Аркаим

Древнее городище Аркаим - поистине уникальный в своем роде археологический и культурный памятник. Он расположен в Брединском районе Челябинской области, на высоком мысу, образованном слиянием рек Большая Караганка и Утяганка, и относится, по предположениям ученых, к эпохе средней бронзы рубежа III-II тыс. до н. э. Он хранит в себе немало загадок и тайн. Удивительны не только богатство и хорошая сохранность данного памятника, но и сама история его открытия и исследования. Это древнее поселение на юге Челябинской области, которое ныне является природно-ландшафтным и историко-археологическим заповедником, филиалом Ильменского государственного заповедника, было, как официально считается, открыто в июне 1987 года. Однако существует мнение о том, что этот исторический памятник был открыт не один, а целых 3 раза.

Аркаим, древний город Аркаим

Впервые его обнаружили военные картографы, и он был нанесен на военные карты приблизительно в 1957 году. Затем следует открытие гражданскими картографами - при проведении аэрофотосъемки, с воздуха, было обнаружено нечто непонятное. Решив, что это засекреченный военный объект, картографы не стали оставлять его снимки и описания. И только спустя 18 лет произошло третье, окончательное открытие Аркаима. Его обнаружили археологи, точнее - школьники, участники археологического кружка, работавшие вместе с экспедицией археологов. Данное открытие произошло в ходе охранных раскопок в зоне строительства Больше-Караганского водохранилища, которое было необходимо для нужд Большекараганской межхозяйственной оросительной системы. Все объекты, расположенные в зоне строительства, должны были затопить, и археологи, как и полагалось, исследовали данную местность. Та археологическая экспедиция под руководством С.Г. Боталова и В.О. Мосина отправлялась, как полагали, на малоперспективную работу - предстояло обследовать неинтересный с точки зрения находок обширный степной район. Удивительно, что всего в нескольких километрах от экспедиционного лагеря школьники обнаружили характерные рельефы местности. Внимание исследователей привлекли валы, которые, как выяснилось позже, окружали поселение, каких в этой зоне раньше не находили. Оно было круглым, укрепленным снаружи, диаметром около 150 метров. Здесь находились десятки жилых помещений-полуземлянок с очагами, погребами, колодцами и металлургическими горнами. Весь этот комплекс, названный Аркаимом (от названия сопки и урочища - возможно, в переводе с тюркского «арка», «хребет», «основа»), оказался поистине уникальным, и его, безусловно, надо было спасать от затопления. Можно сказать, что спасение Аркаима - почти что чудо, и подобный случай рода едва ли еще где-нибудь зафиксирован за всю историю советского времени.

Фото активные, приключенческие, оздоровительные туры
Сперва, в момент открытия, многим казалось, что данный памятник обречен - так о нем и говорили средства массовой информации. Дело в том, что ко времени его обнаружения археологами, в самых высоких кабинетах уже были подписаны соответствующие чертежи и распоряжения, были затрачены немалые деньги и полным ходом шли строительные работы. Уже была возведена подпорная дамба. Оставалось только засыпать короткую перемычку - и вешние воды не оставили бы от Аркаима никакого следа. Однако, к счастью, благодаря активной позиции директора Эрмитажа академика Б.Б. Пиотровского, председателя Президиума Уральского отделения АН СССР академика Г.А. Месяца и еще целого ряда неравнодушных специалистов-археологов этот памятник все-таки удалось отстоять. В апреле 1992 года территория (а это - 3300 га) с находящимся на ней поселением была выделена Советом Министров РФ под организацию экспериментального природно-ландшафтного и историкоархеологического заповедника. Еще до создания данного заповедника, с 1991 года, начались масштабные раскопки городища Аркаим; они велись под руководством Г еннадия Борисовича Здановича. В ходе работ было вскрыто около 8000 кв. м площади поселения (примерно половина). Вторая же его часть была исследована с помощью археомагнитных методов. Тем самым была полностью установлена планировка данного археологического памятника. Здесь же был впервые в Зауралье применен метод реконструкции, и Л. Л. Гуревичем сделаны рисунки возможного вида поселения.

Исследования памятника также потребовали использования разнообразных естественнонаучных методов (например, палеопочвоведческих, геолого-минералогических, геолого-морфологических, радио-углеродное датирование и др.). Тогда и было выяснено, что памятник датируется рубежом III- II тысячелетий до н. э. Это - одно из тех открытий, которые понуждают ученых заново пересматривать десятилетиями (а иногда - и веками!) выстроенную систему взглядов на обширную и мировоззренчески важную область исследований.

Открытие Аркаима заставило всех историков изменить представления о бронзовом веке на территории Урало-Казахстанских степей. Теперь, по результатам раскопок, становилось ясно, что эти земли не были задворками мира, вступавшего в эпоху цивилизации.

Дело в том, что высокий уровень развития металлургии обеспечивал этому региону весьма заметное место в культурном пространстве, протянувшемся от Средиземноморья до нынешнего Казахстана и Средней Азии.

Ранее историки говорили преимущественно о влиянии традиционного цивилизационного пояса на более северные регионы Средней Азии, Прикаспия и Причерноморья.

Сегодня же со всей уверенностью можно говорить не только о встречном влиянии степи, но, более конкретно, об истоках крупных индоевропейских миграций, зафиксированных в письменных источниках конца III - начала II тыс. до н.э. Все это свидетельствует о значительном вкладе древних степных народов в общемировую культуру.

Первооткрыватель памятника - археолог Г.Б. Зданович - рассматривает Аркаим как ярчайший пример синкретизма первобытности, слитности и нерасчлененности самых различных начал - одновременно и крепость, и храм, и ремесленный центр, и жилой поселок. За последнее время некоторые исследователи также пришли к выводу что Аркаим - это и крепость, и мастерская металлургов, где выплавлялась бронза. Однако тут кроется масса загадок. В частности, при раскопках обнаружено большое количество домашних железных орудий и остатки металлургического производства.

Надо отметить следующее: совершенно необычно для исследователей то, что в обычном аркаимском доме стояла металлургическая печь. При этом следует признать тот факт, что плавильные технологии были достаточно совершенны, несмотря на то, что они относятся к 1800 году до нашей эры.

С аркаимской металлургией, как отмечают исследователи, связана и еще одна загадка. Вполне очевидно, что для того, чтобы плавить металл, нужна руда. Геологи же говорят, что руды в этих краях на доступной глубине почти не было, за исключением небольшого рудника «Воровская яма». Но и в этом случае на поверхности руды было явно недостаточно, да и находилось она довольно-таки далеко. Учитывая, что ни самосвалов, ни паровозов тогда еще не придумали, возникает вопрос, как жители городища Аркаим доставляли к месту плавки тонны руды?

Есть еще три момента, которые заставляют задуматься об особенностях аркаимской металлургии. Во-первых, при анализе бронзовых изделий на содержание мышьяка выяснилось, что часть бронзы - местная, а часть - явно не уральского происхождения. Во-вторых, для выплавки металла требуется огромное количество угля, то есть переработанной древесины. Палеоботаники же утверждают, что лес тогда в здешних степных краях гуще не был. И, в-третьих, когда в восстановленной археологами печи пытались выплавить металл, его оказалось так мало, что о промышленном производстве изделий и речи быть не могло.

Можно сказать, что данная тайна пока не раскрыта.

Главной ценностью и еще одной загадкой раскопок городища Аркаим ученые признают конструкцию его сооружений. Прежде всего, нужно подчеркнуть, что это поселение было не конгломератом разрозненных объектов, а цельной, единой конструкцией.

Общий план поселения выглядит так: два вписанных одно в другое кольца мощных оборонительных стен (внешняя обведена рвом глубиной 1,5-2,5 метра), две кольцевые улицы жилищ, припавших изнутри к этим стенам, а в геометрическом центре колец - площадка в форме слегка сплюснутого круга диаметром 25-27 метров, тщательно выровненная, утрамбованная и, может быть, даже укрепленная каким-то цементирующим раствором. Диаметр внешней стены - около 150 метров при толщине в основании 4-5 метров. Возведена она была из бревенчатых клетей, забитых грунтом с добавлением извести, а снаружи облицована сырцовыми блоками, начиная со дна рва и до верхнего среза - в общей сложности 5-6 метров.

