туры на Новый год и Рождество по России. Средняя полоса, Карелия, С.Петербург, Север, Юг России, Урал, Алтай, Байкал, Камчатка, Дальний Восток, Сахалин, Курильские острова и другие районы России.

Экскурсии по Москве

Пешие, автобусные экскурсии на автомобиле по Москве. Во время экскурсии по Москве Вы сможете познакомиться с самыми интересными уголками города, сможете сделать красивые фотографии и услышать подробный рассказ о достопримечательностях от опытного гида. Вы сможете увидеть Красную площадь, ГУМ, Храм Христа Спасителя и многое другое.

Легендарная Тридцатка, маршрут

Через горы к морю с легким рюкзаком. Маршрут 30 проходит через знаменитый Фишт – это один из самых грандиозных и значимых памятников природы России, самые близкие к Москве высокие горы. Туристы налегке проходят все ландшафтные и климатические зоны страны от предгорий до субтропиков, все ночёвки в стационарных приютах.

Задайте вопрос...
Напишите Ваш вопрос. Наши специалисты обязательно Вам ответят!