Путешествие в Якутию

Горный хребет Сунтар-Хаята — продолжение Верхоянского хребта — находится на границе Якутии и Хабаровского края, являясь водоразделом бассейнов рек, текущих в Северный Ледовитый и Тихий океаны. Многие вершины здесь достигают высоты почти 3000 м. Тут есть более 200 ледников, вытекающие из них реки питают как притоки Индигирки, так и реки Охотоморья. 

Край необыкновенной красоты, высоких гор, чистых рек, горных лесов, где лишь случайно встретишь людей. Окружает белоснежные вершины хребта Сунтар-Хаята зеркальное ожерелье озёр с лесистыми берегами, с обилием ягод и великолепной рыбалкой. Именно в предгорьях Сунтар-Хаяты находится овеянный легендами загадочный Лабынгкыр с так и не обнаруженным в его водах чудовищем.

Когдато эту огромную территорию осваивали геологи, сейчас же тут лишь редкие оленеводы, для которых эти дикие места — родной дом. Нет здесь ни дорог, ни населённых пунктов. Именно сюда команда Дальневосточного клуба путешественников решила орга
низовать очередную экспедицию. Подготовка шла два года. Задача была непростая: предстояло пройти более 250 км по горам, руслам горных рек и перевалам, а затем проплыть по трём рекам 600 км до Охотского моря. 

Поездплавно тронулся от вокзала Хабаровска и устремился на север. Через 30 часов 25 июля 2004 г. прибыли в Нерюнгри, угольную столицу Якутии. На привокзальной площади лихо командовал «ответственный за перевозки»: «Ты везёшь вот этих, цена такая, а ты — вот этих». Водители микроавтобусов согласно кивали. Мафия бессмертна! От Нерюнгри до Якутска 800 км. Загрузили имущество, и видавший виды «Хайс» понёс нас по «дороге смерти». Поражает обилие памятников на обочинах. 

Видно, какой кровью давалось освоение этого сурового края... Проезжаем редкие населённые пункты. Ощущение, что мы вернулись лет на 30 назад в брежневские времена. Разрушенные загаженные посёлки, деревянные грязные бараки, и везде лозунги времён социализма: «Мир, труд, май», «Слава КПСС!», «Слава рабочему классу!» и др. Край, забытый людьми и Богом... 16 часов тряски, переправа через Лену (чистейшая, кстати, река). Вот и Якутск. 

Водитель подвозит нас к речному вокзалу и выгружает огромную кучу наших вещей. Якутск встретил нас безудержным весельем. Шум, крики. Пиво и более крепкие напитки лились рекой. Из павильонов, обильно расставленных по берегу, неслась на всю мощность одна и та же глуповатая песня: «Я шоколадный заяц...» Комуто уже было хорошо, комуто плохо. Тут же били друг другу морды, рядом в 10 м справляли малую нужду, причём и мужчины, и женщины. 

Милиционеры равнодушно взирали на всё это. Якутия отмечала День военноморского флота... Следующая наша цель — пос. Хандыга. От Якутска до него 800 км по Лене и Алдану. В билетной кассе «обрадовали»: на ближайшие 20 дней билетов нет, т. к. в Хандыге проходят «Олимпийские игры». Один якут совершенно серьёзно посоветовал нам дождаться зимы, по зимнику машины ходят... Помог случай. 

Предыдущая «Ракета» сломалась гдето на полпути, люди сидели уже сутки посередине реки, и на выручку отправили другое судно, загруженное досками и пивом («Олимпийские игры» же!). За некоторую сумму капитан вник в нашу проблему, и к вечеру мы были в Хандыге. Якутия произвела на нас гнетущее впечатление. Почему богатейшая республика, добывающая алмазы на миллиарды долларов, живёт так бедно? Почему здесь совершенно нет дорог и они вообще не строятся? 

Почему везде такая грязь, разруха, помойки? Почему, в конце концов, большинству людей, с которыми мы общались, на всё наплевать?! С тоской вспоминался родной, хорошеющий год от года Хабаровск. Из разношёрстной толпы, готовящейся к посадке на судно до Хандыги, мы выделили молодого парня с огромным рюкзаком. За 16 часов, пока «Ракета» несла нас по Лене и Алдану, мы познакомились с попутчиком. Питэр — чех, работает в Англии. Сносно говорит порусски. 

