Путешествие на Северный Урал

Вспомните, уважаемые читатели, прекрасную книгу нашего известного путешественника из Екатеринбурга Николая Рундквиста «100 дней на Урале». Я прочёл её залпом, за один вечер и ночь. И как-то сразу врезалось в память «…кто не видел плато Торрепореиз, тот не видел Урала». Лет через 10 мы предприняли первую попытку попасть на это плато. 

Но в тот раз удалось побывать только на плато Маньпупунёр (в переводе с манси «малое плато болванов») и у истоков Печоры на горе Печор-я-Талья-Сяхль (так на языке манси звучит «гора, родившая Печору»). О причинах — чуть ниже. Видимо, «заноза» засела крепко, так как через два года мы вновь отправились туда, на территорию ПечороИлычского заповедника. 

Со второй попытки удалось-таки попасть в оба замечательных места: и на плато Маньпупунёр и на плато Террепореиз («каменный город»). Правда, позволю себе не согласиться с Николаем Рундквистом: лично на меня гораздо большее впечатление произвело именно плато Болванов. Помню, впервые попав на него, я сбросил рюкзак и просто рухнул на камни, так меня потрясло увиденное. Представьте: на ровном, покрытом мхом, как ковром, плато выстроились почти в прямую линию семь огромных каменных истуканов!

Они словно выросли из земли на 30—40 м. Геологи, конечно же, объясняют их возникновение с научной точки зрения, но нам больше нравится древняя легенда народа манси. Согласно ей, воины-великаны шли завоевать народ манси, но шаман манси превратил их в камни. Так и стоят они с тех пор, поражая всех, оказавшихся поблизости, своей угрюмой громадой, и чувствуешь себя в их присутствии крохотным человечком. 

В каждом из болванов можно найти множество человекоподобных профилей, как будто они впитали в себя образы всех людей, которые поднимались на плато. Каменный же город вызывает более спокойные эмоции. Там чувствуешь себя как за каменной стеной, защищающей тебя от ветра, который тут всегда дует. Можно спокойно бродить, разглядывая причудливые формы, которые приобрели камни за много веков воздействия на них влаги, ветра и температуры. 

Есть камни, напоминающие верблюда, большого ящера, птицу у гнезда с птенцом, сфинкса и даже первого российского президента… А может, именно этот город хотели завоевать воины-великаны, ведь их застывшие силуэты отчётливо видны с городских стен? Вот такая сказка! Можно долго рассказывать про оба наших похода, но хочется дать побольше информации о том, как попасть в эти замечательные места. Итак, дирекция Печоро-Илычского заповедника находится в пос. 

Якша Троицко-Печорского района. Должен сразу сказать, что без путёвки, заверенной руководством заповедника, вас остановят на первом же кордоне, а кордонов на территории заповедника несколько. Начиная с верхнего (у места впадения в Илыч речки Кажим) и до нижнего кордона «Изперед» граница заповедника проходит по левому берегу, поэтому ночёвки – только на правом. Тропы на оба плато начинаются с кордона «Егра-Ляга». 

До него можно добраться «сверху» сплавом от места пересечения верховьев Илыча с дорогой вдоль трассы газопровода (сама трасса проходит в 20 км от пос. Вуктыл), либо «снизу» подниматься по Илычу на моторке от дер. Усть-Илыч, заранее договорившись с местными о лодке и бензине (разумеется, за оплату). Мы испробовали оба варианта. Конечно же, первый намного интереснее! Илыч — удивительная, живая река. На каждом кордоне есть рация, и о перемещении групп тут же сообщается в Якшу. 

За графиком движения туристов следят строго, так как все группы увязаны в единый график пребывания на территории заповедника. Чувствуется, что природу здесь охраняют. Ну, а теперь о сложностях. Вопервых, путёвка, которой мы добивались в обоих случаях по полгода, выдаётся далеко не всем (возможно, нам повезло, что мы живём в Республике Коми). Я встречал путешественников из других регионов, которым отказывали. 

Далее, в первом варианте «сверху» сложности возникают при заброске по газпромовской «режимной» трассе вдоль газопровода, но если получить разрешение (выдаются на КПП при въезде на трассу), то на часто курсирующих «вахтовках» можно со всем походным скарбом доехать до истоков Илыча. Но создалось впечатление, что за каждую сданную егерям голову «чужака» выдаётся вознаграждение. 