Внутренней стеной была обнесена, видимо, цитадель - диаметром около 85 метров. Толщина этой стены была поменьше - 3-4 метра, а высота, скорее всего, больше, чем наружной. Была она строго вертикальной и снаружи - по бревенчатой облицовке -обмазана глиной.

Кольца жилищ были разделены на сектора радиальными стенами - в плане они подобны спицам колеса. Стены эти были общими для каждых двух соседних помещений. Возле внешней стены было, как установлено геофизическими исследованиями, 35 жилищ, возле внутренней - 25.

Сама геометрия постройки таит в себе загадки. Наличие смотровых башен и четкая геодезическая ориентированность дают предположения о том, что город использовался для наблюдения за небесами. Данное сооружение, как выяснилось, геодезически строго ориентировано по странам света.

В течение двух полевых сезонов (1990 и 1991 годов) на Аркаиме проводил изыскания астроархеолог Константин Константинович Быструшкин. Частично они вписывались в общий план археологических работ - позволяли уточнять некоторые детали в полевых документах раскопов, а частично отвечали направленности собственных научных интересов исследователя. Предварительные результаты наблюдений и измерений были им обобщены и доложены на весьма авторитетных собраниях специалистов: на астрономическом семинаре в Пулковской обсерватории, в ленинградском филиале Института истории естествознания и техники, в Институте теоретической астрономии, в Астрономо-Г еодезическом обществе, а также в Институте имени П.К.Штернберга в Москве и в Свердловской обсерватории. По мнению этого исследователя, Аркаим, помимо прочего, представляет собой обсерваторию, причем -наиболее сложную из всех ныне известных человечеству.

В этом отношении он сопоставим со Стоунхенджем - знаменитым сооружением на Солсберийской равнине в южной Англии.

Согласно исследованиям К.К. Быструшкина, Аркаим позволяет отслеживать 18 астрономических событий: это восходы и заходы солнца в дни равноденствия и солнцестояния, а также восходы и заходы низкой и высокой Луны. Аркаим и его жилища, где стена одного дома является стеной другого, по версии ряда ученых, отражают «круг времени», в котором каждая единица определяется предыдущей и определяет последующую. У исследователей есть небезосновательные предположения, что Аркаим являлся духовным центром древней Сибири и Урала, городом древних ариев - народа необычайной мудрости и удивительных знаний.

В то же время можно предположить, что выполнение роли инструмента астрономических наблюдений не было единственной или даже главной функцией древнего сооружения. Этот вывод следует из того, что далеко не все выявленные элементы конструкции городища и знаки на горизонте вокруг него можно идентифицировать в качестве деталей астрономического «инструмента».

Отсюда можно заключить, что астрономические наблюдения составляли лишь одну из многих граней той сложной, комплексной функции, которую выполняло поселение Аркаим.

С момента открытия городища Аркаим в степном Зауралье прошло уже немало лет. За это время для его охраны, как уже говорилось, возник заповедник. Также был создан мощный научно-исследовательский, образовательный и культурнопросветительный комплекс. В основе проводимых исследований лежит комплексный подход к изучению древности во взаимосвязи природных систем и человеческих обществ. Активная музейная и просветительская работа осуществляется в рамках так называемого диалога культур, диалога прошлого и настоящего, в котором неизменно присутствует и еще одна заинтересованная сторона - сторона будущего.

О.М. Корженко
Тайны Аркаима
Начиная с 1952 года, спутники передавали на Землю фотографии нескольких необычных кругов, отчетливо выделяющихся на поверхности степи. Искусственное происхождение этих кругов ни у кого не вызывало сомнений. Тогда никто точно не мог сказать, что же это такое. Круги оставались загадкой. К тому времени, в научных и оккультных кругах разгорался спор о том, где же искать родину индоевропейцев, где тот исток, откуда произошли многие народы Евразии. Изучались древние источники, легенды, сказания, снаряжались экспедиции на Урал, Тибет, в Алтай. Многие мечтали найти остатки страны, где жила легендарная белая Арийская раса. Души и умы людей стремились к истинному, глубокому осознанию своих истоков.

В 1987 году аркаимская долина на южном Урале должна была быть затоплена с целью создания водохранилища для орошения засушливой степи. Археологам дали год, чтобы разведать местность на предмет ископаемых ценностей. Вскоре стало ясно, что это настоящая сенсация. Началась борьба за спасение Аркаима: уже в 1991 году территория памятника была объявлена заповедной, позже об Аркаиме сняли кинофильм, в 1995 году вышла первая книга «Аркаим. Исследования. Поиски. Открытия».

Люди стали свидетелями редчайшего чуда: в Челябинской области открылась «Страна городов» - остаток одной из древнейших цивилизаций человечества: оригинальные, ни на что не похожие строения, мощные стены, сложные оборонительные конструкции, плавильные печи, ремесленные мастерские, четкая система коммуникации. Многие ученые согласились с тем, что Аркаим - прародина древних ариев, которую ученые так долго искали на обширной территории от придунайских степей до Прииртышья. Именно здесь на границе III-II тысячелетий до н.э. произошло «вычисленное» лингвистами разделение ариев на две ветви - индоиранскую и иранскую.

Аркаим по-славянски значит город Медведя-Велеса (Арк -медведь). Велес - славянский бог богатства, власти, знаний, внук Единого Бога Славян - Рода. По легенде в 3000 году до н. э. Аркаим построила славянская богиня Славуня.

Комплекс расположен в Челябинской области, на реке Большая Караганда и ее левом притоке реке Утяганке в предгорной долине, у восточных склонов Уральских (Репейских) гор. Памятник датируется 2-й четвертью 2-го тысячелетия до н. э. (XVII-XVI вв. до н.э). Радиоуглеродные даты - 3600-3900 лет тому назад. Комплекс исследуется с 1987 года археологической экспедицией Челябинского университета под руководством Г.Б. Здановича.

Восхищает инженерный гений древних строителей. Аркаим строился по заранее спроектированному плану как единый сложный комплекс, причем сориентированный на астрономические объекты с величайшей точностью. Рисунок, образованный четырьмя входами во внешней стене Аркаима, представляет собой свастику. Причем свастику «правильную», т. е. направленную по Солнцу.

Свастика (санскр. - «связанная с благом», «лучшая удача») -один из наиболее архаичных сакральных символов, встречающийся уже в верхнем палеолите у многих народов мира. Свастика - символ Солнца, удачи, счастья, созидания («правильная» свастика).

Аркаим построен полностью из дерева и кирпича, спрессованного из соломы, грунта и навоза. Огромные пятиметровые стены состояли из деревянных срубов, заполнявшихся кладкой грунтового кирпича. Каждое жилище примыкало одним торцом к внешней или внутренней стене и выходило на главную кольцевую улицу или центральную площадь.

Древние арии были обеспечены канализацией. В импровизированной прихожей был специальный сток для воды, который уходил в канаву под главной улицей. В каждом жилище был колодец, печь и небольшое куполообразное хранилище. Из колодца, над уровнем воды ответвлялись две земляных трубы: одна их них вела в печь и создавала тягу такой силы, что позволяла плавить бронзу без использования мехов.

Диаметр Аркаима около 160 метров. Окружал его 2-метровый обводной ров, заполнявшийся водой. Внешняя стена очень массивная. Ее диаметр - 143-145 метров, толщина 5-6 метров. Диаметр внутренней стены - 85 метров, толщина 3-4 метра. Стена была строго вертикальной и снаружи, по бревенчатой облицовке обмазана глиной. Это преследовало не только оборонительную цель, но и имело скрытый смысл. Входящему в город нужно было пройти путь, который проходит Солнце.

На поселении археологическими раскопами исследовано 29 жилищ: 17 во внешнем и 12 во внутреннем круге. На территории долины в радиусе 5-6 км от укрепленного центра зафиксировано не менее 5 многослойных поселений бронзового века с остатками слоев XVII-XVI вв. до н. э.

Также археологи обратили свой взор на могильник Аркаим: исследовано несколько могильных полей диаметром 17-19 метров, объединяющих 12-20 ям. Встречались одиночные, парные и групповые захоронения; трупоположение на боку, в слабо- или средне-скорченном положении.

В раскопах Аркаима не нашли драгоценностей, шедевров древнего искусства или неизвестной письменности, атомного реактора или космического корабля, а только черепки битой керамической посуды, кости домашних и диких животных, редкие каменные орудия и очень редкие - бронзовые.