Приехал сюда пересечь Верхоянский хребет. Экипирован полностью. Имеет карты «Сайбирии», на которых нанесены хайвэи, автобаны и много посёлков. Я сам видел такие карты в Париже в туристской компании и ещё тогда посмеялся над ними. И вот перед нами Питэр, жертва некоторых европейских картографических издателей. Одного отпускать его в горы, где, случилось что, ни людей, ни помощи?! Посовещавшись, мы решили взять Питэра с собой; присмот римся к нему в первые дни, потянет — пойдёт с нами, не потянет — отправим обратно. 

Забегая вперёд, скажу, что Питэр оказался прекрасным парнем, великолепно подготовленным физически. Так наша экспедиция приобрела статус «международной». Хандыга готовилась к местным «Олимпийским играм», которые проводятся здесь ежегодно. Клали асфальт, красили лавки на стадионе. Скоро Якутия узнает имена новых чемпионов республики по прыжкам через нарты и метанию аркана. А нам нужно было в умирающий посёлок Нежданинское, который отсюда в 300 км. 

Добраться туда можно только на «Урале» — машине повышен ной проходимости. Помочь нам вызвался Семёныч, один из местных жителей. Услышав названную им цену, мы намекнули, что не хотим покупать «Урал», нам бы только доехать. Семёныч разразился тирадой, в которой печатными были только слова «потому что». Ещё раз убеждаемся, что не существует такой чистой и светлой мысли, которую русский человек не смог бы выразить в матерной форме. 

Ударяем по рукам, грузим рюкзаки и в ночь (а её в конце июля тут практически нет) отправляемся в путь. Время дорого. Якутия: огромные расстояния, дикие цены... Комары здесь отличаются особой свирепостью. Кажется, что сотня якутских кровососов запросто могут загрызть воробья. В отличие от «родных» хабаровских, которые прежде чем укусить, кружат и прицеливаются, местные комары подле тают и впиваются, ни секунды не раздумывая. 

Через 20 часов тряской дороги по руслам рек и ручьёв показалось Нежданинское. Когдато в нём кипела жизнь, а сейчас бурьяном заросли школа, аэропорт, пустые дома. Работает лишь небольшой рудник. Нежданинское — последний населённый пункт на нашем пути до самого Охотска. Матерщинник Семёныч выгрузил наш скарб на окраине посёлка и был таков. Распределяем груз. Рюкзаки по 45 кг у каждого (кроме Питэра, он несёт только своё). Половина груза — продукты, 22 кг на человека. 

Вроде много, но идёмто на месяц, 700 г в день на каждого при огромной физической нагрузке — самый минимум. Лодка, катамаран, палатки, горное снаряжение, оружие, фото и видеоаппаратура, радиостанции, спутниковый телефон — всё это необходимо в походе. С отрогов СунтарХаяты несёт свои воды река Тыры. Нам предстоит 120 км подниматься вдоль неё до самых верховий. Через час после ранней побудки мы уже побрели на восток. 

Идём по руслу реки, которая то и дело разбивается на несколько рукавов. Сложны и опасны частые переравы: в русле множество больших и малых камней, перекатывающихся под ногами, сверху давит груз, а стремительное течение пытается сбить с ног. На перекурах падаем как подкошенные, следуя первому закону туриста: «Горизонтальное положение всегда лучше вертикального». Попробуйте целый день нести мешок в 45 кг. 

Да ещё по лесу, валунам, бурелому, многократно переправляясь через реку! Пот застилает глаза, тельняшку хоть выжимай. Ноги сбиты, тело ломит. Тут мало быть сильным, надо быть очень выносливым. И физически, и психологически, потому что месяц такой нагрузки выдержит далеко не каждый. И, конечно, многое зависит от команды. Кроме волей случая влившегося в коллектив Питэра, нас шестеро. 

