Дао

Современный Китай - это страна с глубокими культовыми духовными традициями в области формирования особой физической культуры. Под физической культурой мы понимаем творческую сознательную деятельность, направленную на развитие психофизического потенциала личности и общества. В основе всякой культуры лежит культ. В данном контексте культ - это не некое религиозное действо, а система ценностей, поклонение, уподобление и сакрализация того, что нам необходимо для жизни и выступает идеалом для наших устремлений.

Когда мы пытаемся понять природу культа, мы задаем себе вопрос, что является причиной его формирования: сознание человека (адепта культа), деятельность людей (жрецов, творцов культа), воздействующих своим сознанием на сознание адепта, или особое воздействие предмета реальности на сознание адепта, в ходе которого предмет «заставляет» сознание адепта заново «перезагрузить» привычные объективации бытия, создавая таким образом новый культовый образ объективированного предмета.

Фото активные активные и познавательные туры
Для решения этой проблемы необходимо представить систему когнитивных и даже суггестивных процессов, связывающих бытие и сознание в ходе культовой коммуникации. В качестве объекта анализа выберем культ, который связан, с одной стороны, с философской традицией Китая, с другой стороны - с физкультурной практикой современного китайского общества. Речь идет о тотальном увлечении сегодняшних китайцев гимнастикой Тай-цзицюань, корни которой восходят к культовым практикам даосской философии.

Согласно философским учениям Востока для познания Вселенной недостаточно чистой теоретической абстракции, мало понять, как устроен мир, нужно прочувствовать это устройство, а для этого необходима практика усилий - воля, воплощенная в культовом действии. Культ при этом является коммуникативной системой, методом вхождения, установления контакта между субъектом и объектом философского познания.

В качестве культового объекта в китайской философской традиции выступает Абсолют. Данная философская категория выражает стремление к полноте и завершенности бытия в любых его формах и проявлениях. Это не транс-ценденция в полном смысле данного понятия. Абсолют - это вся глубина бытия нашего внутреннего и внешнего мира. Это все то, что существует. Практически во всех философских школах и учениях абсолют является конечным пунктом дискурса. Познание и стремление к абсолюту есть цель и результат всякой мудрости от древности до наших дней.

Идея абсолюта в философских школах Китая получила свое категориальное определение в понятии «дао». Данная категория является квинтэссенцией философии даосизма, чань-буддизма, конфуцианства и даже маоизма. Дао трудно охарактеризовать в понятиях европейской традиции: во-первых, необходимо рассматривать его в системе общих связей, принимая во внимание общую картину мира, а во-вторых, нужно иметь в виду неопределенность восточных понятий, их всеобъемлющий характер. Слово «дао» можно буквально перевести как «путь», однако в даосизме все-таки «путь, ведущий к цели, не есть извечный Путь», а то, что о нем «можно сказать, не есть извечное Слово».

Дао не поддается рациональному толкованию, формально-логическому анализу, так как не имеет формы, оно бесформенно, беспредельно, ничему не противостоит, исключает альтернативу. Дао не подлежит проверке практикой, ибо то, что мы видим, «...не есть постоянное дао». Дао выступает в двух ипостасиях: в качестве абсолюта и в реальности конкретных вещей, несущих в себе сущность дао. Соответственно и познание дао осуществляется от конкретного к абстрактному, через познание истинной сущности мира вещей к бесстрастному созерцанию абсолюта. «Поэтому тот, кто свободен от страстей, видит чудесную тайну -дао, а кто имеет страсти, видит его только в конечной форме. Оба существования дао (безымянное и имеющее имя) одного и того же происхождения, но с разными названиями. Вместе они называются глубочайшими. Переход от одного глубочайшего к другому - дверь ко всему чудесному».