Феномен спасения Аркаима - это не только результат интеллектуальной деятельности, но и благоприятного сочетания личностных достоинств людей. Аркаим открыл широкие возможности в просветительской и научной деятельности: каждый год памятник посещают тысячи туристов, ученых, там проходят практику студенты. Сегодня на Аркаиме существует научный городок, строится здание музея Природы и Человека, активно создается музей под открытым небом.

Аркаим, с одной стороны, имеет ярко выраженное региональное значение, с другой стороны, его исторический феномен несет в себе глобальные характеристики. Архитектура Аркаима и Страны городов, жертвенные комплексы и погребальный обряд, тексты аркаим-ской культуры - все это отражает индоевропейскую мифологию.

Многие ученые считают Аркаим обсерваторией древних ариев. При изучении плана сразу же обнаружилось его сходство с известным памятником Стоунхендж в Англии. Например, диаметр внутреннего круга Аркаима указывается везде равным 85 метрам, на самом деле это кольцо с двумя радиусами - 40 и 43,2 метра. Между тем радиус кольца «лунок Обри» в Стоунхендже - 43,2 метра. И Стоунхендж, и Аркаим расположены на одной широте, оба в центре чашеобразной долины. А между ними почти 4000 километров. Этот астрономический метод состарил Аркаим еще на 1000 лет - это примерно XXVIII век до н. э. Суммируя все полученные факты, можно сказать, что Аркаим - приго-ризонтная обсерватория. Аркаим, как обсерватория, позволял отслеживать и Луну. Всего на этих огромных стенах-кругах можно было фиксировать 18 астрономических событий. Шесть были связаны с Солнцем, и двенадцать связаны с Луной (включая «высокую» и «низкую» Луны). Для сравнения, исследователям Стоунхенджа удалось выделить лишь 15 небесных событий. Кроме этих удивительных фактов были получены следующие данные: аркаимская мера длины - 80 сантиметров, центр внутреннего круга смещен относительно центра внешнего на 5,25 ар-каимской меры, что близко к углу наклона лунной орбиты - 5 градусов 9 плюс-минус 10 минут. На нашей планете есть несколько сооружений, поставивших в тупик современную науку: египетские пирамиды, гигантские рисунки пустыни Наска, Стоунхендж в Англии, Каллениш в Шотландии, Зорац-Кар в Армении и, похоже, наш Аркаим.

Россия не только в прошлом веке была хранительницей общеевропейских ценностей. На ее территории древнейшие народы эти ценности создавали изначально. Современные западники игнорируют причастность России к европейской идее, но мы-то знаем, какую ценность имеет наш исторический памятник!

С.А. Липатовайте
Аркаим туристский центр
Аркаим — это круглое в плане укрепленное поселение диаметром около 150 м и площадью около 2 га, относящееся к XVIII— XVII вв. до н.э. Оно окружено двумя концентрическими оборонительными валами, возведенными из глины и сырцовых блоков на бревенчатом каркасе. С внутренней стороны к валам пристроены жилые помещения-полуземлянки с очагами, погребами, колодцами и металлургическими горнами. Обнаружено более 60 таких жилищ, выходящих на внутреннюю улицу, вдоль которой был устроен канализационный ровик с водосборными колодцами. Со всех четырех сторон в поселок вели ворота, имевшие сложную конструкцию, включая ложные проходы и лабиринтообразные туннели, и врагам было непросто проникнуть в крепость. Все говорит о том, что поселок строился по единому плану. А это, в свою очередь, свидетельствует об обществе с достаточно развитой социальной структурой и высоком авторитете местных вождей.

Сегодня руководитель раскопок и создатель научно-исследовательского центра «Аркаим» Г.Б. Зданович хочет видеть Аркаим «очагом просвещения и образования», «областью просветительского, интеллектуального туризма». Он мечтает об «организации на базе уникальных территорий особого духовного и интеллектуального пространства» . Работники музея-заповедника стремятся превратить его в важный центр отечественного и международного туризма. И в этом отношении они значительно преуспели. Если до конца 1990-х гг. на Аркаим приезжали в основном энтузиасты, то затем дело было поставлено на коммерческую основу: появились вагончики для туристов и столовая, был построен и открыт Музей природы и человека, некоторые турфирмы начали заниматься организованным туризмом, рекламируя Аркаим как «древний город жрецов». Достаточно отметить, что лишь в 2003 г. на Аркаиме побывали туристы из 150 населенных пунктов России, причем музеи посетили более 20 тыс. чел. В целом в начале 2000-х гг. сюда ежегодно приезжали более 25 тыс. чел., а в последние годы — уже до 50 тыс.

Сегодня экскурсионные автобусы привозят туда туристов не только из уральского региона, но и из городов Поволжья и Западной Сибири. Если в день летнего солнцестояния в 2000 г. на Аркаиме собралось чуть более тысячи туристов, то в 2008 г. их было уже в десять раз больше, притом что туристический лагерь рассчитан максимум на 2 тыс. чел. Отмечу, что ничего подобного не наблюдается в Дербенте, древнейшем настоящем городе на территории России, где прекрасно сохранилась крепость эпохи Сасанидов. Имеет смысл упомянуть также многолетние раскопки В.И. Сарианиди в восточной Туркмении, где изучается древний город Гонур, относящийся, как и Аркаим, к среднему бронзовому веку и занимающий площадь более 25 га.

Однако многие из туристов стремятся на Аркаим вовсе не для осмотра места раскопок и посещения музеев. Ими движут совсем иные желания, связанные с участием в ритуальной деятельности, общением с Высшими силами, получением консультаций у народных целителей, магов и экстрасенсов, обучением у астрологов, оздоровительными процедурами путем медитаций и получения живительной энергии из Космоса и пр. На Аркаим регулярно приезжают рериховцы, «арийские астрологи», неоязычники, шаманы, кришнаиты и шиваиты, уфологи, экстрасенсы, ясновидящие, последователи различных школ магии и эзотерики и даже муллы. По дороге на Аркаим в экскурсионных автобусах туристам показывают рекламные фильмы, в частности «История открытия Аркаима», сделанный сотрудниками центра «Аркаим», а также «Аркаим. Стоящий у солнца», снятый сатириком М. Задорновым и писателем С. Алексеевым. При этом экскурсоводы нередко подчеркивают, что на Аркаиме эзотерика много интереснее археологии, а уже по прибытии на место смущенно предупреждают о том, что само городище и вид раскопок могут приезжих разочаровать. Да и Зданович в своем фильме больше делает акцент на религию и духовность, чем на археологическую составляющую. Очевидно, он понимает, что сегодня «духовность» кажется туристам более привлекательной.

По Кисленко, таковых более 20 % туристов, а по Здановичу и Петрову — даже до 40 %. Но некоторые сотрудники музея-заповедника считают, что их большинство.

альный туризм», о котором мечтали археологи. Сам Зданович иной раз даже выражает сожаление по поводу того, что туризм принял такую форму. Однако, похоже, сотрудники музея-заповедника уже не в состоянии контролировать ситуацию. Как признавал один из них, «запущенные сознательно культурные, а сегодня уже и природные процессы, связанные с Аркаимом, начинают развиваться в значительной мере самостоятельно, они уже не поддаются однозначному регулированию и контролю. Государственные структуры уже не управляют ими, а только участвуют в них».

В этих условиях местные археологи не только смирились со сложившейся практикой, но пытаются находить в ней положительные стороны. Так, в работе, опубликованной Здановичем в 2004 г. совместно с тогдашним заместителем директора по науке Ф. Петровым, говорится, что при всей ее примитивности и паранаучности культовая практика эзотерических групп открывает путь к «дальнейшему духовному развитию». В этом авторам видится ценность деятельности новых религиозных движений на Аркаиме. В свою очередь, Петров с энтузиазмом поддерживает неоязычников и эзотериков, полагая, что, несмотря на примитивность и эклектичность, из их учений и деятельности «может родиться новая система взаимодействия человека и мира», которую он понимает как «ритуальный контакт человека с Богом и миром». Рисуя Аркаим альтернативой современной цивилизации, никакого альтернативного понимания «духовных ценностей» и никакого эффективного альтернативного пути к ним соавторы почему-то не предлагают.