Толя Изотов — очень добрый, от зывчивый человек и опытнейший турист, один из немногих в Хабаровске, кто занимается туризмом с детьми. Борис Исаев — профессиональный спасатель МЧС — отвечает у нас за безопасность, надёжен в любой ситуации. За его плечами 7500 прыжков с парашютом, причём 6 раз не раскрывался основной. Саша Леонтьев, завхоз, — весельчак, никогда не теряет оптимизма и заряжает нас положительной энергией. 

Толя Базанов — несколько рассеянный, но очень сильный и исполнительный. Максим Зотов — самый молодой в группе, с нами он второй раз в походе. Физически великолеп но подготовлен, прекрасно работает со спасательным снаряжением. Я в группе «босс», штурман, фотокор респондент, видеооператор и главный рыбак. Семь сезонов проработал топографом, намотал по горам и лесам тысячи километров. Все мы сплотились во многих походах по труднопроходимым местам Хабаровского края. 

Поднимаемся всё выше в горы. Позади река Тыры, первый перевал, река Сунтар. И вот мы на втором перевале — СунтарНиткан, на границе Якутии и Хабаровского края. По сторонам огромные скалы. Время от времени слышен шум осыпающихся камней: это удирают от нас горные бараны. На склонах лежит снег, а под ногами — жёлтые маки. Долина реки Ниткан, где заканчивается первый этап похода и можно будет разгрузиться, совсем близко. 

Позади 150 км. Ноги в мозолях и ссадинах, лямками рюкзаков натёрты плечи. Бредём по валунам, переходим через ручьи, ещё немного — и вот она, долина. На берегу старый лагерь оленеводов. Море грибов и ягод. Завтра днёвка. Оставляем здесь всё лишнее и идём штурмовать главные вершины СунтарХаяты... Не секрет, что мужики в эстремальной ситуации разговаривают, мягко говоря, не совсем литературным языком. 

Питэр с жадностью впитывал новые словечки, восхищаясь богатству русского языка, записывал в свой блокнот. Про каждое слово Питэр спрашивал: «Можно ли это говорить в ресторанте?». Чех оказался способным учеником, и мы просто ухохатывались, когда он рас сказывал, как висел на скале, изпод ног у него выскочил камень и он подумал, что ему «полный...» (ну сами догадываетесь, что). Остановились на ночлег возле довольно бурной реки, берущей начало с ледников горы МусХая. 

Проснувшись, увидели сухое русло. Река исчезла! Видимо, ледники подморозило и водоток прекратился. Поднимаемся выше, здесь река протекает в узком скалистом каньоне. Достаём «железо», навешиваем верёвки: некоторые участки можно проходить только со страховкой. Выходим на ледник. Он коварен и опасен. Встречаются предательские трещины, вымытые водой жёлобы, но самое опасное — подлёдные реки. 

Провались в такую и будешь лететь с огромной скоростью, как по бобслейной трассе, неизвестно куда. Выходим на гребень, уже видна заснеженная вершина МусХаи. Погода портится, приближает ся грозовой фронт. Находим каменный пятачок, ледорубами разравниваем площадку. Едва успели поставить палатки, как поднялся сильный ветер и забарабанил дождь. Спутниковый навигатор показывает высоту 2600 м, до вершины 4 км пути. Ночью не спится. Холодно, сыро. 

Шквальный ветер треплет палатку. Рождаются предательские мысли: «И зачем всё это мне надо?» Наверное, затем, чтобы увидеть, как облака проплывают гдето далеко внизу. Сердце готово выскочить из груди. Три шага, два, один. Вот она, вершина МусХая (2959 м)!!! Фотографируемся с флагами и начинаем спуск, который оказался гораздо сложнее подъёма. К вечеру, еле волоча ноги, выходим в долину реки Кнорий. Совсем рядом озеро, но дойти до него уже нет сил. 

После жутких каменных каньонов и безжизненных осыпей долина реки показалась нам райским уголком: великолепные пейзажи, зелёный луг и дрова! Можно разжечь костер, обсушиться... На озере сюрприз — стоянка эвенов оленеводов. Делаем днёвку. Невероятное по красоте озеро Кнорий расположено у подножия горы Спрингис. Словно завороженный, я снимал пейзажи. Познакомившись с эвенами, узнаём, что их стадо оленей находится в верховьях Юдомы, на грани це леса, где мы планируем быть дня через три. 