Иными словами, все, что мы можем сказать о дао, не есть истинное дао, все, что можем увидеть обычным зрением и услышать обычным слухом, что хоть как-то проявило себя и обрело форму, не есть само дао, и всякое название, имя не исчерпает сути, обозначаемой им вещи, и потому условно. Дао имманентно бытию, надо лишь забыться, очиститься от страстей, довериться «Пути», чтобы почувствовать дао, достичь слияния с ним, и тогда обретешь состояние всеединства и приобщенности к абсолюту.

«Дао пусто, но в применении неисчерпаемо. Оно является началом всех вещей». Дао диалектично, в нем присутствуют два противоположных начала: ян и инь. На русский язык эти категории адекватно перевести невозможно, слишком высокую степень абстракции они выражают, можно определить лишь динамику разделения явлений бытия между данными полюсами дао. Ян - это мужское, горячее, твердое, сильное, яркое, активное и т.д. Инь - это женское, холодное, мягкое, слабое, темное, пассивное и т.д. Благодаря дао абсолютно во всем действуют противоположности, и, когда они начинают динамично взаимодействовать, начинается развитие и жизнь. Следовательно, дао - источник и носитель жизни, а отсюда истинно жить -значит следовать пути дао. В круговорот Инь-Ян включена вся Вселенная: материя и дух, физическое и психическое, трансцендентное и имманентное. Все взаимно-проникает, взаимно-связывается, взаимно-обусловливается, благодаря единому закону дао. Высший уровень бытия - это чередование (день/ночь, зима/лето, небытие/бытие, жизнь/смерть, туда/обратно) и взаимно-присутствие одного в другом, и происходит это до тех пор, пока противоположности не сливаются и не достигают чистоты абсолюта, который и есть пустота, где обитает истинное дао. «Где исчезает грань между жизнью и смертью -там достигается бессмертие; где нет отличия между кратчайшим и длиннейшим - там возникает бесконечность; где нет разницы между быстрым и медленным - там обретаются покой и вечность. Установи пустоту в сердце - там проявится дао, и ты обретешь вечную жизнь».

«Покой есть главное в движении»- это конечная цель всякого развития. Слияние с истинным дао - это достижение центра круга, в котором происходит вечное движение инь-ян.

Колесо движется, потому что ось неподвижна. Лишь достигнув покоя, все открывает свою истинную природу, становится реальным, обретает абсолютный смысл существования.

Модель мира в даосизме воплощена в символической мандале Тай-Цзи («Великий Предел») - круге с двумя взаимно-обволакивающими каплями-долями разного цвета: черной и белой, готовыми перейти одна в другую. «Светлое станет темным, а темное светлым». Причем в белой доле присутствует черная точка, а в черной -белая. «В каждом светлом есть частица тьмы, даже в непроглядной тьме можно узреть свет». Хотя граница между противоположностями бытия существует, но она относительна и трудноуловима, но при этом всегда при движении туда есть шанс вернуться обратно.

В даосизме различные школы применяли особые виды динамичной медитации, но все они основывались на общих принципах. В ходе медитации адепт стремится уподобиться Тайцзи («Великому Пределу»). Его дух и тело должны стать воплощенным символом Великого Предела, подобно знаку «Инь-Ян». В действиях выполняющего медитацию должна происходить постоянная смена движения и покоя, наполненности и пустоты, концентрации и расслабления, как происходит смена ян и инь. Движения практикующего плавны, тягучи, тело будто движется в воде, руки медленно и мягко описывают круги в пространстве, перемещение также осуществляется по кругу, с постоянными поворотами тела вокруг оси. Человек движется подобно волне: за движением вперед следует откат назад, за взмахом вверх - уход вниз, вдох чередуется выдохом, напряжение мышц чередуется расслаблением. Таким образом, создается динамическая модель диалектического взаимодействия противоположностей.