Между тем до начала археологических раскопок ни само древнее городище, которое вообще не было известно, ни местные сопки вовсе не были объектами интенсивного религиозного культа. Эти сопки мало чем отличаются от множества других, разбросанных по южноуральской степи. Конечно, можно предполагать, что гипотетические солнцепоклонники могли производить на них религиозные обряды, но никаких археологических подтверждений этому нет. Свое название городище тоже получило случайно. Вначале археологи собирались назвать его Александровским в честь близлежащего села, но затем название одной из сопок (причем не самой ближней) показалось кому-то более привлекательным.

Очевидно, эти мысли принадлежат Петрову, который разделяет идею катастрофизма и доказывает, что избежать глобального кризиса можно только путем возвращения к традиционному мировосприятию. Однако оккультные движения, которые сегодня и определяют религиозный ландшафт Аркаима, не имеют с такой традиционностью ничего общего.

Сегодня местные археологи любят приводить аргументы, всячески приукрашающие Аркаим. Они заявляют, что по уровню развития он ничуть не уступал синхронным цивилизациям (а это — Старовавилонское царство Хаммурапи, поздние династии Египта Среднего Царства и Аварис гиксосов, Хацор с его дворцовым комплексом в верховьях р. Иордан, начало Древнехеттского государства в Малой Азии, поздняя Хараппа в долине Инда, Минойская цивилизация Крита!). Они представляют его «протогородской цивилизацией» и подчеркивают роль его «магических кругов». Древнему Аркаиму приписывается особая духовность, связь с Космосом. Еще в 1995 г. Зданович писал: «В "Стране городов" поражает не богатство материальной культуры — поражает ее удивительная духовность». Сегодня он утверждает: «Там все одухотворено, все сакрально» (Зданович в фильме). Однако в чем именно состояла эта «особая духовность» и «сакральность», не поясняется. Даже расположение городищ на мысах Зданович склонен «с уверенностью» объяснять «не военными, а какими-то иными принципами, связанными с традициями и ритуалом». Основания для такой уверенности остаются неясными.

И само городище, и отдельные жилища представляются Здановичу моделью мира. Он упорно доказывает, что «древнее население этой культуры настойчиво воплощало мифологическую модель соединения Неба с Землей». Якобы у древних все окружающее пространство подвергалось сакрализации, а их мышлению был свойствен «космизм». То же содержится и в его недавней книге: «Сакрализация пространства и поведенческих ритмов нашла отражение в топографии поселений и могильников, в планировочных схемах укрепленных центров, в планировании жилого пространства и систем коммуникаций». Зданович приписывает местному первобытному населению и необычайную.

Между тем в мировой археологической практике устройство укрепленных поселений на мысах связывается именно с военными соображениями. Иных предположений до сих пор никто не высказывал. Да и сам Зданович называет стены «оборонительными»!

Однако, увлеченные «космизмом», авторы реконструкции первобытного жилища даже не учли, что в традиционных жилищах должно иметься сакральное пространство, обычно располагавшееся у задней стены. Но, на удивление, в реконструированном жилище у задней стенки помещена хозяйственная площадка, а места для сакрального отсека вовсе нет. Примечательно, что при этом Петров знает о сакральном назначении задней части юрты.

тягу к прекрасному: якобы из эстетических соображений, будучи покорены красотами местной природы, подвижные скотоводы отказались от прежнего образа жизни и перешли к оседлости.

Правильно связывая слово «Аркаим» с тюркским термином «хребет», Зданович в то же время не отказывается и от народной этимологии и соглашается, что его можно понимать и как «Арка Йимы» (Зданович в фильме), что отсылает нас к легендарному царю, герою «Авесты». Тем самым своим авторитетом археолог легитимирует народную этимологию, что дает пищу множеству непрофессиональных трактовок Аркаима.

Зданович также пишет: «Этот древнейший индоевропейский культурный горизонт имеет отношение не только ко многим современным индоевропейским народам, но своими корнями тесно связан с более поздней историей формирования башкир, казахов и многих других тюркских и угорских народов». Понять эту фразу невозможно, ибо, судя по ней, корни появляются позднее ветвей.

В любом случае для Здановича роль Аркаима выходит далеко за рамки археологии. Ведь «в нем заключен поиск единого ядра цивилизаций прошлого, настоящего и будущего. А если мы не найдем этого ядра сегодня — будущее не состоится» [Зданович, Петров 2004: 305]. Зданович уверяет нас в том, что индоиранский пласт сыграл большую роль в формировании славянских, тюркских и угорских народов, прародина которых, тем самым, располагалась на Южном Урале. Якобы это роднит почти все население России и многих других евразийских стран [Зданович, Петров 2004: 305]. Авторы даже пытаются протянуть непрерывную нить от Аркаима до Российской империи. Опираясь на построения евразийцев, Зданович и Петров доказывают, что, несмотря на современные политические расколы, народы степи непременно вернутся к «единому жизненному пространству» [Зданович, Петров 2004: 306; Петров 2004а: 28—29]. Иными словами, ученый всеми силами стремится актуализировать Аркаим и привязать его к современной политике.

Правда, ранее считалось, что там был похоронен именно вождь [Генинг, Зданович, Генинг 1992: 370]. Впрочем, сегодня становится ясно, что раскопки Большого Синташтинского кургана проводились с большими методическими огрехами, и никаких убедительных обоснований в пользу статуса погребенного археологи не дали. Нет даже уверенности в связи этого кургана с синташтинской культурой, а два его компонента (погребальный комплекс и надмогильное сооружение) могли относиться к разным хронологическим периодам; см.: [Стефанов 2009].

Как установил еще в самом начале XX в. немецкий ассириолог Ф. Делич, Ветхий Завет испытал значительное влияние со стороны древних верований, распространенных в Вавилоне. Однако не

Однако в этом отношении у местных археологов нет единства, и Ф. Петров связывает степной этап истории ранних иранских племен не с зороастризмом, а с «предзороастрийской традицией». При этом он делает попытку реабилитировать давно отброшенную наукой гипотезу прамонотеизма, в частности приписать его древним индоевропейцам . Правда, одновременно он показывает, что у древних степняков мог существовать целый пантеон всевозможных божеств и духов.

Между тем речь идет не только о древности. Почему-то Аркаим служит Здановичу примером «альтернативной цивилизации», идущей иным путем, чем «западное глобализованное общество потребления». Подобно рериховцам и другим «духовным учителям», он предсказывает глобальную катастрофу. Для того чтобы ее избежать, он предлагает поиск альтернативных путей развития и не находит ничего лучше Аркаима, который пытается подать едва ли не идеальным примером взаимодействия человека с природной средой. Похоже, столь страстное прославление «первобытного космизма» необходимо ему как отправная точка для утверждения, что «без возврата к космическому мышлению, к осознанию нашей ответственности за Землю и за Вселенную человеку нечего делать на Земле». Его вполне справедливо беспокоит экологическая ситуация, но он не видит иного пути к ее улучшению, как через «возврат к древнему космическому мышлению» [Зданович 2008: 49], хотя вопрос о наличии у древних «космического мышления» остается открытым.

При этом в своих реконструкциях Ф. Петров исходит из философии экзистенциализма и открыто признает, что его построения «ценностно ориентированы» и являются «результатом веры». Соавторы не ограничивают археологию одними лишь методами реконструкции прошлого; они исходят из того, что «она творит прошлое». Но это творчество по необходимости опирается на ту систему ценностей, которой руководствуется его творец. Тем самым прошлое, как признает Петров, неизбежно оказывается актуализированным, т.е. оно выстраивается исходя из современных задач, стоящих перед обществом. По словам Петрова, анализ прошлого без его актуализации обществу не интересен: «Только тогда прошлое на самом деле интересно и важно, когда, воскресая в настоящем, оно становится будущим». Поэтому он объясняет, что вместе со своими коллегами «стремится возродить прошлое, которого не было», и что «от того, каким мы создадим наше будущее, зависит окончательный ответ на вопрос — каким было наше прошлое».

Действительно, как мне уже приходилось писать в связи с исследованием национального мифа, «люди выстраивают и конструируют прошлое, во-первых, исходя из окружающей их социо-политической действительности и связанных с ней интересов, а во-вторых, для того чтобы, опираясь на это интерпретированное соответствующим образом прошлое, выдвигать проекты на будущее». Судя по тому, что было рассмотрено выше, актуализация прошлого увлекает и работников музея-заповедника.