Под мелким дождём поднимаемся на перевал Курьёзный. Наша цель — высочайшая вершина Хабаровского края гора Берилл (2933 м). Мало кто знает, что когдато она носила имя Берия, а после смерти тирана её переименовали. С верши ны берёт начало ледник Берилл, переходящий в глубокий и страшный одноимённый каньон. Легко поднявшись на перевал, стали спускать ся. И тут началось... Каскад водопадов, крутые скалы. Достаём верёвки, «железо». 

Спускаем ся в каньон и понимаем, что «попали». Перед нами жуткое зрелище: отвесные многосотметровые скалы и зажатый между ними ревущий поток. С огромным трудом удаётся пройти вверх по каньону метров 200. Видим, что ручей ныряет в ледяную пещеру. Вода стремительно прибывает. Назад путь отрезан. Справа отвесная скала, слева очень крутая осыпь. Мы в каменном мешке. Моросит надо евший дождь. Пока группа делает в камнях убежище, мы с Максом пытаемся найти выход. 

И находим! Осыпь оказалась проходимой. Забираемся наверх на ровную площадку. Ставим палатки, выпрашиваем у завхоза НЗ. Питэр произносит тост: «За то, что ми живи!» Утром Берилл сиял, покрытый свежим снегом. Оставив позади жуткий каньон, мы поднимаемся по ослепительно сверкающему леднику. Сняв у подножия рюкзаки, идём на штурм вершины. Устанавливаем флаг Хабаровского края, запускаем ракеты. 

Разносится троекратное «Ура!» Много лет на эту вершину не ступала нога человека. Впереди спуск в долину реки Юдомы и 600 км до Охотского моря. Через два дня, сделав крюк в 30 км, преодолев два перевала (Проходной и Оленегонный), обходим каньон Берилл. К вечеру выходим на границу леса к лагерю оленеводов. Эвены ждали нас. Собаки, побрехав для порядка, завиляли хвостами: человек здесь — редкий гость. В загоне паслось стадо голов в 300. Эвенов здесь четверо. 

С бригадиром Фёдором мы уже знакомы, Дмитрий, Юрий и Виктор Громовы — пастухи из пос. Арка Охотского рна. Они не родственники, просто весь род эвенов носит фамилию Громовы. У нас нашлась заначка спирта, в котелке варилось мясо, аппетитно пахла горка свежевыпеченных лепёшек. Время от времени пастухи смотрели в бинокль на сопку, находившуюся километрах в двух. «У нас там дети ягоду собирают», — пояснил Виктор. 

Каково же было наше удивление, когда из леса появилась 4летняя девочка и с настороженностью уставилась на нас. Позже подошла ещё одна, постарше. Скоро прилетит «школьный» вертолёт и увезёт её в Арку. Лодку мы решили назвать «МусХая», а катамаран — «Берилл». Нас ждёт этап сплава. Как же мы ошиблись, считая, что самая трудная часть (пешая и горная) уже позади. Река Юдома преподнесла сюрприз, разбившись на множество проток и рукавов. 

Ширина поймы в верховьях — несколько километров, и мы больше тащили катамаран на себе, чем плыли. Юдома собралась в одно русло лишь через 50 км, после впадения в неё реки Авлия. Река резво несла наши суда на юг. Мимо проплывали то белоснежные вершины Юдомского хребта, то сверкающие на солнце наледи. По утрам начались заморозки, в листве появились жёлтые и красные пятна: осень догоняла нас. Проходим пороги. Сейчас, когда уровень воды невысокий, они не так опасны. 

Показались «Ворота Юдомы» — самое живописное место на реке: разделённая на два русла, река течёт в окружении огромных каменных утёсов. Самый опасный порог — Дикий, его гул слышен издали. Делаем разведку и, лавируя между камнями, получаем порцию адреналина. Влетаем в несколько «бочек», брызги в стороны — прошли! Остановив шись пообедать на косе, решили порыбачить. Саша вытащил сига, я — двух крупных ленков. 