Согласно традиционной китайской медицине в ходе такой работы в организме вырабатывается особого вида энергия ци, которая в свою очередь тождественна энергии дао, потому что и дао ци возникает вследствие диалектики противоположностей. Внутренняя ци должна свободно циркулировать по телу, по определенным энергетическим каналам, которые имеют точки аккумуляции (воздействие на данные точки составляет основу современной игло-рефлексотерапии). Задача человека - достичь такого движения ци, которое бы соответствовало движению дао ци, дабы между адептом, практикующим динамическую медитацию, и мировым дао возникла резонирующая связь. Один из принципов медитативной практики гласит: «Мысль ведет ци, ци ведет кровь, кровь движет телом», то есть основу двигательных функций (по-китайски ли) в данном случае составляет работа духа, а не тела. Мыслимым усилием воли (по-китайски и) адепт стимулирует циркуляцию ци, мысленно в воображении направляя ее течение по внутренностям, а ци в свою очередь создает выброс физической силы ли, которая обретает форму в конкретных телодвижениях. Сознание заставляет тело двигаться. В ходе подобной практики весь организм подчиняется духовной воле человека. «От внутреннего к внешнему» -таков главный принцип даосских культовых практик. Первоначально движение тела подчиняется определенным заранее заученным формам, чтобы научить ци правильно циркулировать по телу. Это, прежде всего, имеет терапевтический эффект, на который было обращено внимание медиков, причем не только традиционной медицины, но и западной официальной медицинской науки. Ярким примером применения даосских медитативных практик в медицинских психофизических целях стало создание специальных комплексов упражнений оздоровительных гимнастик Тай-цзицюань, багуа-чжан, синь-и-цюань. В ходе выполнения упражнений достигается двойной результат: с одной стороны, как заявляют китайские врачи, мягко массируются внутренние органы, улучшается кровообращение в конечностях, исчезает лишний вес и многое другое; с другой стороны, в ходе выполнения сложного гимнастического комплекса необходимо, чтобы сознательный акт предшествовал физическому действию, а в этом случае достигается психотерапевтический эффект, в результате которого сознание практикующего отвлекается от стрессовых проблем и перегрузок. После того как комплекс выучен и доведен до навыка, сознанию практикующего уже трудно фиксироваться на технике выполнения упражнения, в этом случае физио и психотерапевты рекомендуют перейти к разучиванию новых комплексов формальных упражнений (тао-лу), спортивная федерация ушу ведет постоянную работу по разработке новых тао-лу для оздоровительных гимнастик.

Однако в рамках философии даосизма достижение долголетия и здоровья является лишь следствием, но не истинной целью практикующего медитацию. Цель медитации - это достижение слияния с дао, поэтому в ходе выполнения упражнений адепт стремится не к концентрации сознания на повторении выученных форм и не в доведении деятельности мысли и тела до навыка, а к творческому акту созидания гармонии между макромиром природы и микромиром человека.

Задача медитирующего - сконцентрироваться на диалектике Тай-Цзи, очистить сознание от страстей, достичь успокоения и пустоты. В этом случае его тело «обволакивается инь, проникает ян, наполняется ци, образуя, таким образом, гармонию дао». Высшим достижением медитации является состояние «не-Я», в данном состоянии тело движется само собой, им управляют некие внешние силы. Как считают даосы, оно движется вместе с космическими вихрями. «Вибрации вселенского дао» постепенно окутывают сознание медитирующего и через сознание проникают в тело. В душу приходит пустота и умиротворение, а там, «где пустота и гармония -там и дао». И человек уже не просто homo sapiens, не частица природы и общества, а олицетворение Вселенной. Именно такой человек составляет великую триаду: НЕБО-ЧЕЛОВЕК-ЗЕМЛЯ, являясь связующим звеном между небытием и бытием, между абсолютной действительностью и относительным существованием.

В этом и проявляется срединный путь Китая. Противоположности духа и тела, придя в движение, уравновешиваются и сливаются в единый поток мысли и действия, давая человеку освобождение от мирского и соединяя его с сакральным. Культовая практика в этом случае выполняет важную креативную функцию в культуре. При этом творческий потенциал культа направлен не столько на результат, сколько на процесс, так как культ в культуре выступает не столько как структура, сколько как функция.