Петров воспринимает современность в трагических тонах как «потерю чувства реальности». Он справедливо критикует возникающую «виртуальную реальность» как «мультимедийную ложь», культивирующую массовые фантазии. Однако альтернативой ей он предлагает не менее фантастические «мифопоэ-тические образы» и «ритуальные практики», отводя им место «основ общественного бытия».

А вот как рассуждения ученых популярно излагаются для широкой публики местным писателем: «Аркаимцы были людьми мистическими, для них многое значили пророчества и знамения. Они ушли, но их цивилизация открыта сегодня, и она жизненно необходима нам, потому что становится нашей современностью, нашим будущим, она возвращается к нам, вливается свежей энергией, обновляя нашу выдохшуюся цивилизацию, отравленную промышленными отходами, разъединенную корыстолюбием». По сути, речь идет о сознательном выстраивании привлекательного мифа, ищущего себе оправдание в современных экологических проблемах. Однако решение этих проблем миф связывает не с прогрессом науки и техники, не с совершенствованием современной цивилизации, а с возвращением к «мудрости первобытных предков»1. Сколько бы вопросов в научном и моральном плане

Упомянутые выше преувеличения и рискованные гипотезы были с благодарностью подхвачены и развиты дилетантами, далекими от археологии (этнонационалистами, религиозными лидерами, народными целителями, прорицателями, экстрасенсами, астрологами, неоязычниками, просто увлеченными людьми и самыми разнообразными шарлатанами). Все они ссылаются на ученых, прежде всего на Здановича, выступающего на Аркаиме непререкаемым авторитетом. Они верят, что все сказанное ученым является безусловной истиной; различий между гипотезой и доказанной теорией они не видят. А смысла археологического факта и того, как он добывается и что означает, они не понимают. Признание Здановичем народной этимологии и спекуляции по поводу Зороастра, размывающие научную методологию, получают огромный спрос у людей, далеких от истории, археологии и филологии. Некоторые из них с энтузиазмом следуют этим путем и создают самые немыслимые псевдонаучные построения, воплощая их в своих лекциях (рис. 8) и даже книгах1. «Духовные учителя» привозят с собой экзальтированных учеников, в особенности учениц, которые видят «вещие сны», позволяющие им детальнее познакомиться с жизнью и бытом «древних ариев». В результате миф об Арка-име обрастает все новыми и новыми фантастическими подробностями. При этом каждый из авторов псевдонаучных произведений пытается добавить к этому мифу что-либо свое, непохожее на фантазии его соперников. Даже этимологию названия «Аркаим» каждый из них пытается дать свою собственную2.

Мало того, на Аркаиме мне приходилось наблюдать, как в устах организаторов ритуала профанное становится сакральным. Так, с некоторых пор посетители начали оставлять на кустах и деревьях узелки из тряпочек и ленточек подобно тому, как это делается в ритуальных целях представителями многих традиционных культур (рис. 9). Однако сотрудники музея-заповедника этого не одобрили [Белолипецкая 2008: 22] и попросили ритуальных лидеров повлиять на своих последователей. И вот во время ритуального моления, организованного рери-ховцами, один из их лидеров включил в свое выступление следующий пассаж. Он заявил, что если раньше они благосклонно смотрели на такие ленточки, оставленные на кустах, то совсем недавно «Высшие силы» открыли им глаза и объяснили, что после совершения ритуала ленточки следует развязывать и забирать с собой; якобы только тогда ритуал достигает цели. К этому он добавил просьбу не оставлять на территории музея-заповедника мусор, чего якобы также требовала воля «Высших сил». Нет никаких сомнений, что такого рода пожелания исходили от сотрудников музея-заповедника, но оратор придал им сакральную санкцию1. И это лишний раз показывает, как именно происходит манипуляция сознанием туристов и паломников, верящих в тайные силы Аркаима.

Аркаим был открыт в 1987 г. и вскоре стал средоточием религиозных культов. Здесь возник культ Аркаима как «святого места», связанного с происхождением культуры легендарных ариев (арийцев). Сегодня имеющая большой опыт работы с туристами Н. Белолипецкая делит приезжающих на Аркаим «искателей духовности» на несколько групп (националистов, «эзотериков», «энергетов» и «неоязычников»), которые по-своему понимают и эту местность, и все происходящее на ней [Белолипецкая. Так, отправляющие здесь ритуалы рериховцы убеждают своих последователей и заезжих туристов в том, что «наши предки — арийцы», и призывают молиться «ради счастья страны моей арийской». Они утверждают, что Аркаим был «первым городом» и что якобы именно там «гиперборейцы заложили магический кристалл»3. Рериховцы и прочие эзотерики учат, что сегодня мир вступил в «эпоху Водолея» и, следовательно, его ждут катастрофические потрясения, после чего наступит счастливая жизнь в период Сатья-юга, когда «чистый дух обретет себя». При этом России предназначается мессианская роль «духовного водителя Земли»: она должна собрать вокруг себя людей самых разных национальностей и осуществить мечту о единстве человечества. Будто бы к этому ее побуждает тот факт, что именно отсюда «арийская раса» расселилась по всему миру.

Некоторые «духовные учителя» доказывают, что тряпочки и ленточки не дают растениям принимать солнечную энергию.

Речь идет о популярном эзотерическом мифе, согласно которому «гиперборейцы» пришли на Южный Урал с далекого севера, где когда-то на полярном материке Арктиде располагалась древнейшая цивилизация. Между тем, судя по археологическим данным, для самих жителей Аркаима «страна предков» располагалась на юге.

Корни таких идей уходят к 1980-м гг., когда Павел Глоба начал возрождать «авестийскую астрологию» и создал «Авестийскую ассоциацию астрологии». С тех пор он пытался привить в России «зороастрийские знания». Он учил, что пророк Зороастр родился и жил на территории Урало-Поволжья2, что там когда-то располагалась «забытая цивилизация» и что ей суждено воскреснуть «под знаком Водолея». Это означало, что будущее принадлежит находящейся под этим знаком России, где якобы и должен появиться Спаситель. В 1991 г. Тамара Глоба, объявившая себя «авестийским астрологом» и прорицательницей, побывала на Южном Урале и предсказала ему блестящую судьбу: якобы на Урале и в Сибири «сконцентрируется новый этнос». Вслед за своим бывшим мужем она предсказывала, что России («мозгу Земли») предстоит «владеть миром и подарить ему новое мировоззрение». Тогда же она побывала на Аркаиме и назвала его «священной землей». Она воспевала ариев как пришельцев с Небес, Детей Неба, мудрых, благородных и честных людей, элиту, якобы давшую людям культуру, цивилизацию и совершенные законы. Якобы злые силы стремились искоренить память о них, но это не удалось, и сегодня настало время их возвращения, а вместе с ними вернутся и арийские боги.

Воскрешая «арийский миф», Т. Глоба, вслед за П. Глобой, повествовала о том, что, двигаясь со своей «северной прародины», арии прошли вдоль Урала и затем расселились по всему миру, неся «культуру, добро и процветание». Но на исконных территориях («в Гиперборее») они оставили своих прямых по-

Показательно, что оба названных автора не обходятся без ссылок на фальшивки: для Валитова таким источником знаний служит поддельная рукопись «Джагфар тарихы», а для Путенихина — пресловутая «Влесова книга».

Эта идея принадлежит лондонскому иранисту Мэри Бойс, которая, во-первых, доказывала, что Зороастр «жил в азиатских степях к востоку от Волги», а во-вторых, неоправданно удревняла даты его жизни. Это мнение далеко не бесспорно (это подчеркивалось Э.А. Грантовским в послесловии к ее книге), но за него ухватились многие русские национал-патриоты, которым льстила именно такая трактовка места и времени деятельности знаменитого пророка.

Правда, если П. Глоба ожидал приход эры Водолея в 2003 г. (или даже 2008 г.), то Т. Глоба — в 1994 г. Другие астрологи и эзотерики также называли даты в пределах между 1991 и 2012 гг.

Этим, по словам Т. Глобы, и определялась миссия русских, ибо в ее построениях Гиперборея ассоциировалась с Россией, где и должна была развернуться последняя битва Света и Тьмы. Глоба вещала: «Рассвет близится. Арии возвращаются». И России якобы снова предстояло превратиться в Гиперборею, чтобы пойти по истинному пути, которым является «путь Авесты». При этом русские объявлялись «прямыми наследниками арийской расы», которым предстояла тяжелая борьба с вселенским Злом.

