Экстремальный сплав

Это случилось на реке Улуг-О. С тех пор прошло много времени, но история не забылась и не потеряла актуальности. Для нашей группы это была первая «пятёрка». Руководил походом Юрий — человек очень осторожный: если опасно, обнесёт препятствие, большую воду переждёт. Над каждым препятствием Юра просиживал часами, никак не решаясь пустить нас в порог. Так, медленно и, кстати, в результате тщательных просмотров, очень красиво, мы преодолевали пороги Улуг-О.

В группе было 12 человек на 3-х катамаранах. Большой, адмиральский — тонны на две водоизмещением. Эдакие две «сосиски». Два других, более современных для тех лет конструкций, — с плоскими гондолами. (Плоскими они получаются, если в один чехол параллельно вставить два баллона небольшого диаметра.) Водоизмещение судна Вити Чистякова тонны полторы, наш — совсем крохотный, 1,1 т (сейчас «двойки» и то больше!). Наш маленький, очень вёрткий катамаран отличался одним незавидным свойством: мы всё время сидели в воде, а любой мало-мальский вал накрывал нас с головами.

Наши злоключения начались с огромной дыры в адмиральском катамаране, полученной во Втором Рижском пороге. Пришлось раньше времени встать на ночлег. Утром небо повисло серым покрывалом, из которого сплошной стеной лился дождь. В такой день разве поплывёшь? Тем более по порогам! Значит, днёвка. Под мерный стук дождя и своё заунывное пение чиним катамаран. Наше монотонное занятие прервал испуганный вопль Коссовского, который побывал у реки: «Скорее! Скорее! Кончаем шить! Вода прибывает! Надо уплыть за Рижский каскад!» Действительно, вода стремительно прибывала.

Четвёртый Рижский — самый сложный порог на маршруте. Юра боялся, что в дальнейшем воды будет ещё больше и нам придётся долго здесь сидеть, пережидая паводок. Мы же и так отставали от графика из-за его осторожности. Да! Да! Именно осторожность-то он в этот час и потерял! Он не оценил, насколько уже вспухла река. А ещё забыл, что уже не утро... Пока дошили, пока собрались... Ох, совсем не рано мы поплыли... «Сейчас будет порог. Он несложный. Я вчера смотрел», — характеризует Третий Рижский Коссовский. Видимо, вчера порог действительно был несложным! Как здесь обошлись без оверкиля (переворота), трудно сказать.

И с головой в «бочке» (в пенном валу) посидели, и на огромном камне после неё... Но вот мы все собрались на правом берегу и пошли смотреть самый-самый порог. А стрелки часов неумолимо бежали вперёд и звали за собой: поторопитесь, мол... Глянув на порог, Юра пришел в ужас: «Разгружаемся быстрее!» — и побежал к катамаранам. При сплаве по сложным рекам часто практикуется прохождение порогов на разгруженных судах. Лёгкий катамаран становится более маневренным. Да и вещи целее. Но тогда, в спешке, Юра не учёл того, что мы привыкли идти на гружёных судах.

К тому же вещи, привязанные к деке, придают некоторую округлость палубе, разбивая струю, и одновременно увеличивают инерцию судна, и оно менее подвержено оверкилю (на современных судах аналогичную роль играют так называемые наплывы — дополнительные надувные ёмкости). Люди стали судорожно отвязывать вещи. «Наш “кат” разгружать не будем», — сказала я и не дала ничего отвязать. Первым пошёл в порог экипаж Коссовского. Всё нормально: причалили на наш правый берег ниже порога. Потом прошли мы, протаранив «бочки» гружёным судном, как подводной лодкой.

Вот в порог заходит Витин катамаран... Одна «бочка»... Другая... «Кат» разворачивает, и следующий вал опрокидывает лёгкое плоское судно. Витя и Андрей сразу оказались поверх перевёрнутого катамарана. Веру и Зика оторвало. К счастью, им быстро удалось выбраться на противоположный берег. Уже смеркалось. Верины часы остановились на отметке 20.35. Адмиральский экипаж ушёл догонять перевёрнутый катамаран. Нам оставалось спасать Веру с Зиком, то есть пытаться перевезти их на наш берег.

Первым делом мы попробовали затащить наш катамаран выше по течению: при переправе струя снесёт нас сильно вниз, к скале на противоположном берегу, а надо оказаться выше неё. Потратив всё светлое, да и сумеречное время на проводку катамарана вверх, мы поняли, что поднялись почти к середине порога и поток здесь, конечно, не пересечём. Стремительно темнело. Шёл дождь. Нервы были натянуты. «Спасконец, быстрее!» — Колосов бросил верёвку, не привязав её ни к чему на берегу. Спасконец уплыл... «Может, среди вещей какая"нибудь верёвка есть?» И правда, в спешке со всеми прочими вещами были отвязаны и оставлены на берегу все спасконцы! Как же там внизу без них?!