В качестве примера приведу случай, произошедший в Китае с автором данной статьи. Ли Чжан, один из моих коллег и приятелей, активно практиковал Тай-цзицюань и старался приобщить к этим занятиям и меня. Во время наших тренировок я пытался скопировать его технику, за что всегда подвергался язвительной критике. Мой товарищ все время говорил о том, что я должен в каждом упражнении проявлять себя. На мой вопрос, почему данную спортивно-оздоровительную разновидность гимнастики ушу он считает искусством, а не спортивной техникой или оздоровительной системой, Ли Чжан вместо ответа произвел на моих глазах некое культовое действо. Он водой на асфальте нарисовал иероглиф «Дао». Я понял, что он хотел мне сказать, но понял превратно, как европеец. Я заметил ему, что, как нет никакого практического смысла в его действиях (ведь солнце все равно высушит его замечательный рисунок), так нет смысла и в некоторых упражнениях школы Тай-цзицюань. Они устарели, стали разновидностью архаического искусства, то есть когда-то они, конечно, обладали каким-то практическим культовым смыслом, но теперь они утратили его и стали лишь данью традиционной культуре. Однако на свои вполне рациональные рассуждения я получил возражение в истинно восточном духе: «Ты рассуждаешь, как варвар, которому важно только то, что приносит результат. Я же рисовал иероглиф не для тебя, а для себя. Ради того состояния творчества, которое испытал во время изображения «Дао». Поэтому Тай-цзицюань - это искусство, а не техника или система, оно не нацелено на результат, оно нацелено на творчество. Но только творчество в цивилизованном, а не варварском понимании. Творчество как состояние духа. Ты же стремишься достичь результата, а не состояния, ты хочешь, чтобы движения у тебя выглядели красивыми и правильными, как в балете, поэтому они у тебя не получаются. Будь естественным. Думай не о движении, а о состоянии, в котором находишься, выполняя движения».

Отвечая на вопрос, поставленный в начале статьи, что является причиной формирования культа: воздействие предмета культа на своего адепта или сознание адепта, редуцирующееся на поклонении предмету, - мы делаем следующий вывод. Культ - это инверсионное взаимодействие культового сознания и культового предмета, в ходе которого происходит взаимное уподобление или взаимное проникновение предмета культа и его адепта.

Основу для возникновения такого взаимодействия следует искать в установках ментальных структур психики. Культовость предметов и культовость как поклонение данным предметам импортируются сознанием индивида из коллективной ментальности, составляющей основу культурно-исторической среды, в которой живет и воспитывается потенциальный субъект культа. В качестве особой вероятностной знаковой структуры ментальность дешифруется как культ (то есть как желание уподобления и поклонения) и образует культовую интерсубъективную реальность. Воспитываясь в среде китае-конфуцианской или индо-буддийской цивилизаций, потенциальный адепт культа предрасположен к определенному виду духовной деятельности. Китайская культура диалектична по своей сути, поэтому движение и динамика являются наиболее вероятностными культовыми формами выражения мировоззренческих устремлений. Отсюда и динамический характер культовых медитативных практик, которые реализуются в данной цивилизационной среде. Индо-буддийский регион, наоборот, настроен к метафизическому созерцанию, отсюда преимущественно статичный характер культовых действий (например, асаны в йоге или сидячие, стоячие и лежачие позы для медитации в буддизме, джайнизме и санкхье).

Однако культовость предмета, заложенная социокультурной средой в качестве ментальной вероятности, не будет распознана, если в сознании индивида не будет потенции к возникновению такого поклонения, то есть если сам индивид не будет предрасположен к динамичному или статичному контакту с культовым объектом. Например, в буддийских сектах Китая мы можем встретить как статичные, так и динамичные формы медитации. Адепт сам выбирает, какой вид достижения состояния Будды ему ближе. Поэтому при благоприятных культурно-исторических условиях культовость предмета будет «прочитана» индивидом, который уже сам стремится к контакту с ней в силу своих внутренних и внешних особенностей.