Разумеется, такие представления не могли оставить Т. Глобу равнодушной к Аркаиму, который она посетила во время своего визита на Южный Урал. И именно благодаря ее лекционной и писательской деятельности представления об Аркаиме как «городе-храме», «обсерватории», «Арке Йимы», «символе свастики», месте «былой славы арийского народа», точке «между Солнечной и Лунной половинами Мира», «послании» от арийцев к современным людям были подхвачены другими «учителями» и широко растиражированы по стране, в том числе стали популярными у правых радикалов. Т. Глоба изображала Арка-им местом, где «Земля соприкасается с Небом», и писала о необычных явлениях и чудесах, якобы там случающихся. Кроме того, в Аркаиме она видела яркое опровержение мифа о «дикости русских племен», будто бы выдуманного учеными. Возрождая миф о приходе ариев с затонувшей Арктиды2 и обогащая его свежей идеей об их остановке на Южном Урале, Т. Гло-ба предсказывала, что «Урал соберет ариев» и станет «местом их духовной концентрации». Упоминала она и об «арийской расе» и ее особой связи с Русью.

Правда, ариев посетители Аркаима понимают сегодня по-разному: либо как индоариев или индоиранцев, либо как индоевропейцев в целом, либо как предков различных народов России (славян, тюрков, калмыков и пр.), либо как «пятую расу», по Блаватской, чья «Тайная доктрина» высоко ценится эзотериками и рериховцами. В таком контексте нередко звучит расовая идея, имманентно присущая эзотерическим учениям, корни которых уходят к тому периоду, когда в науке были популярны полигенизм и социо-дарвинизм3. В частно-

П. Глоба учил, что граница между Добром и Злом проходит в душе человека, а не между расами, национальностями или странами. Но при этом он не избежал искушения указать на некие внешние признаки, якобы безошибочно определяющие характер (!) человека. Например, черные кучерявые волосы были будто бы связаны с инфантилизмом и ленью, а неправильное произношение звука «р» обнаруживало злого человека . У австрийских ариософов такие представления были прямо связаны с расизмом.

В любом случае многим кажется знаменательным, что истинные корни «арийской цивилизации» были обнаружены не где-либо, а в России. Людям в этом видится залог великого будущего, и как некоторые местные археологи, так и приезжие «духовные учителя» с энтузиазмом развивают эту тему, всячески эксплуатируя патриотические чувства туристов. В таком контексте Россия вновь наделяется мессианской ролью, причем параллельно культивируются антизападнические настроения и говорится о «страшной опасности, которая исходит от Запада». Приезжающие на Аркаим «учителя» со своими учениками, обращаясь к Высшим Силам, просят прежде всего о возрождении величия России, ее процветании, счастливом будущем для ее народа и успешном решении всех социальных проблем. В то же время они заботятся об ограждении ее от «внешнего зла» и выстраивают вокруг нее «духовную защиту» («обережный круг»). Примечательно, что даже в гетерогенных по этническому составу группах (скажем, русско-татарских) в молитвах говорится исключительно о «русской нации», «русичах», «духе Руси».

Аналогичные взгляды в той или иной мере разделяют местные археологи. По словам одного из них, следует осознать, что «обширные пространства Евразии — наша земля, в которой лежат наши общие предки. Это они — основатели великих культур древности и современности, и мы ответственны перед ними за нашу землю и наше будущее». Иными словами, здесь возрождается то отношение к предкам, которое было выработано французскими ультраконсерваторами (М. Баррес, Ш. Моррас) еще сто лет назад. И не случайно автор этой формулы всячески приветствует «консервативный поворот» в политике.

Иной раз вопреки реальным фактам утверждается, что Запад затаил злобу на Россию, ибо не там, а именно в России была найдена «арийская прародина». Будто бы поэтому западные археологи намеренно замалчивают Аркаим, стремясь принизить великое прошлое России. И это при том, что с начала 1990-х гг. на Южном Урале совместно с челябинскими археологами успешно работали специалисты из США, Англии, Франции и Японии, которые регулярно и открыто публиковали результаты своих исследований.

Арийская идея имеет и иное измерение, связанное с магией, астрологией и эзотерикой, знание которых якобы было присуще «древним предкам» и которые сегодня следует вернуть широким массам. В уральском регионе действуют несколько эзотерических центров и школ, эксплуатирующих тему Аркаима как «святого места», «места силы». Эта тема не остается без внимания и в так называемой Международной академии информатики, где изучаются особенности и методы «энергоинформационного обмена» в мире живого и неживого, включая ясновидение, телепатию и «язык межгалактического обмена». Там тоже превозносят «арийских предков», наделяют их «космическим сознанием» и даже уподобляют богам. Соответственно Аркаим рассматривается «зашифрованным посланием в будущее». Мало того, особенно притягательной силой Аркаим обладает как «прародина», «абсо1 Любопытно, что, если Петров призывает к ответственности перед предками, то Зданович идет много дальше и говорит об «осознании ответственности перед Вселенной». Что это означает, он не объясняет.

Верования, процветающие на Аркаиме, имеют эклектический характер. Если когда-то теософы и ариософы отвергали христианство в пользу «альтернативной религиозности», то нынешние эзотерики обращаются в равной степени к Иисусу Христу и Богородице, Сварогу и Кришне, Зевсу и Индре, Духам Земли и Сергию Радонежскому и почитают иконы наравне с магическим кристаллом и языческими талисманами. Немало поклонников новой религии носят православные кресты и читают «Отче Наш» на вершине горы Шаманки. Речь идет о современной универсальной религиозности, видящей в сверхъестественных силах или боге (богах) некий Абсолют независимо от того, какие имена ему давались традиционными религиями. Мало того, для объяснения сущности этого Абсолюта «духовные учителя» иной раз прибегают к понятиям современной физики или биологии и облекают свои рассуждения в псевдонаучную форму.

«Духовные учителя» регулярно вывозят своих последователей на Аркаим и учат тому, что «дух древних ариев» сохранялся в течение тысячелетий и его вместе с мистической мудростью унаследовали их современные потомки. Якобы этот «дух» присущ и «святому месту», которое готово щедро поделиться им с посвященными. Сами «духовные учителя» иной раз представляют себя потомственными «арийскими жрецами» или шаманами. При этом «арии» изображаются порой космическими пришельцами.

До середины 1990-х гг. главным ритуальным местом для приезжих туристов служило само городище Аркаим. И позднее, вплоть до первых лет XXI в., туристам позволялось устраивать моления и медитации на месте раскопа, но в последние годы с этой практикой было покончено. Поэтому теперь ритуальные действия совершаются преимущественно на окрестных сопках, причем особое значение придается горе Разума, расположенной в 8-10 км от городища.

Люди приезжают на Аркаим за вещими снами и без устали изучают и интерпретируют силуэты облаков. Они совершают восхождение на окружающие сопки, получившие у них романтические названия: сопка Лысая стала Шаманкой, Грачевая сопка — горой Любви, Черкасинская сопка — горой Разума, а сопка Аркаим — горой Покаяния. На их склонах или вершинах посетители выкладывают из камней разнообразные символы: то свастику, то Звезду Давида, то египетский иероглиф. Там можно встретить и выложенные из камней слова «Харе Кришна». При этом происходит «война символов»: одни разрушаются, другие создаются на их месте. Вершина горы Шаманки увенчана огромной выложенной из камней спиралью («лабиринт»), где люди совершают медитации, «исцеляются»

На местном «эзотерическом базаре» можно купить самые разнообразные амулеты и обереги, причем почему-то «славянские амулеты» постоянно украшаются знаками свастики, хотя для традиционных славянских культур она вовсе не была характерной. Одно время излюбленным местом для выкладывания изображений свастик у посетителей была гора Разума, причем некоторые «духовные учителя», вслед за Т. Глоба, называли свастику «символом Аркаима».