Но нам верёвка была уже ни к чему. Мы уже не мечтали переправить Веру с Зиком на наш берег: наступила ночь. Сидящими на левом берегу не был соблюдён простой закон туриста-водника: всегда держи в спасжилете спички. Нам пришлось упаковывать в коробочку из-под фотоплёнки несколько спичек и кусочек «чиркалки», баночку — в пакетик, пакетик плюс камушек (для веса) с кусочком оргстекла — в тряпочный мешочек. Мы с Катей штамповали такие мешочки, а Димки по очереди всё топили и топили их, о чём свидетельствовали всплески у того берега и разочарованное оханье Зика. Да, усталость, холод и отчаяние давали себя знать!

Спасение пришло неожиданно. Мы совсем забыли, что параллельно с нами по реке шла группа туляков. Они видели, что у нас произошло. И вот рядом с нами появились не уставшие спокойные люди... И коробок спичек сразу попал в цель! Через несколько минут на другом берегу заполыхал костёр. Но где же Коссовский и остальные? Даже если все живы, на берегу, у них же нет вещей! А есть ли спички?.. Мы перенесли вещи в лагерь (небольшая площадка нашлась у кульминационной части порога), поставили палатки. Может, наши появятся ночью... Они пришли только утром. Ночь их застала высоко над рекой: вдоль порога не было прохода по берегу.

Всю ночь они грелись у костра, сидя на скальных уступах. Пришли все: и адмиральский экипаж, и Витя, и Андрей... Андрей с Витей оказались в незавидном положении: одни на перевёрнутом катамаране в паводковой реке, да ещё и без вёсел! Была у них одна верёвкачалка (служит для привязывания судна к берегу). С её помощью и пытался спастись Витя: как только катамаран приближался к берегу, он, держась за чалку, прыгал в воду. Но берег оказывался слишком далёк, а поток слишком силён. При очередной попытке Витя выпустил верёвку из рук, и катамаран уплыл. Хорошо, самому удалось вылезти на сушу.

Андрею повезло: его вместе с катамараном выбросило на камни не очень далеко от берега. Именно благодаря этой случайности адмиральскому экипажу, имеющему тоже только короткую чалку, удалось вытащить перевёрнутый катамаран на берег. Было это километрах в трёх ниже порога. Через некоторое время состоялась встреча и с Витей, идущим вдоль реки. Все вместе пустились по берегу в обратный путь, который им преградили скалы... Утром после бессонной ночи мы встретились. При общих усилиях перевезти Веру с Зиком на наш берег было не так уж и сложно. Выяснилось, что скалу, вчера преградившую им путь, днём можно было обойти, а ниже по течению легко переправиться на наш берег.

Максимум вещей (всех 12"ти человек!) загрузили на наш катамаран, и мы, сидя почти под водой, осторожно, вдоль бережка, пустились вниз. Остальные полезли опять по скалам. Вода продолжала подниматься. Следующим утром по площадочке, где мы хотели поставить палатки, текла река. Пришлось пережидать наводнение. Позже выяснилось, что о нём сообщали все СМИ. В Туве всюду сходили сели, была размыта трасса Кызыл — Абакан. Наши родственники уже давно были в панике. А мы, солидно опаздывая, половиня и без того скромную раскладку и изображая из себя подводные лодки, всё же приближались к финишу.

Статья опубликована в газете «Вольный ветер», на нашем сайте публикуется с разрешения редакции. Сайт газеты http://veter.turizm.ru/ 

Назад в раздел

Новый год и Рождество в России

Новогодние и Рождественские туры в России. В Подмосковье, Владимир, Великий Новгород, Карелию, Кострому, Калининград, Казань, Крым, Муром, Галич, Мышкин, Орел, Псков, Рязань, Санкт-Петербург, Сахалин, Селигер, Смоленск, Суздаль, Углич, Ярославль, Пенза, Беларусь, Алтай, Байкал, Вологда, Галич, Калуга, Александров, Архангельск, Камчатку и в другие регионы.

Легендарная Тридцатка, маршрут

Через горы к морю с легким рюкзаком. Маршрут проходит через знаменитый Фишт – это один из самых грандиозных и значимых памятников природы России, самые близкие к Москве высокие горы. Туристы налегке проходят все ландшафтные и климатические зоны страны от предгорий до субтропиков, все ночёвки в стационарных приютах.

В край Крымских гор

Недельный тур с проживанием в гостинице у самой красивой горы Крыма - Южной Демерджи. Треккинги, авто-пешеходные экскурсии с осмотром красивейших мест горного Крыма, Долины приведений, каменного хаоса, водопадов, каменных грибов с посещением пещеры МАН и оборудованной Красной пещеры.

Задайте вопрос...
Напишите Ваш вопрос. Наши специалисты обязательно Вам ответят!