Предмет культа своими свойствами вызовет поклонение у индивида, тем самым обусловив превращение последнего в объект культового воздействия. В свою очередь потенциальный культовый адепт как субъект наделит качеством культовости предмет, превратив его в объект своего поклонения. В результате данной инверсии возникает феномен культа.

Таким образом, инверсия в культовой реальности - это процесс взаимного воздействия предмета и индивида, при котором культовость выступает одновременно в качестве структуры и функции реальности. Культовость в качестве функции сознания индивида выражается в поклонении предмету, в результате которого предмет приобретает культовые свойства. Куль-товость как структура предмета - это его свойства, способные вызвать чувство поклонения у индивида.

В рассмотренном нами примере с культовой практикой в качестве предмета культа выступила философская идея абсолютного Универсума. В отличие от европейской философской традиции философские школы Китая не ограничиваются в своем познании абсолюта одним лишь спекулятивным его постижением. Они стремятся установить с Универсумом культовый контакт, ощутив его присутствие на субъективном уровне, на уровне психофизического контакта личности и Вселенной.

Современный Китай несет в себе данную культовую реальность, воплощая ее в каждодневных массовых занятиях медитацией. Практически в любом населенном пункте КНР и Тайваня рано утром можно наблюдать потрясающее зрелище, когда огромное количество людей в парках, скверах или просто во дворе и дома одновременно в едином дыхательном ритме вращают дао в себе и вокруг себя, выполняя упражнения Тай-цзи - гимнастику «Великого Предела». На мой вопрос китайским коллегам, почему они предпочитают заниматься Тайцзицюань в массовых группах, почему бы не практиковать этот вид физической культуры индивидуально, мне был дан оригинальный и интересный ответ: «А мы не спортом занимаемся, мы Землю вращаем». Причем так делает весь Китай в одно и то же время, образуя неделимую нить культового единства нации. Подобных культовых нитей в современной китайской культуре множество. Все они переплетаются между собой, создавая сложную ткань культовой реальности, связывающую современных китайцев с их культурным прошлым и будущим.

Лишь став участником этого культового действа, можно понять ощущения людей, строящих современное общество на фундаменте древних культовых традиций. Находясь в этом потоке, ты действительно становишься частью Вселенной, ощущаешь на себе «живую» силу культовой реальности. Однако, не побывав в этой реальности, трудно понять и тем более принять философию Пути. Поэтому истина может быть постигнута только при ее живом воздействии на исследователя, который должен отдаться ее постижению целиком, сделав ее своей культовой реальностью.

Назад в раздел

Легендарная Тридцатка, маршрут

Через горы к морю с легким рюкзаком. Маршрут 30 проходит через знаменитый Фишт – это один из самых грандиозных и значимых памятников природы России, самые близкие к Москве высокие горы. Туристы налегке проходят все ландшафтные и климатические зоны страны от предгорий до субтропиков, ночёвки в приютах.

Vfhihen 30

Поход по Крыму - 22 маршрут

Из Бахчисарая в Ялту - такой плотности туристических объектов, как в Бахчисарайском районе, нет нигде в мире! Вас ждут горы и море, редкие ландшафты и пещерные города, озера и водопады, тайны природы и загадки истории, открытия и дух приключений... Горный туризм здесь совсем не сложен, но любая тропа удивляет.

Из Бахчисарая в Ялту

Маршруты: горы - море

Адыгя, Крым. Вас ждут горы, водопады, разнотравье альпийских лугов, целебный горный воздух, абсолютная тишина, снежники в середине лета, журчанье горных  ручьев и рек, потрясающие ландшафты, песни у костров, дух романтики и приключений, ветер свободы! А в конце маршрута ласковые волны Черного моря.

В край гор и водопадов
Задайте вопрос...
Напишите Ваш вопрос. Наши специалисты обязательно Вам ответят!