В то же время оккультные и иные новые религиозные движения оказывают обратное влияние на археологов. В частности, именно из этого источника те узнали о древнем «космизме», «высокой духовности» арийцев, их «солнечной вере», «приближающейся катастрофе» и «возвращении древних знаний», «альтернативной цивилизации» и т.д. Оттуда же берет начало и представление о возрождении России путем возврата к «древним арийским ценностям». С самого начала 1990-х гг. постоянно звучат пророчества о великом будущем России, якобы связанном с культом арийских предков и Великих Учителей на Аркаиме и наступившей в 1990-х гг. «эрой Водолея». В таком контексте Аркаим оказывается, с одной стороны, важнейшим ритуальным центром мира, а с другой — едва ли не символом национальной идеи.

На это уже обращал внимание православный священник. Даже некоторые ученые отдают дань представлению о том, что открытие Аркаима якобы удлинило «историю нашей Родины», как будто никаких других археологических памятников, десятилетиями изучавшихся на территории России, неизвестно. При этом подчеркивается, что Аркаим связан именно со славяно-русской историей, тогда как австрийские ариософы когда-то связывали арийцев с германской.

Аркаим может стать национальной идеей России. Затем он повторил это в Москве на заседании в Институте археологии РАН, где обсуждалась программа археологических исследований на Южном Урале.

Сходным образом Петров находится под влиянием идеи катастрофизма, составляющей стержень современных эзотерических учений. Похоже, что вслед за ними он задумывается о необходимости «разработки модели выживания и возрождения культуры после неизбежной глобальной катастрофы»]. Его увлекают идеи панпсихизма, и он симпатизирует современным неоязычникам, которых, правда, критикует за эклектику, «пережитки атеизма» и «псевдонаучные рассуждения». Однако такие псевдонаучные рассуждения имманентно присущи оккультизму, который в той или иной степени разделяется самыми разными новыми религиозными движениями, включая и неоязыческие. Ведь новые верования создаются людьми, получившими современное образование, и эти люди уже не способны преодолеть свой пиетет перед наукой, в каком бы виде они ее себе ни представляли. Да и современное общество скептически относится к тем верованиям, которые всецело отвергают научные знания. Вот почему создатели эзотерических учений всегда стремились интегрировать такие знания, придавая им, правда, совершенно иное значение. Поэтому надежды на возвращение современного человека к «традиционному мировосприятию» являются очередной утопией. Еще более утопичной представляется идея Петрова о «возрождении традиционного мировосприятия» с «учетом современных научных знаний», ибо как практически можно совместить веру в духов места и языческих богов с современными научными представлениями, он не объясняет.

Кого сегодня привлекает Аркаим? Туда едут прежде всего горожане, которым он дает реальную возможность общения с природой, чего они не могут найти ни в городе, ни на обычных переполненных отдыхающими курортах. Чистый воздух, усеянное звездами ночное летнее небо, бескрайние степные пространства, свобода от городских условностей и однообразного городского жизненного ритма — все это обостряет чувства, переполняет эмоциями и создает открытость для мистических переживаний. Многие узнают об Аркаиме от друзей и знакомых или из туристической рекламы, широко представленной в уральских городах. Немало туристов уже подготовлены к восприятию мистического опыта чтением выходящей массовыми тиражами литературы, популяризирующем эзотерику и новые религиозные культы (книги В. Мегрэ об Анастасии) или фантазии о жизни «древних славян» (поддельная «Влесова Книга») и даже «славян-арийцев» (книги А. Асова и «Славяно-арийские веды», сочиненные А. Хиневичем). Мало кто из них всерьез изучал эзотерику, однако в условиях клерикализации жизни, происходившей в течение последних двадцати лет, от былого советского атеизма почти ничего не осталось. И даже некоторые атеисты-коммунисты готовы «как граждане России защищать православие как одну из основ независимости своей Родины».

Среди посетителей Аркаима преобладают люди среднего возраста и молодежь. Встречается немало одиночек, но некоторые приезжают целыми семьями. Особенно много женщин, и иной раз именно они являются инициаторами семейных поездок. Но чаще приезжают женщины, не находящие взаимопонимания в семье, ведущие однообразную жизнь в городе и не имеющие хорошего опыта поездок по России, не говоря уже о выездах за границу. Дома им не хватает эмоций, и именно они более всего тяготеют к эзотерике и трансцендентальному опыту, ставящих интуицию и «духовность» выше рациональных и прагматических рассуждений и умозаключений.

Примечательно, что в своих молитвах и незамысловатых стихотворных произведениях такие женщины говорят прежде всего о Любви, мечтают о мужском рыцарстве и придают большое значение единению мужского и женского начал. В то же время среди туристов встречаются и такие, кто уже побывал в зарубежных странах и чей опыт не ограничивается Россией. Некоторые из них посещали развалины древних городов, другие познакомились, пусть и мельком, с зарубежной религиозной экзотикой, и им есть с чем сравнить увиденное на Аркаиме.

Поэтому отношение туристов к происходящему на Аркаиме и полученной там информации достаточно разнообразно — от восхищения до скепсиса. Многие едут туда в поисках «духовной истины» и искренне хотят на месте разобраться в своих чувствах и ощущениях. Они исправно ходят на все экскурсии, наблюдают, слушают лекции всевозможных заезжих гастролеров и делают свой выбор. Некоторые с легкостью поддаются влиянию местных «духовных учителей», но другие относятся к тем с недоверием и пытаются напрямую общаться с «таинственными космическими силами» или «духами места». Примечательно, что особой душевной раздвоенностью страдают переехавшие в город недавние сельские жители. С одной стороны, их грызет тоска по малой родине, они склонны романтизировать сельскую жизнь, что влечет их к дикой природе и делает открытыми к мистическому опыту. Но с другой стороны, зная не понаслышке о тяжелом крестьянском труде, они не могут поверить в то, что древние уделяли «духовности» так много времени и энергии, как их хотят в этом убедить местные археологи и «духовные учителя».

Почему и как возник культ Аркаима? Он был открыт в 1987 г., раскопки проводились на рубеже 1980—1990-х гг., т.е. в тот критический период, когда распадался Советский Союз, нарастали межэтнические трения и начались межэтнические конфликты и войны. Одновременно с этим совершался возврат к религии, и разочаровавшиеся в коммунизме люди с надеждой отдавались на волю всевозможных колдунов и знахарей и бездумно подхватывали новые религиозные учения. Крах коммунизма породил огромный комплекс неполноценности, и, разуверившись в своих способностях, люди ожидали помощи от любых заезжих гастролеров или даже потусторонних сил.

В этих условиях открытые на Южном Урале памятники «про-тоцивилизации» возвращали людям веру в себя, убеждая в том, что Россия вовсе не была постоянным реципиентом, питавшимся лишь тем, что приносилось сюда откуда-то из чужих краев. Выяснилось, что и на территории России могла самостоятельно возникнуть цивилизация, пусть и «несостоявшаяся». Еще более притягательно звучало утверждение о том, что в центре России располагалась прародина легендарных арийцев, которых популярные мифы изображали успешными завоевателями, цивилизаторами, создателями древнейших государств, носителями высочайшей мудрости, честности и внутреннего достоинства. Наконец, эмоции достигали высшего накала, когда выяснялось, что эти «арийцы» оказывались в числе предков.

Всему этому способствовал и шок, вызванный у бывших советских людей дискредитацией коммунистической идеи. Вера в счастливое будущее, обещанное коммунистическими лидерами, померкла. Однако миф о земном рае не утратил своей привлекательности, но теперь этот рай стали искать не в смутном будущем, а в далеком прошлом. Знаковым символом стала «традиция». Ныне именно в ней, а не в абстрактных рассуждениях философов, люди искали спасения. Ведь предки руководствовались здравым смыслом и опорой на традицию, а вовсе не отвлеченными идеями; они действовали, а не теоретизировали, и плоды их деятельности можно было реально ощутить, в отличие от туманного будущего. Примечательно, что при этом потребность в вере в счастливое будущее сохранилась. Однако она уже не требовала научного обоснования, утратившего свою доказательность вместе с падением коммунизма. Зато люди стали с нетерпением и энтузиазмом ожидать прихода эры Водолея, которая, как им обещали эзотерики, должна была принести России возрождение и процветание. Иными словами, будущее теперь воспринималось не как нечто новое, невиданное ранее, а как возвращение к забытой традиции («золотому веку»). Именно в таком контексте Аркаим был воспринят людьми как неожиданное и долгожданное чудо, не только доказывающее возможность достижения социальной гармонии, но и дающее надежду, поскольку предки этим уже обладали. Оставалось следовать их примеру и восстановить утраченное.