Река Юдома несёт свои воды в Алдан, а тот — в Северный Ледовитый океан. Но нам туда не нужно, поэтому мы собираем наши суда. Впереди переход на реку Кетанда, которая течёт параллельно в 20 км и поворачивает на восток, к Охотскому морю. Идём по заболоченной низменности, заросшей кустарником. Прыгая с кочки на кочку, падая и чертыхаясь, медленно продвигаемся вперёд. Обедаем на берегу живописного тихого лесного озера, заросшего кувшинками. Максим решил попытать счастья на спиннинг. 

Минут через 15 слышим радостный вопль: «Есть, тащу, окунь!». Мы тут же похватали спиннинги, и началась потеха. Окуни гонялись за блесной косяками и брали жадно. Потом Толя зацепил и 3килограммовую щуку... К вечеру спустились в долину Кетанды. Река весело несла наши суда. После широкой Юдомы сменяющиеся пейзажи радовали глаз. Великолепной оказалась и рыбалка. Почти каждый заброс приносил или килограммового хариуса, или красавцагольца. 

Над Кетандой разносился аромат смородины: чёрные гроздья в обилии висели на кустах по берегам. «Медведи», — прошептал Толя, указав вперёд. Вдоль воды шла медведица с медвежонком. Течение приближало нас к ним. Мы затихли, любуясь зрелищем. Минуты две длилось это шоу, пока медведица не вышла на косу и не увидела нас. Рявкнув, дала медвежонку пинка, отбросив его в кусты, и драпанула сама. Путешествие подходило к концу, и мы расслабились, а зря. 

Безопасно пройдя сотни заломов, катамаран налетел на торчащее из воды бревно. Течение, готовое уже перевернуть судно, сломало бревно, и мы выгребли к берегу. Пронесло! Следом Саша с Борисом в лодке, засмотревшись на нас, налетели на залом. Доля секунды — и лодка перевернулась. Вскоре из под неё вынырнул Саша в спасжилете и с очумелым видом зачемто побрёл на середину реки. Борис поступил мудрее: стал карабкаться на залом. 

Лодку вытащили, рюкзаки привязали. Потери оказались минимальны. После впадения Кетанды в Урак мы плыли уже по большой реке с широкой долиной. В воде были видны косяки рыбы, много её валялось по берегам. Везде наблюдались следы пиршества медведей. Урак — река быстрая, но безопасная. Лишь один порог заставил поволноваться. 

Лодку мы пронесли по берегу, а на катамаране прошли каскад валов и «бочек». Удовольствие получили огромное. По описаниям, на этом пороге утонуло немало людей. Над водой кружили чайки, сказывалась близость моря. Вскоре на берегу показались баржи и строения. Вытаскиваем вещи на берег: экспедиция успешно завершена.

Статья опубликована в газете «Вольный ветер», на нашем сайте публикуется с разрешения редакции. Сайт газеты http://veter.turizm.ru/ 

Якутия, путешествие в Якутию

Путешествие в Якутию - фото

Назад в раздел

Новый год и Рождество в России

Новогодние и Рождественские туры в России. В Подмосковье, Владимир, Великий Новгород, Карелию, Кострому, Калининград, Казань, Крым, Муром, Галич, Мышкин, Орел, Псков, Рязань, Санкт-Петербург, Сахалин, Селигер, Смоленск, Суздаль, Углич, Ярославль, Пенза, Беларусь, Алтай, Байкал, Вологда, Галич, Калуга, Александров, Архангельск, Камчатку и в другие регионы.

Легендарная Тридцатка, маршрут

Через горы к морю с легким рюкзаком. Маршрут проходит через знаменитый Фишт – это один из самых грандиозных и значимых памятников природы России, самые близкие к Москве высокие горы. Туристы налегке проходят все ландшафтные и климатические зоны страны от предгорий до субтропиков, все ночёвки в стационарных приютах.

В край Крымских гор

Недельный тур с проживанием в гостинице у самой красивой горы Крыма - Южной Демерджи. Треккинги, авто-пешеходные экскурсии с осмотром красивейших мест горного Крыма, Долины приведений, каменного хаоса, водопадов, каменных грибов с посещением пещеры МАН и оборудованной Красной пещеры.

Задайте вопрос...
Напишите Ваш вопрос. Наши специалисты обязательно Вам ответят!