Правда, поговаривают, что в Вуктыледирекции нацпарка «Югыд ва» удалось договориться с «Газпромом», и теперь за определённую плату вам «могут помочь» добраться до Илыча. Не знаю, не проверял. Мы же добирались с большими трудностями, которые задержали наше прибытие в заповедник на целых три дня, за что впоследствии мы получили «втык» от его работников за «нарушение графика посещения», и наше пребывание в заповеднике сократилось на целых три дня. 

Срок посещения заповедника ограничен сначала периодом размножения живности, а потом — пожароопасным сезоном. Между ними небольшой промежуток — недели две в июне и июле. Чуть замешкался, и могут просто не выпустить на маршрут. Вот так в первый наш поход эти злполучные три дня стоили нам маршрута на Торре. Начались грозы (пожароопасное время), и поступило указание «гнать» всех посетителей, находящихся на территории заповедника, по Илычу до реки Печоры. 

Правда, последствия страшного пожара предыдущего года мы видели своими глазами: было место, где по обеим сторонам Илыча горелые останки деревьев торчали на протяжении 17 км вдоль реки; зрелище жуткое. Ещё одно «но». К моменту нашего второго похода посещение заповедника стало уже платным! Деньги надо было перечислять в Якшу под видом «благотворительного взноса на благоустройство заповедника». Это надо было обязательно указывать при заполнении платёжного документа. 

Нам разрешили быть в заповеднике 5 дней — это и на плато Торре, и на плато Болванов, хотя от Егра-Ляги в одну сторону 80 км до Болванов и 20 км до Торре. Оба маршрута проходят по узкой тропе среди тайги и бурелома, пересекающей болота, водные потоки разного ранга и другие препятствия. Мы должны были бы гнать, как беговые рысаки, чтобы уложиться в такие сроки, и упасть, как загнанные лошади, в конце пути! 

Вот и получается: без путёвки — никак не попасть, путёвку же дадут лишь по разрешению администрации заповедника, а разрешение можно получить, когда сделаете денежный перевод с указанной выше «благотворительной» формулировкой. Но даже и после перевода нам пришлось ожидать разрешения полгода, постоянно справляясь у секретаря администрации о продвижении дел. К слову сказать, народ в заповеднике душевный, замечательный! 

За мизерную зарплату хранят заповедные устои, отслеживают миграцию лосей и пр. живности. И егеря, конечно, ни при чём, просто играют по правилам, невесть кем и где выдуманным. И понятно, что проблема, с которой мы столкнулись при оформлении разрешения — не частный случай. Судя по публикациям в «ВВ», такая же ситуация и во многих других интереснейших местах России. Преодолев все трудности, мы в два захода посетили оба плато. 

Статья опубликована в газете «Вольный ветер», на нашем сайте публикуется с разрешения редакции. Сайт газеты http://veter.turizm.ru/ 

Clip_3.bmp

Clip_4.bmp

Назад в раздел

Легендарная Тридцатка, маршрут

Через горы к морю с легким рюкзаком. Маршрут 30 проходит через знаменитый Фишт – это один из самых грандиозных и значимых памятников природы России, самые близкие к Москве высокие горы. Туристы налегке проходят все ландшафтные и климатические зоны страны от предгорий до субтропиков, все ночёвки в стационарных приютах.

В край гор и водопадов

Недельный тур а Адыгее, однодневные пешие походы и экскурсии в сочетании с комфортом (трекинг) в горном курорте Хаджох. Туристы проживают на турбазе и посещают памятники природы: Водопады Руфабго, Аминовское ущелье, плато Лаго-Наки, ущелье Мешоко, Азишскую пещеру, Каньон реки Белой, Дольмен, Гуамское ущелье. Программа для всех

В край Крымских гор

Недельный тур с проживанием в гостинице у самой красивой горы Крыма - Южной Демерджи. Треккинги, авто-пешеходные экскурсии с осмотром красивейших мест горного Крыма, Долины приведений, каменного хаоса, водопадов, каменных грибов с посещением пещеры МАН и оборудованной Красной пещеры.

Задайте вопрос...
Напишите Ваш вопрос. Наши специалисты обязательно Вам ответят!