Так археологические открытия, сделанные в нужном месте и в нужный момент и поданные в нужном свете, послужили психотерапевтическим лечебным средством, позволявшим избавляться от комплексов ущербности. В частности, они рождали в людях гордость далекими предками и веру в свою Родину, иными словами, в них пробуждались позитивные национальные чувства.

Правда, это имело и свою темную сторону, когда «арийская идея» подхватывалась ультраправыми и использовалась для культивации погромных настроений. Так, не секрет, что сегодня скинхеды считают себя «чистыми арийцами» и ставят своей целью очистить страну от тех, в ком они видят незваных «чужаков». И, как мы видели, эзотерические учения вовсе не свободны от таких ассоциаций. Сегодня обращает на себя внимание тот факт, что на «эзотерическим базаре», активно функционирующем в музее-заповеднике, большой популярностью пользуется символ свастики, исторически связанный с идеей «арийства». «Духовные учителя» без устали доказывают, что свастика тысячелетиями имела исключительно позитивный смысл, который был грубо искажен фашистами. Они находят свастику как в структуре поселения Аркаим, так и в абрисе Уральских гор. А местные торговцы продают амулеты и обереги со свас-тичными символами, выдавая их за «славянские», хотя в сла Ссылку на Аркаим можно найти в «Библии скинхеда», написанной в тюрьме Николаем Королевым, одним из организаторов теракта на Черкизовском рынке в Москве. Там Аркаим представлен «нордической арийской цивилизацией», слава которой должна придавать силы скинхедам как «передовому отряду белой расы». А целью «белых народов» называется уничтожение зла, представленного всеми остальными обитателями Земли.

Между тем какой-либо существенной роли свастики в древне-славянской традиции не обнаруживается. А корни современного западного понимания свастики уходят к теософскому учению Блаватской, из которого оно было заимствовано австрийскими ариософами, а через них попало к германским нацистам. Для последних свастика означала бескомпромиссную борьбу с «чужаками» (прежде всего с евреями), и именно в этом значении она сегодня популярна у ультраправых и неонацистов. Так ее и понимают скинхеды и другие ультраправые, нередко украшающие свое тело татуировками в виде свастик. Кроме того, свастика вошла в символику современного «нордического язычества», выстраивающего свое учение на идее расы. Именно из этого багажа ее и позаимствовали современные русские неоязычники, выдающие ее за «древнеславянский» символ.

Сегодня лишь немногие археологи готовы считаться с социальной ролью своей науки, а большинство не умеют и не хотят общаться с общественностью, недооценивают роль обратной связи и возможность реинтерпретации своих данных и своих слов людьми, далекими от науки. Не хватает и чувства гражданской ответственности, иначе челябинские археологи непременно поинтересовались бы, что сегодня означает «арийская идея», какие именно люди и движения ее подхватывают и чем это чревато. На удивление мало кто из сегодняшних ученых интересуется социальной историей идей. В противном случае, зная о роли ультраправых настроений в современном мире, нетрудно было бы предсказать, кому придется по вкусу «арийская идея». Во всяком случае, тогда вряд ли бы пришло в голову предлагать России в качестве национальной идеи Ар-каим с его арийскими ассоциациями.

Вместо этого у некоторых археологов наблюдается стремление (иногда любыми средствами) создать рекламу своим открытиям. В случае с Аркаимом это делалось с целью привлечения туристов. Туристический бизнес был раскручен достаточно грамотно. Турагенты завлекают людей небылицами и только уже на месте предупреждают, что те могут разочароваться, увидев место раскопок. Действительно, сегодня место бывшего раскопа мало зрелищно. Большая часть туристических объектов на Аркаиме — это исторические реконструкции, сделанные самими археологами (жилища, печи, погребения, курган Темир) в целях экспериментальной археологии.

В устроенном археологами историческом парке имеются две площадки, где ставятся эксперименты: осваивается технология древних производств , а также ведется наблюдение за процессом разрушения древних жилищ. Все это важно для самих археологов, изучающих технологию древних производств, однако опытные туристы тут же опознают подделку, и в их глазах исторический парк выглядит неким археологическим Диснейлендом. Так, люди, побывавшие за рубежом и видевшие, скажем, развалины, оставшиеся от римской цивилизации, остаются в недоумении и действительно разочарованы увиденным. Зато не бывает разочарований у тех, кто приезжает сюда за «духовным опытом», и многие в дальнейшем становятся частыми посетителями Аркаима. А некоторые даже устраивают поклонение и сеансы медитации у каменной фигуры кочевнической бабы, поставленной археологами в расположенном в степи музее под открытым небом.

Общение с публикой — это тоже часть академической жизни. И возникает вопрос о том, как именно сегодня ученый должен выстраивать отношения с общественностью. Существуют разные модели. Например, люди искусства (художники, скульпторы, архитекторы) нередко вначале интересуются вкусами заказчика и стараются выполнить свою работу так, чтобы оправдать его ожидания. Поэтому, скажем, немецкие или итальянские архитекторы, строившие средневековые храмы на Руси, стремились следовать русско-византийской традиции. А если они и добавляли что-то свое, то это касалось лишь отдельных деталей. В целом же собор смотрелся как русский.

Ученому же предписывается следовать иной модели. От него ожидают установления истины исходя из имеющихся фактов и независимо от того, что требуется заказчику. Всегда ли он этому следует? Мы знаем, что средневековые монахи составляли свои летописи так, чтобы те были угодны властителю. Современная научная этика не одобряет такое поведение. Между тем на практике ученые далеко не всегда руководствуются именно ее требованиями. При контактах ученого с общественностью у него всегда имеется выбор: либо повести публику за собой, либо, напротив, пойти ей навстречу и говорить ей то, что она хочет услышать. В такой непростой ситуации чаще всего оказываются музейные работники, которые находятся в интенсивном диалоге с посетителями. Хорошо, если музей обладает значительной коллекцией уникальных аутентичных вещей, которые сами по себе могут вызывать у публики значительный интерес (скажем, Оружейная палата или Алмазный фонд в Московском Кремле). А если этого нет? Если в распоряжении музейного работника имеются малопривлекательные археологические остатки и скудная археологическая коллекция, мало что говорящая рядовому посетителю? Но при этом музейный работник заинтересован в наплыве посетителей. В этом случае имеется два выхода: либо компенсировать скудность аутентичных материалов искусно составленными лекциями, способными поразить воображение экскурсантов, либо создавать макеты и муляжи, успешно заменяющие реальные вещи. В некоторых музеях эти способы используют либо порознь, либо вместе, либо сочетают их отдельные элементы. В этом отношении Аркаим не составляет исключения. Но уникальность Аркаима в России состоит в том, что добавлен еще один элемент, а именно культивация особых религиозных чувств, привязанных к окружающей местности, прежде всего сопкам, где люди якобы могут общаться с Высшими Силами и черпать Космическую энергию.

По материалам статьи Шнирельман В.А.

Назад в раздел

Туры на Новый год и Рождество

Активные, приключенческие, развлекательные, экскурсионные туры по России. Города Золотого кольца России, Тамбов, Санкт-Петербург, Карелия, Кольский полуостров, Калининград, Брянск, Великий Новгород, Великий Устюг, Казань, Владимир, Вологда, Орел, Кавказ, Урал, Алтай, Байкал, Сахалин, Камчатка и в другие города России.

Туры на Новый год по России

Маршруты: горы - море

Адыгея, Крым. Вас ждут горы, водопады, разнотравье альпийских лугов, целебный горный воздух, абсолютная тишина, снежники в середине лета, журчанье горных  ручьев и рек, потрясающие ландшафты, песни у костров, дух романтики и приключений, ветер свободы! А в конце маршрута ласковые волны Черного моря.

Маршруты: горы - море

Легендарная Тридцатка, маршрут

Через горы к морю с легким рюкзаком. Маршрут 30 проходит через знаменитый Фишт – это один из самых грандиозных и значимых памятников природы России, самые близкие к Москве высокие горы. Туристы налегке проходят все ландшафтные и климатические зоны страны от предгорий до субтропиков, ночёвки в приютах.

Легендарная Тридцатка, маршрут
Задайте вопрос...
Напишите Ваш вопрос. Наши специалисты обязательно Вам ответят!